пятница, 5 июня 2009 г.

Предназначение женщины …



Врач акушер-гинеколог, узист Ольга Сергеевна СТЕПАНОВА в медицине не случайный человек. В семье врачами были все, поэтому вопрос «куда пойти учиться?» перед Ольгой не стоял. Она просто поступила в Дальневосточный государственный медицинский институт на лечебный факультет. Окончила его в 1988 году и работала в городе Находка в экстренной службе гинекологии городской больницы. После рождения ребенка переехала во Владивосток. С 1994 года Ольга Сергеевна работает в гинекологии, в хирургическом отделении Медицинского объединения ДВО РАН. Проводит операции, сохраняет беременности. Стаж в медицине – восемнадцать лет. Награждена почетными грамотами РАН.

– Ольга Сергеевна, почему вы пошли в гинекологию?

– Хотелось заниматься неполиклинической работой. Тем более что в нашей семье были инфекционисты, нейрохирурги, травматологи, анестезиологи, окулисты. А гинекологов не было… Но если серьезно – профессия эта нужная людям и интересная для меня.

– Специализация с использованием УЗИ, входила в ваши планы?

– Не совсем. Раньше с УЗИ работала одна Людмила Павловна Костюкова. Во время ее больничных или отпусков некем было ее заменить. Поэтому меня, как самую молодую, главврач Сергей Петрович Крыжановский отправил учиться. Многое я узнала благодаря Людмиле Павловне, к сожалению, она уже не работает в нашем Медобъединении. Теперь некем заменить меня.

– Есть ли разница между вашими пациентками из находкинской городской больницы и из Медобъединения ДВО РАН?

– Они просто несравнимы. Все равно, что сравнить сегодняшнее экономическое состояние страны с 1913 годом. Наши женщины, работающие в сфере науки, холеные. У них таких запущенных заболеваний, например, патологии шейки матки, с чем я постоянно встречалась в городской больнице Находки, просто нет. Даже в сравнении с другими жительницами Владивостока, которые лечатся у нас платно, «академические» женщины выглядят предпочтительней. Способствует этому ежегодные осмотры, активное выявление заболеваний и не менее активные приемы лечения: если что не так, женщину не оставляют в покое, вызывают в поликлинику или больницу, и лечение продолжается до тех пор, пока анализы не покажут положительный результат. Так что нашим женщинам грех жаловаться, такого отношения к себе они больше нигде не встретят! Можно сказать, что сегодня Медобъединение – оазис здравоохранения.

– Ольга Сергеевна, сравните состояние наших «академических» беременных женщин и всех остальных.

– Находкинская городская больница напоминает владивостокскую тысячекоечную. Я работала в экстренной службе, поэтому понятно, что привозили туда особенных больных: обслуживали женщин из деревень с такими древними воспалительными заболеваниями, последствиями после выкидышей, криминальными абортами, что описать невозможно. Отсюда – осложнения, смертельные исходы. Во время таких дежурств думаешь: дай Бог, чтобы обошлось…
Разница в образе жизни, образовании, интеллекте, конечно, сказывается. Наши «академические» женщины прекрасно ориентируются не только в разных областях науки, они ответственно относятся к своему здоровью, а значит – и к своему будущему – детям.
В Медобъединении много делается по преодолению невынашиваемости, сохранению беременности. По статистике, число абортов держится на одном уровне несколько последних лет. Среди пациенток прерывающих беременность наших женщин – десять процентов. Остальные девяносто – женщины не из ДВО РАН, которые расплачиваются за такие операции деньгами и здоровьем. Примерно одни и те же лица.

– В каком возрасте научные сотрудницы решаются на первого (единственного) ребенка?

– Сегодня женщина в двадцать шесть-двадцать семь лет считается молодой первородящей, а не «возрастной», как несколько лет назад. После тридцати лет женщина считалась «старой» первородящей. Девушки у нас в двадцать-двадцать два года в первый раз, как правило, не рожают. А младшие научные сотрудницы и в двадцать шесть лет не забывают о контрацепции, поскольку они понимают опасность абортов. К счастью, на искусственное прерывание беременности идут немногие. К тому же в поликлинике врачи хорошо объясняют методы контрацепции, активно рекомендуют нужные, индивидуально для каждой женщины. Почему так происходит? Сродни «бизнес-леди», у «академических дам» на первом месте стоит «карьера»: сначала напишу кандидатскую диссертацию, а уж потом заведу детей. Я этого не понимаю! Ведь предназначение женщины – родить здорового ребенка. Хотя бы уже одного.
– Что получается? В погоне за учеными степенями незаметно проходят годы, а когда женщина выходит замуж, здоровья иметь детей у нее или у мужа уже нет?

– Именно так. Все нужно делать в свое время. Тем более что академиками становятся в основном мужчины, а женщины в науке, как правило, делают рутинную работу. Женщины, которым сегодня сорок пять-пятьдесят лет, успели лет в двадцать выйти замуж, родить детей и параллельно сделать карьеру. Сейчас другая молодежь, другие приоритеты. Кроме того, нынешнее поколение двадцати-тридцатилетних нездорово. Причин много: плохая экология, неправильный образ жизни, несбалансированное питание, но самое главное – хронический стресс, который все мы переживаем. Нестабильность экономики, реформирование науки, неуверенность в завтрашнем дне. А соблазнов так много для молодежи…
Но, с другой стороны, уж если женщина «из науки» решила рожать, то очень ответственно относится к вынашиванию ребенка. Скрупулезно, в точности выполняет указания врача, с пониманием соблюдает все их рекомендации.

– А второго, третьего ребенка рожают? Ведь редко, но встречаются среди научных сотрудников и многодетные семьи!

– Бывает и такие, но среди молодого поколения гораздо реже. Если они к тридцати годам обзаводятся первым ребенком, то второй, если появляется, то чаще в сорок. В основном вторые роды – во вторых браках. Такой ребенок желанный, родители ждут его появления и очень любят. Считается, что ребенок, рожденный зрелыми родителями, более разумный. Можно сказать, что такие дети вбирают в себя мудрость родителей.

– Слышала о женщине – научном сотруднике, родившей в первый раз в воду на бухте «Витязь» без осложнений. Ей было в тот момент сорок пять лет. Это исключение из правил?

– У нас в Медобъединении наблюдаются женщины, которые и после сорока пяти лет хотят и собираются испытать радость материнства. Они активно не предохраняются с тем, чтобы забеременеть и выносить ребенка.
Здесь другие проблемы – возрастные изменения. Если жене – за сорок, то муж обычно старше, ему пятьдесят-шестьдесят и более лет. Возможны генетические патологии. Но не обязательны.
Сейчас тридцатипяти-сорокалетние рожают лучше, чем молодежь. И дети получаются более здоровыми. Я имею ввиду даже не умственные способности ребенка, а соматические. Почему? Раньше считалось неприличным быть больной, особенно «женскими болезнями». Женщина старалась не говорить о своих проблемах даже мужу. Она должна была производить впечатление здорового человека. Болеть было стыдно, нужно было быть здоровой.
Сегодня все поменялось. Муж лучше жены знает о ее инфекциях, болезнях, циклах и прочем. На мой взгляд, это излишне. Мужчина должен думать о своей женщине как о здоровом человеке, способной принести здоровое потомство, матери своих детей. Не так много на свете мужчин, которые могут заботиться о больных женах.
Стало модно рожать вместе с женами. А ты позови «любящего» мужчину, который гладит твою ручку перед дверями операционной, провожая на аборт, посмотреть, что ты испытываешь во время операции!

– Да, действительно. Я помню, как-то показывали документальный фильм о том, как проходит аборт, что чувствует неродившийся младенец во время такой операции. Это «убийство» так потрясает, что редкая женщина после увиденного осознанно решится на такой шаг.

– И мужчина, прочувствует это, уверяю вас. Любящий мужчина найдет способ убедить женщину оставить ребенка, сохранить дар Божий. Это действительно дар, ведь не все женщины могут забеременеть.

– Ольга Сергеевна, а если взять зарубежных коллег, так ли заботятся они о здоровье женщины, будущей матери и ребенка, как привыкли мы?

– Принято критиковать сложившуюся у нас систему здравоохранения, но судите сами. Каждая третья российская женщина после тридцати пяти лет имеет доброкачественную опухоль матки, миому. В России, как правило, нет показаний к операции миомы до размера опухоли в двенадцать недель. За рубежом, особенно в США, операции проводят, когда размер миомы достигает пяти-шести недель. Если выявляют миому матки, а женщина не планирует больше рожать, причем врача настораживает течение заболевания, вырезаются все женские органы в комплексе! Так выгоднее. Страховой полис покрывает все расходы на операцию, дешевле прооперироваться, чем наблюдаться долгое время у гинеколога. Поэтому охотно идут на операцию почти все, после сорока пяти лет каждая вторая женщина – без матки. Что это, если не массовая стерилизация? Далее пациентке показана гормональная терапия. А потом может быть опасность возникновения рака молочной железы…
У нас подобные комплексные операции проводят в редких, экстренных случаях, ведь лишнего органа у нас в организме нет. Операции обычно бывают щадящими, удаляется только больной орган.
Лечат за рубежом больных женщин обычно теми же препаратами, что и у нас. Только в отечественной медицине схема лечения воспалительных процессов более полная, чем за рубежом. Там – антибиотик, может быть, противогрибковое средство – и все. Здесь комплексное лечение: кроме антибиотиков, – противовоспалительное, рассасывающее, физиолечение, иммунотерапия. Беременность у нас в стране сохраняют на самом раннем сроке, за рубежом другая тактика – не борются с угрозой выкидыша при беременности до пяти недель. Если у женщины ранее уже были два выкидыша при малых сроках беременности, только в этом случае ее начинают лечить, начиная с ранних сроков.

– Видимо, там не такое плачевное демографическое состояние, как в России. В Послании Федеральному собранию Владимир Путин провозгласил решение демографической проблемы одной из важнейших задач, стоящих перед страной. По словам президента, в России необходимо развить социальную поддержку семьи, программы материнства и детства. Ольга Сергеевна, как вы думаете, будут ли женщины больше рожать?

– Они уже готовы. На вопрос: прерывание беременности или вынашивание ребенка, большинство склоняются в пользу последнего. Это уже достижение. Хотя с трудом верится, что в нашей стране глобально, по всем пунктам программы сразу можно добиться больших успехов. Есть опасность, что будут рожать бомжи и социально неблагополучные семьи лишь для того, чтобы получить единовременное пособие для себя. Ребенку же ничего не достанется от этих денег. Приличные, дружные семьи среднего достатка все равно рассчитывают только на свои силы… Но изме;нения в лучшую сторону уже заметны. Молодые сотрудники чаще задумываются о пополнении семейства. Сейчас важно поддержать людей реальными мерами со стороны государства. Доказать делами, что правильные слова сказаны не в интересах выборной кампании, а действительно отражают долговременную политику нашего правительства.
Интересно, что в Китае, стране, где государством ограничивается рождение второго ребенка, через налогообложение и другие меры, семьи ученых, напротив, получают материальную и иные виды поддержки при рождении второго ребенка. Наверное, считают, что у умных родителей чаще рождаются умные дети.
Желаю всем нашим женщинам быть здоровыми. Я считаю, что для женщины самое главное – дети, семья, муж. Это самое ценное, что есть в жизни. Это вечные, неоспоримые приоритеты.
Пусть молодые женщины поймут, что ребенок – не помеха в работе или написании диссертации. Пусть они думают, прежде всего, о своем женском здоровье, и помнят всегда, что их предназначение – в рождении такого чуда – ребенка! Только ради него стоит жить.


09 июня 2006 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий