пятница, 12 июня 2009 г.

Жизнь под знаком Спутника


Леонид Моисеевич Митник родился в Ленинграде 10 октября 1938 года в семье крупного инженера-конструктора. (Его отец в свое время принимал участие в проектировании Волховской ГЭС). Во время Великой отечественной войны его семья год прожила в блокаде. Затем маму с трехлетним Леней и его четырехлетним братом эвакуировали через Ладожское озеро в Среднюю Азию. После снятия блокады Ленинграда отца перевели в Москву. Когда кончилась война, семья воссоединилась в родном городе. Жили они в коммунальной квартире, в которой размещалось восемь семей, в комнате в 40 квадратных метров, вчетвером: родители и двое сыновей.

В 1955 году Леонид с золотой медалью окончил школу и поступил в Ленинградский электротехнический институт на факультет электрификации и автоматизации. С первого курса он увлеченно окунулся в студенческую жизнь: выступал на факультетских вечерах, пел в хоре, участвовал в КВН. Ходил в походы, совмещая туризм с выступлением в агитбригадах. Веселые концерты, остроумные экспромты имели неизменный успех в деревнях и поселках, где они бывали. Ездил в стройотряды, на освоение целинных земель. Увлечен был комсомольской работой… Интересное, насыщенное время, есть что вспомнить.... Тем не менее, такая напряженная жизнь не помешала ему окончить институт с красным дипломом и получить в 1961-м специальность «инженера-электрика».

Ему все было интересно. Работая инженером, окончил при университете трехгодичные курсы по повышению математической квалификации. Преподавал в техникуме. Изучал английский язык. Как решил связать свою жизнь с наукой? Немалую роль в этом решении сыграл дядя Леонида Моисеевича – Петр Яковлевич Митник, доктор медицинских наук, профессор, известный ученый-физиолог, с которым они всегда были духовно близки. Под его влиянием Леонид в 1965 году поступил в аспирантуру Института радиотехники и электроники АН СССР. Леонид Моисеевич с благодарностью вспоминает те годы. В Москве была великолепная научная среда, возможность посещать семинары в различных институтах по самым разным научным направлениям, прекрасная Ленинская библиотека с богатейшим фондом, – все это формировало представление о науке в целом, а не только о том направлении, которым он занимался. В памяти все еще свежи воспоминания о том времени и понимание того, как должна развиваться наука, как надо готовить молодых ученых.

Далее – распределение в подмосковный город Фрязино. В те годы город был знаменит на весь СССР своей командой КВН (Клуба веселых и находчивых). Ребята там подобрались остроумные, артистичные. Леонид, как и в студенческую пору, участвовал в самодеятельности, в спортивных соревнованиях... Ходил в походы, совмещая туризм с выступлением в агитбригадах.

Первые две его научные темы были сугубо астрофизическими. Одна была связана с попыткой заглянуть в далекое прошлое, попытаться понять, что произошло около 15 миллиардов лет тому назад, когда вследствие Большого взрыва образовалась наша Вселенная. Денег на специальную аппаратуру не нашлось, поэтому тему сменили.

Митник занялся изучением космических мазеров. Космические мазеры – это сверхкомпактные области в облаках межгалактического газа, которые являются источником мощного микроволнового излучения. Мазеры переизлучают энергию какого-либо источника радиации, (например, от ярких молодых звезд) находящегося в непосредственной близости от облака, в узкой и строго определенной полосе микроволновой области спектра. Возникшее микроволновое излучение, в свою очередь, возбуждает другие молекулы газа облака, усиливая интенсивность линии в полной аналогии с принципом действия лазера в оптическом диапазоне. К сожалению, эта тема также не получила развития по той же причине: не было денег для создания аппаратуры.

Так совпало, что его научное становление во время учебы в аспирантуре совпало с развитием освоения космоса в нашей стране. Сорок лет тому назад СССР запустил первый в мире искусственный спутник, оснащенный микроволновыми приемниками – радиометрами и ориентированный на изучение Земли из космоса. Запуск прошел успешно, аппаратура работала нормально, возник вопрос: кто и как обработает полученные данные? Тема эта настолько захватила Леонида Моисеевича, что его научные интересы с тех пор неразрывно связаны с изучением матушки-Земли с помощью спутников.

Работая над двумя первыми темами, Митник изучал влияние земной атмосферы, которая для сигнала из далекого космоса являлась переменной по интенсивности и спектру помехой. Меняется содержание водяного пара, появляется облачность, выпадают осадки, – все это отражается в изменении сигнала, который принимают чувствительные приемники – микроволновые радиометры. Это служит основой для решения разнообразных обратных задач: восстанавливать характеристики атмосферы и океана по данным микроволнового дистанционного зондирования Земли, что важно для многих практических приложений: прогноза погоды, уменьшения ущерба от стихийных бедствий, развития сельского хозяйства. Где и какой интенсивности идут дожди, какова температура Мирового океана? Какие ветры дуют? Нормальное ли состояние сельскохозяйственных угодий? Какова влажность почвы? Где граница ледяного покрова?

По результатам обработки измерений, выполненных первым в мире спутником с микроволновыми радиометрами на борту, Леонид Моисеевич в 1970 году подготовил кандидатскую диссертацию. В 1996 году в Институте космических исследований РАН он защитил докторскую диссертацию по специальности «дистанционные аэрокосмические исследования» (физико-математические науки).

С 1974 года Леонид Моисеевич Митник работал старшим научным сотрудником в Ленинградском гидрометеорологическом институте, где его исследования были сконцентрированы на изучении переноса излучения в атмосфере, на анализе данных самолетного и спутникового микроволнового зондирования Земли.

Затем – возвращение в Ленинград, а в 1977 году, вскоре после создания Академгородка во Владивостоке был приглашен в Тихоокеанский океанологический институт. С тех пор уже более 30 лет занимается решением широкого круга проблем дистанционного зондирования, уделяя основное внимание пассивным микроволновым и радиолокационным методам исследования океана и атмосферы, используя наземные, судовые, самолетные и спутниковые измерения. Сегодня Л.М. Митник заведует отделом спутниковой океанологии ТОИ. Занимается изучением нашей «матушки-планеты» и находит в этом большое удовольствие.

С 1993 года в качестве приглашенного профессора он вел исследования в университетах Тайваня, Китая, Германии, Японии, читал курсы лекций для студентов и аспирантов в Чили, Индии, Индонезии, Японии, Китае, проводил семинары в университетах Японии, Китая, Франции, Германии, Англии, США и других стран, выступал с докладами на ведущих международных конференциях и симпозиумах по дистанционному зондированию. С этого же времени Леонид Моисеевич руководит исследовательскими проектами по программам Европейского и Японского космических агентств, международными проектами ИНТАС, грантами РФФИ и ДВО РАН. Все проекты связаны с изучением из космоса явлений и процессов в атмосфере и в океане радиофизическими методами. Леонид Моисеевич Митник был научным редактором и соавтором монографии «Радиолокация поверхности Земли из космоса» (Ленинград, Гидрометеоиздат, 1990). Он автор глав в нескольких монографиях, опубликовал более 100 статей в рецензируемых журналах.

Леонид Моисеевич, как и прежде много работает и любую работу выполняет честно и добросовестно. Очень ответственен, даже педантичен. Несколько раз проверит данные, прежде чем отправить их в журнал.

Его радует, что существует международное научное братство, солидарность ученых. Бывает, возникают сложности, например, бюрократического плана, связанные с получением визы, – зарубежные коллеги быстро откликаются и если нужно оказывают визовую поддержку. Во всем, что касается личных отношений, совместных исследований, ему везет на встречи с настоящими учеными, его радует отзывчивость других людей и в нашей стране, и за рубежом. У него огромный круг знакомых, много друзей.

Леонид Моисеевич читает курсы лекций студентам Дальневосточного государственного университета. Ребята пишут у него курсовые, дипломные проекты. Готовится к защите диссертации его аспирант Вячеслав Анатольевич Дубина. В отношении между «учеником» и «учителем» в науке он никогда не чувствует себя стоящим на пьедестале. Любит передавать свой опыт. Охотно, с удовольствием и готовностью отвечает на вопросы, беседует со студентами, молодыми сотрудниками.

Как лектор общества «Знание», он выступал в самых различных аудиториях: на открытых площадках, в школах, в домах отдыха, в центральном лектории г. Ленинграда, на судах, во многих районах Приморья, Сахалина, Камчатки, Казахстана.

Леониду Моисеевичу Митнику присуждены: Диплом и медаль Центра космических полетов им. Годдарда, НАСА за выдающиеся работы по спутнику Аква (Aqua) системы наблюдения Земли («Outstanding Teamwork Award») в составе международного коллектива, Диплом Национального Управления по Аэронавтике Исследованию Космического Пространства за работы по спутнику Aqua («Group Achievement Award») и Диплом и медаль ассоциации Pan Ocean Remote Sensing Conference (PORSEC) за выдающиеся научные достижения.


Все удачно и в личной жизни Леонида Моисеевича. Вот уже 43 года он благополучно и счастливо женат. Его жена, подруга и единомышленница – коренная ленинградка, как и он – выпускница Ленинградского электротехнического института, старший научный сотрудник отдела спутниковой океанологии ТОИ и, наконец, необыкновенно приятная женщина с красивым весенним именем – Майя – Майя Львовна. Познакомились они после окончания института. Ходили вместе в походы по Мещере, сверяя свой путь по карте с рассказами Константина Паустовского, сплавлялись на плоту по реке Пра. Ходили в лыжные походы по Хибинам. Она всегда рядом и в лаборатории, и дома с тех пор, как в 1964 году Леонид Моисеевич предложил ей руку и сердце. Рядом, даже если они и в разлуке: Леонид Моисеевич часто в отъезде. Есть в нем что-то цыганское, говорит Майя Львовна, очень любит ездить, путешествовать. Всюду ему очень интересно.


Леонид Моисеевич – дважды счастливый отец и дедушка пяти внуков! Его дети также состоялись в жизни. Дочь Любовь, биохимик, окончила химический факультет Ленинградского государственного университета, а кандидатскую диссертацию по применениям электрофореза при изучении структуры ДНК защитила в Париже. В дальнейшем уже в США принимала участие в большой международной программе по расшифровке генома человека. Впоследствии американский журнал «Science» опубликовал список фамилий 600 исследователей, которые внесли наиболее заметный вклад в решение этой проблемы. В этом списке значится и фамилия Любови Митник.


Сейчас она живет и работает в Бостоне. У нее четверо (!) детей. А у отца, Леонида Моисеевича в лаборатории – портрет красивой дочери, на котором она так похожа на маму…

Лев, сын Леонида Моисеевича, – программист, его работа, дом и семья сейчас в Париже. Его дочке идет второй год…


Жизнь у Леонида Моисеевича динамичная. В скором времени он опять собирается в дорогу: в планах – Греция, затем – Китай. Легкий на подъем, подвижный, он любит пробежаться после рабочего дня не потому, что так рекомендуют врачи, а просто – нравится. Потребность души, так сказать. К тому же во время бега в голову приходят нужные мысли.

«Неужели уже 70?!» – удивляется Леонид Моисеевич. И действительно, никак несовместимы эти цифры с человеком, который работает с интересом и живет с удовольствием.

***


Накануне своего юбилея Леонид Моисеевич Митник ответил на несколько наших вопросов.


– Какими вы видите отношения между «учеником» и «учителем» в науке (в том числе свой опыт ученика и учителя)?

– Нормальные должны быть взаимоотношения. С моей точки зрения, успешно продвигается решение задачи, поставленной руководителем перед учеником, в том случае, если их взаимодействие не ограничивается редкими встречами и обсуждениями планов работы, и, впоследствии, результатов работы. Хотя и такие руководители добиваются успеха.


Мне больше импонирует другой подход, менее формальный. К счастью, примеры такого общения были в моей жизни. В этом году, например, отмечалось 90-летие профессора Кусиэля Соломоновича Шифрина, одного из лидеров в области оптики океана. Он долгое время работал в Институте океанологии в Москве и в Ленинградском отделении этого института. Общение с ним как раз и отличалось тем, что обсуждению подвергались не одни лишь научные проблемы.

Другой пример, который тоже произвел на меня большое впечатление. Во время первой моей зарубежной поездки в Канаду профессор Дэвид Фармер не только познакомил нас со всеми своими аспирантами, но и вовлек в ежедневное во время ленча обсуждение научных, и не связанных с наукой проблем, пригласил к себе домой.


– А вы работаете со студентами?

Я преподаю в ДВГУ. За время моей работы со студентами, встречались очень перспективные ребята, интересующиеся и вникающие в детали профессии, великолепно знающие компьютер, свободно владеющие английским языком. Молодые специалисты, для которых, с моей точки зрения, открывались отличные перспективы в науке: быстро сделать диссертацию, иметь хорошие контакты с зарубежными коллегами, за три-четыре года выйти на очень хороший уровень – ушли все до одного. Они хорошо устроены, получают приличную зарплату, живут в столичных городах, но наукой, как правило, не занимаются. Те же, кто сохранили интерес к занятиям наукой – уезжают за рубеж. В ведущих американских и европейских научных центрах всегда найдете выпускников наших вузов. Своим детям они стараются передать русскую культуру и те моральные принципы, которые были у них сформированы здесь. С одной стороны радуешься за талантливых ребят, устроивших свою жизнь. С другой – овладевает глубокая печаль: они могли стать крайне полезными для родины, но так сложилось, что она в них не нуждалась.


– Некоторые считают, что сейчас страна больше нуждается в рабочих руках, чем в ученых.

– Как и выкачанная нефть, «утечка умов» – невосполнимая трата потенциала страны, самого дорогого, человеческого потенциала. Участие ученых – людей, которые понимают устройство мира лучше, чем большинство населения, крайне важно для развития каждой страны и России, в частности. К сожалению, в последние годы наука «в загоне», о науке пишут и говорят очень редко и мало. Это особенно заметно, если мы, например, посмотрим наши обычные передачи и, допустим, те, которые идут по каналу «Euronews». Там, недавно, после 15-минутных новостей давали большой материал о космическом корабле «Жюль Верн», работе долговременной орбитальной станции. Такие передачи идут постоянно.


Колоссальное внимание уделяют вопросам воспитания, науки, пробуждения интереса к занятиям наукой и наши ближайшие соседи, такие как Китай, и далекие соседи, – США. В этом году, например, международный симпозиум по дистанционному зондированию Земли и наукам о Земле (США, г.Бостон, 6-11 июля) был ориентирован на вопросы образования, привлечение к серьезным занятиям наукой студентов и школьников. Большое количество хорошо оформленных материалов помогало решать эту задачу. Ребята участвовали в выставках, ходили с экскурсиями.

Крайне прискорбно становится, когда сопоставляем с тем, что видим в нашей стране.


– Как вам удается сохранять оптимизм?

– Гуляя в окрестностях Владивостока, поневоле приходишь к мысли, что в России крайне серьезной стала проблема с отходами и свалками, остается нерешенной проблема с дорогами, с браконьерством. Тем не менее, есть много людей, которые исповедуют то же что и я, – отношение к природе, к людям, которые нас окружают, к проблемам, которые возникли и продолжают возникать перед нашей страной. Их поддержка мне помогает.


– Леонид Моисеевич, удается ли вам заниматься тем, что вас интересует как человека, ученого?

– Работа в науке обязательно должна сочетаться со свободой, и строгая регламентация, присущая ряду организаций, допустим, отраслевым институтам, не должна быть типичной для Академии наук. Важно иметь свободный доступ к информации, посещать семинары и конференции в других институтах, в том числе и за рубежом. Свободу обеспечивает и наличие достаточного финансирования, поскольку занятия наукой невозможны без соответствующего обеспечения оборудованием, коммуникациями, условиями жизни, в конце концов.


Я в последние годы довольно часто выезжаю в зарубежные командировки и, должен признаться, искренне радуюсь, встречая людей, которые интересны не только как ученые, но и люди, близкие по духу. По возвращении пишу отчеты и каждый раз подчеркиваю, что крайне необходимо выделение большего количества денег для расширения научных контактов. При той деградации, которая явно видна по многим научным направлениям, сохранению хорошего уровня работ могут способствовать научные командировки. Разумеется, в этом случае должна быть полная уверенность, что ученый представит на конференции интересный доклад и вернется в институт с новыми данными, статьями...


Организационные комитеты конференций отбирают и печатают не все, а лучшие материалы. Так что приглашение выступить с докладом на конференции – это подтверждение высокого уровня исследований, своего рода фильтр, который, увы, часто отсутствует внутри отечественной науки, когда многое решается не в результате нормального конкурса, а благодаря неким связям, знакомствам...


– Что нового удалось разглядеть на Земле со спутников?

– На самом деле на нашей Земле происходит много интересного. В последние годы в мире обострился интерес к исследованию климата, к исследованиям, связанным с загрязнением нашей планеты. Исключительно важны, в том числе и для решения задач природопользования, строительства, сельского и лесного хозяйства, экономики спутники для исследования природных ресурсов Земли. Наряду с метеорологическими, океанографическими и гидрологическими наблюдениями они позволяют получать оперативную информацию, необходимую для геологии, рыбного промысла, контроля загрязнения окружающей среды. Без спутниковой информации решать эти задачи просто невозможно.


Через мою жизнь прошли знаменательные события, изменившие лицо планеты – запуск 23 сентября 1968 года первого спутника «Космос-243» с микроволновыми радиометрами на борту, 28 сентября 1983 года – запуск спутника, оснащенного первой в мире радиолокационной станцией бокового обзора – еще одна юбилейная дата в этом году. Чем ближе к нашему времени, тем меньше крупных событий, связанных с космосом, происходит в нашей стране. В последнее время в России практически не запускают спутников, которые бы занимались изучением Земли из космоса. При таких громадных пространствах, как в нашей стране, при редком населении в Сибири, на Дальнем Востоке, на севере, при сократившейся сети станций и постов, потребность в спутниковых данных, информативность которых намного выше, чем 20 лет тому назад, крайне велика… Сейчас же все спутниковые измерения, используемые в Москве, в регионах, во Владивостоке – это измерения, которые ведутся с американских, европейских, японских, китайских, индийских спутников и спутников других стран. В этом списке нет только спутников России, страны, которая 51 год тому назад вывела в космос первый в мире ИСЗ.


– Каковы ваши жизненные ценности?

– Мои жизненные ценности закладывались в значительно более ранние годы, чем нынешний период перемен. Моему поколению повезло, что наше становление происходило в благоприятный период «хрущевской оттепели». Такие жизненные ценности как свобода, взаимоуважение, деятельность на благо всей страны, которые тогда были востребованы, приоритет духовных ценностей над материальными благами, сохранились у меня и у моих друзей. Мы им следуем, и это для нас естественно.


Сегодня миром правят деньги. Главное сейчас – любой ценой добиться благополучия для себя. Жаль, что средства массовой информации способствуют не подъему, а снижению уровня культуры, духовности народа. Как долго продлится этот путь в никуда, предугадать трудно, речь идет уже о целом поколении, которое выросло, не видя других ориентиров, кроме золотого тельца. Это печально. А между тем духовно богатых людей становится все меньше и их влияние на общественную жизнь все меньше и меньше.


– Что бы вы себе пожелали?

– Я отлично себя чувствую и хочу сохранить и в последующие годы то состояние удивления, которое испытываю сейчас, подсчитывая, сколько мне лет.


14 октября 2008 года



Комментариев нет:

Отправить комментарий