пятница, 30 ноября 2018 г.

Рассказ Виктора КВАШИНА «Интервью с китом»



– Мы находимся в труднодоступной бухте, где проходит «Всеокеанское межкитовое совещание по проблемам взаимоотношений с человеком». По понятным причинам место встречи представителей китового племени было засекречено, и нам удалось попасть сюда лишь в самом конце. Сейчас китообразные расплываются, и мы попытаемся поговорить с некоторыми из них в неформальной обстановке. Посреди бухты медленно шевелит хвостом огромный кит. Мы никак не можем его обойти, поэтому с него и начнём.
– Здравствуйте, уважаемый кит. Представьтесь, пожалуйста.
– Балаеноптера Мускулус.
– А другими словами?
– Синий кит семейства Полосатиковых подотряда Усатых китов.
– Очень приятно! Скажите, пожалуйста, господин Синий кит, почему именно вас выбрали председателем столь достойного собрания?
– По-видимому, всем очевидно, что Усатые киты – самые правильные киты в океане! Я вам скажу по секрету, неусатых я бы лично вообще к китам не причислял. Но это только между нами. Не секрет, что Синий кит – самый крупный кит в океане и вообще самый крупный организм на планете! Кому же ещё быть председателем, как не мне?
– Безусловно! Поделитесь же с нами итогами совещания.
– Я не хотел бы распространяться на эту тему. Между различными группами китов существуют разногласия, к тому же мы условились «не выносить сор из избы»  люди слишком остро реагируют на критику.
– Тогда расскажите немного о своих сородичах.
– Это можно! Мы настолько велики, что нам тесно в морях! Мы бродим в открытых океанах! Вы вот, восхищаетесь своими слонами, а я вешу как тридцать слонов! У меня только язык весит пять тонн! А известно ли вам, что у синих китов самый мощный голос? Я могу крикнуть на тысячу миль!

– Ого! Вам и сотовый телефон не нужен, наверно, пасётесь и болтаете с соседями без перерыва…
– К сожалению, болтать не с кем.
– Как же так? Ведь так называемый «промысел» люди давно запретили.
– Запретили, но слишком поздно. Наших почти не осталось. Кричишь, кричишь, зовёшь, зовёшь, а ответа нет…
– Но как же вы один, такой большой? У вас не было семьи?
– Была подруга. Был китёнок…
– И?
– Подруга отплыла не очень далеко и пропала. Я подозреваю, что это с того судна… был запах крови… А китёнок попросту наглотался мусора. Помочь ему было невозможно…
Но вы знаете, я верю! Я верю, что докричусь, и встречу свою китиху! И у нас ещё будут китята. Они рождаются такие маленькие, по вашим меркам всего-то метров семь и весом пару тонн. Но мама кормит ребёнка самым жирным в мире молоком по полтонны в день, и он растёт на глазах. Они такие хорошенькие!
Простите меня за сентиментальность. Давайте я вас познакомлю с сопредседателем, представителем тех самых «неусатых». Вот он, явно хочет с вами побеседовать.


– Здравствуйте, уважаемый сопредседатель! Назовите, пожалуйста, своё имя.
– Фисетер Катадон – Кашалот настоящий! Крупнейший из подотряда Зубатых китов.
– О-очень приятно! Значит, в китовом сообществе почти как у людей – чем больше фигура, тем выше по рангу?
– На самом деле мы с вами, людьми, не слишком-то и различаемся: и иерархия, и конкуренция и межполовые отношения – всё очень похоже. Да-да, вы только не обижайтесь. И у нас, зубатых, с вами больше сходства, чем у усатых.
Я тут невольно слышал часть вашей беседы с председателем. По-китовому, его понять можно, семью потерял – никому не пожелаешь. Но я вам скажу, отчасти это от неправильной постановки вопроса. У них, усатых, видите ли любовь-морковь, верность и всё такое. И вот, смотрите, к чему это приводит! А у нас, кашалотов – гарем! Почему вы улыбаетесь? Гарем это непросто, это ответственность! Вы думаете, собрал самок и наслаждайся? Во-первых, самки к недостойному, слабому не пойдут.
Во-вторых, их надо оберегать, оборонять. Вы, наверно, знаете, как вели себя киты во время «промысла»? Усатых били, как мух, они и не думали сопротивляться. А кашалоты? Самец кашалота способен потопить китобойное судно. И топили! Вспомните знаменитого Моби Дика – историческая личность!
И ещё о гареме. Самки отнюдь не рабыни, они всегда могут уйти к более достойному вождю. Но, гарем – это много детёнышей, а, следовательно – стабильность и неуязвимость! Хотя, конечно, и кашалотам от китобоев досталось. Раньше места в море не хватало, а нынче другой гарем повстречаешь – радость великая!

Вы, конечно, заметили, что мы усатым, мягко говоря, не очень симпатизируем. Питаются какой-то мелочью, на которую нормальному киту стыдно смотреть. То ли дело кальмар! Иной раз такое чудовище попадётся, жизнью рискуешь! Но, я вам скажу, вку-у-сно! Достойная пища! И нелёгкая. Попробуй, нырни на километр, да отыщи в полной темноте, да поймай, коли у них, кальмаров и скорость и реакция мгновенная! Вот и приходится за ними нырять по полтора часа. Эх, если бы не дышать, так и на поверхность не всплывал бы! Хорошо там, в глубине! В этом я рыбам завидую! И почему наши предки 60 миллионов лет назад жабры не изобрели?
– Спасибо вам большое, уважаемый Кашалот! Мы хотим успеть побеседовать с другими участниками совещания, пока они не расплылись.


Вот спешит на выход из бухты китообразный необыкновенной внешности, нужно его перехватить.
Уважаемый, уделите нам немного времени! Представьтесь, пожалуйста, к какому подотряду вы относитесь?
– Конечно к Зубатым! Моё имя Монодон Моноцерос, иначе – Нарвал.
– Замечательно! Значит, вы тоже зубатый кит?…
– Вы меня веселите! Разве это незаметно? Да, да, вот это, что торчит на три метра впереди моей головы – это и есть зуб! Теперь заметили?
– Простите, уважаемый Нарвал. Мы по своей человечьей привычке думаем, что зубы во рту…
– Ну, вот всегда так. А кто сказал, что зубы обязательно должны быть во рту? Где такой закон? И почему все вечно придираются, что их должно быть много? Нам, нарвалам нравится, когда зуб один. Зато это же зуб! Где ещё вы такое видели? И не морщите лоб – нет такого больше в мире, только у нарвалов! 
– Понятно… но как же вы таким зубом жуёте?
– Такой зуб я растил не для того чтобы жевать. Рыбу и кальмара я и так проглочу. Но вспомните, в каких условиях мы обитаем – почти круглый год над головой лёд! А обязанность дышать воздухом нам никто не отменял. Вот этим орудием, «зубом», как вы выражаетесь, продушины во льду и поддерживаем. Иначе – смерть.
– Понятно теперь. Но, исходя из условий вашей труднодоступности, можно предположить, что вашего народа «промысел» не коснулся?
– Ошибаетесь. Конечно, ради нашего жира китобои во льды не лезли, им и других китов хватало. Но кто-то пустил слух о необыкновенной целебности наших бивней… Я вам доложу, что в прошлом стада моих сородичей достигали нескольких тысяч особей – море кипело! Теперь – единицы… Простите, мне далеко добираться до полярных вод, надо спешить.


– Уплыл. И бухта уже опустела. Эй! Эй, подождите! Ну, пожалуйста!
– Вы мне кричали?
– Да, извините, что задерживаем, поговорите с нами пару минут. Вы кто?
– Турсиос Трункатос – Афалина, Дельфин, к вашим услугам!


– Ну, уж вы-то точно из зубатых китообразных. Улыбка вас выдаёт – полон рот восхитительных острых белых зубов! И сколько же их у вас, если не секрет?
– Я не считал. Навскидку штук полсотни. Так что вы хотели узнать о дельфинах?
– А давайте наоборот. Я вам буду рассказывать, что мы знаем об афалинах, а вы скажете, правда ли это. Итак, афалины обитают в прибрежных водах, питаются придонными рыбами и кальмарами, ныряют на глубину до 170 м, прыгают до 6 м в высоту, могут развивать скорость до 50 км в час. Афалины, как и другие дельфины, имеют эхолокацию и звуковые сигналы для общения между собой. Людям известно 17 афалиньих «слов», пять из которых совпадают со словарём гринды и обыкновенного дельфина. Известно, что детёныши от рождения знают лишь шесть «слов», а потом выучивают остальные… я верно говорю?
– Абсолютно…
– А почему же вы грустны? Что-то не так?
– Мне удалось сбежать из того места, где люди «узнают» всю правду о дельфинах.
– Но вы же, дельфины, тоже любознательны. Что такого плохого в том, что люди лучше вас узнают?
– У людей есть неприятная привычка: чтобы узнать животное, они его обязательно режут на части, думая, что секрет внутри.
–Да, такое бывало в прошлом. Теперь почти нет. Вернее, эксперименты над высшими животными строго регламентируются. Приношу вам соболезнования. В наше время наоборот, стараются подружить людей с животными. Афалины с удовольствием общаются с людьми, особенно с детьми в океанариумах. Дети от этого становятся добрее, и когда вырастут, не станут убивать дельфинов… Снова что-то не так?
– Всё так. Только не понятно, почему, следуя такой логике, вам не сажать в клетки детей других национальностей? Тогда ваши дети в будущем не станут воевать.
– Да, кажется, наша беседа заходит в тупик. Может быть, вы раскроете нам некоторые итоги всекитового совещания? А то мы опоздали и не смогли узнать самого главного. Пожалуйста!


– Несмотря на значительные разногласия среди китов, один из общих выводов следующий: мы, жители океанов, никогда не сможем понять вас, людей. Простите, мне необходимо уносить хвост. Там, куда добрались представители «зелёной» прессы, скоро появятся китобои-браконьеры – это правило известно всем китообразным!
2013
Виктор КВАШИН
Этот рассказ опубликован в сборнике «О звериках с любовью». Его можно скачать в любом формате на ваши электронные устройства, а также приобрести бумажной книгой по этому адресу.
Электронная версия – бесплатно.

среда, 28 ноября 2018 г.

Китай пытается объединить мировую академическую науку


Делегация РАН на Международной конференции «Один пояс – один путь» в Пекине. В центре – президент РАН, академик А.Н. СЕРГЕЕВ

Пять лет уже миновало с того знаменательного для Китая события, когда генеральный секретарь Коммунистической партии Китая и Председатель КНР Си Цзиньпин, будучи в Казахстане осенью 2013 года, объявил о новейшем и важнейшем мегапроекте – возобновлении канувшего некогда в средневековом прошлом Китайском шёлковом пути.

Суть данной китайской инициативы заключается в поиске, формировании и продвижении новой модели международного сотрудничества, развития и укрепления действующих региональных двусторонних и многосторонних механизмов и структур взаимодействий с участием Китая на основе трансконтинентального транспортного проекта.

По официальным данным Китая, «Один пояс и один путь» охватывает большую часть Евразии, соединяя развивающиеся страны, в том числе «новые экономики», и развитые страны. На территории мегапроекта сосредоточены богатые запасы ресурсов, проживает 63 % населения планеты, а предположительный экономический масштаб – 21 трлн долларов США производства ВВП.

Именно так масштабно и предельно конкретно «Председатель Си» на деле подтвердил своё внешнеполитическое кредо ведения дипломатии своей великой страны, непременно имеющей особенную специфику выражения, гармоничное соединение исторических традиций и самых современных инноваций и технологических идей. 

Что такое пять лет? Китайцам на протяжении тысячелетий удавалось непротиворечиво совмещать, устраивать такие вещи, которые никак не должны быть вместе. Такие примеры можем найти в китайской кухне и в повседневном быту, в самых современных технологиях и в художественном кино, в науке, в их многобожии без присутствия одного, и вере в непостижимое бытие, выражаемое непередаваемым смыслом существования Дао.

Активное развитие этой страны направлено на то, чтобы решить проблему переноса избыточных мощностей, существующих в стране, не только в соседние страны, но в пределы очень удалённых от Китая стран Африки, южной Америки и Европы. Мирное развитие Китая будет приносить большую пользу и соседним государствам. Китайцы в конкретных финансовых и материальных вложениях демонстрируют свои практичные и всегда коллективные способы реализации мечты о совместном процветании.

        Данная китайская инициатива в планах внутреннего развития страны ориентирована на ускоренное развитие западных районов Китая с тем, чтобы преодолеть острую проблему диспропорции в развитии западных и восточных районов Китая. Так, путём расширения открытости Китая в западную сторону, освоения новых рынков стран в Евразии для экспорта товаров и капитала китайцы успешно решают свои экономические и финансовые планы.

Здесь играет свою роль и наука, активная и креативная, желающая максимально участвовать в реализации политического и экономического курса своей страны. Приведу лишь один показательный пример. Китайскими географами-геополитиками тысячами копий растиражированы стратегические схемы распространения мегапроекта «Пояс и путь». Схематично и наглядно стрелками показывается общемировой желательный для китайцев охват, включение в орбиту «Пояса и пути» пяти континентов и нескольких десятков стран.

Стратегическими линиями проекта «Экономический пояс Шёлкового пути» обозначено создание трёх «поперечных» трансграничных и трансконтинентальных экономических коридоров, исходящих из своих локусов или центров формирования. «Северный» (Китай – Центральная Азия – Россия – Европа); «Центральный» (Китай – Центральная и Передняя Азия – Персидский залив и Средиземное море) и «Южный (Китай – Юго-Восточная Азия – Южная Азия – Индийский океан).

Есть и «Морской Шёлковый путь XXI века», тот включает в себя создание двух трансокеанических маршрутов: один из них следует от побережья Китая через Южно-Китайское море в Южно-Тихоокеанский регион; другой предусматривает соединение приморских районов Китая и Европы через Южно-Китайское море и Индийский океан. Всё активнее рассматривается ещё третий маршрут сопряжения китайского проекта с Тихоокеанской Россией, и его дальнейшее следование и включение в российский Северный морской путь.

       Трудно припомнить виртуально-географическую востребованность какого-либо другого мирового проекта, чем данный китайский. Если набрать по-русски название китайского проекта, то получишь десятки тысяч ссылок; на английском языке, информация о нём предстанет уже как сотни тысяч информационных источников; на родном для проекта китайском языке, общий массив сведений по данной теме будет исчисляться миллионами линков и терабайтами информационных единиц сводок различных документов, статистики, рассуждений и обсуждений.

Можно лишь позавидовать такой работе, удачному результату сотрудничества политиков, СМИ, географов и власти. Вполне очевидно, что наблюдаемая популярность географических карт проекта китайского шёлкового пути в сети – это не самоцель, это великолепное средство демонстрации решительности и амбициозности общемировых геополитических устремлений. По своей сути такая профессиональная работа отражает многие уже имеющиеся достижения китайцев, их технологии и услуги, но ещё более демонстрирует непреклонность направленности китайцев в желаемое для них будущее.

Академия наук КНР – высшая научная организация КНР, ведущий центр фундаментальных исследований в области естественных наук в стране. Руководящую «верхушку» среди сотрудников, Китайской академии наук (КАН), а их более 70 тысяч, как и в нашей стране, составляют академики или действительные члены КАН. Официальный англоязычный сайт КАС сообщает, что по состоянию на конец 2012 года непосредственно под управлением этой академии находилось 124 учреждения, из которых 104 научно-исследовательских института, пять университетов и иных организаций поддержки, 12 специализированных организаций управления. Каждая структурно состоят из штаб-квартиры и филиалов, имеется также три технико-поддерживающих подразделения академии.

В КАС  шесть академических отделений, в которых математики и физики, биологи и медицинские науки, а также технологи составляют 56% всего высшего академического состава. Сами китайцы пишут, что их работа по фундаментальным государственным направлениям «закрывает» 30% требующихся в государстве научных задач. Следует также учесть, в каждом академическом институте 50, а то и 70% составляют «неакадемические» финансовые средства – гранты, хоздоговры, частные и государственные заказы на конкретные исследования.

Китайцы – «срединны» во всем, и поэтому «среднюю сердцевину», главное исполнительское научное звено академической науки в Китае – это профессорский состав. Именно эта профессиональная группа составляет «ребра жёсткости» – опорный каркас китайской фундаментальной науки. Каждый из профессоров создает и поддерживает свою профессиональную группу, состоящую из 30-50, а нередко и более сотрудников. Академики в Китае, совместно с партийным руководством и правительственными структурами, разрабатывают и утверждают стратегические приоритеты в отношении не только своей страны, но и в мире.

Основные исследовательские институциональные единицы – это научные лаборатории, из состава которых специально выделяются «национальные» и «ключевые» лаборатории с численностью по сто и более человек. Они уделяют огромное внимание балансу представленности молодых и опытных учёных: на каждого из опытных специалистов, работающих в лаборатории или исследовательском центре, возглавляемых профессорами, замыкаются большие группы молодёжи. Студенты, аспиранты, докторанты, «постдоки» и два-три ассистента профессора составляют отдельную «пирамиду» внутри более крупной «институциональной пирамиды».

И, пожалуй, нигде в мире нельзя найти более убедительных примеров эффективно действующей иерархии, реализации соподчиненности всех и каждого, обобщенно-адекватного использования одного из накопленных ресурсов Китая – человеческого капитала. Ни бедный, ни богатый, а каждый из китайцев скорее ориентируется на конкретные практические дела в помощь своей стране, чем на критику существующих порядков и условий. Несмотря на то, что десятки миллионов китайцев живут и работают по всему миру, каждый из китайцев не забывает о своей стране.

Государство поощряло, помогало обучению за рубежом своих молодых соотечественников. И если в конце 40-х, в 50-60-е годы прошлого века привлекательной страной для обучения китайцев был Советский Союз, то, уже начиная с 80-х годов, китайцы стали предпочитать обучение в США и Европе. И как раз ученики и сотрудники тех профессоров, которые обучались в «западных» вузах, ныне определяют направленность современных исследований…

Современный Пекин – крупнейший город мира. На его чистейших улицах, как в любом другом городе мира молодые люди с неизменными смартфонами в руках и наушниками в ушах, очевиден технологический примат коммуникативных возможностей людей. И при этом в любом месте Китая как-то неуловимо сохраняется и поддерживается особый китайский дух.

На Международную конференцию «Один пояс – один путь» в начале ноября 2018 года в Пекин съехались делегации из более чем 30 стран мира. Российская делегация была представлена учёными и специалистами из ТИГ ДВО РАН, ИВЭП ДВО РАН, ИКАРП ДВО РАН, ИГ СО РАН, БИП СО РАН и др. От Тихоокеанского института географии ДВО РАН были: действительный член Российской академии наук, научный руководитель Тихоокеанского института географии ДВО РАН Петр Яковлевич Бакланов, директор ТИГ ДВО РАН Виктор Васильевич Ермошин, помощник директора ТИГ ДВО РАН по международным вопросам Алексей Сергеевич Ланкин и я. Все мы неоднократно ездили в Поднебесную практически исключительно по научно-служебным делам.

Участники российской делегации. М.В. КРЮКОВА – и.о. директора ИВЭП ДВО РАН; В.В. ЕРМОШИН – директор ТИГ ДВО РАН; чл.-корр. РАН Б.А. ВОРОНОВ – научный руководитель ИВЭП ДВО РАН; академик РАН П.Я. БАКЛАНОВ – научный руководитель ТИГ ДВО РАН; И.Н. ВЛАДИМИРОВ – директор ИГ СО РАН

Нашу делегацию встречали и сопровождали коллеги профессора Дон Соучена, поселили нас в Пекинском Beijing Friendship Hotel, расположенном в уютном университетском районе, из окон номеров которого можно было любоваться прекрасными видами парка. В многочисленных залах этого отельного комплекса и проходили пленарные и секционные заседания, обсуждения, дискуссии.

Профессор Дон Соучен – ведущий научный сотрудник Национальной программы фундаментальной науки и технологий Китая, руководитель Многопрофильной совместной научной экспедиции «Экономического коридора Китай-Монголия-Россия», доктор технических наук, директор Регионального Центра эколого-экономических исследований и планирования, директор департамента ресурсной экономики и минерально-энергетических исследований Института географических наук и природных ресурсов Китайской академии наук – давнего партнёра ТИГ ДВО РАН. В своё время, получивший хорошее образование, он много и плодотворно трудился в Китае, и в то же время многократно бывал за рубежом. Долгие годы он терпеливо подбирал себе многочисленный штат своего исследовательского центра, неустанно обеспечивая им возможности повышения профессиональной квалификации и тематического обучения. Для всей его группы, как и для самого профессора, с началом проекта «Пояс и путь» открылись новые огромные возможности.

В российско-китайском сотрудничестве профессор Дон быстро стал одним из лидеров, и прежде всего в сфере различного осуществления китайско-российско-монгольского сотрудничеств по вопросам строительства транспортных коммуникаций. Чёткая фокусировка на наиболее важных задачах позволила ему выделиться из большой группы участвующих в мегапроекте китайских учёных, а его известность в России стала быстро расти, когда его группа и он сам стали работать со «знаковым проектом» строительства высокоскоростной железной дороги в Китае, Монголии и России.

Затем последовал текущий, динамично развивающийся проект осуществления регулярных совместных международных экспедиций в «Экономическом коридоре Китай-Монголия-Россия» Китайского шёлкового пути. В последние три года эта китайская группа посетила и завязала отношения со многими академическими организациями Сибири и Дальнего Востока, обсуждая и фиксируя на бумаге договорённости о совместных академических работах.

Для участия в работе конференции в Пекин прибыл Президент РАН, академик Александр Михайлович Сергеев с вице-президентом РАН, академиком Андреем Владимировичем Адриановым и небольшая, но представительная московская команда. Сами китайцы этой делегации присвоили самый высокий официальный статус. На открытии присутствовал премьер Государственного Совета Китая Ли Кэцян. Он зачитал приветственное обращение к участникам нашей конференции от Председателя Китайской Народной Республики Си Цзяньпина.

Президент РАН, академик А.М. Сергеев выступил с речью на церемонии открытия. На этой конференции 5 ноября 2018 года в Пекине фактически состоялась официальная церемония организации и общее собрание Альянса международных научных организаций (ANSO) по проекту «Пояс и путь».

Типичным примером стало проводимое мероприятие. Далеко не секрет, что CAS или Китайская академия наук была выстроена в стране с большим участием Советского Союза. Сами китайцы, особенно уже немолодого возраста, охотно рассказывают, как они работали с советскими товарищами. Советский Союз много сделал для помощи в становлении китайской науки. Но сейчас пришло время, когда китайцы обращают самое пристальное внимание на то, как проходят реформы в Российской Академии наук, и они прекрасно разбираются в том, что происходит в нашей стране.

ANSO объявляет о себе, что эта организация будет привержена масштабной цели регионального устойчивого развития, наращивания академического потенциала, обеспечения продуктивного научно-технического сотрудничества и налаживания эффективных коммуникаций в области науки и техники в трансграничном и транснациональном регионе «Пояс и путь». ANSO фокусируется на сложных научных задачах и пытается мобилизовать как государственный, так и частный сектор для совместного решения различных проблем развития

Два дня заседаний ANSO пролетели быстро. Большую часть времени наша делегация в полном составе провела на сессии окружающей среды и «зелёного» развития. Китайский академический институт по изучению Тибетского плато был основной организацией, ответственный за это направление. Сессия 2 «ANSO-Digital Belt & Road», где обсуждались перспективы и проблемы создания «цифрового пояса», курировал Институт дистанционного зондирования и цифровой Земли, также Китайской академии наук.

Секция, рассматривающая способы и пути перехода к устойчивому развитию, эффективному управлению и инновациям была отдана Китайской академия наук и технологии развития. Секцию «ANSO – Наука и образование» уверенно провёл Университет КАН. Ещё была секция по «Инфо-инфекционным заболеваниям и медицине» от Института Пастера в Шанхае, принадлежащий Китайской академии наук. Ещё одна секция была направлена на проблемы и перспективы инноваций и развития, ведомой также Шанхайским научно-исследовательским институтом Китайской академии наук и Центром инновационного сотрудничества CAS в Бангкоке.

Я принял участие также в работе секции № 7 «ANSO – Биоразнообразие и сохранение». За эту секцию отвечал пекинский Тропический ботанический сад КАН. Здесь царила близкая мне атмосфера «мозговых штурмов», широко практикуемых природоохранными неправительственными организациями. В группе по выработке стратегических целей по изучению и сохранению биоразнообразия в зоне осуществления мегапроекта реновации китайского шёлкового пути мы достаточно быстро и предметно обсудили черновик резолюции, в которой были изложены весьма конкретные предложения. На заключительном заседании, которое вёл президент РАН, академик А.М. Сергеев, было объявлено, что следующий форум ANSO состоится в Москве в 2020 году.

Владимир БОЧАРНИКОВ,
ведущий научный сотрудник лаборатории экологии и охраны животных ТИГ ДВО РАН, доктор биологических наук, профессор

вторник, 27 ноября 2018 г.

"Он заряжал нас энергией и новыми оригинальными идеями". Памяти Ю.Г. ПУЗАЧЕНКО

10 ноября 2018 года не стало крупного учёного географа-эколога, профессора Юрия Георгиевича ПУЗАЧЕНКО


Во Владивосток Юрий Георгиевич Пузаченко прибыл в 1972 году в составе научного десанта молодых московских учёных, призванных организовать комплексные географические исследования на качественном новом уровне, по приглашению первого председателя Дальневосточного научного центра АН СССР и директора-организатора Тихоокеанского института географии – члена-корреспондента АН СССР А.П. Капицы. Ю.Г. Пузаченко, самый молодой в стране доктор географических наук, только-только защитил докторскую диссертацию, минуя кандидатскую, в формате научного доклада на основе использования математических методов в географии. К тому времени по числу цитирования уже стала классической статья «Информационно-логический анализ в медико-географических исследованиях» (Пузаченко Ю.Г., Мошкин А.В. // Итоги науки. Сер. Медицинская география. 1969. Вып. 3. С. 5-74.). В сотнях опубликованных позднее работах многих авторов (и по сей день!) постулаты информационного-логического анализа используются для решения различных задач, в основном в области моделирования природных процессов.


В ТИГе Ю.Г. Пузаченко возглавил лабораторию географии биоценозов. Название лаборатории предполагало комплексный характер исследований, поэтому в её составе были геоботаники, зоологи – специалисты по разным группам животных, позднее появились микроклиматологи, фенолог, лесовод, картограф. Применение математических методов в географии в период работы Ю.Г. Пузаченко в Тихоокеанском институте географии отражено и в монографии «Структура растительности лесной зоны СССР. Системный анализ» (Пузаченко Ю.Г., Скулкин В.С.. М.: Наука, 1981. 275 с.). В известной мере это был один из первых прикладных результатов, иллюстрирующих методы географического прогноза, разрабатываемые в те годы в Тихоокеанском институте географии совместно с географами Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. «Сколько было планов!» – вспоминают доктор географических наук С.Б. Симонов и кандидат географических наук Т.Л. Симонова. – «Многие из них удалось осуществить. Всё было ново и интересно. Юрию Георгиевичу удалось сплотить молодой коллектив, поставив перед сотрудниками чёткие научные задачи. При этом каждый чувствовал себя необходимым «винтиком» в едином, хорошо работающем механизме.

Для научных исследований в приморской тайге близ Кавалерово были выбраны ключевые участки, на которых велись комплексные работы по изучению растительности, почвенной мезофауны, птиц, мелких млекопитающих, копытных, их функционирования и динамики. На этой основе был создан географический стационар, «отцом» которого стал Ю.Г. Пузаченко. Здесь в течение многих десятилетий базировались сотрудники нашего института, проводя не только биогеографические, но и метеорологические и гидрологические исследования. На склоне сопки в распадке Волковском была сооружена настоящая метеостанция, позволявшая в автоматическом режиме многие годы получать уникальные данные по температуре, влажности, атмосферному давлению в приземном слое на разных высотных уровнях». (К сожалению, последние годы Кавалеровский стационар находится в стадии консервации).

Время его работы в институте было необычайно продуктивным. Весь цвет географической науки при посещении института непременно выезжал на стационары в Кавалерово и на Смычку, это и академик И.П. Герасимов, доктора географических наук Н.И. Базилевич, М. А. Глазовская, А.Г. Воронов, Н.А. Гвоздецкий, В.О. Таргульян, сибирские и дальневосточные географы.

Доктор биологических наук Б.С. Петропавловский считает, «что можно без всякого преувеличения отметить выдающуюся роль Ю.Г. Пузаченко в организации научных стационаров в разных регионах Приморского края. Кроме наиболее известного из них: в лесном массиве в окрестностях пос. Хрустальный, при его активном участии был создан научный стационар в Дальнегорском районе «Верховья реки Большая Уссурка» в лесном массиве в усыхающих ельниках с основной целью выявления причин усыхания древостоев лесов и разработки методов прогнозирования этого процесса. Как и на других стационарах ТИГа, там вели совместные исследования московские и дальневосточные учёные. Результаты исследований на этом стационаре неоднократно использовались в ряде публикаций, в том числе и в недавно изданной монографии «Пихтово-еловые леса Приморского края (Эколого-географический анализ)» (Майорова Л.А., Петропавловский Б.С. Владивосток: Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, 2017. 164 с.)».

Важным шагом в подготовке специалистов для дальневосточной географической науки явилось создание членом-корреспондентом АН СССР А.П. Капицей кафедры геоморфологии и палеогеографии на Геофизическом факультете ДВГУ. А.П. Капица считал преподавательскую деятельность для сотрудников своего института важнейшим способом повышения их профессионального уровня, и Ю.Г. Пузаченко был одним из достойных представителей яркой плеяды лекторов школы МГУ им. М.В. Ломоносова, которые тогда преподавали там. «Его лекции по применению математических методов в географии слушались», – вспоминает О.Л. Ермошина (Иванова), из первого выпуска кафедры, – «поистине «на одном дыхании». Свой спецкурс он читал вдохновенно, погружением в тему по несколько часов кряду, при этом усталости ни у лектора, ни у слушателей не наблюдалось. Даже студенты-старшекурсники откровенно завидовали, что у нас есть такой «Пузак» (у него потом, когда появилась электронная почта, в адресе стояло jpuzak@...). Иногда на паре он мог неожиданно громко рассмеяться, словно параллельно с чтением лекции его мозг работал над проблемой и пришёл к новому парадоксальному её видению, и это обрадовало. Юрий Георгиевич тут же делился с нами своими соображениями, часто непонятными, но завораживающе умными, побуждающими к перечитыванию рекомендованных им источников».


Для научного сотрудника лаборатории биогеографии и экологии Е.П. Кудрявцевой (ныне она – признанный специалист в области геоботаники), проработавшей с Ю.Г. Пузаченко несколько лет по окончании ДВГУ, время расцвета Кавалеровского стационара и общение с Учителем запомнились на всю жизнь: «Комплексность работ на практике обеспечивалась совместными исследованиями разных специалистов на одном участке. Обязательным этапом в работе была рекогносцировка, когда весь отряд во главе с Юрием Георгиевичем оценивал выбранный участок. Общая картина обрисовывалась, конечно, им. По вечерам, в конце рабочего дня, в лаборатории или у костра, делились впечатлениями: зрительными, научными. Таким образом, каждый из исполнителей знакомился на практике с особенностями методики биоценологических исследований и был в курсе дел и понимания своих коллег. О халтуре и подтасовке данных не могло быть и речи. Теперь, с течением времени, мне кажется, что Юрий Георгиевич был максималистом и считал, что его сотрудники должны все делать отлично. Боже, какие разносы он устраивал за промахи и ошибки! Помнится, что отдельные детали ему были неинтересны, а изучаемый объект он видел в целом, и картина этого целого в его изложении была невероятно привлекательной. Мы видели перед собой прекрасного, опытного полевика и понимали, что такая жизнь, далекая от комфорта, доставляла ему истинное удовольствие. Спорить с Юрием Георгиевичем было просто невозможно из-за его незаурядной эрудиции и начитанности, хотя при этом он очень ценил самостоятельность мышления сотрудников. «Белым и пушистым» он не был, порой проявлялись черты авторитарности, даже жесткости, но для активных, самостоятельно мыслящих индивидуумов времени не жалел, охотно давал ценные советы. В обыденной жизни был не по-московски щедр».

В целом Ю.Г. Пузаченко разрабатывал важнейшие элементы теории и методов, в том числе – математических, изучения функционирования и динамики ландшафтов разных типов.

К большим достижениям Юрия Георгиевича за время работы в Институте следует отнести то, что благодаря ему Тихоокеанский институт географии в 70-е годы стал головной организацией в стране по проекту № 7 МАБ «Экология и рациональное использование островных экосистем». Участие в этом проекте позволило институту организовать несколько комплексных экспедиций – рейсов на о-ва Индийского и Тихого океанов, одним из руководителей которых был Ю.Г. Пузаченко.

Большой честью для сотрудников института было участие в работе крупнейшего международного форума – XIV-ого Тихоокеанского конгресса, проводимого единственный раз за всю свою историю в нашей стране – в г. Хабаровске. В программе проведения Конгресса одна из экскурсий готовилась в Кавалеровском районе под руководством Ю.Г. Пузаченко и была проведена, по отзывам участников, на самом высоком уровне.

Юрий Георгиевич уехал из Владивостока в 1981 году, подготовив пять аспирантов и оставив руководство лабораторией своему ученику и последователю – А.Н. Киселёву, позднее ставшему доктором географических наук. После отъезда из Владивостока его научные и дружеские связи со многими сотрудниками нашего института не прерывались. Он всегда интересовался, как идут исследования, что-то подсказывал, уточнял, критиковал. Высказанные идеи в его работах и при встречах непременно носили элементы новизны, были полезны, побуждали к новым научным поискам.

В феврале 2000 года он приезжал во Владивосток, в ТИГ ДВО РАН, тогда Приморское телевидение сняло документальный фильм с его участием «Жизнь в полосочку»...

В апреле 2018 года Юрий Георгиевич, вместе со своим сыном – кандидатом географических наук М.Ю. Пузаченко и бывшим аспирантом – кандидатом географических наук А.Н. Кренке, вновь посетил Приморье. Он прилетел рано утром и в тот же день, прямо из аэропорта, прибыл на пленарное заседание ежегодной конференции ТИГ ДВО РАН «Геосистемы в Северо-Восточной Азии. Типы, современное состояние и перспективы развития», чтобы сделать интереснейший доклад на тему «Методологические основы геосистем ландшафтного уровня». Маститый учёный, обаятельный докладчик, умнейший человек стоял после многочасового перелёта перед аудиторией, заражая её энергией и новыми оригинальными идеями.

А через пару дней он с сыном, арендовав машину, поехал на ТИГовские стационары и, в первую очередь, на родной, Кавалеровский, оценить состояние заложенных там сорок лет назад площадок, чтобы вновь вернуться к ним через пару лет и провести исследования на новом уровне, с учётом возможностей ХХI века.

12 ноября 2018 года из Москвы ещё от одного нашего ветерана, сослуживца Юрия Георгиевича по ТИГу – известного эколога, кандидата геолого-минералогических наук Юрия Петровича Баденкова – пришло печальное сообщение: «Дорогие друзья, в субботу, 10 ноября, на 79-ом году жизни от нас ушёл Юрий Георгиевич Пузаченко, наш добрый друг, выдающийся учёный, один из строителей ТИГа. Большая и невосполнимая потеря. Юрий Георгиевич трудился до последних дней в Институте проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцева и в Институте географии РАН. 23 октября 2018 года в Почвенном институте им. В. В. Докучаева он выступил с могучим докладом «Пространственная структура некоторых свойств палевоподзолистых почв» на конференции, посвящённой 90-летию со дня рождения Ф.И. Козловского. Он активно строил планы на будущее... И не сдавался, хотя болезнь была неизлечима. До последних минут он оставался тем Пузаченко, которым мы его знали. Об этом мне сказала его жена Зоя».

Увы... Теперь он уже не приедет к нам. Очень и очень жаль! Скорбим, помним и склоняем головы…

Сохраним в сердцах память о нашем Учителе, интереснейшем собеседнике, крупном учёном, коллеге.

Коллектив ТИГ ДВО РАН

Юрий Георгиевич ПУЗАЧЕНКО