понедельник, 1 июня 2009 г.

По интернету физика не вырастишь!

       Как много говорилось о том, насколько необходимо взаимопроникновение и совместное сотрудничество вузовской и академической науки! Уже прекратила свое существование Федеральная целевая программа «Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки». В марте появилась программа конкурсного отбора образовательных учреждений высшего профессионального образования, внедряющих инновационные образовательные программы… Мы знакомили Вас с различными взглядами, но в большинстве своем наши собеседники сходились в том, что отечественное образование сильное, российские специалисты ценятся за рубежом, а связь вузов и институтов РАН становится все теснее, принимая новые формы. На недавнем заседании Президиума и Общем собрании Дальневосточного отделения РАН, состоявшемся 14-15 марта во Владивостоке, проректор по науке Дальневосточного государственного университета, член-корреспондент РАЕН, профессор, доктор физико-математических наук Борис Львович Резник рассказал о нескольких научно-образовательных центрах, создаваемых в ДВГУ. Подробности последних событий я решила узнать у Валерия Ивановича БЕЛОКОНЯ, директора Института физики и информационных технологий (ИФИТ) Дальневосточного государственного университета, профессора, доктора физико-математических наук. Тем более что в последний раз с Валерием Ивановичем я беседовала на тему «Интеграция» девять лет назад. Результатом разговора тогда стал материал «Приближая образование к науке» («Дальневосточный ученый»; №27 от 10 декабря 1997г.).


      Какие структурные изменения произошли в ИФИТ? – Спросила я нашего гостя. – Чем сегодня жив институт? Насколько видоизменилась связь академии и высшей школы?

      Мы сотрудничаем с Дальневосточным отделением РАН давно и неплохо сотрудничаем, – ответил Валерий Иванович Белоконь. – Мы создали с Институтом автоматики и процессов управления факультет – физико-технический. Вместе с Тихоокеанским океанологическим институтом – кафедры гидрофизики и физики Земли и планет. С Дальневосточным геологическим институтом организовали геологический факультет. Но сейчас накопившиеся совместные проекты привели к структурной трансформации института, что в свою очередь позволит нам выйти на новый уровень и в науке, и в образовании. Речь идет о более полной интеграции с Дальневосточным отделением РАН. Конечно, ни мы, ни ДВО РАН, в силу ограничений существующего законодательства, не можем быть учредителями совместной структуры. ИФИТ – учреждение университетское, но с большим, качественно иным, чем это было раньше, участием академии. Мы привлекаем ведущих ученых ДВО РАН к руководству отдельными подразделениями нашего института. Мы ушли от деления на факультеты. Вместо трех факультетов планируем организацию четырех научно-образовательных центров (НОЦ). Возглавит институт проректор по науке ДВГУ, доктор физико-математических наук Борис Львович Резник, научным руководителем института будет Председатель ДВО РАН, академик РАН Валентин Иванович Сергиенко. На должности руководителей центров планируются известные ученые. Директор ДВГИ, член-корреспондент РАН, доктор геолого-минералогических наук Александр Иванович Ханчук возглавит НОЦ «Физика Земли»; директор ИАПУ, член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук Юрий Николаевич Кульчин – НОЦ «Оптоэлектроника и информационные технологии». Доктор физико-математических наук Александр Александрович Саранин, заместитель директора ИАПУ станет руководителем НОЦ «Нанофизика и нанотехнологии»; НОЦ «Медицинская физика» возглавит главный врач Медицинского объединения ДВО РАН, кандидат медицинских наук Сергей Петрович Крыжановский. К чтению лекций, в особенности на старших курсах, будут широко привлекаться ученые академических институтов.

       Надо заметить, что стремление к сближению испытывает не только университет, но и академия…

       Конечно. Именно по инициативе директора ДВГИ РАН Ханчука А.И. мы открыли и лицензировали специальность «геология». Это было непросто, не легче, чем открыть специальность «компьютерная безопасность». Необходимо иметь специальный геологический разрез, где студенты будут проходить практику, необходимо было развернуть определенные лаборатории, без наличия которых получить лицензию невозможно и решить эту задачу мы бы сами не смогли. Сейчас мы вплотную подошли к нашей самой главной задаче – организации набора.

       У нас есть, где работать геологам и геофизикам: на Дальнем Востоке найдено много полезных ископаемых, в том числе алмазы, платина, золото.

        Да, вопрос о трудоустройстве не стоит. В первую очередь академии нужен приток талантливой молодежи, причем физиков, поскольку физические методы исследований широко развиты практически во всех институтах ДВО РАН. Академия наук создавала здесь свой филиал, центр, затем и отделение для изучения, в первую очередь, переходной зоны между материком и океаном, поэтому исследования геологического и геофизического профиля всегда были широко представлены. И без подготовки специалистов с хорошим знанием физики и математики здесь не обойтись.

      Надеюсь, что научная мощь академии будет содействовать смещению интересов абитуриентов в сторону естественных наук. Ведь не может продолжаться бесконечно долго подготовка огромной армии юристов и экономистов.


       Можно сказать, что изменения, происходящие в ИФИТ, связаны с реформированием науки и образования?

       Можно так сказать, хотя многие вещи, которые обсуждаются в процессе реформирования, мне не нравятся. Я не раз слышал отзывы наших соотечественников, уехавших преподавать на Запад, о слабой подготовке тамошних студентов. Сейчас много ссылок на Болонский процесс. Вслед за европейцами, мы должны уменьшать количество лекций, которые читают преподаватели, но увеличивать время для самостоятельной подготовки студентов. Звучит красиво. Но я не один раз видел, что происходит, когда у нас пытаются копировать европейскую модель. Наша система образования складывалась триста лет, а мы за один раз хотим ее реформировать. Хорошо, уменьшили мы количество аудиторных занятий. И что? Студенты пошли в библиотеку? Нет, они пошли в кино. Стало больше свободного времени – собрались, выпили и погуляли! Кстати и в общежитии стало больше проблем. Приставляем им кураторов, которые возятся с ними как няньки. Просто детский сад какой-то.

      Ректор одного из наших университетов в интервью газете «Золотой Рог» заявил, что сейчас вузу нужен не профессор, а менеджер. По его словам, рыночная экономика побуждает купить дешевый компьютер вместо дорогостоящего преподавателя, а студенты сами научатся. А как же десятки тысяч специалистов, подготовленных в абсолютно «нерыночных» вузах СССР смогли прекрасно приспособиться к экономике Европы и США? Не образование надо реформировать, а экономику!

      Ведь что происходит: в обычных школах (сейчас не говорим о специальных школах) просто из рук вон плохо готовят по физике. Студенты настолько ее не знают, что впору снова начинать изучение школьного курса, а мы им предлагаем заниматься самостоятельно. Да с ними надо сидеть с утра до вечера и учить, учить, учить. Поэтому я не очень понимаю, куда мы спешим, когда речь заходит о реформировании образования.

       Чтобы наш диплом признавали за рубежом!

       Десятки тысяч наших специалистов успешно работают за рубежом. У них  в дипломе отсутствовала запись «Магистр» или «Бакалавр», но они классные профессионалы, а потому были приняты на работу. Это ли не подтверждение реального признания нашей системы образования? Не забывайте, наша задача готовить кадры для себя, а не для других стран. Богатые страны могут позволить себе штамповать «средних» специалистов. У них хватает денег для того, чтобы  пригласить со всего мира лучших и дать пособия своим, оставшимся без работы. У нас другая экономика, другая культура, другая система образования. У нас не конвейер, а штучное производство, особенно в естественных науках. Поэтому подготовка специалиста, например, в МГУ, очень дорого стоит. А он, после окончания университета, едет развивать нуждающиеся в нем страны, например, США! Почему он не востребован на Родине? Вот о чем нужно беспокоиться в первую очередь!

       Так что же, не нужен нам зарубежный опыт?

       Отчего? Необходимо привлекать достижения современных информационных технологий, совершенствовать методику обучения, заимствуя лучшее, что есть в других странах. Разумеется, интеграция науки и образования нужна. Образование невозможно без научной деятельности. Наши преподаватели всегда занимались наукой, но в последнее время совмещать эти виды деятельности стало чрезвычайно сложно. Растет педагогическая нагрузка, при небольшой зарплате преподаватель вынужден подрабатывать в других местах, когда же ему наукой-то заниматься! Ну и какого он воспитает специалиста? Как увлечет студента? Перескажет то, что сам прочитал в книге? Поэтому нас обрадовало, что стали приходить ученые из ДВО РАН, а Валентин Иванович Сергиенко даже пообещал, что будет найдена возможность доплачивать им за преподавательскую деятельность. А наши сотрудники от беготни по разным вузам для зарабатывания денег смогут перейти к занятиям научной деятельностью.

       Как устраиваются Ваши выпускники? Или вас это не интересует?

– Такого, чтобы мы не интересовались выпускниками, не было никогда, мы не теряем связи с ними. Стараемся готовить столько специалистов, сколько требуется. Но в последние годы нам с трудом удавалось набирать студентов физиков. При плане в шестьдесят человек мы принимаем двести. Но все они уходят в компьютерную безопасность, информационные технологии, прикладную информатику: туда, где модно и где слово «физика» отсутствует. Благодаря активности Виктора Григорьевича Лифшица (светлая ему память), набирали на физтех, а на физику – тех, кто оставался. Наберем двадцать человек, а к четвертому курсу останется меньше десяти. Так что проблем с устройством на работу по специальности у них не возникало, спрос превышает предложение. Но, поскольку хорошо подготовлены по информационным технологиям, они без особых усилий находят себе место там.

       Так любят компьютеры?

       Судите сами.  Этой зимой окончил учебу прекрасный студент Антон Надеин. Кстати, я учил еще его отца. Ему сразу предложили оклад более тысячи долларов. Если бы он остался у нас работать (это было бы замечательно) – зарабатывал бы около четырех тысяч рублей.

      Институты ДВО РАН идут на все возможные доплаты, чтобы удержать молодого специалиста. Иногда молодой человек получает больше специалиста, проработавшего 30 лет. Мы делаем все, что можем, но не в наших силах перебороть тенденцию, сложившуюся в рамках всего государства. Мы работаем в лицеях, школах, готовим ребят к поступлению, и они идут к нам, но не на физику. Мой коллега профессор, доктор физико-математических наук Леонид Лазаревич Афремов читает электродинамику физикам и специалистам в области компьютерной безопасности. Эти ребята обучаются пять с половиной лет, и получают квалификацию – математика. Так вот, по его словам, они электродинамику знают намного лучше, чем физики. Просто потому, что там хорошие, сильные ребята. Мы стараемся привлечь их к занятиям физикой, и ведущие ученые ДВО РАН в этом нам помогают. Конечно, сейчас информационные технологии очень перспективны. Потребность в специалистах больше, чем мы можем выпускать. К моменту выпуска почти все наши студенты знают, где они будут работать, а многие уже работают. Но ведь все эти новые технологии основаны на фундаментальных физических исследованиях и придуманы физиками.


       Стало быть, события, происходящие сейчас в Сорбонне, да и по всей Франции, массовые протесты против закона первого найма у вас не имеют почвы?

       Что касается наших физиков – нет. А вот за экономистов, юристов я не поручусь. Их тысячи! Чуть ли не в каждом вузе выпускают этих специалистов. Я читаю на Российско-американском факультете «Концепции современного естествознания». Среди студентов РАФ много способных ребят, но только не в области естественных наук. А есть и очень слабые во всех видах деятельности. И они почему-то уверены, что для них главный предмет – английский язык (замечу, что их выпускают как специалистов в экономике). Современные нобелевские лауреаты по экономике – в основном математики, а эти – знание математики XVII века осваивают с трудом. Я не понимаю, куда они здесь пойдут работать, кому они нужны? Такая же ситуация со специальностью финансы и кредит. Такое впечатление, что абитуриенты полагают, что уже с первого курса финансы начнут мешками домой таскать, а кредит для них будет беспроцентным и невозвратным. Знаете, мне иногда кажется, если у человека есть фирма, то он старается не лучшего специалиста взять, а родственника пристроить. В этом случае деньги из семьи уходить не будут. А диплом родственнику купит. Конечно, я для красоты словца преувеличиваю, но не очень сильно.

      Жалко молодежь. Разруха у них в головах. Читать не любят и не хотят, думать не умеют. Зачем думать, пивка выпил и пошел гулять. Это трагедия целого поколения, потерявшего ориентиры, но имеющего много возможностей для получения удовольствия.

       Сейчас в Китае идет год России. Расскажите о примерах сотрудничества с Китаем.

       Честно говоря, сотрудничество нашего института пока что в стадии становления. Недавно университетом был подписан договор с Министерством образования Китая о совместной подготовке аспирантов, теперь их станет много. Естественно, необходимо хорошо продумать этот вопрос. Наверное, нужно первый год посвящать изучению языка, а потом уже принимать в аспирантуру. Опять же, помощь академии нам будет очень кстати. Сами понимаете, более двух-трех аспирантов руководителю не вытянуть. Есть еще и дипломники. А у нас девять из десяти дипломников завершают работу написанием статьи в научный журнал. Другое дело – общественные науки. Там информации – море, написана она обычным языком, и достаточно подготовленный студент легко с ней справится. Один мой знакомый вел около тридцати дипломников! В физике – это невозможно, у нас не тиражирование, а штучное производство. По интернету физика не вырастишь!

      Разрозненные взаимодействия с академией, которые у нас были раньше, теперь объединяются в кулак и позволят нам вывести подготовку физиков на принципиально новый уровень, причем заведомо в том направлении, в котором заинтересованы академические институты. Они получат специалистов, которые студентами придут к ним на третьем-четвертом курсе, будут писать дипломные работы и после окончания университета сразу включатся в исследовательский процесс в лаборатории.

      13 апреля 2006 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий