воскресенье, 21 июня 2009 г.

С позиции максимального оптимизма


Виктор Евгеньевич Васьковский родился и вырос в Приморье. Высшее образование получил в Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова. В Москве же окончил аспирантуру и в 1964 году вернулся в родное Приморье. Возглавил лабораторию только что созданного Института биологически активных веществ (ИнБАВ) Дальневосточного филиала Сибирского отделения Академии наук СССР (ныне Тихоокеанский институт биоорганической химии ДВО РАН).
Первоначально научные интересы В.Е. Васьковского были связаны с широким сравнительным изучением химии и биохимии морских организмов. Впоследствии он сконцентрировал свое внимание на исследовании липидов морских организмов. Он автор более 80 научных статей, из которых около половины опубликованы в международных научных журналах. Некоторые из этих публикаций относятся к уровню высоко цитируемых. Васьковский подготовил около 20 кандидатов химических и биологических наук, пять из них защитили докторские диссертации, имеют своих учеников. Создал признанную в стране и за рубежом школу специалистов по химии и биохимии липидов.
Виктор Евгеньевич свой человек не только в Тихоокеанском институте биоорганической химии, но и в Институте биологии моря, а также и в Дальневосточном государственном университете. С начала 70-х годов он читает в ДВГУ лекции по биохимии липидов. В 1995-1996 годах активно участвовал в создании отделения биоорганической химии и биотехнологии при химическом факультете Дальневосточного государственного университета (совместный проект ДВГУ и ТИБОХ ДВО РАН). Отделение ныне считается ярким положительным примером интеграции образования и науки.
А еще Виктор Евгеньевич – наш постоянный автор, член редакционного совета газеты «Дальневосточный ученый» и просто добрый друг. Кстати, в год семидесятипятилетия Дальневосточного отделения РАН именно он предложил ввести новую рубрику «Они росли вместе с ДВНЦ АН СССР – ДВО РАН». Рубрика существует, и в ней мы рассказываем о молодых годах дальневосточников, связавших свою жизнь с наукой.
Сегодня мы беседуем с членом-корреспондентом РАН, доктором биологических наук, профессором Виктором Евгеньевичем ВАСЬКОВСКИМ о людях и событиях семидесятых годов…
Виктор Евгеньевич ВАСЬКОВСКИЙ
Альбом: Директора институтов, ректоры вузов, члены РАН
Создание ДВНЦ АН СССР явилось одним из самых заметных событий в истории развития науки на Дальнем Востоке. Хронологически дата его создания лежит в середине периода существования академической науки на Дальнем Востоке. До этого научные учреждения замыкались на Москву или Сибирское отделение АН СССР, после его создания в 1957 году. Задачами, поставленными перед ДВНЦ, было не только объединение научных учреждений в отдельную структуру, но и ускоренное развитие науки.
Время бежит неумолимо. Из состава Президиума ДВНЦ, который провел первое заседание в январе 1971 года, в живых осталось всего пять человек. Трое из них живут в Москве, один в Вильнюсе и только В.Е. Васьковский по-прежнему во Владивостоке.
В первом составе Президиума он был самым молодым.
Кадры решают все
– Какое место в семидесятипятилетней истории науки на Дальнем Востоке занимает создание Дальневосточного научного центра АН СССР?
– ДВНЦ состоялся потому, что у его истоков стояли яркие личности, ученые, хорошие организаторы. Как говорится, кадры решают все. Первым руководителем ДВНЦ был назначен член-корреспондент АН СССР Андрей Петрович Капица, а его первым заместителем академик ВАСХНИЛ, член-корреспондент АН СССР Борис Александрович Неунылов, до этого председатель Дальневосточного филиала СО АН СССР.
А.П. КАПИЦА

     В состав Президиума вошли в основном те, кто создавал академическую науку на Дальнем востоке, и те, кто приехал ее развивать. Андрей Петрович до приезда во Владивосток был деканом географического факультета Московского государственного университета. МГУ был и остается уникальной образовательной и научной системой, сформировавшей Андрея Петровича как ученого и организатора науки. Этот вуз производит значительно больше научной продукции, чем любой из академических институтов или даже целое отделение. Ученый с широчайшим научным кругозором, получивший мировую известность за свои работы в Антарктиде и Африке, человек высочайшего образования и культуры Андрей Петрович – сын лауреата Нобелевской премии по физике Петра Леонидовича Капицы, без преувеличения – создателя современной науки. Эрнест Резерфорд, гениальный учитель П.Л. Капицы говорил, что науку можно делать «в консервной банке», отдавая приоритет «мозгам», а не «железу». Петр Леонидович – выдающийся теоретик, экспериментатор, блестящий инженер и организатор науки – осуществил прорыв в экспериментальной физике, первым стал использовать в науке сложнейшие, дорогостоящие установки. Сейчас уровень приборной базы во многом определяет успехи в любой из естественных наук.

– Тесное взаимодействие, «любовь и дружба» академической науки и ДВГУ имеет давние корни?
– На первом же заседании Президиума ДВНЦ АН СССР в январе 1971 г. было принято постановление о сотрудничестве с Дальневосточным государственным университетом – ведущим вузом на Дальнем Востоке. Андрей Петрович задал верный вектор развития союза науки и образования. Здесь мы не пытались копировать опыт Сибирского отделения, у которого брали многое, создавшего Новосибирский университет, который фактически являлся частью СО АН СССР. Наше сотрудничество с ДВГУ было и есть равноправное, уважительное и взаимодополняющее. В нынешних успехах нашего университета, победах в конкурсах немалый вклад длительной интеграции с ДВНЦ АН СССР – ДВО РАН.
Андрей Петрович прекрасно подбирал кадры, руководствуясь не званиями, а заслугами перед наукой. Конечно, в состав Президиума входили академики, члены-корреспонденты АН СССР, руководители учреждений, но и доктор биологических наук Алексей Иванович Куренцов – не отмеченный высокими должностями, но известнейший ученый в своей области.
А.И. КУРЕНЦОВ

Творящие историю
– С чего начиналось создание ДВНЦ, какие задачи нужно было решить в первую очередь?
– Первоочередных задач было сразу много: создавать новые институты и обеспечивающие их работу подразделения, привлекать в Центр квалифицированные кадры и молодежь. И строить. Нужно было построить здания институтов, жилье, объекты социальной сферы. Жили не в обиде, но в тесноте. Так, в корпусе Дальневосточного геологического института помимо «хозяев», размещались коллективы Института биологически активных веществ (ныне Тихоокеанский институт биоорганической химии) и Института биологии моря. Биолого-почвенный институт занимал часть жилого дома. Сотрудники будущего Института химии, экономисты ютились на Ленинской 50. Правительство выделило большие деньги на создание ДВНЦ, включая капитальное строительство, их нужно было своевременно и правильно освоить. Андрей Петрович добился распоряжения Совета Министров РФ о переводе в ДВНЦ заместителем председателя Президиума по строительству уникального специалиста, заместителя руководителя Главвладивостокстроя Аркадия Васильевича Торопцева. Аркадий Васильевич – интеллигентный, высокообразованный человек, облик которого не совпадал со сформированным в нас жизнью образом классического строителя, создал команду опытных профессионалов, начиная с проектировщиков – было создано Дальневосточное отделении ГИПРОНИИ, УКС, СМУ. Их коллективы справлялись с поставленными перед ним задачами.
– Почти любой из первого состава Президиума ДВНЦ был незаурядной личностью. Расскажите хотя бы о некоторых ученых.
– Академик Авенир Аркадьевич Воронов был избран в действительные члены Академии наук СССР, минуя ступень члена-корреспондента. На базе отдела кибернетики он создал Институт автоматики и процессов управления. Авенир Аркадьевич воспитывался в религиозной семье.

А.А. ВОРОНОВ 

   Его брат Ливерий Аркадьевич был протоиреем, профессором Ленинградской Духовной Академии. Авенир Аркадьевич был мягким, интеллигентным человеком. Он создал один из лучших институтов ДВНЦ, опираясь на квалифицированных специалистов и привлекая молодежь.

Юрий Александрович Косыгин – тоже из первых академиков Центра. Он приехал к нам членом-корреспондентом АН СССР из Сибирского отделения АН СССР. На базе комплексного института в Хабаровске создал Институт тектоники и геофизики. В 80-е годы короткое время Юрий Александрович исполнял обязанности председателя Президиума. Кстати, в то время нас посещал Б.Н. Ельцин.
Ю.А. КОСЫГИН

Встреча с сотрудниками должна была проходить в конференц-зале ДВГИ, а с академическим руководством Б.Н. Ельцин встречался в БПИ. Юрий Александрович не побоялся вступить в полемику с высокопоставленным гостем, отстаивал свое мнение, так что начало встречи отодвинулось почти на час.
Академик Андрей Иванович Крушанов – человек с интересной биографией. Школьный учитель, партийный работник, самый известный историк на Дальнем Востоке, он создал единственный в ДВНЦ гуманитарный институт.
А.И. КРУШАНОВ

Академик Николай Алексеевич Шило – наш патриарх, Герой Социалистического Труда, живущий ныне в Москве. В молодости, еще в тридцатые годы после окончания Ленинградского горного института он приехал в Магадан и почти всю свою последующую творческую жизнь связал с Дальним Востоком.
Н.А. ШИЛО

Так что как ученый он не приехал, а вырос здесь. Николай Алексеевич начал работу в промышленной геологии, но впоследствии создал первое в тех краях академическое учреждение – Северо-Восточный комплексный институт. Благодаря подобным академическим институтам в Магадане, Хабаровске, на Камчатке, на Сахалине наш Центр стал Дальневосточным, а не Владивостокским или Приморским. Позднее несколько лет Н.А. Шило возглавлял Президиум ДВО АН СССР.
Член-корреспондент АН СССР Юрий Владимирович Гагаринский, приехавший из Новосибирского Академгородка. Он прошел поля сражений Великой отечественной войны, участвовал в реализации атомного проекта, стал директором-организатором Института химии. Своим заместителем по науке он выбрал молодого ученого, ныне академика Валентина Ивановича Сергиенко.
Ю.В. ГАГАРИНСКИЙ
Альбом: Химики
Член-корреспондент, впоследствии академик АН СССР Евгений Васильевич Золотов пришел в академическую науку из военной. В Хабаровске он создал Вычислительный центр, привлек на Дальний Восток многих талантливых молодых математиков. Евгений Васильевич организовал специальный прием в МФТИ выпускников дальневосточных школ.
Е.В. ЗОЛОТОВ

Николай Николаевич Воронцов, член-корреспондент АН СССР, работал в Новосибирске ученым секретарем совета по биологическим наукам. Еще из Новосибирска он содействовал организации и становлению нашего Института биологии моря. Приехав во Владивосток, в БПИ, он отдал много сил для превращения, в общем-то, провинциального в то время института, в первоклассное академическое учреждение.

Н.Н. ВОРОНЦОВ с коллегами
Академик Константин Константинович Марков, один из учителей А.П. Капицы, постоянно проживал в Москве и в силу возраста и по состоянию здоровья не мог активно работать во Владивостоке.
А что касается молодых в то время директоров?
– Невозможно не отметить члена-корреспондента АН СССР Павла Григорьевича Бунича. Очень яркая личность, человек, много сделавший для становления экономической науки на Дальнем Востоке, известный всему СССР как экономист и политик, он так рано ушел из жизни.
П.Г. БУНИЧ
Сергей Александрович Федотов, ныне академик, сейчас проживающий в Москве, вызывал у меня особенное уважение. Он долгое время работал на Камчатке, руководил постоянной экспедицией московского Института физики Земли АН СССР. С образованием ДВНЦ он был приглашен на должность директора Института вулканологии, который превратил в ведущий научный центр мира в области вулканологии. По мнению некоторых специалистов, тот массив знаний о вулканизме, полученный и систематизированный под его руководством, заслуживает присуждения Нобелевской премии в области наук о Земле.
С.А. ФЕДОТОВ
Мне запомнился рассказ Сергея Александровича о том, как он наводил порядок в институте, где люди не были приучены к элементарной дисциплине. Никого не распекал. Приходил рано утром на работу. Время от времени вызывал по делу кого-то из сотрудников. Когда секретарь сообщала, что того нет. Оргвыводов не следовало. Но спустя какое-то время человек узнавал, что в нужное время он не оказался на рабочем месте. Так коллектив был приучен к тому, что на работу нужно ходить.
Член-корреспондент АН СССР Сергей Леонидович Соловьев был не менее яркой личностью. Жаль, что он так рано ушел из жизни. Он руководил Сахалинским комплексным институтом – одним из самых больших в ДВНЦ по численности. Начал с укрепления института даже в ущерб науке собственной. Только поставил на ноги институт, возглавил отдел, а потом и лабораторию. Об уровне Сергея Леонидовича как ученого говорит тот факт, что он возглавлял всемирную комиссию по цунами.
Член-корреспондент АН СССР Витаутас Леонович Контримавичус, гельминтолог, ученик академика Георгия Константиновича Скрябина создал в Магадане Институт биологических проблем Севера – один из лучших наших институтов по публикациям, научному авторитету. Великолепный институт, известный специалистам во всем мире, коллектив, в котором создан удивительный человеческий климат. Витаутас Леонович вернулся на родину, в Вильнюс, но, несмотря на распад СССР, остается в рядах РАН, последний раз мы встречались с ним на Общем собрании в марте этого года.
Член-корреспондент АН СССР, Герой Социалистического Труда Екатерина Александровна Радкевич заслуживает особых слов. Во-первых, она единственная женщина в составе Президиума. Во-вторых, из четырех институтов, существовавших во Владивостоке к моменту создания ДВНЦ, Дальневосточный геологический институт был самым «старым».

Е.А. РАДКЕВИЧ и Г.Б. ЕЛЯКОВ
Екатерина Александровна сыграла важную роль в развитии химии на Дальнем Востоке. В одной из ее экспедиций работал студент МГУ, который был очарован Дальним Востоком, Георгий Борисович Еляков. Это в дальнейшем привело его в наш край.
– Мы помним Георгия Борисовича Елякова, Алексея Викторовича Жирмунского. Виктор Евгеньевич, какими они были в те годы?
– О Георгии Борисовиче на страницах «ДВ ученого» сказано было не мало. Здесь я приведу только два факта из его ранней научной биографии. Г.Б. Еляков стал директором – организатором Института биологически активных веществ (ныне ТИБОХ), когда ему еще не было 35 лет. Он не стремился к административной карьере в науке, принял активное участие в подборе будущего директора Института. Но после предъявления очередной кандидатуры председателю Сибирского отделения академику М.А. Лаврентьеву Михаил Алексеевич сказал: «Георгий Борисович, больше кандидатур не нужно. Вы будете директором – организатором». Не все знают, какую роль Георгий Борисович, созданный им институт сыграли в решении судьбы Дальневосточной академической науки.
Г.Б. ЕЛЯКОВ
Альбом: Химики
Летом 1970 года Владивосток и Хабаровск посетила высокая комиссия АН СССР во главе с президентом академиком М.В. Келдышем. Она должна была принять решение по двум вопросам; нужно ли создавать ДВНЦ, вкладывать крупные средства в это или это регион только для описательной науки, если ДВНЦ создать, то где должен быть его Президиум – в Хабаровске или Владивостоке. Это я знаю со слов члена этой комиссии А.П. Капицы. После посещения ИнБАВ, рассказа Г.Б.Елякова о работе института с демонстрацией публикаций в международных журналах на первый вопрос был дан положительный ответ. Сравнение уровня науки во Владивостоке и Хабаровске дало ответ и на второй вопрос.

Г.Б. ЕЛЯКОВ, М.В. КЕЛДЫШ, В.Е. ВАСЬКОВСКИЙ
Воспитанник ленинградской науки Алексей Викторович Жирмунский создал в ДВ филиале СО РАН Отдел биологии моря, на базе которого в начале 1970 г. Был создан ИБМ. В то время Алексей Викторович был кандидатом биологических наук. Докторскую диссертацию он защитил, был избран чреном-корреспондентом уже в ДВНЦ АН СССР. При институте был создан единственный в стране Государственный морской заповедник, появился первый на Дальнем востоке академический журнал «Биология моря», создана система подготовки молодых кадров, начиная с «Малой академии морской биологии». Все это сделало ИБМ лидером в нашей стране в области биологии моря.
А.В. ЖИРМУНСКИЙ  и  В.Л. КАСЬЯНОВ
Альбом: Директора институтов, ректоры вузов, члены РАН
Как все начиналось
– Виктор Евгеньевич, что входило в круг ваших обязанностей?
– Главной задачей, стоявшей перед Ученым Секретариатом Президиума ДВНЦ и, конечно, передо мной было бюрократическое обеспечение организации новых институтов. В первый же год только во Владивостоке были созданы ИАПУ, Институт химии, Институт истории, Тихоокеанский институт географии. Позже на базе Тихоокеанского отделения Института океанологии был создан Тихоокеанский океанологический институт. Создание институтов сопровождалось огромным объемом «бумажной» работы, требовалось подготовить множество документов получить согласования на них. Так что поездить в Москву мне пришлось немало. Тут я должен вспомнить добрым словом сотрудницу московской группы ДВНЦ Галину Степановну Ленскую.
Много работали над созданием инфраструктуры ДВНЦ. На первом же заседании Президиума был создан библиотечно-информационный совет. Работе библиотеки всегда уделялось особое внимание. К сожалению, у нас не хватило пороху, и я думаю, моя вина в этом тоже есть, мы не построили здание для библиотеки. У нас получился очень неплохой отдел научно-технической информации. Первым руководителем был Юрий Петрович Бараков. Его сменил Борис Максимович Марголин, во время Великой отечественной войны – командир подводной лодки, а в послевоенное время – приемщик военных заказов. Говорят, заводы-изготовители перед ним трепетали, потому что ни подкупить, ни обмануть его было невозможно. Ответственное отношение к делу в нем сочеталось с доброжелательностью и юмором. Благодаря Борису Максимовичу мы одними из первых в СССР по каналам связи, через ВНИИПАС (Всесоюзный научно-исследовательский институт прикладных автоматизированных систем) подключились к зарубежным компьютерным базам научной информации. При ВИНИТИ, благодаря поддержке Начальника финансового управления Президиума АН СССР Льва Яковлевича Гервица, мы создали сектор научной информации ДВНЦ во главе с Валентиной Александровной Маркусовой. В результате многие ученые в ДВНЦ, даже в ранге кандидата наук, были обеспечены научной информацией так, как в Москве – члены Академии. В то время, когда не было интернета, группа Маркусовой с помощью производственного комбината ВИНИТИ обеспечивала нас ксерокопиями самых свежих научных изданий.
В трудные первые годы ДВНЦ смог многое сделать благодаря успешной работе аппарата Президиума. Не расскажете ли вы хотя бы о некоторых сотрудниках?
– Не могу не вспомнить заместителя председателя Президиума Вячеслава Георгиевича Коноваленко, который был сотрудником Андрея Петровича еще в МГУ. Умный, порядочный человек оказался хорошим организатором.
Мы получали, разумно распределяли и расходовали крупные средства благодаря талантливому финансисту Ксении Степановне Оборонко, возглавившей финансовый отдел Президиума. Ее, бывшего бухгалтера и плановика одного из предприятий Главвладивостокстроя, привел к нам А.В. Торопцев. Она удостоилась высшей оценки своей деятельности со стороны Л.Я. Гервица, который к работникам относился весьма требовательно, похвал на ветер не бросал.
Аркадий Васильевич привел в ДВНЦ и другую яркую фигуру – Анатолия Георгиевича Копытца, возглавившего управление капитального строительства. Только благодаря этому талантливому человеку ДВНЦ получил территорию на берегу бухты Золотой Рог для строительства причала научно-исследовательского флота.
Много позже я спросил Анатолия Георгиевича о причинах успехов его крупных проектов. «Когда дела стопорились, я докладывал ситуацию Андрею Петровичу. Он шел в министерства, если нужно, к министру. О чем они говорили, никто не знал, но вопросы после этого решались легко». К этому могу добавить, что аппарат УКСА был подобран отлично и документы готовил высокого качества.
– Как удавалось находить таких хороших специалистов?
– Андрей Петрович умел подбирать кадры. Упомяну еще двух сотрудников, которые заложили высокий уровень компетентности в своих сферах деятельности.
Бориса Николаевича Словинского А.П. Капица «увел» из Госкомитета по науке и технике, где он работал инспектором по иностранным делам. У нас он стал заместителем главного ученого секретаря, руководителем отдела внешний сношений. Несмотря на статус закрытого города, внешние связи развивались успешно.
Из Новосибирска Андрей Петрович привез преподавателя английского языка, первого заведующего нашей кафедрой иностранных языков Танкреда Григорьевича Голенпольского. О знании им английского языка говорит такой факт. Он был первым, кто решился взяться за перевод романов Артура Хейли, писавшего на современном американском. Танкред Григорьевич был прекрасным методистом, автором учебных пособий. И оказался талантливым организатором. Не помню деталей, но при создании кафедры он провел конкурсный отбор преподавателей. Некоторые из победителей этого конкурса во главе с Евгенией Викторовной Тереховой работают на кафедре до сих пор.
Не удержусь от упоминания собственной заслуги в подборе кадров, расскажу, как мы приняли на работу Минаса Масесовича Оганова. Он пришел в Президиум сам, предложил свои услуги в налаживании работы исследовательского флота. Рассказал мне свою биографию. Выпускник физфака Бакинского государственного университета, он перед самой войной был призван в Военно-морской флот, службе в котором отдал много лет. Я понял, что нельзя упустить такого специалиста. В отличие от Сибирского отделения у нас была небольшая численность аппарата Президиума, поэтому часть сотрудников, для которых нужны были ставки с большей оплатой, зачисляли в штаты институтов. Я пошел за такой ставкой. С Андреем Петровичем у нас были прекрасные отношения, но иногда я донимал его своими идеями и предложениями о том, что еще нужно сделать. «А вы, Виктор Евгеньевич, зануда!» – сказал он в сердцах. И на мою взволнованную речь о прекрасном новом сотруднике, последовал ответ: «Нет! Хватит!» Убитый, я поплелся назад в свой секретариат, где меня ждал М.М. Оганов. Сказал ему, что со ставкой ничего не получается. В ответ прозвучал этот низкий, удивительно приятный голос с легким восточным акцентом: «Виктор Евгеньевич! Вы меня не поняли. Я пришел не за высокой зарплатой, а за интересной работой. Как военный пенсионер я не могу получать более 150 рублей». Такая вакансия была в аппарате главного ученого секретаря. Так появился человек, которому многим обязаны все те, кто использовал исследовательский флот ДВНЦ. Через пару месяцев Минас Масесович стал правой рукой, можно сказать, любимцем Андрея Петровича, который ценил хороших работников, порядочных людей.
Говоря о сотрудниках главного ученого секретаря, не могу не назвать имен Тамары Михайловны Николаевой и Валентины Владимировны Шейкиной, которые успешно работают в Президиуме до сих пор.
Хочу также вспомнить двух бывших сотрудников секретариата – Григория Ивановича Пинчука и Владимира Ильича Засельского. Григорий Иванович был рекомендован в Президиум Крайкомом КПСС где он работал начальником отдела печати. Возглавил у нас Первый отдел. Но затем Комитет государственной безопасности рекомендовал поставить на это место своего отставника. Стал вопрос о трудоустройстве Г.И. Пинчука. Я прочитал его личное дело и узнал, что начинал он учителем. Учителя, да еще мужчины, для меня особая категория. Я пригласил его на работу в наш аппарат. И не ошибся. Для всех сотрудников главного ученого секретаря, начиная с меня, Григорий Иванович был как бы отцом. Требовательным, иногда ворчливым, но очень добрым. Он своим примером учил нас, как нужно относиться к делу и людям.
Во время работы в Президиуме ДВНЦ, общаясь с сотрудниками аппарата Президиума АН СССР, я обратил внимание на группу не очень заметных членов этого сообщества, от которых многое зависит в работе и Президиума, и управляемой им науки. Речь идет о референтах, помощниках руководителей. Эти люди являются своеобразным буфером между руководителями и посетителями, в основном учеными разного ранга. При смене руководителей они обеспечивают преемственность. У меня не было референта, но с помощниками других руководителей я работал в тесном контакте. Поэтому не могу не вспомнить добрым словом пришедшую в Президиум еще при мне, а затем бессменную помощницу нескольких главных ученых секретарей Лидию Васильевну Балобаеву.
Ответственность за дело
– Виктор Евгеньевич, почему вы решили уйти с должности ученого секретаря?
– В конце 1974 года я подал в отставку, решил вернуться в науку. К этому времени ДВНЦ уже прочно стал на ноги. За первые годы к восьми вошедшим в его состав при образовании институтам добавились еще восемь. Развивались новые направления. Наладилось сотрудничество с ДВГУ, очень важное для обеих сторон. Шло производственное и жилищное строительство. Началось создание своего флота. Был сформирован работоспособный аппарат Президиума, действовали вспомогательные подразделения, включая Больницу с Поликлиникой ДВНЦ. Выходил «Дальневосточный ученый». Поэтому с моей стороны это не было бегством от трудностей.
Конечно, главная заслуга в достигнутом принадлежит Андрею Петровичу Капице. Являясь членом-корреспондентом, при наличии в ДВНЦ нескольких академиков, будучи заметно моложе всех их, он был бесспорным лидером. Когда нужно, он брал ответственность на себя, но стиль его руководства не был авторитарным, важную роль в управлении Центром играли Президиум и его бюро. Андрей Петрович умел работать и учил этому других. Помню, как по прошествии нескольких дней моего пребывания в должности исполняющего обязанности главного ученого секретаря, он увидел меня сидящим в приемной, дожидающимся очереди на прием к нему. «Так не пойдет! – сказал он. – Члены бюро и замыкающиеся на меня начальники отделов не должны сидеть в приемной. Без дела вы меня беспокоить не станете. Если я смогу прервать разговор, то мы сразу решим вопрос или я назначу вам время для встречи без ожидания». Это был хороший урок.
Считаю, что я внес определенный вклад в становление ДВНЦ. Высокой должностью и зарплатой никогда не кичился. Не робел перед нашими академиками и руководителями Президиума Академии наук СССР, но брался за черновую работу, когда этого требовало дело.

Чем люди живы
– Наша беседа касалась событий начала 70-х годов, периода становления ДВНЦ. А что можете сказать о нынешнем времени, перспективах развития?
– Сначала о прошлом. Я помню, что вступил в комсомол 21 декабря 1949 года. И дело тут не в моей прекрасной памяти. Это был день семидесятилетия Сталина. Тогда сотни тысяч молодых людей были приняты в комсомол, а более старших, – в партию. Дома и в школе меня воспитывали, как пелось в популярной песне, «прежде думай о Родине, а потом – о себе». Это была верная установка. Я не считаю безошибочной систему, существовавшую в советское время. Но очень жалею, что лучшее, что у нас было, – разрушили. А из-за рубежа натаскали всякой дряни Я с уважением отношусь к США, несколько раз был там, работал. Считаю, что система американских библиотек – одно из высших творений человечества. Отлично, в интересах людей работает сфера обслуживания. На дорогах уважают пешехода. Но мы переняли совсем другое: назойливую, тупую рекламу, дикую музыку, представление, что деньги могут все.
На заре Перестройки, в первый приезд во Владивосток Юджина Гарфильда (основателя и в то время директора всемирно известного Института научной информации США), мы мечтали об обществе, в котором будет лучшее и от Америки, и от СССР. К сожалению, пока этого не произошло.
Мой учитель, Николай Константинович Кочетков говорил нам, молодым: «Ребята, вы пришли в науку, значит, обладаете логическим мышлением. Поэтому вы должны строить свою жизнь с позиций максимального оптимизма. Иначе пары силлогизмов хватит, чтобы доказать, что ваша деятельность бессмысленна и лучше на все «наплевать» и ничего не делать». Поэтому всю свою жизнь я стараюсь следовать завету великого учителя.
Мое основное место работы – в Дальневосточном отделении РАН, но душой я в отделении биоорганической химии и биотехнологии Института химии и прикладной экологии ДВГУ, созданном в 1999 г. Научно-образовательном центре, где главная задача – обучение и воспитание студентов. Россия – своеобразная страна. Многое в наших людях как, например, неряшливость, пьянство, воровство мне очень не нравится. Но посмотрите, в самое тяжелое время, когда уже и надеяться не на кого и не на что, находятся сильные, умные и честные люди, благодаря которым наше общество, страна выживает.
А что касается молодого поколения, процитирую профессора нашей кафедры, доктора биологических наук Анатолия Леонидовича Дроздова. На нашем отделении ежегодно весной проходит встреча студентов всех курсов и выпускников. В программе – выступления ребят с научными докладами, дискуссия, а в заключение – конкурс тортов, которые пекут наши студенты. И вот на одной из таких встреч Анатолий Леонидович сказал, что если слушать радио и смотреть телевидение, складывается мнение, что молодые – это безудержно и беспрерывно тусующаяся «золотая» молодежь, а еще наркоманы, проститутки и бандиты. Жить не хочется… Но приходишь к нашим студентам, и видишь умных и порядочных ребят и девушек, которые упорно учатся, увлекаются наукой, честно трудятся. Думаю, что мы перенесем все трудности, и сегодняшняя молодежь будет жить в нормальном обществе, в стране, которой она будет гордиться.
22 октября 2007 года

1 комментарий:

  1. Эдуард Мирмович10 июля 2016 г., 23:49

    Надо упомянуть М.Н. Бабушкина, И.В. Дружинина (Хабаровск), В.А. Акуличева (Владивосток) и др.

    ОтветитьУдалить