пятница, 12 июня 2009 г.

Еще раз о миграции. Запад нам не поможет, а Восток… дело тонкое

Общая динамика роста населения Земли показывает: время его постоянного увеличения прошло, начинается период ограниченного воспроизводства. Это величайшее по значимости событие в истории человечества с момента его появления, затрагивающее все страны. До 2000 года население Земли росло с постоянно увеличивающейся скоростью, и многим казалось, что демографический взрыв, исчерпание ресурсов и резервов природы приведут человечество к катастрофе. Однако в третьем тысячелетии скорость роста начала уменьшаться, и теперь расчеты демографов показывают, что в самом ближайшем будущем он практически прекратится. Численность населения планеты стабилизируется.

Страны Европы первыми прошли через демографический переход, теперь очередь за Россией, в которой сейчас наблюдается спад рождаемости. Динамика современного общества провоцирует стрессовую обстановку. Это происходит на уровне отдельного человека, когда распадаются связи, ведущие к образованию и стабильности семьи. Одним из следствий стало резкое сокращение числа детей на каждую женщину. Таким образом, все самые богатые и экономически развитые страны, которые на 30–50 лет раньше прошли через демографический переход, оказались несостоятельными в своей главной функции – воспроизводстве населения. Этому способствует и увеличение времени получения образования, и либеральная система ценностей, и распад традиционных идеологий в современном мире.

При рассмотрении ситуации на российском Дальнем Востоке видно, что уменьшение рождаемости усугубляется усилением миграции за пределы региона. Почему это происходит, поясняет старший научный сотрудник лаборатории региональных проблем расселения Тихоокеанского института географии ДВО РАН, кандидат географических наук Зинаида Ивановна СИДОРКИНА.

– У нас существует феномен работающей, высококвалифицированной бедности. Вы можете быть блестящим инженером или толковым юристом – и получать копейки. Проблема в том, что наша социальная среда и государство – как у стран третьего мира, а человеческий потенциал все еще как у относительно развитой страны, – говорит Зинаида Ивановна.

– Для Приморского края миграция и особенно эмиграция оказались проблемами, к которым территория оказалась не готова. На протяжении периода заселения всегда были желающие приехать сюда, а среди выпускников вузов направление на работу на Дальний Восток считалось удачным распределением. Заведомо предполагалась хорошая зарплата, надбавки, льготы и карьерный рост. В последние 15 лет миграционный поток развернулся в обратную сторону, в европейскую часть страны и за рубеж. В первую очередь отсюда едут наиболее активные молодые люди, получившие высокий уровень образования. Мы сейчас испытываем значительную нехватку квалифицированных специалистов (врачей, учителей, воспитателей детских садов и так далее), вызванную низкой оплатой их труда. По международным нормам при минимальной часовой оплате труда меньше 3 долларов население считается нищим. А в Приморском крае минимальная часовая ставка в среднем составляет 28 центов. Мы на каком уровне развития находимся!? Кто будет здесь жить в таких условиях? Конечно, по этой причине происходит «утечка умов». Причем, созданные условия «выживания» выталкивают «белые воротнички» в поисках лучшей жизни не только за пределы региона, но и непосредственно в регионе в другие сферы деятельности (в торговлю, челноки, охранники).

– Однако по официальным данным в Приморье наблюдается улучшение социально-экономического положения...

– На бумаге и отток населения с Дальнего Востока уменьшился. Но он сократился-то не потому, что здесь жить стало лучше. Все намного прозаичнее: уезжать больше некому. В некоторых регионах Дальневосточного федерального округа численность населения сократилось в три раза, на Чукотке, например. Раньше там проживало 150 тысяч человек, сегодня – 53 тысячи. Демографические спады и подъемы – в первую очередь, результат действия безличных социальных механизмов. Грамотная социальная политика правительства может улучшить (а неграмотная – ухудшить) ситуацию, но переломить ярко выраженный негативный тренд не способна.

– Может быть, отток местного населения смогут компенсировать иностранцы? Они охотно приезжают к нам, работают и вроде не жалуются.

– Не жалуются, потому что уровень жизни в их родной стране еще ниже. В Северной Корее средняя заработная плата составляет всего 10 долларов в месяц. Для жителей этой страны, да и для КНР Дальний Восток России притягателен так же, как для наших – США или страны ЕС. То же самое я могу сказать и о мигрантах из Средней Азии. Но даже мигранты не могут прожить на 6 тысяч рублей в месяц, заработную плату рабочего с низкой квалификацией. Оформление на работу часто служит лишь основанием для получения легального статуса, что позволяет заниматься бизнесом. Мигранты организованы в диаспоры, которые контролируют те или иные виды предпринимательской деятельности, порой незаконно.

Помните, власти решили ограничить численность иностранных продавцов на наших рынках, чтобы освободить рабочие места для россиян? Теперь там иностранных граждан работает не так много. Одни из них приобрели российское гражданство. Другие – в качестве «витрины» выставляют российских продавцов. Но в результате покупателям, российским гражданам, стало хуже – цены выросли, вместо складывавшейся конкуренции появились этнические монополии на рынках.

– По-вашему получается, что мигранты краю не нужны...

Я ничего не имею против мигрантов. Пусть приезжают, работают, но в определенных пропорциях к местному населению. Иммиграция должна быть организована в интересах России. Пребывание иностранных граждан должно быть прозрачным, контролируемым не формально. Международная практика показывает, что если 1% от общей численности населения региона будет приходиться на иностранцев, видимого ухудшения социально-экономической ситуации не наблюдается. В Приморье проживает два миллиона человек, значит, иностранцев может быть не более 20 тысяч. Но ведь сегодня соотношение совсем другое. Численность наличного китайского населения в Сибири и на Дальнем Востоке оценивается в 238 тысяч человек. В Китае подсчитали, что в азиатской части России не хватает 7 млн. рабочих рук и поэтому они с радостью могут их предложить. Но надо ли нам столько «помощников»?

Известно, что умеренный дефицит рабочих рук имеет косвенные позитивные последствия для общества в целом. Рост зарплат ведет к увеличению платежеспособного спроса, одного из главных механизмов современного экономического роста. Удорожание рабочей силы заставляет предпринимателей принимать меры для увеличения производительности труда – дело, безусловно, позитивное. Далее, когда людей не хватает, государство и общество начинают ценить человеческую жизнь. В России сейчас с этим крайне плохо. И последнее. Работы некоторых экономистов показали, что у малочисленных поколений выше зарплата, больше времени на досуг и, самое важное, больше детей.

– Складывается впечатление, что миграционная политика рассматривается только как борьба за рост квот на ввоз иностранной рабочей силы.

– Нужно учиться жить и работать в новых условиях. Можно попытаться сделать Дальний Восток закрытым, каким он был раньше. Получится ли? Сомневаюсь. Надо понимать, что эмиграция и миграция населения – это не причина сегодняшних изменений, а следствие социально-экономических процессов, происходящих в обществе. Для того чтобы смягчить демографические проблемы, надо создать условия с одной стороны для наших соотечественников – потенциальных мигрантов, чтобы они не уезжали, с другой – для мигрантов, чтобы к нам ехали не с метлой и мастерком в руках, а с новыми технологиями.

Проблема в том, что мигрантам чаще всего предлагается подметать улицы или работать на стройке. Это в корне неправильная политика. В крае ежегодно насчитывается около 80-90 тысяч своих безработных. Часть из них может выполнять ту работу, для которой приглашают мигрантов, других нужно переобучить востребованным профессиям.

– А как определить – в какие сектора производства нанимать иностранцев, а куда их не пускать, чтобы не провоцировать безработицу или рост социального напряжения?

– Ну, если и дальше будет сохраняться такое положение в экономике края, как сегодня, то не только иностранцы, но и собственное население станет лишним. Раньше Приморье было известно морскими перевозками, добычей и переработкой рыбы, судоремонтом, военными предприятиями, шахтами и рудниками, ударными стройками и сельским хозяйством, военно-морским флотом, в конце концов! Многое из этого осталось в прошлом. Промышленное производство свернуто, новые предприятия не создаются, сельское хозяйство развалено, значительная часть кораблей продана на гвозди или ржавеет у причалов. Последние инициативы правительства по повышению ввозных пошлин на автомобили приведут к значительному сокращению бизнеса по ввозу и обслуживанию иностранных автомобилей. Пострадают не только торговцы на «Зеленке», как считают некоторые, но и далекие от торговли моряки, железнодорожники, деятели шоу-бизнеса, преподаватели, даже милиционеры и таможенники. Десятки тысяч работников и члены их семей ощутят облегчение кошельков. Так что задаваться вопросом, почему люди уезжают, и обратно не возвращаются бессмысленно.

Что предлагается взамен? Например, строительство объектов к саммиту АТЭС. А чьи руки собираются использовать? Говорят, что быстро, качественно и недорого все построят китайские рабочие. Но так ли дешева китайская рабочая сила? Нет. Китайцы получат здесь заработную плату, и в придачу вывезут отсюда валюту, природные ресурсы и все то, что плохо охраняется.

Приграничная торговля. Кто получает от нее бублик, а кто дырку от бублика догадаетесь сами. Приведу пример. Когда в Китае начала распространяться эпидемия атипичной пневмонии, в Благовещенске на месяц закрыли таможенные переходы. За это время Китай потерял 90 миллионов долларов, Благовещенск –10 миллионов долларов. Другими словами, на долю Китая приходится 90% доходов от приграничной торговли. Другой пример. В Уссурийске в месяц доходы на одного жителя составляют около 8,7 тысяч рублей, а расходы 18 тысяч. Парадокс? Нет. Результат концентрации посреднических и торговых услуг на определенной территории. В Уссурийске – это торговля на оптовом рынке. Тот же автомобильный рынок приносил немалые доходы, в виде налогов. Сюда приезжают предприниматели со всего региона закупать китайские товары. Это хорошо, но плохо то, что на китайских оптовых рынках вся торговля построена на обороте наличных средств. Его невозможно проконтролировать, потому что китайцы не пользуются кассовыми аппаратами, обязательными по российскому законодательству. Как следствие, неучтенный капитал уходит в Китай. Почему-то у властей не хватает воли отстаивать интересы своего населения.

По оценкам экспертов, почти половина всей приобретаемой в российских банках наличной иностранной валюты изымается по документам иностранцев. В 2008 году общая её сумма составила более 8 миллиардов долларов, часть из которых направлена в незаконный оборот международных криминальных группировок и сообществ, на «отмывание» денег.

Мигранты необходимы. Но, во-первых, законопослушные, готовые работать в рамках требований российского законодательства, и, во-вторых, способные внедрять на нашей территории новые технологии, вкладывать инвестиции в развитие экономики. А на неквалифицированные рабочие места можно привлекать, например, студентов. Это ведь огромная армия труда – в Приморье их насчитывается 60-80 тысяч. Они должны не только учиться, но и подрабатывать.

– Вы действительно верите, что студенты смогут принести заметную пользу?

– Знаете, научить класть кирпичную кладку, клеить обои не так уж и сложно. Тем более, подметать улицы. Неквалифицированную работу может выполнять любой студент, а многие студенты могут работать как специалисты, пусть и без опыта работы. Надо только проявить желание и умение организовать их работу. В прошлом, студенческие строительные отряды продемонстрировали большой потенциал, желание и способность хорошо работать в третий трудовой семестр. Через школу ССО прошли многие руководители крупного бизнеса.

– Нынешние студенты и выпускники вузов хотят все сразу: и высокую зарплату и должность посолиднее.

– Часто это действительно так, однако генералами не рождаются, ими становятся те, кто начинали службу младшими офицерами, даже солдатами. Хорошо, если у молодых есть желание «продвинуться». К этому нужна система обучения карьерному росту, которая у нас пока отсутствует. Безусловно, общество должно позволять своим способным представителям продвигаться по социальной лестнице. Таков рецепт «Self made Man», так говорят американцы о человеке, самостоятельно сделавшем успешную карьеру. В США социализация начинается рано, после окончания школы молодые люди сами себе зарабатывают на жизнь, даже на учебу в вузе. У нас многие бывшие школьники и студенты ждут помощи родителей. Причем часто соглашаются получать помощь родителей даже после того, как обзаводятся собственными детьми.

С другой стороны, известны случаи, когда выпускники российских вузов через несколько лет становились миллионерами, а к 35 годам – миллиардерами. Конечно, это исключения из правила, но в студенческой среде уже появляется прослойка энергичных молодых людей, которые с второго-третьего курсов устраиваются на место будущей работы и начинают продвигаться по служебной лестнице. В их зачетках меньше пятерок, чем у студентов, посвящающих себя только учебе. Их выбор – красное лицо и синий диплом, а не наоборот. Им известно, что красный диплом не заменит опыта работы.

Практически во всем мире имеет место тенденция уменьшения рождаемости, что ведет к истощению источников миграции. Рассматривая все население планеты как замкнутую систему, как, на ваш взгляд, будет решаться проблема нехватки рабочих рук?

– Сокращение количества рабочих рук ведет и к негативным, и к позитивным последствиям, причем СМИ обращают внимание на первые. Действительно, чем меньше отношение численности экономически активной части населения к численности пенсионеров, тем труднее становится поддерживать уровень жизни последних. Это, в первую очередь, относится к распределительным пенсионным системам. Накопительная система частично решает этот вопрос. Еще более важный подход к решению этой проблемы – увеличение пенсионного возраста. Не должно быть ограничения на возраст работника – все, кто хотят и способны работать, должны иметь право на это, несмотря на возраст. По мере развития медицины люди живут дольше и, что главное, сохраняют здоровье дольше. Это гигантский незадействованный фактор. И, наконец, рост производительности труда.

Теперь по поводу позитивных последствий. Сокращение предложения труда неизбежно ведет к его удорожанию. Это чрезвычайно невыгодно работодателям. Поскольку они имеют большое влияние на СМИ и правительства (не только в России), то старательно раздувают негативные последствия для систем социального обеспечения и агитируют за ввоз дешевой рабочей силы из стран третьего мира. Что влечет известные проблемы, а также сдерживает рост зарплат. С точки зрения работников, то есть большей части населения, рост зарплат – объективное благо.

Человеческое общество – нелинейная система, в которой обратные связи крайне важны. Надо учитывать не только краткосрочные негативные последствия, но и долгосрочные процессы. Нехватка рабочих рук создает предпосылку для концентрации здоровых сил общества с целью решения этой проблемы.

Общий вывод однозначен – для преодоления депопуляции необходима социально ориентированная политика и активная управленческая работа по воздействию на главные факторы и причины демографического кризиса.

Только системное понимание всей совокупности процессов, достигнутое в междисциплинарных исследованиях, станет первым шагом к предвидению и активному управлению будущим, в котором определяющая роль будет отведена культуре и науке.

25 января 2009 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий