суббота, 6 июня 2009 г.

Как достичь счастья



      В последние годы средства массовой информации все чаще говорят о развитии аквакультуры в стране. В качестве отдельного направления она включена в приоритетный национальный проект «Развитие агропромышленного комплекса». Разрабатывается закон. Тем не менее, Россия не относится к числу мировых лидеров в этой области. Даже в лучшие годы доля СССР в мировом рыболовстве составляла около 10%, а объем искусственно выращенной продукции – 3%. Теперь эти показатели составляют соответственно 2% и 0,2%. По регионам мира наибольшее развитие аквакультура получила в Китае и в Юго-Восточной Азии, составляя свыше 90% от общего мирового объема производства, или 50 миллионов тонн. Поэтому понятен интерес наших специалистов-гидробиологов к успехам их китайских коллег. У нас в гостях Сергей Иванович МАСЛЕННИКОВ, кандидат биологических наук, научный сотрудник лаборатории экологии шельфовых сообществ Института биологии моря ДВО РАН имени А.В. Жирмунского.


С.И. Масленников

      – Сергей Иванович, недавно мы беседовали о перспективах сотрудничества с китайскими учеными в Янтае и Циндао (статья «Науки много не бывает или «Мелкими шагами в нужном направлении» в газете «ДВ ученый» №22-23 от 13 декабря 2006 года). А сегодня эти работы в области марикультуры и биотехнологии развиваются в нужном направлении?

      – Не так давно из городов Циндао (Институт морского приборостроения) и Янтай (Институт морских рыбохозяйственных исследований), провинции Шэньдун к нам приезжала делегация китайских ученых. За год до этого, в Китае, мы уже подписали проколы намерений, а во время их визита во Владивосток были заключены договоры о сотрудничестве в интересах развития марикультуры.       
      В прошлом году в Янтае совместными усилиями Академии наук Китая и Академии наук провинции Шэньдун был создан Институт устойчивого развития прибрежной зоны. Надо отметить, что наряду с центральным также и провинциальное правительство вкладывает большие деньги в развитие науки, в особенности прикладной, в развитие технологий, обеспечивающих знаменитый китайский «прорыв». Мне понравился этот сравнительно небольшой по китайским меркам город с шестимиллионным населением. Город, в котором успешно функционируют несколько районов с особым статусом развития. Он считается одним из наиболее благоприятных для проживания городов Китая. Там отличный климат, великолепные комфортабельные дома, благоприятная среда обитания, спокойный ритм жизни – неудивительно, что не только китайские, но и южнокорейские пенсионеры предпочитают встречать закат жизни, купив дом в Янтае. Кстати, россияне тоже начали приобретать там жилье. Но пока что русский бизнес проник туда не так широко как в Суйфунхэ, Хэйхэ. Квартиры там не на много дешевле, чем во Владивостоке, но мы покупаем голые стены, а они – квартиры, оборудованные для жизни полностью и по самым современным меркам.
      Задачи, поставленные перед Институтом устойчивого развития прибрежной зоны в Янтае заключаются в проведении комплексных биологических, океанологических, географических исследований, исключая рыбохозяйственные исследования. Институт проявляет заинтересованность в международной кооперации в этих направлениях, в том числе и в сотрудничестве с нами.

      – А что за мероприятие проходило в Янтае, в сентябре прошлого года?

      – Семинар проводила международная организация LOICZ (Land Ocean Interaction Coast Zone), участники которой занимаются изучением взаимодействия океана и суши в прибрежной зоне. Эти исследования объединяют ученых из многих институтов и университетов всего земного шара. Центр исследований в Северо-Восточной Азии был создан на базе института, о котором мы говорим, для того, чтобы координировать работы в КНР по этой тематике. На семинаре присутствовали представители Евросоюза, Соединенных Штатов Америки, Японии, Китая. От России было представлено два доклада, один из которых прочитал я.
      Обратите внимание: в прибрежной, шириной в сто километров от берега моря полосе, проживает 70% населения мира и здесь производится 90% валового мирового продукта, поэтому так важно изучать граничную область суши и моря. В том числе с точки зрения изменений мирового климата.
      До этой поездки я был в Янтае с рабочим визитом в мае, мы знакомились с практикой хозяйств марикультуры. В то время я увидел глубокий котлован, этажа на четыре, а через четыре месяца, в сентябре на его месте выросла бетонная многоэтажная коробка здания нового института. Вот такой масштаб темпов строительства! Китайцы строят сразу комплекс зданий: институтские и жилые корпуса для сотрудников и аспирантов. Пока строители возводят здания, на арендованных площадях приступили к исследованиям первые научные сотрудники нового института. Не сомневаюсь, что в следующий приезд увижу оснащенный самым современным оборудованием институт. Расхолаживаться они явно не собираются. Договор о сотрудничестве с нами уже заключен. Одновременно с созданием института они приступили к подготовке специалистов по темам выполняемых исследований. То есть мы видим такой же подход, как и при строительстве технопарков: в благоприятной зоне создается инфраструктура для развития науки и технологий.
      Обращает на себя внимание интенсивная ротация научных кадров, в чем мы не раз убеждались. Например, заместителем директора в Янтае работает бывший сотрудник Института океанологии из Циндао. Специалистов из провинции Шаньдун мы встречали в провинции Чжэнцзян. И, наоборот, с южных провинций многие ученые приезжали в Янтай. Так разные научные школы взаимодействуют, обогащая друг друга. В Китае стараются приглашать сторонних специалистов, но и своих интенсивно готовят, повышают их квалификацию. Парадоксально, что, несмотря на большую численность населения, в Китае существует дефицит узких специалистов.

      – А почему дефицит?

      – Потому что хорошего специалиста выращивают, его невозможно быстро подготовить, а достичь успехов, напротив, требуется в короткий период времени. Поэтому китайцы готовы приглашать уже состоявшихся специалистов, если надо – иностранцев, в том числе из России, чтобы совместно работать над решением поставленных перед ними партией и правительством задач и наряду с этим готовить национальные кадры высококвалифицированных специалистов. Они с уважением относятся к нашей научной школе и готовы к сотрудничеству с нами.

      – Сергей Иванович, а чем вам запомнился последний визит?

      – Прошли два года – год России в Китае и год Китая в России. Последний закончился торжественно в минувшем ноябре. Считаю, были достигнуты большие успехи, в том числе, и в научных обменах. Не знаю, насколько китайцы узнали нас, но мы многое для себя открыли в наших соседях, много нового увидели. Мы пересекли Китай с севера на юг. Южную провинцию Цзянсу проехали на колесах почти всю, общались с населением, останавливались в гостиницах, ели в разных ресторанах… Мы окунулись в китайскую действительность, а не наблюдали Китай из окон туристских автобусов. Мы увидели, как с помощью развития науки, технологий меняется их жизнь. Современный Китай – демонстрация развития цивилизации, торжество новых технологий.
      И вот о чем нельзя не сказать. Многие политические мифы, которые у нас в ходу до сих пор, например, – об агрессивности китайцев, действительно, не более чем мифы. Китайцы – мирный народ, для которого внутренние дела всегда были более важными, чем дела международные. Меньшая агрессивность проявляется даже в манере езды. За два года я видел всего три автомобильные аварии, а во Владивостоке в плохую погоду такое можно увидеть за полчаса.

      – Так что, Китай – край, напоминающий рай?

      – Нет, конечно. Должен подчеркнуть, что далеко не все, что «работает» в Китае применимо у нас. В Китае много проблем, не все они хорошо видны иностранцу. Тем не менее, темпы улучшения жизни там настолько быстрые, что каждый, как говорится, может дождаться счастья. Сегодня в Китае правительство во главе с компартией доказало свою состоятельность умением правильно управлять. У партии были ошибки, она их признала и делом доказала, что ошибки действительно преодолены. У нас пока что население не доверяет настолько правящей элите.

      – Может быть, дело не в доверии, а в том, что власть держит народ в «ежовых рукавицах», а иногда даже публично расстреливает преступивших Закон?

      – Нет, люди верят не в то, что их могут расстрелять, а в то, что они будут лучше жить, если станут лучше работать.

      – Так они что, все голосуют за Коммунистическую партию?

      – Нет. У них нет выборов вообще в нашем понимании. Там другая, чем у нас структура власти.
      На юге Китая, в окрестностях города Чжэцзян крестьянские семьи живут в двухэтажных коттеджах. На свои доходы крестьянину не купить такой дом, но есть ипотека или какие-то другие долгосрочные, поддерживаемые правительством, программы, доступные для населения. Люди не боятся «попасть в кабалу».

      – Но сравнительно недавно им жилось не сладко.

      – Да. Они признают, что раньше, до прихода к власти Дэн Сяо Пина, жили очень скромно, трудно. Птиц у них до сих пор маловато.
      Китайцы смогли через развитие торговли, бурный рост «быстрых» денег выйти на колоссальные объемы инвестиций. Умело управляют ими, «охлаждают» свой рынок, перенаправляя инвестиции в страны Азии, Африки, Латинской Америки. Они входят всюду, куда их пускают и пытаются входить туда, куда не хотят пускать. Потрясающая экономика! Бешеные темпы развития! Заштатные городишки превращаются в современные города с развитой инфраструктурой.
      Русские стали ездить в города Хуньчунь, Янцзы и китайцы за лето (!) выстроили великолепные лыжные и саночные трассы, установили снеговые пушки. Добро пожаловать, господа туристы! А у нас бесконечно проводят совещания и симпозиумы для обдумывания как бы туристов привлечь.

      – Денег у нас не хватает.

      – Китайцам тоже не просто. Они вынуждены покупать огромное количество природных ресурсов. Нефти у них не хватает, газа своего нет, электроэнергия в дефиците. Из полезных ископаемых только угля в достатке. Конечно, у них дешевая рабочая сила, но во Вьетнаме рабочая сила еще дешевле, зато китайская – более образованная.
      Подготовка специалистов, развитие науки, в том числе фундаментальной для них не просто слова. Они не только говорят, но делают, делают, делают…

      – И в заключение, что вы можете сказать о результатах сотрудничества?

      – 18 ноября, в 14 часов 18 минут (18 считается счастливым числом) состоялось открытие совместной китайско-российской лаборатории морских исследований в Институте морских рыбохозяйственных исследований города Янтай провинции Шэньдун. Наша делегация в составе трех человек присутствовала на этом мероприятии. Я от имени Института биологии моря, ДВО РАН, поздравил китайских коллег с этим событием.
      Сейчас пишутся планы совместных работ. В этом году фонд РФФИ и китайский государственный фонд поддержки исследований объявили совместную программу поддержки совместных российско-китайских исследований. Может быть, в рамках новой лаборатории удастся принять участие в этой программе. Попытаемся. В первую очередь нас интересуют гидробиологические и генетические исследования.

      «Огромное значение имеют неуклонное проведение реформ и политики открытости, настойчивое следование стратегии оживления рыбного хозяйства за счет применения достижений науки и технологии, устойчивое развитие в целях рационального использования и сохранения ресурсов рыболовства, продуманное проведение политики развития аквакультуры, как основной составляющей рыбного хозяйства, и приведение процессов вылова и переработки в соответствие с местными условиями, сосредоточение усилий на ключевых факторах и поиске специфического пути рыбохозяйственного развития».
      Так и хочется сказать, что фамилия министра сельского хозяйства, написавшего эти строки – Гордеев. На самом деле это цитата из выступления министра сельского хозяйства Китая Ду Кинглиня. Не удивлюсь, если министр сельского хозяйства России Алексей Гордеев говорил те же слова. Удивлюсь, если достигнем уровня развития марикультуры Китая. Хочется надеяться, что нам по плечу достичь уровня развития марикультуры Китая.
      


      9 ноября 2008 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий