суббота, 13 июня 2009 г.

Служу своему отечеству

Получив редакционное задание – встретиться с Сергеем Александровичем ГУЛЯЕВЫМ и побеседовать о медицинских перспективах диагностики, я недоумевала: почему именно с этим человеком? Ответ оказался простым: Сергей Александрович врач-невропатолог высшей категории, заведующий кафедрой функциональной диагностики с курсом лучевой диагностики Владивостокского государственного медицинского университета (ВГМУ), и в свои 30 с небольшим лет уже доктор медицинских наук.

Сергей Александрович ГУЛЯЕВ окончил с отличием Владивостокский государственный медицинский университет (ВГМУ) в 1995 году. В 1996-м – защитил кандидатскую диссертацию, а в 2001 году, в возрасте 28 лет – докторскую диссертацию по неврологии. Девятый год работает в системе отечественного здравоохранения – Клинической больнице Дальневосточного Окружного Медицинского Центра врачом-неврологом. С 2002 года возглавляет кафедру функциональной диагностики ВГМУ, к которой в прошлом году был присоединен курс лучевой диагностики. Так получилась большая кафедра со сложным названием. Кафедра занимается диагностическими технологиями в медицине. Что это такое?

– Дело все в том, – отвечает Сергей Александрович, – что нынешняя медицина базируется на доказательных принципах. Уже давно ушло время, когда врач прощупывал больного, слушал его, на основании чего ставил диагноз. Современная медицина ушла так далеко вперед, что мы вынуждены обращаться уже не к органному уровню, а к клеточному и, даже, молекулярному.

– Почему?

– За последнее столетие заговорили о таких болезнях, о которых раньше и не упоминали. Продолжительность жизни за этот период увеличилась почти в два раза. Если в начале ХХ века в среднем люди жили около 40 лет, то к концу прошлого века – уже 80 лет. Теперь старшим поколением считаются те, кому более 65 лет, а не 40, как раньше. Мануальная и визуальная диагностики не позволяют определять многие болезни, ущерб от которых наиболее значим для человеческого сообщества. В первую очередь это болезни, связанные с сосудистой системой. Известный всем атеросклероз сосудов, раньше считавшийся уделом стариков, теперь стал бичом современной цивилизации, заболеванием огромного количества трудоспособных людей среднего возраста. То есть человек, который сегодня начинает страдать от атеросклеротического поражения сосудов, не пенсионер, а работающий человек. Эта болезнь чревата развитием инфаркта, инсульта, она вынудит уйти на инвалидность, если вовремя не распознать ее и не применить необходимое лечение. Успех возможен при правильной диагностике на ранних этапах развития заболевания. Новые технологии диагностики должны обладать неинвазивностью (невмешательством в организм) и легко переноситься пациентом. На Дальнем Востоке сложилась парадоксальная ситуация: каждый год медицинский университет выпускает достаточное количество врачей, а нужного количества оборудования нет. Больницы не в состоянии позволить себе приобрести современные диагностические комплексы.

– А как же интеграция, программы поддержки, гранты?

– Эти программы, к сожалению, не дают возможности приобрести современный томограф, диагностическое оборудование, позволяющее произвести комплексное обследование пациента. Техническое оснащение больниц мало изменилось по сравнению с началом девяностых годов прошлого века. Например, в нашей больнице есть два компьютерных томографа. Это хорошо действующее, но к сожалению, уже морально устаревшее оборудование. Многие задачи, которые мы готовы поставить, с их помощью не решить. Отправлять пациентов в центральные клиники невозможно из-за географической удаленности Приморья. Даже платежеспособной части населения не можем предоставить на месте необходимый комплекс диагностических услуг. Зачастую нет возможности своевременно диагностировать заболевание, хотя фармакологические средства для его лечения есть.

– В итоге страдает качество лечения?

– Несомненно. Поэтому необходимость целевых программ обеспечения современным диагностическим оборудованием нельзя переоценить. Но ведь даже если программа действует, это еще не гарантирует, что оборудование прибудет в срок, в полной комплектации и полностью исправным. К сожалению, нет региональной стратегии оснащения аппаратурой. Если оборудование пришло, то благодаря самоотверженной деятельности того, кто его «пробивал», или же оно досталось по остаточному принципу.

– Так в чем же выход?

– Возможно, в создании крупных коммерческих диагностических центров. Конечно, это дорогие услуги. Но ведь экономические потери общества, вызванные сосудистыми заболеваниями, значительно выше затрат на оснащение и функционирование таких центров. В мировой практике затраты на диагностику составляют две третьих затрат на все медицинские услуги. И это понятно: если диагностика точна, то затраты на лечение резко падают. Если же она не точна – существенно возрастают. Дешевая диагностика приведет к дорогому лечению. Мы же назначаем не конфеты, а фармакологически активные вещества. Неправильный диагноз может привести к значительному осложнению состояния пациента, ведь он подвергается токсическому воздействию медикаментозных средств. Поэтому так важны современные диагностические технологии, которым обучаем на нашей кафедре студентов и специалистов. Мы считаем важным продвигать на Дальний Восток инновационные разработки, которые позволят сделать диагностику менее инвазивной. Давайте сравним ситуацию в кардиохирургии и нейрохирургии. В нейрохирургии мы частично имеем технологии неинвазивного анализа. А вот в кардиохирургии, которая является очень затратной статьей, ситуация совсем другая. Для исследования коронарной системы сердца нам нужно доставить катетер непосредственно в артерию, ввести контрастное вещество, сделать серию рентгеновских снимков. Это интервенционная, тяжело переносимая технология. В результате возникает риск смерти пациента во время диагностического обследования.

А что позволяют сделать неинвазивные методики?

Мультиспиральный компьютерный томограф, например, может без вмешательства в организм показать, где образовались атеросклеротические бляшки, где сужения сосудов. В этом случае требуется только одно вмешательство в организм пациента – это оперативное лечение согласно уже известным результатам ранее проведенного исследования. Для человека это означает снижение риска неблагоприятного исхода с 80% до 10%.

– Недавно проводился городской конкурс «Инновации и малый бизнес». Победители конкурса работают в нашей поликлинике. Их компьютерный комплекс позволяет проводить диагностику по активным точкам на ухе. Что Вы скажете об этом методе?

– Мы с Вами говорим о стандартных технологиях, признанных учеными во всем мире. В любой точке земного шара пациент может предъявить в клинике результаты диагностики, и они будут понятны врачам. Новые разработки – это интересно, ими надо заниматься, апробировать, сертифицировать. Им еще предстоит добиться признания. В медицинской диагностике мы не можем использовать методику, не прошедшую специальной процедуры регистрации, лицензирования. Медицина – очень консервативная сфера деятельности. То, что возможно в научных, экспериментальных работах, недопустимо в стандартной медицинской практике.

– Сергей Александрович, у Вас заведующего кафедрой функциональной диагностики есть, как здесь говорят, курсанты. Каков сегодня студент медицинского университета?

– Наша кафедра молодая, своих выпускников пока нет. Молодежь сегодня не такая как раньше. Когда-то студентов можно было разделить на тех, кто стремился стать хорошим врачом и «середнячков». А в последние годы больше идет расслоение на тех, кто интересуется медицинской наукой и тех, кто не собирается связывать свою жизнь с врачебной практикой. Удивительно, но факт: таким студентам нужен лишь диплом. Зачем они занимают места, предназначенные для тех, кто действительно могли бы стать врачами?

А как же лозунг врачей: светя другим, сгораю сам?

– Работа врача действительно тяжелый труд, и он должен быть достойно вознагражден. А этого нет. Нельзя говорить, что врач будет получать хорошую зарплату, работая на двух ставках и ночных дежурствах. Он должен трудиться только на одном месте, на одной ставке и получать столько, чтобы не думать, как прокормить семью. Врач должен постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство, иметь возможность обучаться, в том числе в центральных клиниках, а значит иметь свободное время. Иначе что мы получим от нынешней медицины? Больные начинают умирать. Что можно требовать от врача муниципальной поликлиники (работающего с утра до вечера на две ставки), который приходит к пациенту и думает, как бы не упасть в обморок и не сконфузиться в глазах больного?

– Как же поправить такое положение в медицине по Вашему мнению? Ждать новых правительственных постановлений?

– У меня нет готового решения. Я считаю, что врач по статусу – государственный служащий. Мы действительно служим народу и имеем право на привилегии государственного служащего. Всем понятен подвиг солдата умирающего за Отечество с оружием в руках. Врач со скальпелем и фонендоскопом, заразившись от больного, тоже умирает за Отечество.

11 октября 2004 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий