пятница, 12 июня 2009 г.

Куда смотрит двуглавый орел?


По данным Росстата (сборник Федеральной службы госстатистики «Россия в цифрах – 2005 год»), за январь-июль численность населения России сократилась на 461,7 тысячи человек. На 1 августа 2005 года в России проживало всего 143 миллиона граждан. Если бы не миграция из бывших братских республик, картина была бы еще более удручающей. Естественная убыль населения составила 519,6 тысячи, увеличившись по сравнению с прошлым годом на 48,3 тысячи человек. При этом рождаемость опять сократилась, а смертность вновь повысилась. С каждым годом Россия вымирает все стремительнее.
С Юрием Алексеевичем АВДЕЕВЫМ мы беседуем о демографии, одной из самых актуальных сегодня тем.
Наша справка. Юрий Алексеевич АВДЕЕВ – директор института региональных проектов Регионального фонда «Тихоокеанский центр стратегических разработок» (ТЦСР), заведующий лабораторией Тихоокеанского института географии.
Сфера ответственности: региональные проекты в области социально-демографического, территориального развития, миграции населения, а также стратегии социально-экономического встраивания России в АТР.
Родился 14 ноября 1946 года в г. Донбассе.
В 1972 году окончил экономический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова.
Кандидат экономических наук (1979 год).
Область научных интересов – проблемы территориальной организации и регионального развития.
Автор более 70 научных публикаций.
Опыт работы:
C 1972 года по настоящее время – Академия наук СССР (России), Дальневосточное отделение.
Совет народных депутатов, заместитель Председателя Владивостокского городского Совета народных депутатов (1990 – 1994 годы).
Главное управление Центрального банка РФ по Приморскому краю (заведующий сектором) (1994 – 2002 годы.)
Директор филиала Акционерного коммерческого банка Кредитпромбанк (г. Москва) (1995- 1996 годы).
Инициатор открытия г. Владивостока в 1990 году.
Руководитель и организатор разработки проекта «Большой Владивосток» (1990-1993 годы).
– В Послании Федеральному собранию Владимир Путин провозгласил решение демографической проблемы одной из важнейших задач, стоящих перед страной. По словам президента, в России необходимо развить социальную поддержку семьи, программы материнства и детства. Почему президент заговорил о демографической проблеме сейчас?
– Строго говоря, демографическую проблему президент обозначил еще в своем первом послании. Накануне на встрече с учеными-демографами, ему подарили калькулятор, в котором каждый час фиксируется динамика численности населения по основным странам мира. Через час беседы Президент заметил, что население России сократилось на 100 человек, тогда как в Китае прибавилось на 1000 человек. Еще никому не удавалось обеспечить ускоренный рост экономики при убывающем населении. Удвоение ВВП к намеченному сроку, когда в стране умирает вдвое больше, чем рождается, весьма проблематично.
На фоне мировых тенденций превышения рождаемости над смертностью в 2,6 раза, в России, напротив, смертность превышает рождаемость в среднем в 1,6 – 1,8 раза.
– Что же получается? Раньше эту тему не обсуждали, значит, все было в порядке, а сейчас вдруг оказалось, что проблема не терпит отлагательства. Кстати, предполагают ли власти подкрепить правильные слова о тяжелой ситуации решительными действиями, разработкой и финансированием соответствующих программ?
– С демографией и раньше не было все в порядке. Как наука, она оказалась неудобной для сталинской статистики расчета населения, и в 1937 г. была прикрыта. Только через тридцать лет, благодаря невероятному энтузиазму и настойчивости отечественных статистиков А.Я. Боярского, Б.Ц. Урланиса, Д.И. Валентея, А.Я. Кваши, был возрожден Центр народонаселения на экономическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова, открыта кафедра демографии, одним из первых студентов которой, кстати сказать, был и я.
Уже тогда шли дискуссии о количестве детей в семье, демографы считали, что их должно быть не менее трех. Тогда же прозвучал призыв: «Берегите мужчин!». Необъяснимый рост смертности населения конца шестидесятых годов вначале списали на эпидемию гриппа. А когда статистика три года подряд показала возрастающую смертность, решение было элементарно простым: ограничили доступ к данным. Так что говорить, что раньше было лучше, не корректно.
Замечу, видимость демографического благополучия объяснялась особенностями демографических процессов в республиках Средней Азии и Закавказья. Там с рождаемостью было не просто хорошо, но очень хорошо, относительно неплохими были показатели смертности. С другой стороны, Россия, Украина, Белоруссия, Прибалтика – здесь замедление процессов воспроизводства наметилось с начала пятидесятых годов ХХ столетия. Именно это вызывало наибольшее беспокойство ученых. Они взывали к властям, к общественности, но чиновников радовали средние цифры: общий рост численности населения, относительно высокий уровень рождаемости по стране и т.д. Без всяких натяжек колоссальным достижением того времени следует назвать низкий уровень детской смертности. Именно это обеспечивало заметный прирост численности населения, относительно молодую структуру населения, благоприятное соотношение между трудоспособным населением и пенсионерами.
– Юрий Алексеевич, как вы думаете, угроза вымирания России – выдумка журналистов? Может быть, масштаб проблемы сильно преувеличен?
– Нет. Сегодня ситуация действительно критическая и она обусловлена прежде всего сверхсмертностью населения трудоспособного возраста и катастрофически низкой рождаемостью, которая не обеспечивает даже простого воспроизводства. Перспектива настолько мрачна, что как реальную можно рассматривать вероятность исчезновения России с карты мира.
Если еще в 1991 году в России насчитывалось более 148 миллионов человек, то на начало 2006 года – только 142,7 миллиона. И это с учетом того, что за это время в страну приехало более 3,5 миллионов мигрантов.
Ситуация с рождаемостью осложнена ухудшением положения с брачностью. По сравнению с 1990 годом общий коэффициент брачности в 2000 году снизился почти на треть.
Молодые пары все чаще отказываются от официальной регистрации брачных отношений. Как результат – распространение добрачных сожительств и не оформленных юридически браков.
В 2000 году рост числа умерших наблюдался в 78 регионах России. Низкий уровень здоровья населения репродуктивного возраста, высокая распространенность абортов, патология беременности и родов обуславливают высокие показатели материнской (44,2 случая на 100 тысяч родившихся), перинатальной смертности, мертворождаемости (7,2 случаев на 1000 родившихся живыми и мертвыми).
Снижение рождаемости и сокращение численности и доли детей в населении ведет к демографическому старению. В 1998 году впервые по стране в целом численность людей пенсионного возраста превысила численность детей и подростков в возрасте до 16 лет на 110 тысяч человек. В сорок одном регионе страны на детей и подростков приходилось менее пятой части жителей.
Кризисные явления в демографической и социальной сфере во многом связаны с ухудшением миграционной ситуации в стране. Вследствие изменения внутренних миграционных потоков в течение 1990-х годов интенсивно сокращается численность населения северных и восточных регионов России. За 1992-1999 годы только районы Севера потеряли за счет миграционного оттока более 1 миллиона человек, или 8,5% населения.
Согласно прогнозу Госкомстата России, население страны к 2016 году сократится по сравнению с началом 2001 года на 10,4 миллиона человек или на 7,2%. и составит 134,4 миллиона человек. Положительный миграционный прирост не компенсирует естественной убыли населения.
– Каковы прогнозы для дальневосточников?
– До 2016 года численность населения Сибири и Дальнего Востока сократится на 7,6%, северных и приравненных к ним территорий – на 12,0%.
– К каким последствиям приведут такие перекосы в количестве населения?
– Уменьшение численности молодежи, вступающей в трудоспособный возраст, вызовет опасность обострения проблемы комплектования вооруженных сил, правоохранительных органов и иных силовых структур, что представляет собой угрозу сохранения оборонного потенциала страны, охраны государственных границ и проведения других мер, связанных с национальной безопасностью. По сравнению с 2000 годом численность мужского населения в возрасте 17–19 лет сократится к 2016 году с 3,46 миллионов человек до 1,99 миллионов человек.
Сокращение численности детей и подростков приведет к возникновению проблем формирования трудовых ресурсов, способных воспроизводить и развивать материальный и интеллектуальный потенциал Российской Федерации, уменьшению объемов подготовки квалифицированных кадров в общеобразовательных, профессиональных и высших учебных заведениях, разрушению системы подготовки кадров, что может создать угрозу усиления внешней технологической зависимости России. Уже сегодня численность принимаемых в высшие учебные заведения практически совпадает с численностью выпускников общеобразовательных учреждений.
– Безрадостная перспектива. Тем не менее, мы знаем, откуда берутся дети. Детей больше там, где сохраняется традиционная семья. Ее можно укрепить или наблюдаемый в наше время распад института семьи – это естественный процесс и остается только развести руками?
– «Традиционная семья» – вы о чем? Когда-то в России 18% населения было городским, остальное – сельское. Традиционная патриархальная семья состояла как минимум из трех поколений, в которых дети включались в процесс домашнего хозяйства уже с трех-четырехлетнего возраста. Экономические затраты на их содержание были минимальны. Во всяком случае, они экономически оправдывали, окупали свое существование. И чем больше было детей, тем устойчивее была экономика семьи. Ограничителем, как правило, выступало количество земли в собственности или владении такой семьи. А в совокупности этих двух фактов лежал мотив к переезду на новые земли в Сибирь и на Дальний Восток.
– Как сегодня влияют на институт семьи экономические и социокультурные факторы? Какое количество семей в России живет ниже уровня бедности?
Традиционная семья последнего времени (в семи из десяти случаев) – это горожане, проживающие в стандартной двух-трехкомнатной квартире, где размещаются родители и в лучшем случае двое однополых детей. Довести подрастающее поколение до вступления в процесс общественного производства потребуется уже не три-четыре, а все 18-25 лет. Да и затраты существенно иные. По самым скромным подсчетам родители должны выложить на доведение своего чада до общественно востребуемого состояния от 1,5 до 2,5 миллионов рублей за это время. Арифметика такая: каким должен быть совокупный доход семьи с двумя детьми, если сегодня затраты на содержание одного ребенка в месяц от рождения и до вступления во взрослую жизнь обходится в среднем в 6-8 тысяч рублей? – И отсюда же ответ на вопросы, сколько при нынешних доходах может себе позволить семья иметь детей, и откуда родом беспризорные дети.
– В СССР «секса не было», в России произошла сексуальная революция. На кривой рождаемости это отразилось? Зависит ли рождаемость от общественной нравственности?
– Давайте уточним, о чем речь. Если под революцией понимать сексуальную свободу от всяких обязательств, то к рождаемости, как процессу воспроизводства поколений, это не имеет ровным счетом никакого отношения. Число рождений при этом может и возрасти, но это сопровождается ростом числа неполных семей, матерей-одиночек, детей-сирот, беспризорных и т.д.
– Отдельная проблема – беспризорные дети. Что делать: нарожать новых, или заняться теми, которые есть?
– Беспризорные дети – это наиболее точный индикатор общественного здоровья: «температуру» общества можно замерять по количеству беспризорных. Чем их больше, тем в большей степени общество неблагополучно при прочих равных показателях в сравнении с собой в прежние годы или с другими странами. Это результат «никакого» отношения к семье. Сейчас из десяти заключаемых браков разваливаются девять. Специалисты называют число детей-сирот в нашей стране более 700 тысяч, два миллиона неграмотных подростков, более шести миллионов несовершеннолетних находятся в социально неблагополучных условиях. Завтра эти люди станут взрослыми и представьте себе, какой их роль будет в удвоении ВВП. В какие инновационные процессы их можно встроить?
Решить проблему, рассматривая ее только как заботу государства, или как частное дело энтузиастов-одиночек, невозможно. Справиться с этой бедой можно только «всем миром». Но в обществе, основанном на либеральной идее личного успеха, сплотить людей может только осознаваемая всеми угроза. Демографическая угроза, в силу относительной отдаленности последствий не осознается людьми как чрезвычайная. Кроме того люди разобщены, не доверяют друг другу, не верят государству, которое подозревает их в неуплате налогов. Но даже законопослушные граждане, уплатившие налоги, не могут рассчитывать на защиту государства от посягательств на его имущество и даже жизнь.
– Почему так много беспризорников в мирное время?
– Прошу прощения, но в постановке вопросов есть определенная иллюзия. – «Мирное время» – это о чем? Давно ли перестали получать цинковые посылки из районов «восстановления конституционного порядка»? А «Норд-Ост», а Беслан, а взорванные московские и волгодонские многоэтажки? Давно ли закончились, и закончились ли вообще кровавые разборки по поводу передела собственности? А гибнущие на дорогах люди? А спивающиеся и слепнущие от алкоголя? – Мирное время? Нет, это мы стали привыкать к жизни в условиях перманентной гражданской войны.
– Кому и как должно помочь государство, чтобы росла численность населения России?
– Раньше политика нашей страны была нацелена на создание экономически сильного, милитаризованного государства. Предполагалось, что жить гражданам в таком государстве будет спокойно и комфортно. На самом деле сила государства складывается из счастья его граждан, а не определяется количеством танков и пушек. Ну а если государство озабочено увеличением добычи и продажей углеводородов другим странам, с целью накопления средств в стабилизационном фонде, которые расходовать в нашей стране нельзя, но можно хранить в других странах, в экономиках которых эти накопления могут работать, то вопрос ваш можно отнести к риторическим.
– Природа пустоты не терпит. В сравнении с соседними странами наша территория – «не населена». Реальна ли «Желтая опасность»? Сольются ли наши потомки с населением Северного Китая, как это произошло с множеством племен кочевников живших по границам «Поднебесной»?
– Шесть миллионов квадратных километров территории Дальнего Востока с населением менее семи миллионов человек составляют две третьих территории Китая, на которой проживает один и три десятых миллиарда человек. Только северо-восточные провинции Китая, непосредственно граничащие с субъектами федерации России, насчитывают более 100 миллионов населения. С нынешним потенциалом трудовых ресурсов, политикой государства в отношении Дальнего Востока удержать территорию мы не сможем. Не поможет и программа переселения соотечественников, о которой много говорят в последнее время. Благодаря колоссальным усилиям прежних поколений в нашем управлении оказались обширные земли с бесчисленными ресурсами. Если мы сегодня неспособны управлять такой территорией, то рано или поздно мировое сообщество может принять решение и поручит управление более эффективному менеджеру.
– Так что, Дальний Восток обречен, неужели нет выхода?
– Само прилагательное «дальний» несет в себе ассоциацию с чем-то далеким, недостижимым, ненужным. После долгих дискуссий в ТЦСР мы предложили более точное определение региона: Тихоокеанская Россия. То есть Россия, ориентированная на Тихий океан. Тихий океан – это центр активности всего человечества ХХI-го и последующих веков. Поэтому решение наших демографических проблем связано с тем, как федеральный Центр позиционирует восточный вектор развития России. Если мы говорим о продолжении сырьевой специализации, то совершенно очевидно, что увеличение количества рабочих рук здесь не нужно. Но ситуация меняется, если рассматривать Дальний Восток как передовой рубеж взаимодействия со странами АТР, регион, использующий передовые технологии, в частности, ориентирующийся на освоение технологий морского машиностроения, например, специализации на строительстве морских нефтяных и космических платформ. Сейчас основания платформ готовят в Выборге, а затем через Балтийское море, Атлантику, Средиземное море, Суэцкий канал, Индийский океан выводят на экватор. А почему бы эти платформы не начать делать здесь? На них будет спрос со стороны Китая, Японии, Кореи, Индонезии и других стран. Кстати, китайцы, не дожидаясь нас, взялись за освоение такого проекта, как бы нам опять не опоздать. Заводы в Хабаровском и Приморском краях, космодром в Свободном, Центр космической связи в Галенках, наши порты получат дополнительный импульс к развитию и, естественно, потребуют значительного увеличения квалифицированных рабочих рук и населения.
Но есть еще один аспект. Сейчас мы используем только разведанные ранее ресурсы. А ведь малоизученный север Хабаровского края по природно-ресурсному потенциалу – это второй Урал. Что если к нему привлечь современные технологии и инвестиции Японии и Кореи и избыток рабочей силы Китая, Северной Кореи, Вьетнама. Соединяя эти три важнейших фактора производства можно получить такой импульс развития, который не снился ни одному региону мира.
Усилиями только региональных властей такой проект не поднять. Нужна долгосрочная государственная программа. То, что может и должно быть со стороны государственной политики, а именно: преференции, дополнительные стимулы для развития крупного бизнеса, активный переговорный процесс со странами региона в интересах объединения ресурсов и, наконец, наличие политической воли – как бы есть, но пока не работает. Федеральный центр находится в режиме ожидания инициатив и проектов от регионов, и снисходительно журит их в связи с отсутствием масштабных проектов. А с другой стороны, сам центр пока таких проектов не видит и не предлагает.
Но не все так безнадежно. Тот факт, что президент России практически ежегодно посещает Владивосток и регионы ДВФО, все чаще здесь бывают министры и проводятся масштабные встречи, – все это свидетельствует о накоплении этой воли. Начнется реализация крупных российских проектов, приток капитала повлечет за собой и оживление миграционного потока. И увеличение численности населения региона произойдет только при таком варианте развития экономики. Посмотрите на двуглавого орла – символ нашего государства. Глаз у головы, обращенной к Востоку, уже приоткрывается?
27 декабря 2007 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий