пятница, 12 июня 2009 г.

Коренной вопрос цивилизации

В ноябре 1761 года Михайло Ломоносов писал графу Ивану Шувалову: «Полагаю самым главным делом сохранение и размножение российского народа, в чем состоит величество, могущество и богатство всего государства, а не в обширности, тщетной без обитателей». В начале ХХ века Дмитрий Менделеев, гениальный химик, рассуждая о судьбах России, сделал прогноз – к концу столетия русских будет более 300 миллионов... Но в 1997 году Леонид Рыбаковский, руководитель Центра демографии Института социально-политических исследований РАН, с тревогой говорит о депопуляции России. По его расчетам к 2015 году потери населения составят не менее 3,5%, а к 2050-му – более 16%, то есть население уменьшится примерно на 20 миллионов человек.

Дальневосточный федеральный округ, на сегодняшний день самый крупный регион России, располагает самой низкой в стране плотностью населения – чуть более 1 человека на квадратный километр при средней плотности по России – 8,5 человека на квадратный километр. Если в 1991 году численность жителей в регионе составляла более восьми миллионов человек, то результаты Всероссийской переписи населения 2002 года показали, что на Дальнем Востоке проживает менее семи миллионов человек.

Причины столь резкого демографического падения связывают с естественной убылью (рождается меньше, чем умирает) и активизацией миграционного оттока населения. Для такого огромного региона, как Дальний Восток, потеря даже нескольких сотен тысяч жителей значима.

Оговорюсь сразу: в мои задачи не входил обзор научных достижений З. И. СИДОРКИНОЙ. Старшему научному сотруднику лаборатории региональных проблем населения Тихоокеанского института географии, кандидату географических наук, женщине энергичной, неравнодушной, принципиальной и, наконец, приятной собеседнице – Зинаиде Ивановне Сидоркиной я задала несколько интересующих меня вопросов, надеясь услышать ее мнение. Научный же аспект проблемы желающий найдет в ее книгах: «Демографические процессы и демографическая политика на Российском Дальнем Востоке» (1997), «Население Приморского края: рождаемость, смертность, продолжительность жизни» (2001). В прошлом году вышла монография под названием «Проблемы населения Дальнего Востока». Фамилия Зинаиды Ивановны – в списке авторов. Подготовлена к публикации еще одна монография, в которой читатель узнает о теоретических положениях концепции управления воспроизводством населения, развитии демографической ситуации в Приморском крае до 2050 года, разработке и экономической оценке сценариев демографического развития, а также – практических шагах по реализации демографической политики в Приморском крае… Мне интересна гражданская позиция моей собеседницы.

– Зинаида Ивановна, наиболее точным показателем, характеризующим воспроизводство населения, является возобновление женских поколений, то есть среднее число родившихся девочек (на одну женщину) в данном календарном году. Этот показатель, используемый демографами для оценки долгосрочных тенденций воспроизводства населения в России, стал ниже единицы еще в 1980-е годы. В последние 15 лет последовало его резкое падение до 0,6. Это значит, что у тысячи матерей родилось только шестьсот дочерей. Значит ли это, что речь идет не просто о снижении, но катастрофическом, возможно, необратимом падении рождаемости?

– Нет, мы еще не перешагнули рубеж, после которого демографическую обстановку поправить уже будет нельзя. Потенциал возрастной структуры таков, что мы можем добиться, по крайней мере, простого возобновления поколений. Для этого нужно, например, чтобы ежегодно в Приморском крае рождалось 49 тысяч детей, а не 19-20 тысяч, как сейчас. Нужны экономические меры поддержки матери и ребенка. При массовом распространении однодетных семей депопуляция неизбежна. Ждут своего решения вопросы увеличения продолжительности жизни, снижения смертности, особенно от неестественных причин, различия в смертности мужчин и женщин. В XXI веке молодые мужчины в 23 года умирают также часто, как женщины в 50-летнем возрасте, то есть к 23 годам они успевают «состариться» так же, как и женщины к 50-ти.

В обществе депопуляция не воспринимается как опасность для территории. В этом специфика демографической ситуации по сравнению с экологической, опасность ухудшения которой люди воспринимают быстрее. Само общество страдает от депопуляции больше, чем государство, но оно в большей степени равнодушно к семейному кризису. Почему? Дело в том, что причина и следствие разделены значительным временным интервалом. К 1992 году прибавьте 25 лет и увидите наше неприглядное будущее.

– Как же быть? С одной стороны, «убийственные» реформы, в значительной мере повлиявшие на настроения в обществе, например, на желание жить (рост числа суицидов), и с другой – удивительная политика государства в отношении детства, когда пособие на детей в 20 с лишним раз меньше прожиточного минимума, а за все, что нужно ребенку, родители платят из своего кармана. Вывод очевиден: дети государству не нужны!

– Государственная политика может быть действенной! Нельзя допускать ситуацию, при которой появление в семье нового ребенка резко ухудшает материальное положение других детей. С депопуляцией, а попросту, вымиранием государствообразующих народов боролись еще во времена античности. Император Август издавал рескрипты, которые должны были способствовать созданию больших семей. Позже была создана целая система поддержки многодетных семей. Уже в I веке нашей эры богачи бесплатно предлагали для обработки землю, лишь бы предохранить ее от запустения.

В XX столетии сложились условия для нового «современного» типа воспроизводства населения. Он назван рациональным, когда складывается низкая рождаемость и низкая смертность. С последним показателем у нас большие проблемы. В России за годы реформирования население стало беднее в семь раз, поэтому справиться с демографическими проблемами можно, решив экономические, поскольку они пока превалируют над демографическими. В первую очередь нужно решить проблемы занятости населения и оплаты труда. Безработица – это плохо организованная экономика, отмечал в свое время Людвиг фон Мизенс, а его книги переведены и изданы в 20 странах. В государственной протекционистской политике нуждаются не только многодетные семьи. Людям необходима уверенность в том, что они востребованы государством. Нужно искать возможность для активизации населения. Нельзя обвинять народ в том, что он не может работать, пьянствует, ворует. Значит, люди не заинтересованы в результатах своего труда. Российские моряки, работая в иностранных экипажах, показали, что они вполне конкурентоспособны. Сейчас даже Япония заинтересовалась нашими специалистами, а греческие компании просто не мыслят работу на судах без русских моряков.

Недавние события, связанные с монетизацией льгот, очень ярко показали, что социальные законы не адаптированы ни к регионам, ни к населению, ни к социальной действительности. Власти оказались «страшно далеки от народа». Неужели не ясно, что законы будут выполняться только в том случае, если население уверено в их справедливости и готово их исполнять? Люди должно чувствовать заботу о себе не только в период предвыборной компании.

У нас до сих пор половина деревень в Приморском крае – без телефонов. Почта работает два раза в неделю, больше никакой связи нет. Автобусного сообщения нет, вся надежда на «частников». Люди, как и полвека назад, ходят пешком за несколько километров на работу в ближайший райцентр. Только раньше народ видел для себя перспективу в будущем. Потому и победил в тяжелейшей Великой Отечественной войне. Потому и поднял страну из руин за пятилетие. А сейчас?

Недавно мы с доктором физико-математических наук Гурами Шалвовичем Цициашвили, заместителем директора Института прикладной математики ДВО РАН, получили интересные результаты. Они недостижимы традиционным анализом статистики. С помощью одного из методов системного анализа Гурами Шалвовичу удалось выделить наиболее уязвимые в эпоху реформирования группы населения. Оказалось, что больше всего сейчас нуждается в поддержке молодежь. Построив графики смертности для различных возрастов, стало очевидно, что после 1997 года смертность молодежи 20-24 и до 29 лет увеличилась и продолжает увеличиваться после 2000 года. У молодых возрастов после 20-ти лет – самая высокая смертность, а ведь им только жить да жить! Причин тому много. Одна из них – молодежь оканчивает школу, институт, а дальше… Нет перспективы. Трудно найти спонсорскую поддержку для обучения. Сложно устроиться на работу. Карьерного роста практически нет. А мы надеемся, что они нам демографическую ситуацию улучшат.

– Может быть, иммиграция поможет нам решить демографические проблемы?

– С начала 1990-х годов из страны выехали порядка 5,4 миллиона человек. С Дальнего Востока уехало больше миллиона человек. Не удивительно, что основная часть уезжающих – это и есть наиболее ценные человеческие ресурсы – специалисты, которым не нашлось либо применения, либо достойных условий в родной стране. Страна несет потери, соизмеримые с военными. А кто взамен? Говорят, что свежая китайская кровь придаст динамику демографическому процессу и увеличит население. «Новые приморцы» «встроятся» в нашу культуру, став частью России, примут наши духовные и культурные ценности. Будем смотреть правде в глаза: китайцы не ассимилируются. Считаю нелишним напомнить, что в Китае принята программа активного внешнеэкономического наступления. Ее девиз – «Идти вовне». Это будет самая настоящая экспансия. Во-первых, экономическая – грозящая развалом территориальной структуры российской экономики и втягиванием больших кусков территории в хозяйственную орбиту сопредельных государств. Во-вторых, политическая – чреватая фактической утратой суверенитета над территориями, заселенными иностранными гражданами (правдами и неправдами натурализуются, проведут у себя плебисцит – и новое Косово, только в Азии).

Давайте вспомним старые добрые времена. В Приморье половина населения – выходцы из Украины. Всего в России работают в разных регионах около 5 миллионов украинцев. Может быть, лучше украинцев приглашать к нам на работу? Среди них есть великолепные специалисты. Говорят, что они не поедут. А кто приглашал? Давайте сделаем сайт в Интернете, организуем круинговое агентство в Киеве. Затраты копеечные. Нужно действовать. И, наконец, Вы хотите, чтобы ваши внуки считали родным китайский язык?

Самый надежный способ: давайте себя поднимать сами. Двадцать лет мы находимся в депрессии, народ не может больше терпеть. Пенсионеры уже вышли на улицу. Когда иссякнет чаша терпения у молодежи? Может быть, очень скоро мы станем свидетелями какой-нибудь сине-зеленой революции (розовая в Грузии, и оранжевая в Украине, уже стали свершившимся фактом).

– Зинаида Ивановна, легко ли ученому заниматься наукой в России?

– Приспосабливается каждый как может. Не всем удается сохранить твердую гражданскую позицию, особенно когда посулят сытую жизнь. Зарплата ученых такова, что отпугивает даже тех, кто склонен к научной деятельности. От года к году средний возраст ученых в институтах увеличивается. Однако среди власть имущих редко найдется мэр или губернатор, который не примерял бы на себя ученую степень доктора наук. Жизнь у нас такая, престижно быть ученым и при власти. Совмещение профессий. Но выигрывает ли от этого население?

Жизненная позиция Зинаиды Ивановны, как и каждого Ученого: «гражданином быть обязан». Власти всегда предпочитали окружить себя льстецами. Но только люди высказывающие, отстаивающие свои убеждения, смогут перейти к действию и поправить положение, каким бы тяжелым оно ни казалось.

17 марта 2005 года


Комментариев нет:

Отправить комментарий