пятница, 14 октября 2022 г.

Установка класса «мегасайенс» будет создана на острове Русский

Круглый стол под названием «Мегасайенс установки: наука и технологии для развития макрорегиона» с участием представителей Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ), Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) и Дальневосточного отделения РАН был проведён 10 октября 2022 года.


В проведении круглого стола участвовали от Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ), г. Дубна: Григорий Владимирович Трубников, академик РАН, директор ОИЯИ, доктор физико-математических наук; Виктор Анатольевич Матвеев, академик РАН, научный руководитель ОИЯИ, доктор физико-математических наук, профессор; Дмитрий Владимирович Каманин, руководитель Департамента международного сотрудничества ОИЯИ, кандидат физико-математических наук; Александр Николаевич Бугай, директор лаборатории радиационной биологии, доктор физико-математических наук; Александр Юрьевич Верхеев, заместитель директора Учебно-научного центра ОИЯИ, кандидат физико-математических наук; Сергей Васильевич Швидкий, заместитель начальника отдела НХП «Отдел фазотрона» ЛЯП ОИЯИ, кандидат технических наук; Ирек Тавфикович Сулейманов, советник директора ОИЯИ по вопросам международного сотрудничества, кандидат психологических наук; Елена Алексеевна Бадави, старший специалист Департамента международного сотрудничества ОИЯИ, сотрудник группы протокола, кандидат исторических наук; Розалия Владимировна Матвеева, советник при дирекции ОИЯИ; Андрей Владимирович Тамонов, руководитель управления социальной инфраструктуры, кандидат физико-математических наук.



Участники круглого стола от ДВФУ: Борис Николаевич Коробец, и.о. ректора федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Дальневосточный федеральный университет», профессор, доктор технических наук; Александр Сергеевич Самардак, проректор по научной работе ДВФУ, доктор физико-математических наук; Алексей Вячеславович Огнев, директор Института наукоёмких технологий и передовых материалов ДВФУ, профессор, доктор физико-математических наук; Борис Львович Резник, советник директора Института наукоёмких технологий и передовых материалов ДВФУ, доктор физико-математических наук; Александра Викторовна Регузова, директор Информационного центра ОИЯИ ДВФУ; Александр Валентинович Молочков, заведующий Тихоокеанским квантовым центром ДВФУ, доктор физико-математических наук и другие.


От Дальневосточного отделения РАН присутствовали: Юрий Николаевич Кульчин, академик РАН, вице-президент РАН, председатель ДВО РАН; Виктор Лаврентьевич Ларин, академик РАН, заместитель председателя ДВО РАН; Сергей Петрович Крыжановский, член-корреспондент РАН, заместитель председателя ДВО РАН; Роман Владимирович Ромашко, член-корреспондент РАН, директор Института автоматики и процессов управления ДВО РАН; Валерия Викторовна Грибова, член-корреспондент РАН, заместитель  директора по науке Института автоматики и процессов управления ДВО РАН; Сергей Васильевич Гнеденков, член-корреспондент РАН, директор Института химии ДВО РАН; Павел Сергеевич Дмитренок, директор Тихоокеанского института биоорганической химии им. Г.Б. Елякова ДВО РАН, кандидат химических наук; Валентин Аронович Стоник, академик РАН, научный руководитель Тихоокеанского института биоорганической химии им. Г.Б. Елякова ДВО РАН; Николай Николаевич Крадин, академик РАН, директор Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН; Ирина Андреевна Тарасенко, директор Дальневосточного геологического института ДВО РАН, доктор геолого-минералогических наук; Андрей Андреевич Сущенко, председатель Совета молодых учёных ДВО РАН; от НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Г.П. Сомова Роспотребнадзора была Наталья Николаевна Беседнова, академик РАН, научный руководитель института.



Академик РАН Ю.Н. Кульчин обратился к присутствующим с приветственным словом и представил директора ОИЯИ академика РАН Г.В. Трубникова, рассказавшего об институте и, в частности, о проекте строительства коллайдера NICA (Nuclotron-based Ion Collider Faсility) – первом, успешно развивающемся проекте класса мегасайенс. Эта уникальная установка позволит осуществлять прикладные и фундаментальные исследования в таких областях науки и технологии, как: радиобиология и космическая медицина; терапия раковых заболеваний; развитие технологий трансмутации отходов ядерной энергетики; тестирование радиационной стойкости электронных устройств и других.


Говоря о направлениях сотрудничества ОИЯИ и ДВО РАН, Григорий Владимирович подчеркнул, что в ОИЯИ реализуется широкая научная программа, которая охватывает классическую ядерную физику, физику конденсированных сред, физику частиц, рассказал об инструментальных возможностях института в исследовании состава и свойств веществ и материалов (в том числе магнитострикционных, высокотемпературных сверхпроводников, морских конкреций и образований, геологических, археологических объектов).



– Также мы могли бы сотрудничать в подготовке кадров, проведении конференций и рабочих совещаний, расширении международных связей. Хотим, чтобы Дальневосточный регион и конкретно Владивосток стал для Дубны точкой опоры, ключом к расширению взаимодействия со странами Тихоокеанского региона – Китайской народной республикой и Республикой Корея. Например, созданием здесь нашего представительства, нацеленного на укрепление и расширение этих связей, – сказал руководитель ОИЯИ. Григорий Владимирович поблагодарил организаторов круглого стола за возможность обсудить темы, представляющие взаимный интерес, и выразил надежду на долгосрочное сотрудничество.



В своём выступлении академик РАН Юрий Николаевич Кульчин познакомил участников круглого стола с научным, образовательным потенциалами региона, охарактеризовал сферы деятельности дальневосточных учёных, их сотрудничество с вузами, отраслевыми институтами, конструкторскими и другими учреждениями. Рассказал о новых, перспективных направлениях в биологических, материаловедческих, археологических, других исследованиях. Подчеркнул, что крупная научная установка класса «мегасайенс» – источник синхротронного излучения (СИ) – позволит получить качественно новые научные результаты.


Юрий Николаевич обратил внимание присутствующих на актуальность исследований объектов, связанных с морем, в том числе: биологических, неорганических; веществ, выделенных из морских организмов, материалов, трансформирующихся в морской среде.


В зависимости от свойств и параметров изучаемых объектов и процессов потребуются специализированные рабочие станции, использующие СИ. Их планируется создать около семи, но в первую очередь будут построены четыре: для проведения спектроскопических и дифракционных исследований.

Юрий Николаевич предложил конкретные практические шаги для развития синхротронных исследований в ДВФО, среди которых, в частности, указал разработку научно-технической программы «Использование синхротронного излучения (СИ) для исследования материалов, биологических объектов и медицинских применений»; установление кооперации с НИЦ «Курчатовский институт» и «ИЯФ СО РАН в области научных исследований, эксплуатации источника СИ и подготовки кадров для работы на синхротроне; запуск в ДВФУ магистерской программы подготовки специалистов для работы на установках «мегасайенс» с использованием СИ.

Директор Института наукоёмких технологий и передовых материалов ДВФУ, профессор, доктор физико-математических наук Алексей Вячеславович Огнев рассказал о новых образовательных программах подготовки научных и инженерных кадров для уникальной научной установки «Русский источник фотонов» (УНУ РИФ), которая будет построена на острове Русский. Докладчик представил текущие результаты подготовки сотрудников для УНУ РИФ, рассказал о планируемых мероприятиях.

В результате будут не только подготовлены специалисты для работы на синхротроне, но и созданы условия для реализации возможностей уникальных научных установок «мегасайенс» в высокотехнологических отраслях экономики Дальневосточного региона. Как уже ранее говорилась, создание УНУ «Русский источник фотонов» на острове Русский будет способствовать выходу научно-технического потенциала Дальнего Востока на новый, более высокий уровень.

Закончился круглый стол обсуждением докладов, перешедшим в свободную дискуссию, впрочем, недолгую, так как следующим пунктом в повестке этого насыщенного событиями дня значилась встреча с руководством Приморского края с последующим подписанием четырёхстороннего Соглашения о сотрудничестве и стратегическом взаимодействии между Правительством Приморского края, ОИЯИ, ДВФУ и ДВО РАН.


понедельник, 3 октября 2022 г.

Юрий АВДЕЕВ: Ожидания и разочарования… (мысли по поводу прошедшего ВЭФ-2022)

 

Юрий Алексеевич АВДЕЕВ

Ожидания от Восточного экономического форума 2022 года были чрезвычайно большими. 24 февраля мир разделился на «До и После» без каких-либо шансов на возврат к прежней жизни. «Цивилизованный Запад» уверенно подталкивает мир к краю пропасти, утратив не только гендерную ориентацию, но и всякий инстинкт самосохранения. Способ производства, который складывался столетиями, обеспечил достижение высочайшего уровня развития, связал воедино континенты и страны, а теперь рушится как карточный домик. Такой финал был предсказан К. Марксом: противоречие между единством, целостностью человека в окружающем мире, и частной формой присвоения результатов его деятельности, частной собственностью, непременно приведёт к крушению сложившегося миропорядка. Сегодня мы свидетели этого процесса: это не просто циклический кризис перепроизводства чуть ли не каждое десятилетие, а окончательный крах капитализма.

Лозунг форума во Владивостоке «На пути к многополярному миру», хочется думать, был продиктован именно этим обстоятельством. Ключевое слово, которое должно определять содержание дискуссий и итогового документа, – каким должен быть «полюс», к которому двигаться человечеству, в чём альтернатива уходящему миру. Именно этим, полагаю, объясняется интерес представителей 68 стран, принявших участие в форуме.

Россия, опережая время, выбрала этот путь в 1917 году, и вопреки всему достигла вершин, которые не покорялись никому до этого. Своим примером она заряжала другие страны, кого-то поддерживая в освобождении от колониальной зависимости, кого-то вовлекая в систему новых социальных отношений. Как ни странно, но продлившаяся на столетие история капитализма тоже обязана России. Но сохранять лидерство всегда не просто, особенно в условиях нарастающих внутренних издержек и противоречий, тлетворного влияния извне, но что важнее – с отказом от развития теоретического наследия предшественников, утраты ориентира при движении к намеченной цели. В результате – демонтаж социализма, сдача завоеванных позиций, позорное встраивание в хвост деградирующей эпохи. Три долгих десятилетия страна пытается осознать смысл произошедшего, интуитивно понимает масштаб трагической ошибки, но признаться, что виной всему не теория, а отсутствие необходимых и достаточных стартовых условий для её реализации, пока не получается. Да, теперь мир вышел на уровень, который создал предпосылки перехода на следующую ступень развития, а первый шаг – движение к «многополярному миру».

А что значит многополярность? – Может быть, есть нечто иное, чем закон последовательной смены общественно-экономических формаций: рабовладение сменяется феодализмом, тот капитализм, на чём, по утверждению Маркса, завершается предыстория человечества, и начинается его подлинная история. Не прибыль, частная собственность, конкуренция и монополизм, не война как крайний способ разрешения противоречий, а свободный от необходимости труд за пайку, чтобы выжить, становится главным мерилом и ценностью общественного развития. Богатство каждого определяется количеством свободного времени для развития и самосовершенствования. Когда утверждают, что теория Маркса устарела, что она написана не для нас, и предлагают искать нечто иное, означает, что до осознания в каком направлении двигаться ещё далеко.

С этих позиций, представляется, что Восточный экономический форум – самое правильное место, где только и можно вести поиск выхода на новый миропорядок. Не случайно идея переформатирования Организации Объединенных Наций зарождается здесь. Кто ещё кроме России может проявить инициативу и предложить контуры будущего, кого ещё готовы услышать, от кого ждут предложения, с кем в соавторстве готовы работать? Только вряд ли такой проект может возникнуть вдруг, даже если собрать на три дня форума в десятки раз больше участников. Нужна целенаправленная, глубокая и масштабная работа на альтернативной основе, пусть-то в академическом сообществе, силами молодой вузовской науки, клубными объединениями, чтобы на очередной ВЭФ представить варианты Проекта, что и должно стать предметом обсуждения. Судя по составу участников форума, наука представлена довольно скромно. Знакомясь с программой, выступлениями, заключительным отчётом, можно утверждать, что феерическая пиар-тусовка с каждым годом набирает обороты. – Количество участников растёт, новые направления и темы выглядят всё более креативно, число заключенных договоров и протоколов увеличивается, культурная программа и презентация дальневосточных регионов становятся более привлекательными. Огромная работа, людские, финансовые, материальные ресурсы, высочайший профессионализм орг-управленческой деятельности Росконгресса. Остается только оценить, насколько эти усилия соразмерны с политэкономическим эффектом данного мероприятия в масштабах не регионального и даже национального мероприятия, а в границах как минимум восточного полушария.

Проиллюстрировать это попробую на трёх примерах, разных по масштабу, но одинаково важных для Дальнего Востока: с одной стороны, как задачи ставит Президент, какой задает масштаб, какой результат ждёт от исполнителей, а с другой, – как понимают задачи те, кто отвечает за их решение, в том числе формируя повестку очередного заседания ВЭФ, по каким критериям ведётся подбор участников дискуссионных площадок, кто выступает в качестве экспертов, что получается на выходе.

Каждое выступление главы государства на пленарных сессиях ВЭФа – всегда событие мирового уровня, в котором есть ответы на внешнеполитические вопросы, есть адресное обращение и точно сформулированные задания исполнителям федерального, регионального и местного уровня. Так, в 2013 году Президент провозгласил приоритетом экономического развития Дальний Восток, обозначив временную границу – до конца столетия. Реакция была преимущественно скептической, особенно после событий 2014 года, возвращения Крыма. Настроения были такими, что теперь бюджетные вливания уйдут туда, а Дальнему Востоку рассчитывать на финансовую поддержку центра не стоит. Но Президент, удерживая стратегическую линию поворота на восток, на прошлогоднем ВЭФе даже расширил горизонт, обозначив ДВ как приоритет «на столетия вперед». Достижение поставленной цели обеспечивалось беспрецедентными институциональными, законодательными, финансовыми, организационными мерами. Стратегически важным документом, который Президент поручил разработать в 2018 году, стала Национальная программа развития Дальнего Востока с перспективой до 2035 года, в разработке которой принимали участие десятки тысяч дальневосточников. Предъявленный через год проект Программы в преддверие ВЭФа заказчика не удовлетворил, доработку вёл уже новый состав Правительства, утвердив её своим распоряжением в 2020 года. Реакция на критику готового документа оказалась настолько болезненной, что о нём решили просто забыть, во всяком случае, после ковидного перерыва о нём никто не вспоминает, будто его никогда и не было. Казалось бы, что ещё можно обсуждать при таком стечении участников форума, если не Национальную программу развития Дальнего Востока. Думаю, хотя бы из уважения к жителям региона, которые вносили свои предложения, им можно доложить о реализации программы, что не получается, попросить совета. До 2035 года, понятно, время есть, а там либо ишак, либо… Но слишком велики ставки, отступать некуда. Цена оправданий обратно пропорциональная времени признания ошибок и заблуждений, и прямо пропорциональна затратам на их исправление. Сокрушаться потом, что нас опять кто-то обманул, занятие, не имеющее перспектив, а расплачиваться за последствия нынешних ошибок придется детям и внукам, и каким словом они будут поминать нас.

Президент РФ Владимир ПУТИН, премьер-министр Республики Мьянма Мин Аун Хлайн и премьер-министр Монголии Лувсаннамсрайн Оюун-Эрдэнэ (справа налево) на пленарном заседании ВЭФ. Фото Алексея ДАНИЧЕВА, РИА Новости

Разумеется, интерес к России, к Владивостоку со стороны азиатских стран в нынешних условиях не может не радовать. Но важно понимать, что именно их интересует. Одно дело, если они видят в нас потенциальных носителей знания о будущем, и ждут, что мы с ними поделимся; другое, если им элементарно нужны наши ресурсы; а кто-то, не исключено, едет, чтобы оценить, сколько нас ещё осталось, и когда уедут последние? Ошибиться не имеем права, но быть готовыми к любому из вариантов развития событий обязаны.

Кстати, о демографии. Эту тему В. Путин держит в поле зрения с момента вступления в должность. Её актуальность трудно переоценить для страны в целом, но для Дальнего Востока это проблема проблем. Достаточно сказать, что с начала 90-х округ сократился в численности, сопоставимой с населением Приморского края. Несмотря на усилия, предпринимаемые государством, тенденция сохраняется, и если не поменяется отношение к проблеме, подходы к решению, это продлится по меньшей мере до середины столетия. На каждом Госсовете перед очередным ВЭФом, Президент втолковывает и Правительству, и главам субъектов федерации ДФО, что нужно искать нестандартные решения, что монетарных форм стимулирования воспроизводства населения недостаточно. Поскольку эффективных решений нет, организаторы форума «замели под лавку» демографию: «нет решений, нет и проблем». До этого вытеснили из повестки обсуждение Национальной программы, теперь за бортом осталась демография. В журнале «Уровень жизни населения регионов России» (за 2021 г. том 17, №3) была опубликована моя статья «Дальний Восток: как остановить отток населения и сделать его привлекательным?». Там дана оценка ситуации, и меры, способные остановить убыль населения. Главный редактор журнала призвал научное сообщество в последующих выпусках развернуть дискуссию о перспективах народонаселения российского Дальнего Востока, чтобы к ВЭФ-2022 сформировать пакет предложений для обсуждения. Не случилось, может, тема не показалась важной, возможно это связано со Специальной военной операцией на Украине. Но тенденция убыли населения на Дальнем Востоке сохраняется. У родившихся в начале 90-х скоро свои дети пойдут в школу, а их всё меньше и меньше, дефицит кадров всё острее воспринимает бизнес, а нам рапортуют о новых рабочих местах, предприятиях, проектах.

В 2015 году, после очередного выступления Президента, Министерство Дальнего Востока инициировало разработку Концепции демографической политики Дальнего Востока. В результате к 2020 году намечалось стабилизировать численность населения на уровне 6,2 млн человек (такой она была тогда), а к 2025 году – увеличить до 6,5 млн, или на 300 тыс. человек. Поначалу у министерских и разработчиков (АНО «Институт научно-общественной экспертизы») был настрой вернуть былую численность, 1991 года – 8,06 млн чел. Немало усилий ушло на то, чтобы доказать: это невозможно. Но эта цифра появилась в 2019 году (в округ вошли два забайкальских субъекта федерации), и новая редакция Концепции нацелила, чтобы к 2025 году довести численность с 8,3 до 8,6 млн человек, то есть обязательства остались на уровне 300 тысяч. Но уже в 2020 году население Дальнего Востока сократилось до 8,1 млн, а в 2021 году ещё почти на 39 тыс. человек. Такая динамика связана с деформацией структуры населения в результате резкого миграционного оттока 90-х годов, когда уезжали молодые семьи с детьми. В 1989 году численность населения в возрасте 15-49 лет была 5,7 млн чел., а в 2019 году осталось 4 млн. В семьях детей больше не становится, а потеря такого количества активных возрастов очевидна, и сколько не заваливай мамочек деньгами, их явно меньше поколения родителей. Не будет позитивных изменений в следующем поколении, когда нынешние дети войдут в фертильный возраст, их стало меньше на 1,3 млн. Это объективно, с этим нужно считаться, формируя демографическую политику, особенно, когда речь идёт о строительстве новых детских садов, школ, новых вузов и т.д. Ни один из показателей (рождаемость, смертность, продолжительность жизни и т.д.), утвержденной Правительством Концепции не будет достигнут к 2025 году, эта демографическая политика уже провалилась. Но это не стало поводом для обсуждения, в повестке – перспективы туристической отрасли.

Есть объективные обстоятельства, бывают ошибки в расчётах, но в документе есть то, что зависело только от организации и контроля исполнения. К 2020 году хотели «разработать региональные программы опережающего демографического развития», планировали «разработать модельную (типовую) программу демографического развития субъекта Российской Федерации», предполагали «создание фонда "Будущие поколения Дальнего Востока"», планировали  «организовать советы по демографической и семейной политике в органах власти», и даже хотели «разработать и реализовать пилотные программы опережающего демографического развития в нескольких регионах Дальнего Востока». Возможно, где-то что-то из этих «хочу» реализовано, только ни в Министерстве, ни в субъектах об этом не рапортовали. Среди 15 позиций, по которым оценивается эффективность деятельности глав субъектов федерации, динамика численности населения стоит вторым пунктом. «Один из главных индикаторов – это численность населения, демографическая ситуация, – говорит Президент губернаторам. – Должен сказать, что пока этот индикатор находится в тревожной, в «красной» зоне». Но невыполнение этого пункта, похоже, компенсируется тщательным исполнением первой позиции: «оценка степени лояльности к высшим органам власти». Но как оценивать лояльность, когда в субъекте не будет избирателей, налогоплательщиков, зачем губернаторы, кто будет защищать территорию? Может, в этом одна из проблем объявленной частичной мобилизации?

И невозможно пройти мимо ещё одного поручения Президента, которое он дал в прошлом году на ВЭФе, о выполнении которого докладывали на нынешнем. Речь о так называемых мастер-планах дальневосточных городов. Напомню, на Дальнем Востоке – 81 город, из которых 29 – с населением более 25 тыс., для большинства из них предлагается сделать мастер-план. Что это, и чем отличается от привычных генеральных планов городов? Если кратко: стратегический документ краткосрочного действия, не имеющего законодательного оформления. Продвигают первый и задвигают второй девелоперы, для которых территория для застройки нужна уже вчера, а ждать изменений в Генплане, утвержденном на 25 лет, некогда. Неявно здесь зреет противоречие между стратегическими и тактическими задачами. – Демография и организация пространства жизни населения – долгосрочные проекты, а строительство многоэтажек – ближайшие 18-ть месяцев. Но «человейники» не годятся для многодетных семей, уже почти половина новых жилых площадей – дома на земле, однако для тех, кто живёт «дорогими квадратными метрами», этого не понять. Другое дело, сосредоточиться на законодательном определении «агломерации», сочетающей в себе разные формы застройки, позволяющей перейти от стихийного, хаотического роста агломераций к регулярной плановой организации пространства, удобного для жизни, производства, а что важно – для появления новых многодетных семей, – это то, что могло бы стать предметом дискуссий на тематических площадках ВЭФ, включая и иностранцев.

В этой связи ещё одна проблема на понимание происходящего. «Наезды» губернатора Хабаровского края на Владивосток, мотивированные тем, что у них отобрали статус столицы Дальнего Востока. Решение было ошибочным, и со временем его пересмотрят. На эту тему уже написано немало. Но когда губернатор, а за ним Министр заговорили о переносе площадки ВЭФ в Хабаровск, значит ни тот, ни другой не понимают предназначения двух самых крупных городов Дальнего Востока. Таких здесь всего два, и не конкурировать, не перетягивая друг у друга функции, а думать об эффективном сотрудничестве, укреплении авторитета каждого, и понимать, как вместе выйти на уровень окружающих нас крупнейших мегаполисов Азии. Вот для чего нужна площадка Восточного экономического форума: здесь шаг за шагом необходимо вести поиск таких интеграционных связей с соседями, от которой они не смогут отказаться. А в Хабаровске стоило бы сосредоточиться на том, чтобы реанимировать Дальневосточный экономический форум, отрабатывая кооперативные связи субъектов федерации Дальневосточного федерального округа. Задача формирования макрорегионального народнохозяйственного комплекса такого масштаба требует значительных усилий и креативных решений.

Вот такие мысли навеял прошедший месяц назад во Владивостоке Восточный экономический форум.

Юрий АВДЕЕВ,

ведущий научный сотрудник ТИГ ДВО РАН,

кандидат экономических наук

Фото из личного архива автора

Фото Александра КРЯЖЕВА, РИА Новости


суббота, 24 сентября 2022 г.

Мы в ответе за тех, кого приручили

 

Белуха – глаза в глаза

Середина сентября 2022 года. Последние погожие деньки «бабьего лета», вода в море быстро холодает, уже 18ºС, скоро надо будет надевать «сухой» гидрокостюм, а пока можно ещë облачиться в «мокряк». Добравшись до берега пролива Старк у одноимëнного посёлка, что на острове Попова, я ушëл под воду, надеясь, что сегодняшнее погружение принесëт мне какие-нибудь радостные впечатления. В августе я встретил у валунного склона только считанное буквально на пальцах одной руки количество рыб: несколько особей молоди тëмного окуня и опоясанных опистоцентров, которые обитали вместе на глубине 3,5 м у брошенного каната, густо обросшего кодиумом. Приятным исключением являлись большие стаи большеглазого бычка, встречавшиеся повсеместно на моëм маршруте. Что же я увижу сегодня?

Увы, картина не изменилась – всë так же бедно. Прихватив на обед несколько японских гребешков и модиолусов, я повернул назад, решив посмотреть, как бычки распределяются на песчаном дне, выбирая себе норы в преддверии зимовки. Бычки собирались на глубине 2,5-3 м по 2-4 особи у нор, некоторые были внутри, другие – у входа в нору. Медленно шевеля ластами, я плыл, высматривал бычков, как вдруг почувствовал какое-то прикосновение к ноге. Неужели зацепился за какой-то мусор? Обернувшись, я увидел удаляющееся в мутноватую даль длинное белое тело. Белуха! «Как жаль, что встреча была быстротечна, и не удалось ближе пообщаться с таким милым животным», – подумал я и продолжил искать бычков. Но не тут-то было. Через минуту меня снова дернули за ласт и сбоку, рядом появилась улыбающаяся белая морда. Белуха явно хотела пообщаться и получить угощение, еë очень интересовало содержимое питомзы. Но не в моих правилах подкармливать диких животных, разве что бедствующих зимой птиц. Сняв короткий видеофрагмент на мини-камеру, продолжил свой путь, белуха тоже исчезла, что-то недовольное (как мне показалось), прокричав. Как оказалось, ненадолго. Набрав воздуха, она снова подошла вплотную, уже настойчивее выпрашивая угощение. Кружила, тыкалась носом в питомзу, бока, заглядывала в глаза, становилась очень навязчивой. Речи о продолжении наблюдений уже не шло, надо было возвращаться к берегу. Буквально пешком я продвигался на мелководье, а Беляна всë держалась рядом и упорно приставала. И только, когда глубина уменьшилась до 1,5 м, она уплыла. Как рассказали мне островные ныряльщики, белухи постоянно к ним пристают, поведение у них точно такое же, как я видел. Часто подплывают они и к купающимся людям на самое мелководье.

Просящий взгляд

Неожиданная эта встреча навела меня на раздумья-вопросы, которые задавал сам себе и не находил ответов. В Дальневосточном морском заповеднике я неоднократно встречал под водой ларг. Но всегда животные вели себя так, как должно вести себя дикое животное по отношению к человеку – любопытно-настороженно, соблюдая определяемую ими дистанцию безопасности. И за всë время существования заповедника это поведение не изменилось. Так и должно быть. Приходят к людям либо больные, ослабленные животные, либо прикормленные. Белуха не была больна, никаких повреждений на еë коже я не увидел. Но она привыкла к людям, к еде из их рук, и она его выпрашивала, подплывая вплотную к человеку. Почему же люди, широко декларируя бережное отношение к животным, часто поступают безответственно, превращая их в униженных просителей? Ладно, когда это домашние собачки, кошечки, лошади, слоны, попугаи или животные в зоопарках, океанариумах. Но зачем же кормить скатов, акул, медведей, обезьян в природе? Зачем лезть поближе к любому дикому животному, непременно стараясь его сфотографировать, погладить, ведь это ему совсем не нужно, только причиняет лишнее беспокойство?! И, наконец, чего достигли жалостливые «экологи», добившись скоропалительного выпуска прирученных белух из вольеров бухты Средней, ведь любому мало-мальски разбирающемуся специалисту было понятно, что без периода реадаптации животных к дикой природе этого делать нельзя? Или не было долгих лет подобных кропотливых работ, начиная от супругов Адамсон с гепардами до семьи Пажетновых с бурыми медведями? И почему не было сделано хотя бы простейшее индивидуальное мечение белух перед их освобождением, чтобы можно было хотя бы приблизительно знать об их дальнейшей судьбе?

Думаю, что эти вопросы останутся, увы, риторическими, и ответа на них не будет.

Александр МАРКЕВИЧ,

научный сотрудник ННЦМБ ДВО РАН,

кандидат биологических наук

Фото автора

вторник, 26 апреля 2022 г.

Рассказ Виктора КВАШИНА «Мой Бессмертный»

 

Бессмертный полк. Владивосток. 9 мая 2016 год. Фото Александра РАТНИКОВА


Не хожу я в колонне Бессмертного полка.

Не с чем мне туда ходить. Знаю, что прадед погиб на фронте. Похоронка пришла в сорок втором – и это все сведения. Нет ни одной фотографии, даже никто не знает, как он выглядел – с чем я пойду? А смотреть нравится – столько народу, и каждый несёт одну или две фотографии. Сколько же людей погибло!

Прошлой осенью бабушку – мамину маму пригласили в военкомат. Мы думали, чествовать собираются как дитя войны. Я вынужден был бабушку сопровождать, старенькая она уже. Оказалось, пригласили, чтобы сообщить, что отыскались останки её отца. Бабушка разволновалась, чуть «скорую» вызывать не пришлось. Хорошо, у них там свой военврач имеется, дал что-то успокоительное.

Короче говоря, приглашают на места боёв. Там по итогам поискового сезона будут почести и захоронение в братской могиле, а если родственники пожелают, могут забрать и захоронить останки опознанных бойцов в своём населённом пункте.

Поехали я и мама. Отец сказал, что мне полезно «окунуться в обстановку, чтобы дури поменьше стало». Ехать оказалось долго, через Москву. Я никогда и не слыхал о такой деревне Воротово, чёрт знает где от нормальных дорог и городов. Правда, разместили прилично, в гостинице, за счёт военкомата или области, я не вникал. Обедом бесплатно накормили. На другой день повезли на автобусах. Представительно: оркестр, почётный караул, начальство из области, генерал. Родственников человек десять вместе с нами. Гробы красным обшиты – тридцать четыре штуки. Мы ещё дома на семейном совете решили, что забирать не будем. Никого, кто знал прадеда, в живых уже нет, а тут он со своими сослуживцами будет. И могила почётная, хоть и общая, и ухожена всегда будет достойно.

У монумента памяти

И вот, речи сказали, салют стрельнули, землёй засыпали. Я смотрел, будто в кино – ноль эмоций. Ну, тоскливо немножко, но будто не на похоронах, даже не знаю с чем сравнить. На людей смотрю – никто не плачет, одна лишь женщина платочком утирается. Странно всё это, будто не людей хоронят.

После в ресторан повезли. Поминки. Конечно, снова речи. Выпили, вроде расслабились. Пошли курить, я к начальнику поискового отряда, полюбопытствовать. Он подполковник в отставке, но не старый. Разговорились. Он, оказывается, сам копает, своими руками, всё лето с весны до осени. Ну и все дела по организации на нём  деньги достаёт, транспорт выбивает и т. д. и т. п., как говорится.

После перекура сели рядом, выпили ещё за Победу. Рассказал, что здесь наступление было в ноябре сорок второго. Бои локального значения, не Курская Дуга. Но каждый сезон человек десять – двадцать находят.

Спросил его, как нашего нашли, где он был, в окопе, наверно, с винтовкой? А он, такой, говорит, зачем тебе это, подробности не для слабонервных. Ну, я ему толкую, трупаков насмотрелся, хотя, если честно, лишь однажды на похоронах присутствовал. Ладно, говорит, смотри. Открывает на планшете фотки – сапог и кость из него торчит. Офигеть! А где мой прадед, спрашиваю, вы что вот это за солдата считаете, да ещё и фамилию ему приделываете? Он меня по плечу похлопал, ещё водки налил. Растолковал, как маленькому, что нам ещё сильно повезло, находят, конечно, и целые скелеты или почти целые. А тут только сапог с ногой, да зато в нём письмо оказалось. Эксперты сказали, что всё это пропитано какой-то смазкой было, потому и сохранилось. Почти. Там ещё железки от танка рядом были, может, из того танка мазут и вылился. Письмо пропало, текста не видно, а адрес и фамилию снаружи прочитали. Так что останки именные.

Вот тут меня «пробило»! Прямо комок в горле и слёзы из глаз ручьём, и удержаться не могу. Убежал куда-то в дальние коридоры, повыл тихонько, отдышался, утёрся...

Взял я у этого подполковника фотографии письма-треугольника и сапога с костью. В этом году на День Победы пойду в Бессмертном полку – понесу плакат с этими фотографиями. Это – мой двадцатитрёхлетний прадед! Это он по присяге «не щадил крови и самой жизни» так, что только сапог от него остался. И он имеет право идти в одном строю с теми Бессмертными, от которых остались ещё и фотографии!

© Виктор КВАШИН, 2022

Другие рассказы Виктора Георгиевича можно прочесть здесь.

Парад Победы, 1945 год. Фото Ивана ШАГИНА

Прострелянная медаль «За отвагу»


воскресенье, 10 апреля 2022 г.

Река времени в Институте истории

Александр Петрович КУЛИКОВ, Екатерина Анатольевна КРАВЦОВА и Николай Буданович АЮШИН в Музее археологии и этнографии Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН (ИИАЭ ДВО РАН)

Рассказывают, что на одной из встреч с общественностью руководитель строительства моста на остров Русский сказал, что до него на Русском были одни только энцефалитные клещи. Я на той встрече не присутствовал, а потому не могу ручаться за достоверность этой информации. К тому же, невозможно не заметить, что опора моста на Русском расположена в непосредственной близости от Новосильцевской батареи – части комплекса фортификационных сооружений Владивостокской крепости, предназначенной для защиты Скрыплевского рейда и прохода на внутренний рейд Владивостока с Уссурийского залива. Да и до знаменитой Ворошиловской батареи от моста – рукой подать.

Новосильцевская батарея. Фото Андрея ПАНЁВИНА

Тем не менее, что уж греха таить, наша российская историческая память особой прочностью и протяжённостью не отличается. Во всяком случае, в среде выходцев из крестьян. На бытовом уровне оно и понятно: жил человек, да и умер. Похоронили его, крест на могиле поставили, а через 20-30 лет крест упал на землю, да и сгнил. Деревням, как и людям, тоже свой срок отмерян. Вот и получается, что со временем только берёзовая рощица среди леса будет напоминать о том, что когда-то здесь жили люди, да все перевелись.

Потому на меня сильное впечатление произвело посещение сельского кладбища в Японии в 1990 году. Представьте себе небольшие гранитные обелиски с вырезанными на глубину в несколько сантиметров иероглифами. Пройдут сотни лет, встретит одинокий путник в лесу такой камень, прочтёт надпись и узнает, кто лежит под ним. Выходит, восприятие времени и, к слову сказать, горизонт планирования у нас и наших восточных соседей существенно различаются.

Но раз уж волею судеб и государя императора русские люди оказались на берегах Восточного океана, то у тех, кто задержался здесь, не остаётся шансов «уберечься» от воздействия бескрайнего волнующегося моря, бесконечных воздушных масс, налетающих на кромку побережья то из студёной Сибири, то из дышащих тёплой влагой тропиков, от яркого солнца на голубом бездонном небе! И незаметно приходишь к согласию с утверждением Льва Гумилёва о влиянии на сознание людей ландшафта, вмещающего этнос.

Вот поэтому вместе с Екатериной Анатольевной Кравцовой, старшим преподавателем Департамента искусств и дизайна ШИГН ДВФУ и кандидатом биологических наук Николаем Будановичем Аюшиным, действительным членом Общества изучения Амурского края, заведующим фондами музея «Владивостокская крепость» (ООП) мы пришли в Музей археологии и этнографии Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН (ИИАЭ), чтобы попробовать объять реку времени на участке от рассвета (верхнего палеолита) до заката (удэге).

А.П. КУЛИКОВ, Е.А. КРАВЦОВА, Н.Б. АЮШИН в зале археологии музея

А нашим проводником стала научный консультант музея доктор исторических наук Ирина Сергеевна Жущиховская, ведущий научный сотрудник ИИАЭ ДВО РАН. С Ириной Сергеевной мы много и плодотворно взаимодействовали на ниве просвещения в бытность Дальневосточного морского заповедника в составе ДВО РАН. Жаль, что этот период уже в прошлом.

Мне нравится этот небольшой музей, как правило – безлюдный, располагающий к созерцанию и размышлению. Его экспонаты, до недавнего времени скрытые от наших глаз пылью и осадками пролетевших над Приморьем столетий, всплыли на поверхность реки времени и предстали перед нами, зрителями, почти такими же, какими они были в том, своём, времени. Разве что немного нарушенными в результате длительного пребывания в земле, но, несомненно, запечатлевшими следы воздействия людей своего времени. Кажется, стоит взять эти вещи в руки и можно будет почувствовать энергетику ушедшего времени! Но не разрешается, к сожалению.

Артефакты из зала археологии, несущие знаковое, символическое содержание, ассоциируются у меня со снимками бытия, «нарезанными» по оси времени таким образом, что при ускоренном просмотре они могут дать «изображение» динамики преобразования человеческого общества. Как отдельные кадры киноплёнки при воспроизведении фильма на экране. Но при просмотре оказывается, что значительной части нужных снимков нет в нашем распоряжении. Поэтому в таком «фильме» внезапно появляются и также неожиданно исчезают целые массивы исторических событий, не всегда ясны причинно-следственные связи между ними. Порой не удаётся проследить истоки появления, причины и пути ухода археологических культур, этносов, а попытки смоделировать в своём сознании ход времени и развивающиеся в нём события порой приводят к предположениям, далёким от постулатов исторической науки. По ощущениям это напоминает уточнение представлений о картине движения планет Солнечной системы, отличающейся от идеальной, теоретически обоснованной, возмущениями от не открытых до поры до времени огромных планет-скитальцев на её периферии.

Полёт фантазии «приземляла» Ирина Сергеевна, помогая отделить обоснованные предположения, от красивой, но обманчивой раскованной мысли. Замечательная получилась экскурсия!

В зале этнографии. Справа – Ирина Сергеевна ЖУЩИХОВСКАЯ

Из погружения в глубины прошлого нас внезапно «выдернули» резкие и громкие сигналы пожарной тревоги, оказавшейся по факту проверкой бдительности и дисциплины сотрудников ИИАЭ. В это время мы уже перешли в зал этнографии, где собраны оригинальные предметы материальной и духовной культуры коренных народов Приморья и Приамурья, славян – переселенцев из европейской части Российской империи середины XIX – начала ХХ века.

Здесь всё заслуживает внимательного рассмотрения и восхищения, но я остановлюсь лишь на нескольких экспонатах. У входа в зал стоит большая схема расселения народов Дальнего Востока, выполненная Геннадием Дмитриевичем Павлишиным – замечательным художником и этнографом, знатоком быта, нравов и культуры коренных народов. За долгие годы творчества им создана целая художественная энциклопедия жизни аборигенов Дальнего Востока – нанайцев, удэгейцев, нивхов. Её значение очень важно для понимания уходящей в прошлое культуры народов, которые не создали своей письменности, но пронесли сквозь столетия традиции изготовления одежды с вышивками, понятный посвящённым язык орнаментов.

Схема расселения народов Дальнего Востока, работа Геннадия Дмитриевича ПАВЛИШИНА

Впечатляют сэвены – зооморфные и антропоморфные скульптурные изображения-воплощения в дереве бестелесных существ, проживающих на соответствующих им ярусах мироздания: верхнем (небесном), среднем (земном) и нижнем (подземном). Будьте осмотрительны, если доведётся общаться с ними!

И, конечно, уникальные художественные произведения – фигурки птиц из рыбьих костей. Ничего подобного мне видеть не доводилось!

Интересно восприятие пространства-времени у аборигенов. Помнится, удэгейцы приплыли за нами на моторке точно в оговоренное место за сто с лишним километров от их расположения. Правда, на день позже назначенного. Что-то случилось? Нет, просто так получилось. Это, конечно, мой личный опыт, но о недостаточной пунктуальности у удэгейцев я слышал и от своих знакомых.

А теперь официальная информация о музее для наших читателей. Его фонды – плоды многолетних полевых исследований археологов и этнографов института. Общее число единиц хранения – более 300 тысяч, а основной фонд насчитывает более 2000 единиц.

Экспонаты зала археологии показывают последовательное развитие материальной культуры, хозяйства, технологий и производств, духовной культуры населения южной части Дальнего Востока в древности и средневековье.

Раздел, посвящённый памятникам эпохи верхнего палеолита (около 25 – 10 тысяч лет назад), делает основной акцент на каменных артефактах из памятников устиновской культуры северо-восточного Приморья. Эти памятники интересны тем, что показывают развитие пластинчатой техники обработки камня – технологического достижения того далекого времени.

Раздел, посвящённый памятникам эпохи неолита, включает материалы руднинской и зайсановской археологических культур. Руднинская культура представлена артефактами из уникального пещерного поселения Чёртовы Ворота (5 тысячелетие до н.э.). Это шлифованные и ретушированные орудия и предметы охотничьего вооружения из камня, костяной инвентарь и украшения, изделия из органических материалов, керамическая посуда. Материалы поселения Валентин-перешеек (3 тысячелетие до н.э.), расположенного на восточном побережье Приморья, относятся к зайсановской культуре. В коллекции присутствуют рыболовные грузила, уникальные образцы донышек горшков с отпечатками текстиля, каменные мотыги, и др.

Раздел, посвящённый памятникам периода палеометалла, показывает материалы из поселений лидовской, янковской и кроуновской археологических культур Приморья. Период палеометалла, датируемый около XI в. до н.э. – III-IV вв. н.э., ознаменовался появлением на юге Дальнего Востока первых изделий из металлов – бронзы и железа. Особенно интересны железные топоры-кельты универсального назначения, наконечники стрел, ножи. В период палеометалла достигает своего расцвета техника шлифования камня, о чём свидетельствуют искусно изготовленные топоры и тесла, наконечники стрел и копий, жатвенные ножи и другие изделия. Очень разнообразна керамическая посуда этого времени, свидетельствующая о значительном развитии гончарства по сравнению с предшествующим временем.

Раздел, посвящённый предгосударственному периоду, делает акцент на материалах из памятников культуры мохэ на территории Приморья. В этот исторический период, датируемый около IV-VII вв. н.э., население юга Дальнего Востока активно развивало производящее хозяйство, широко использовало железные орудия труда и предметы вооружения. В мохэских могильниках найдены многочисленные предметы из арсенала воинов тех времён – наконечники стрел и копий, кинжалы, мечи, детали доспехов. Разнообразны украшения из бронзы, серебра и камня.

Раздел, посвящённый памятникам государства Бохай (698-926 гг.), знакомит с разнообразием материальной и духовной культуры населения раннего средневековья. Представленные материалы происходят из Краскинского городища – самого известного и хорошо изученного памятника бохайского времени в Приморье, городища Круглая Сопка (Новогордеевское) и других памятников. Среди наиболее интересных экспонатов – предметы буддийского религиозного культа, изделия из кости, произведения декоративно-прикладного искусства, керамические литейные формы. В коллекции бытовой посуды представлены изделия разных форм и размеров, изготовленные на гончарном круге, широко используемом в этот период. Экспозиция также включает материалы, свидетельствующие о развитии архитектуры и строительства – керамическую черепицу, кирпичи. Демонстрируется архитектурная модель части буддийского храма, выполненная по результатам исследования остатков одного из бохайских храмов Приморья.

Раздел, посвящённый памятникам империи чжурчжэней Цзинь (1115-1234 гг.), содержит многочисленные и разнообразные материалы из раскопок Шайгинского, Ананьевского, Краснояровского, Николаевского и других городищ на территории Приморья. Это инвентарь, связанный с сельским хозяйством, железоделательным и бронзолитейным производствами, ткачеством, обработкой дерева, другими отраслями хозяйства и ремёслами.

Большой интерес представляют: коллекция атрибутов официального буддийского культа и народных шаманских верований, коллекция каменных резных поясных брелоков-нэцке, коллекция бронзовых зеркал с оригинальным декором, коллекция бронзовых и серебряных декоративных деталей костюма, коллекция печатей с иероглифическими надписями. Уникальны фарфоровые и глазурованные керамические сосуды, изготовленные в ремесленных мастерских на территории Китая. Один из разделов экспозиции представляет предметы вооружения и доспехи, свидетельствующие об очень высоком уровне военного дела у чжурчжэней.

Помощники шаманов

В зале археологии также есть раздел, посвящённый памятникам покровской культуры бассейна Среднего Амура (VII-XIII вв.). По уровню развития и традициям материальной культуры носители покровской культуры были близки чжурчжэням Приморья. Раскопки могильников покровской культуры дали интересный и разнообразный погребальный инвентарь – глиняную и железную посуду, предметы вооружения, украшения из металла, камня и стекла, детали одежды, орудия труда.

В зале этнографии представлены коллекции традиционных орудий для охоты и рыболовства, инструментарий для обработки шкур, кожи, шитья одежды и обуви. В экспозиции – разнообразные изделия и бытовая утварь из рыбьей кожи, шкур, кости, бересты, дерева. Демонстрируются настоящие лодки: «долблёнка», сделанная из цельного ствола дерева и лёгкая, берестяная «оморочка».

Традиционная одежда коренных дальневосточников

Уважаемые читатели, не все из вас знают, что этот небольшой, но замечательный музей доступен для посещения. У вас могут быть совсем другие впечатления и ассоциации от посещения музея Института истории, чем у меня. Но уверяю, его коллекция не оставит вас равнодушными.

Контакты музея и информацию о нём вы найдёте на сайте http://ihaefe.org/

Александр КУЛИКОВ

Фото автора