пятница, 12 июня 2009 г.

Не свести бы юбилей к фейерверкам в тумане. О новом статусе Владивостока


Полуторавековой юбилей основных городов Дальнего Востока – Благовещенска и Хабаровска прошли не очень-то замеченными ни федеральным центром, ни на региональном уровне. Есть опасение, что и 150-летие Владивостока останется событием локальным, для себя. Разумеется, в России есть и более значимые даты: многовековая история Москвы, Казани, Ярославля (тысячелетие которого будет отмечаться так же в 2010 году). Но относительно короткая история формирования российского присутствия на дальневосточных рубежах, наполненная событиями не менее масштабными и драматическими, не может и не должна быть событием только для тех, кто еще остается здесь жить и работать. В противном случае, это еще один шаг по пути потери Россией части страны.

Попытка апеллировать к общественности – давайте без административного ресурса попытаемся начать подготовку к знаменательной дате – была принята вяло, а вновь пришедшему руководству города дай бог разобраться в текущих делах, да как-то успеть внести свой вклад в подготовку к событиям 2012 года.

Юбилей города важен не только для нас – жителей Владивостока, но имеет принципиальное значение для всей России, все это может ограничиться традиционным фейерверком в тумане, сельскохозяйственной ярмаркой на центральной площади, и наспех подкрашенными фасадами центральных улиц.

Здесь же, на страницах академической газеты мне хотелось бы поразмышлять о том, какую лепту могла бы внести наука в подготовку к этому событию. Тем более что речь идет не о том, какие каждый из нас мог бы приготовить речи и здравицы, а главным образом о том, какие проекты на территории нашего города, наших городов, региона могут быть предложены для реализации к предстоящей дате.

О новом статусе Владивостока

Прежде всего, 2010 год может рассматриваться как в некотором роде промежуточный этап на пути к 2012 году, когда предполагается приезд во Владивосток глав 21 страны-участниц АТЭС. Для Владивостока это не просто шанс обрести статус города международных контактов, а главным образом, стать связующим звеном между Европой и Азией. Европейский город в плотном окружении стран Северо-восточной Азии (в радиусе тысячи километров вокруг Владивостока насчитывается более 300 миллионов человек жителей северо-восточных провинций Китая, двух Корей и Японии).

С другой стороны, это принципиально новая функция для Владивостока, которая никак не вписывается в прокрустово ложе закона о муниципальных образованиях, где, например, не предусматривается международная деятельность. Рядовой город России не может выполнять такой вид деятельности. Значит и в бюджете города не предусматривается соответствующая статья расходов. В постановлении Правительства Российской Федерации за № 801 Владивосток рассматривается как площадка для международных коммуникаций, но эти функции как бы привносятся извне и не входят в круг обязанностей муниципального образования.

Так же как когда-то возникало много вопросов вокруг открытия Владивостока, так и теперь, думаю, имеет смысл обсудить вопрос о наделении города Владивостока статусом субъекта федерации. Здесь много неясного и в правовом, и организационном, и финансовом планах, но главное в решении этой проблемы заключается в том, что у Владивостока объективно складывается функция третьей столицы России, через которую должна обустраиваться ее восточная политика. Достаточно напомнить, что уже сегодня здесь открыты и работают представительства 18 стран на уровне консульств, экономических и культурных центров. Здесь проводится свыше полутысячи различных культурных мероприятий в год. Здесь, наконец, есть уже учреждения федерального уровня (представительство МИД, МЭРТа, штабы Тихоокеанского флота и Пограничных войск и другие). Поэтому постановка вопроса о более высоком статусе Владивостока представляется закономерной. И эта работа может быть выполнена к 150-летию города, и была бы уместна накануне предстоящей встречи глав государств Азиатско-Тихоокеанского экономического сообщества.

Все флаги к нам

Если мы говорим о функции Владивостока как площадки международных коммуникаций, или шире – функции восточной столицы России, – том это значит, что здесь может и должна быть основана «восточная резиденция» Президента Российской Федерации. Прецедент переноса части столичных функций с переездом Конституционного суда в Санкт-Петербург создан, и, не замахиваясь на большее (например, Владивосток как Президентская столица), создание здесь постоянно функционирующей резиденции с аппаратом и решением на месте политических и экономических вопросов восточного направления было бы логичным шагом. Более того, именно Президенту России могла бы принадлежать инициатива приглашения во Владивосток и создание не только «консульской деревни», но и размещения здесь постоянных представительств стран АТЭС. Отклик на подобное приглашение может обеспечить неплохой инвестиционный поток, создание новых рабочих мест, освоение новых строительных технологий и т.д. И это тоже один из реальных шагов, которые могут быть сделаны накануне полутора векового юбилея. В совокупности с уже осуществляемыми проектами к 2012 году, все это может задать мощный импульс экономического развития не только Владивостока и Приморского края, но и всего Дальневосточного федерального округа.

Нужен эффективный рычаг

Предвижу по этому поводу много скептических усмешек: «эк, хватил, тут бы дороги замостить, да жильем народ обеспечить, а он – резиденция!».

Верно, и дороги нужны, и жилье, а еще и экология, и экономика, и образование, и зравоохранение, и многое другое. – Но это спор между теми, кто предлагает «подумать», и теми, кто «че там думать, трясти надо». Одну и ту же проблему можно решать по-разному. Кто-то в запале пытается автомобиль преподнять руками, а кто-то пользуется домкратом. Так и здесь, предлагаемые меры выполняют роль своеобразного рычага, с помощью которого можно решить и многие другие проблемы. Мы уже обсуждали проблемы дефицита квалифицированных кадров, и тенденции последних лет в миграционном обмене Владивостока, Приморья с другими территориями. И самой острой проблемой здесь является даже не столько отрицательное сальдо миграции, сколько и, главным образом, то, что происходит утрата качества населения на этой территории. Тенденция маргинализации населения Дальнего Востока не может быть сломлена никакими государственными программами переселения соотечественников, потому что благополучные соотечественники сюда сами не поедут, а те, кто будет согласен приехать, только усиливают и без того печальную картину.

Обращение к федеральному центру

Много раз и многими утверждается, что без государственной поддержки, освоение Дальнего Востока невозможно. И это так. Другое дело, в чем выражается эта поддержка: дотации, субвенции и трансферы, увы, работают только на то, что еще больше порождают желание отсюда уехать.

Теперь же федеральный центр придет сюда сам и скажет: быть посему, а сказать это может только глава государства. Вслед за ним потянутся финансовые потоки, которые сегодня от переполнения вызывают только «несварение» в дорогой нами столице. Это и станет началом самого действенного влияния на устойчивые тенденции последних двух десятилетий, когда регион был брошен на самовыживание.

Как ни странно, но регион выжил и даже исхитрился создать вопреки воле и желанию федерального центра некоторые виды экономической деятельности. Но заданные правила игры не позволили региону обрести масштабный импульс экономического развития. Здесь так и не появился крупный бизнес, для этого здесь не было объективных предпосылок. А отсутствие крупного бизнеса не могло предъявить крупных инвестиционных проектов, и когда Г. Греф это высказывал в качестве упрека региональному бизнесу: де, мол, у вас нет крупных проектов, с вами работать неинтересно. Но это, прежде всего, укол ведомству, которое он тогда возглавлял. Именно Министерство экономического развития и торговли не смогло обеспечить условия для развития крупного бизнеса на Дальнем Востоке, включая тарифы на энергоносители, транспортные барьеры и условия внешнеэкономической деятельности. Но дело не в обидах и упреках, кто кого сильнее укусит. Речь о реальных шагах со стороны федерального центра: внятная восточная политика государства и место в ней дальневосточного региона, полномочия и ответственность каждого из субъектов этой политики, механизмы взаимодействия и определение приоритетов на разных этапах развития.

Важно при этом отдавать себе отчет, что у государства, обладающего огромной территорией (Россия – 17 млн. кв. км, тогда как Китай – всего 9,6, а США – 9,4 млн. кв. км), эффективно поддерживать развитие всех регионов невозможно, если оно отказалось от директивных методов управления. Но синдром боязни передачи части централизованных рычагов управления в регионы, в конечном счете, сказываются и на масштабах и качестве инвестиционных вливаний извне. Сегодня китайские и японские инвесторы потеряли интерес к Дальнему Востоку именно потому, что процедура согласования и несамостоятельность субъектов федерации в принятии решений по ряду вопросов, включая и гарантийные обязательства, длительна, и далеко не всегда в пользу региона.

А сами мы на что способны

Да, у Владивостока накопилось за прошедшие десятилетия немало проблем, но важно при этом понимать системность их решения. Можно сколько угодно сражаться последовательно с проблемами, которые перед городом выдвигает жизнь, что собственно и пытались делать многие градоначальники последних двух десятилетий. Думаю, не стоит всех их подозревать в неспособности, неумении или нежелании решать накопившиеся проблемы (а тем более, в особой корысти, хотя иногда она видна невооруженным глазом). Беда каждого из них заключалась именно в отсутствии системного видения города как живого организма, части которого функционируют по определенным закономерностям, сообразуясь с которыми только и можно действовать. И даже когда каждому из них очередной научный подрядчик брался прописать стратегию или стратегический план действий, этот документ оставался мертворожденным произведением. С одной стороны, заказчик не принимал участия в разработке документа и не был в состоянии «взять» системность подхода (если она присутствовала в нем), с другой – текущие проблемы задавали свой вектор мышления и действий градоначальника и его подчиненных, что, как правило, не совпадало с научными рекомендациями.

Сегодня такая опасность подстерегает новую администрацию города, у которой есть страстное желание изменить жизнь к лучшему, на выходе есть разработка «Стратегии развития Владивостока до 2020 года», более года разрабатываемая «Леонтьевским центром», но катастрофически нет времени ни на что, кроме текущих вопросов.

Но хорошо уже хотя бы то, что главой города сегодня озвучиваются новые приоритеты экономического развития Владивостока, как то: туризм, здравоохранение и образование. В рамках этих направлений для научного сообщества важно оценить, что и как может быть сделано как в краткосрочной перспективе – на ближайшие два года – к юбилею города, так и в долгосрочной перспективе – скажем, до 2050 года.

Рынок услуг в сфере туризма, здравоохранения и образования в ближайшем окружении Владивостока сопоставим по численности с Россией умноженной вдвое, и поэтому выбор в этом направлении представляется чрезвычайно перспективным. А за счет территориального перераспределения части функций с такими городами, как Находка, Уссурийск, Артем, Большой Камень, Славянка и малыми поселениями, вся территория может получить мощный импульс экономического и социального развития.

Юрий АВДЕЕВ

Комментариев нет:

Отправить комментарий