суббота, 11 мая 2024 г.

Рассказ о том, как две девушки командующего КТОФ превозмогли

 

Юрий Дмитриевич ЧУГУНОВ. Фото Леонида МАКОГИНА

С возрастом мужчины понимают, что если женщина чего-то очень сильно захочет, она этого обязательно добьётся. В свою очередь, некоторые женщины считают, что если мужчина очень захочет, то и он добьётся…

В силу половой принадлежности и недостаточно глубокого понимания психологии женщин, с первым заключением (с учётом некоторых дополнительных условий), пожалуй, соглашусь. А насчёт второго промолчу…

А речь у нас, друзья, пойдёт о малоизвестной странице истории создания Дальневосточного морского биосферного государственного природного заповедника – первого морского заповедника в нашей стране. К его созданию причастно много людей, я расскажу о некоторых, в том числе о двух молодых женщинах, имена которых, как правило, не связывают с заповедником.

Обычно рассказывают о том, что идея создания заповедника, витавшая в воздухе, укоренилась в сознании члена-корреспондента (впоследствии академика) АН СССР, директора Института биологии моря (ИБМ) Дальневосточного научного центра (ДВНЦ) Академии наук СССР Алексея Викторовича Жирмунского. Алексей Викторович с 1 января 1975 года принял на работу в качестве директора-организатора заповедника, в недавнем прошлом – доцента Московского государственного университета, кандидата биологических наук Юрия Дмитриевича Чугунова. В начале 1970-х, в период бурного роста ДВНЦ АН СССР, Юрий Дмитриевич, с написанной докторской диссертацией и молодой женой Натальей Юрьевной Заварзиной приехал во Владивосток по приглашению доктора биологических наук директора Биолого-почвенного института (БПИ) ДВНЦ АН СССР Николая Николаевича Воронцова, имя которого носит нынче ФГБУ «Земля леопарда». Примерно в одно время они учились на биофаке МГУ, оба занимались грызунами, природоохранной деятельностью.

Николай Николаевич к членству в КПСС относился неординарно, что и послужило поводом к его «выдавливанию» крайкомом компартии с должности директора, поскольку в те годы руководить важным государственным учреждением, как правило, мог член партии. В итоге Воронцов (ставший впоследствии первым и единственным беспартийным министром предперестроечного СССР) вынужден был уехать в Москву, а Жирмунский уговорил Чугунова перейти в ИБМ. Юрий Дмитриевич к тому времени успел некоторое время поруководить Уссурийским заповедником, который в то время входил в структуру БПИ, так что был «в курсе» теории, практики и руководства природоохранной деятельностью, поэтому решение Алексея Викторовича было вполне обоснованным.

С Юрием Дмитриевичем меня познакомил в декабре 1977 года мой будущий тесть Эдуард Валентинович Поляков, когда мы неделю охотились в Чугуевском районе, жили в зимовье и много о чём говорили долгими зимними вечерами. Юрию Дмитриевичу в то время было 49 лет. Это был высокий, синеглазый, широкоплечий шатен – настоящий русский богатырь! Особенно меня впечатлило его рукопожатие при нашем знакомстве. Моя рука потерялась в его ладони как у мальчика, который здоровался с взрослым мужчиной. Он аккуратно пожал мою руку (спасибо, что не раздавил, подумал я) и доброжелательно улыбнулся. Спокойный, уверенный, неторопливый…

Юрий Дмитриевич ЧУГУНОВ. 1983 год

После окончания МГУ Чугунов несколько лет проработал в Ставропольском противочумном институте, два года – в Монголии, в природных очагах чумы. Занимался грызунами (суслики, сурки, а также крысы и мыши) – резервуаром и переносчиками чумы. Поскольку Юрий Дмитриевич был молод и здоров, то в Монголии он не только занимался сбором материалов для диссертации, но ещё и участвовал в соревнованиях по традиционным видам борьбы. Во-первых – это борьба на поясах. Вид известный многим: нужно, взяв противника за пояс, оторвать его от земли, а потом на неё же и уложить, что Чугунов и делал. Второй вид – борьба на пальцах. При этом мужчины садятся на землю лицом друг к другу, упираясь ногами в бревно, лежащее между ними, пальцем руки зацепляют палец противника и по команде начинают перетягивать друг друга. Руки, ноги, спина у Юрия Дмитриевича были крепости необыкновенной, так что он дважды становился победителем этих соревнований.

Упорства Чугунову было не занимать, в результате он получил согласование проекта создания заповедника с 21 организацией в Приморском крае и с 14 министерствами и ведомствами в Москве. Добиться этого было непросто. Так, например, руководитель Приморрыбвода заявил, что он ни за что не отдаст 10% акватории залива Петра Великого, поскольку отвечает за поставку рыбной продукции на стол народный.

Надо сказать, что Крайком КПСС к инициативе учёных отнёсся с пониманием. Главу Приморрыбвода вызвал первый секретарь Приморского краевого комитета КПСС Виктор Павлович Ломакин и без лишних слов предложил выбор: подписать согласие и выйти из кабинета борцом за охрану природы с гордо поднятой головой или – налегке, без партийного билета. В те годы руководитель, которому партия отказывала в доверии, сразу же лишался своей должности.

Параллельно предпринимались усилия в Москве, где один из однокурсников Чугунова работал в ЦК КПСС.

Но однажды академическая коса «нашла» на очень крепкий «камень».

В те годы ни один проект на акватории не мог быть реализован без получения согласования Военно-морского флота СССР. На Дальнем Востоке – Краснознамённого Тихоокеанского флота (КТОФ) в лице его командующего адмирала Владимира Петровича Маслова. Его резолюция на обращение учёных была краткая и однозначная: отказать, поскольку отвод акватории залива Петра Великого для заповедника нарушает систему обороны этого морского района (эспланаду) и снижает боевую подготовку КТОФ.

Юрий Дмитриевич доложил ситуацию Алексею Викторовичу и спросил, может ли он использовать свои связи? Жирмунский ответил, что изменить решение командующего КТОФ может только распоряжение Главкома ВМФ или Божье повеление, тем не менее, инициативу Чугунова разрешил.

И Юрий Дмитриевич Чугунов отправился прямиком...

Вот ни за что не догадаетесь!!!

К своей жене, Наташе!

Правильный ход, друзья мои! В трудную минуту отправляйтесь к жене, падайте ей на грудь, орошайте её слезами, и верное решение понемногу найдётся само собой!

Даже если не найдётся, вам в любом случае станет легче!

***

Ну а мы начнём понемногу открывать карты (не все, конечно), имевшие место быть в рукаве Юрия Дмитриевича.

Его жена, Наталья Юрьевна Заварзина (в девичестве – Орлова) была дочерью академика Юрия Александровича Орлова, директора Палеонтологического института АН СССР, Палеонтологический музей, кстати, носит его имя. Уважаемый, достойный человек, но не авторитет для КТОФ. А брат Натальи, Александр, был женат на Марии Анатольевне Александровой.

Улавливаете?

Наверняка физикам уже всё стало ясно, а для лириков продолжу.

Отец Маши – академик АН СССР Анатолий Петрович Александров – один из атлантов, которые держат на своих плечах здание науки.

Назову только некоторые из видов его деятельности: один из основателей советской ядерной энергетики, разработчик силовых энергетических установок, ядерного оружия, Президент Академии наук СССР, трижды Герой Социалистического труда, лауреат четырёх Сталинских, Ленинской и Государственной премии СССР, Главный научный консультант ВМФ СССР, создатель судовых ядерных энергетических установок, системы размагничивания военных кораблей и так далее. Лично запускал реактор на первой советской атомной подводной лодке, построенной под его научным руководством и так далее...

Академик АН СССР Анатолий Петрович АЛЕКСАНДРОВ

Так вот, Наташа позвонила своей золовке Маше, рассказала о проблеме и попросила устроить встречу Юры с Анатолием Петровичем.

Анатолий Петрович в то время восстанавливался дома после операции, но какой же любящий отец проигнорирует просьбу дочери? Маша перед разговором дала Чугунову следующие инструкции: в твоём распоряжении пять минут, затем я захожу и говорю, что пора пить чай. После этого никаких деловых разговоров.

Юрий Дмитриевич уложился в отведенное для доклада время, а Анатолий Петрович сказал: «Молодец, что пришёл ко мне, тебя бы по кабинетам гоняли, пока ноги до жопы не сносил! А я тебе помогу. Придёшь к моему учёному секретарю (Анатолий Петрович руководил Институтом  атомной энергии имени И.В. Курчатова), получишь пропуск в штаб ВМФ, а с адмиралами я поговорю».

Так всё и произошло. Юрий Дмитриевич волновался перед встречей, оделся, как обычно одеваются военные моряки в чёрное, за исключением белой рубашки. Принял его адмирал Николай Иванович Смирнов – первый заместитель Главнокомандующего Военно-Морским флотом СССР. Такой же богатырь как Чугунов, но одетый в жёлтую форму с «золотым» шитьём. Юрий Дмитриевич понял, что выглядит «бледновато» рядом с адмиралом, но пожал протянутую ему руку от души, как перед схваткой в Монголии. Адмирал ответил соответствующим образом, и взаимная симпатия между ними установилась прямо с рукопожатия.

Замглавкома улыбнулся и произнёс: «Принимая во внимание заслуги Анатолия Петровича Александрова перед Военно-морским флотом, а также в связи с обращением Академии наук принято решение образовать в заливе Петра Великого Японского моря морской заповедник!

Домой, во Владивосток Чугунов летел в некотором смятении: с одной стороны – академик напоил чаем, адмирал пожал руку… Однако ни одной подписи он не получил!...

(Позже, 31 декабря 1976 года, было принято совместное решение ВМФ СССР и АН СССР об образовании Морского заповедника.)

Всё у Юрия Дмитриевича сложилось наилучшим образом: после возвращения во Владивосток пригласили в штаб КТОФ, представили флагманскому штурману – капитану первого ранга (с 1982 года – контр-адмирал), Эрику Сергеевичу Бородину, вместе с которым Чугунов занялся подбором морских районов, островов и бухт для ДВГМЗ.

А почему заповедник состоит из четырёх частей, одна из которых – абсолютно сухопутная часть Владивостока, почему заповедник, созданный Советом Министров СССР как государственный заповедник АН СССР, фактически имел статус научно-исследовательской лаборатории ИБМ ДВНЦ АН СССР, какого цвета кошка пробежала между «отцами-основателями» заповедника – это уже другая история…

Вывод: друзья, в трудную минуту идите к жене, энергия и изобретательность любящей женщины поможет горы свернуть!

И, конечно, обсуждайте дела с ЛПР (лицом, принимающим решение).

Александр КУЛИКОВ

Фото из архива Морского заповедника

среда, 8 мая 2024 г.

Семейные истории Великой Отечественной войны продолжают жить

 9 Мая – День Победы

В.М. СЕМАШЕВ расписался на стенах Рейхстага

Василий Макарович Семашев – мой прадедушка, родился в Чкаловской области, в 1909 году, городе Бузулук. В годы Великой Отечественной войны служил в войсках действующей армии, в том числе в ОГПУ, НКВД и контрразведке (СМЕРШ). Позже активно участвовал в обороне Ленинграда. Василий Макарович был одним из организаторов операции против немецко-фашистской разведки «Абвер», которая легла в основу художественных фильмов «Путь в Сатурн» и «Конец Сатурна». Вместе со своей женой Александрой Федоровной дошёл до Берлина и оставил свою подпись на стенах Рейхстага. После войны отвечал за противовоздушную оборону Москвы. За свои заслуги был награждён орденами Красного Знамени, Отечественной войны II степени, двумя орденами Красной Звезды и шестью медалями.

Одна из ранних фотографий В.М. СЕМАШЕВА перед Великой Отечественной войной

В.М. СЕМАШЕВ на учёбе перед войной

После ухода в запас в звании полковника в 1959 году, продолжил работать на руководящих должностях в партийной и общественной сфере в городе-герое Севастополе. Там же и был похоронен в 1971 году.

Василий Макарович СЕМАШЕВ

Был прекрасным семьянином, главой большой семьи, отцом трёх дочерей и сына, скромным в быту. К сожалению, я не застала его в живых, но воспоминания о нём в семье самые тёплые. Мама рассказала историю, как однажды он спас своего друга от ареста по ложному доносу.

К сожалению, как и во многих семьях, о других павших предках знаем очень мало. Второй прадедушка – Егор Луковников. Воспоминаний о нём практически нет. Знаю только, что прадедушка ушёл на фронт, после ранения попал в партизанский отряд, погиб в 1942 году. В том же году прабабушка умерла от голода и шестилетнюю бабушку отдали в детский дом. Сохранилась только единственная фотография моего прадеда времён Гражданской войны.

Егор ЛУКОВНИКОВ

И мой двоюродный прадедушка – Григорий Александрович Стуканёв, в самой Великой Отечественной войне не участвовал, был курсантом в то время, но принимал участие в первом параде Победы на Красной Площади.

Григорий Александрович СТУКАНЁВ

9 мая в нашей семье – семейный праздник, поминаем павших героев, участвуем в шествии Бессмертного полка каждый год. Ведём семейную летопись, в которой сохраняем известные нам данные о наших родственниках и стараемся найти новую информацию. После начала специальной военной операции День Победы стал восприниматься ещё острее. Мой муж – участник СВО, награждён двумя медалями (в том числе медалью «За отвагу»), и на фоне происходящих событий семейные истории Великой Отечественной войны вновь оживают.

Желаю нашей стране скорейшей Победы и мирного неба над головой.

Мария БЫКОВА,

научный сотрудник лаборатории клеточной дифференциации ННЦМБ ДВО РАН,

кандидат биологических наук

Мария Евгеньевна БЫКОВА с фотографиями своих прадедушек 9 мая 2018 года

Фото из личного архива автора

пятница, 3 мая 2024 г.

Большие языковые модели в научной работе – пренебречь нельзя использовать

Актуальная тема

Искусственный интеллект (ИИ) стал частью современной реальности. Он всё глубже проникает в повседневную жизнь человека, значительно упрощая, делая её более комфортной и эффективной. ИИ помогает нам в образовании, написании научной работы, уточнении диагноза в здравоохранении, развлечениях и в других сферах человеческой деятельности.

Фотопортрет человека, видео, сделанные «руками» ИИ, ещё можно отличить от созданных «по старинке», но нет сомнения в том, что это различие временно. Скоро политики «заговорят» (неотличимыми от своих голосами) на любых иностранных языках, актеры появятся в фильмах, в которых не принимали участия, и так далее.

Сейчас много говорят о рисках, связанных со стремительным развитием технологий ИИ, поэтому важно определить границы допустимого использования машинного интеллекта в человеческой деятельности. Только так мы сможем получить максимальную пользу от ИИ.

Автор этого материала, Сергей Туранов прошёл курс по ИИ для учёных, в ходе которого нашлось много ответов и появилось немало вопросов. Он при помощи бота добавил абзацы, исходя из контекста и сохраняя стиль автора, и теперь читателям предстоит угадать, какая часть текста была сгенерирована с помощью ИИ.

Сергей Викторович ТУРАНОВ

Большие языковые модели в научной работе –

пренебречь нельзя использовать

Есть такая профессия – запросы для нейросетей составлять. Промпт-инженер называется. Возникла она в ответ на широкое распространение больших языковых моделей (или LLMs), одно из главных воплощений которых сейчас у всех на слуху – так называемый GPT (Generative Pre-trained Transformer). Чат-бот. Ты ему задаёшь вопрос – он тебе генерирует (точнее предсказывает) ответ в соответствии с исполнением твоего запроса и своими внутренними возможностями. И дважды два посчитает, и рассказ напишет в стиле известного писателя, если нужно, и код программный подправит. А что делать в тех случаях, когда ответ непрост, не предполагает однозначности, и от него зависит что-нибудь более или менее существенное? Чем лучше вы разбираетесь в какой-либо области, тем чаще будете ловить коварную нейросеть на вольной интерпретации фактов, а то и вовсе за придумыванием собственных. Последнее – проявление так называемых «галлюцинаций». В контексте работы с ИИ их можно рассматривать как создание фактически неверной информации или выводов, которые модель представляет как истинные.

Фрагмент рисунка (Figure 1) из отозванной статьи в журнале Frontiers in Cell and Developmental Biology сгенерирован инструментами ИИ

Вот тут-то и обнаруживается необходимость знания параметров модели бота и основных принципов грамотного составления запроса (промптинга). Потому как ограничений после проживания эйфории от встречи с таким инструментом может оказаться больше, чем возможностей. И все эти возможности призван раскрыть «укротитель» нейросетей, упомянутый выше промпт-инженер.

На этом этапе можно либо завершить взаимодействие с LLMs, как делают многие по аналогии с ситуацией из анекдота про суровых лесорубов и новую японскую бензопилу, либо присмотреться к преимуществам, которые может предоставить данный инструмент в руках пользователя, осознающего все его достоинства и недостатки.

Так почему бы не использовать такой инструмент в повседневных задачах научной деятельности? Я выделил наиболее очевидные области применения LLMs в научной работе, а также попробовал рассмотреть доступные доводы за и против.

Автоматизация рутинных задач

Из года в год нам приходится иметь дело с написанием множества отчётов, заявок, представлений, отзывов и т.д. Разумеется, у каждого учёного за время работы формируется не один обновляющийся шаблон на все случаи жизни. Нейросети могут существенно облегчить задачи такого рода, при этом копируя ваш собственный стиль написания. Например, суммируя информацию о статьях, тезисах и прочие предложенные данные, нейросеть сможет на основе этого составить годовой отчёт, используя для примера оформления отчёты прошлых лет. В то же время прогнозируема зависимость от автоматизации, которая может уменьшить внимание к важным деталям.

Помощь при написании рецензий

Имея в распоряжении инструменты LLMs, можно упростить процедуру отзыва или сгладить сам процесс, независимо от степени добросовестности ваших коллег. Например, авторы сделали два больших филогенетических дерева (одно – по полному митохондриальному геному, другое – по его небольшому фрагменту) для группы организмов, а вот таблицу с исходными данными для этого анализа не сделали. При первом взгляде наборы данных двух деревьев сильно отличались, и сравнивать их было очень сложно. Я попросил GPT извлечь информацию о видовых названиях и номерах доступа (GenBank accession numbers) из картинок этих деревьев. Он не только сделал это, но и суммировал всю информацию в общую таблицу, из которой сразу всё стало ясно. Недостатки всё те же, что и в первом пункте. Инструмент полезен, но не всемогущ. И бывает так, что эффективнее всё сделать классическим способом.

ИИ сопоставит ваши данные с опубликованными

Если вас заинтересовал какой-то метод, описанный в научной статье, LLM поможет вам не только разобраться в интерпретации метода, описав визуализированные в статье результаты и предложив альтернативные методы, но и сгенерирует программный код или алгоритм действий, который позволит выполнить вам то же самое и для своих данных, сравнив их, например, с тем, что получилось в статье. В настоящее время GPT снабжён интерпретатором кода (в первую очередь на языке Python). Необходимо в то же время отметить, что для воспроизведения результатов желательны (но не обязательны) навыки программирования.

ИИ поможет в самообучении

Использование ИИ сокращает время освоения методик, упрощает понимание результатов из дисциплин смежных или далёких от вашей. Это актуально в настоящее время, когда будущий диплом о повышении квалификации может устареть ещё на стадии обучения. Однако при этом для оценки получаемых знаний на предмет продукта «галлюцинирования» всё же придётся воспользоваться помощью коллеги либо сравнивать разные результаты ответа на один и тот же запрос, выполненный множество раз.

ИИ подготовит литературный обзор по интересующей теме

С помощью ИИ обзор формируется не просто по ключевым словам, но и исходя из контекста запроса. Проводится сравнение результатов из разных источников, выделение главных идей из больших массивов текста, а также предоставляются ссылки на сами источники, что делает результат запроса верифицируемым.

Описание результатов

Если LLM может описать и интерпретировать картинку из опубликованной статьи, то и свежевыстраданной картинкой из вашей работы, разумеется, тоже не станет пренебрегать. Особенно это должно помогать при «страхе белого листа». А там уж, перефразируя классика, «минута, и статьи свободно потекут».

Подготовка рукописи к подаче в журнал

LLMs неплохо выполняют форматирование рукописей, перевод и корректуру текста, в том числе могут выдать текст в строгом академическом стиле. Но не попадите в ловушку: этот текст (например, текст перевода) будет расцениваться специальными программами как созданный искусственным интеллектом. В настоящее время некоторые журналы категорически не принимают искусственно созданные тексты, в то время как другие просто настаивают на упоминании инструментов ИИ в самой рукописи.

Генерация идей, гипотез

В своих размышлениях я время от времени отмечаю, что инсайт – дело добровольное. Это саркастическая рефлексия по поводу ограниченности алгоритмического пути решения научных проблем и слабой предсказуемости возникновения прорывных идей. Оперируя большими объёмами информации, LLMs и прочие инструменты ИИ проявляют впечатляющие способности к креативности. Это, в частности, видно из последних открытий новых лекарственных препаратов.


Преимущества LLMs в подготовке докладов и презентаций

Использование больших языковых моделей в подготовке докладов и презентаций облегчает многие процессы. Например, LLMs могут автоматически анализировать и суммировать информацию из различных докладов коллег, что позволяет создать осмысленные, содержательные презентации с акцентом на ключевые моменты. Это способствует более глубокому пониманию материала и улучшает качество общения на научных симпозиумах и конференциях.

Теперь о недостатках инструментов на основе больших языковых моделей

Российскому пользователю официально дважды заблокирован путь к использованию наиболее распространенных сейчас инструментов LLMs. Во-первых, по причине блокировки российских IP-адресов соответствующими сервисами. Во-вторых, в связи с банальной ненулевой стоимостью (в долларах США) продвинутых версий этих сервисов, а именно их возможности я описывал выше. В открытый доступ в недавнем времени вышел российский аналог таких инструментов, YandexGPT. Но возможности его пока скромны. Ожидаем развития в ближайшем будущем.

При работе с LLMs отмечались и утечки данных. Это, правда, вряд ли касается диагноза описанного кем-нибудь очень немодельного организма. Больше ценится программный код.

Основным недостатком неграмотного использования LLMs является риск получения ошибочной или непроверенной информации. Если результаты, сгенерированные моделью, не подвергаются последующей проверке, это может привести к распространению недостоверных данных, что крайне негативно сказывается на качестве исследований и подрывает доверие к научной работе.

Другой существенный недостаток заключается в ограниченности объёма информации, которую модель может обработать за один раз (ограничение на количество токенов). Это означает, что при работе с большими массивами данных может потребоваться разбиение информации на части, что увеличивает время на обработку и уменьшает общую эффективность работы с данными.

«Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю», – сказал Архимед. Перефразируя его, можно сказать: «дайте мне грамотный промпт (а, скорее, серию промптов), и я напишу… статью, диссертацию, заявку на грант, научно-популярную книгу и т.д.». Видимо, неслучайно зарплата укротителей генеративных нейросетей, промпт-инженеров, столь высока.

Сергей ТУРАНОВ,

старший научный сотрудник лаборатории глубоководных исследований ННЦМБ ДВО РАН, кандидат биологических наук

Сергей Викторович ТУРАНОВ 
        Фото автора

 


четверг, 25 апреля 2024 г.

Академик А.В. Жирмунский. На защите Родины

 

1945 год. Таким вернулся Алексей Викторович на первый курс университета после войны

Уважаемый читатель, перед Вами – отрывок о военном времени из новой книги Надежды Константиновны Христофоровой «Академик Жирмунский и его институт» (к 100-летию со дня рождения академика А.В. Жирмунского). – Владивосток: Дальнаука, 2023. – 272 с. Издано при финансовой поддержке ДВО РАН.

Академик Алексей Викторович Жирмунский (15.10.1921–20.10.2000) – крупный морской биолог, эколог и физиолог, просветитель и преподаватель, аквалангист, исследователь прибрежных вод двенадцати морей, выдающийся организатор морской биологической науки на Дальнем Востоке России; основатель и создатель Института биологии моря (ИБМ) ДВО РАН, а также единственного в России Морского заповедника, Малой академии морской биологии для школьников (МАМБ), журнала «Биология моря», нескольких кафедр в ДВГУ. В течение 10 последних лет жизни – неизменный главный редактор журнала «Вестник ДВО РАН» и член редколлегий нескольких академических журналов.

Автор книги – Надежда Константиновна Христофорова, доктор биологических наук, кандидат химических наук, профессор, старший научный сотрудник по специальности «биогеохимия». Профессор кафедры ЮНЕСКО «Морская экология» Института Мирового океана (школы) ДВФУ, ведущий научный сотрудник лаборатории геохимии Тихоокеанского института географии ДВО РАН, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, лауреат премии Профессор года, 2018 год, лауреат премии ДВО РАН им. акад. И.П. Дружинина за цикл работ по геоэкологии, 2021 год. Подготовила 65 кандидатов наук и 14 докторов наук.

Надежда Константиновна – морской эколог, долгие годы сотрудничала с морскими биологами, работала вместе с ними в экспедициях и на стационарах, хорошо знала многих из них лично. К тому же на протяжении более 20-ти лет жизни она была рядом с Алексеем Викторовичем. Из написанной ею книги можно узнать о жизненном пути Алексея Викторовича Жирмунского, в том числе – как и о создателе института, а также и о замечательном коллективе, выращенном и воспитанном им. К сожалению, эта последняя книга Надежды Константиновны, недавно ушедшей от нас.

Военные годы

Портрет сына. Выполнен Татьяной Николаевной ЖИРМУНСКОЙ на Северокавказском фронте в 1943 году. За несколько дней встречи с сыном Татьяна Николаевна оформила красный уголок зенитной батареи и нарисовала портреты нескольких бойцов и офицеров

     В 1939 году, после окончания школы, Алексей Викторович поступил в Ленинградский университет на биологический факультет. Однако в «воздухе пахло грозой», международная обстановка была напряжённой, и многих первокурсников (в том числе его однокурсника и друга О.А. Скарлато, будущего директора Зоологического института Академии) призвали на действительную службу в Красную Армию. Алексея Викторовича направили в Запорожье, в бурно развивающийся в годы первых пятилеток страны город на Днепре, в 16 зенитно-артиллерийский полк противовоздушной обороны (ЗАП ПВО), в котором он служил всю Великую Отечественную войну. Его часть располагалась у самого Днепра, недалеко от легендарного острова Хортица, где когда-то была Запорожская Сечь. В полку молодых бойцов основательно обучали военному делу: специальная подготовка, политическая учеба, тренировки в стрельбе из личного оружия, строевая подготовка на плацу в любую погоду, внезапные тревоги с выездом на позиции расположения зенитных батарей и марш-броски… Как говорил Алексей Викторович, всё это в короткий срок превратило их, желторотых ребят, в хорошо подготовленных бойцов, должным образом встретивших наступающие немецкие войска и сдерживавших натиск гитлеровских захватчиков сначала на правом, а затем, до октября 1941 года, на левом берегу Днепра. За 46 дней боев в Запорожье, вспоминал Алексей Викторович, полк отразил 566 налётов вражеской авиации, сбил шесть самолётов и уничтожил несколько танков.

1943 год. Огневой взвод, 5 батарея 16 ЗАП ПВО

С октября 1941 до середины июля 1942 года полк оборонял район городов Каменск-Шахтинский, Белая Калитва и Зверево, прикрывая от самолётов противника формирование пополнений Южного фронта и станцию Лихая – узел железнодорожных магистралей Москва – Воронеж – Кавказ и Сталинград – фронт, а также железнодорожные станции и мост через р. Северный Донец в г. Каменск-Шахтинский. Алексей Викторович в то время был командиром отделения связи командного пункта 1-го дивизиона.

Однажды днём, когда две батареи дивизиона были поставлены на ст. Лихая, прилетело несколько бомбардировщиков, и одна из бомб попала в вагон со взрывчаткой. Взрыв был страшной силы, не обошлось без потерь и на наших батареях, рассказывал Алексей Викторович. Пока специально прибывшие из Ростова бригады не восстановили часть путей, станция несколько дней не могла пропускать поезда. Виной этому была недопустимая халатность, и, несомненно, диверсия: два вагона с аммоналом оказались в центре станции среди многочисленных составов с людьми и техникой, и именно тогда прилетели фашистские бомбардировщики, которые обычно довольно редко появлялись в это время.

12 апреля 1942 года в полк, несколько потрёпанный в боях и отступлениях, прибыло 600 девушек-комсомолок из Ростова, большинство из которых недавно закончили средние школы. Они откликнулись на призыв пойти в армию на защиту Родины. Это пополнение надо было быстро превратить в настоящих бойцов, и для их обучения привлекли самых воспитанных, деликатных и знающих специалистов-мужчин. Алексею Викторовичу было поручено готовить телефонистов. Все прибывшие девушки прошли школу молодого бойца, за короткое время освоили приборы управления огнём зенитной артиллерии (заменив частично мужчин), работу на прожекторах, телефонную и радиосвязи, а также разведку. Причём, как с восхищением говорил Алексей Викторович, действовали чётче и аккуратнее, чем самые опытные бойцы-мужчины. Девушки отважно переносили тяготы военной жизни и продолжали точно работать, несмотря на взрывавшиеся рядом бомбы и сыпавшиеся осколки. После войны, уже живя на Дальнем Востоке, Алексей Викторович регулярно ездил в мае на встречу с однополчанами. Однажды пригласил и меня, чтобы я посмотрела на его «бойчих», а они посмотрели бы на меня.

Алексей Викторович с однополчанками

  Больше всех мне запомнилась Вера Коваленко (к сожалению, не помню отчества, на фото она рядом с А.В., слева от него), доцент Ростовского мединститута, родственная для меня душа по работе со студентами, в годы войны первой из прибывших девушек ставшая командиром приборного отделения в полку. Кроме этих встреч, Алексея Викторовича очень радовали письма от друзей-однополчан. Особенно он ценил бывшего командира дивизиона капитана Георгия Петровича Гальчука, которого любили и уважали все бойцы. Они обсуждали разные вопросы мирной жизни в стране, доверительно обмениваясь мнениями.

Как вспоминал Алексей Викторович, в мае они получили новые 85-миллиметровые зенитные пушки. Они были не только мощнее старых, но и манёвреннее, и проще в обращении. Из них можно было стрелять по наземным целям в походном положении. К этому времени боевая обстановка осложнилась, участились налёты немецких самолётов на станцию Лихая. Готовя новое наступление, немцы пытались нарушить работу железнодорожных магистралей. Поэтому с начала июня почти каждую ночь, иногда и по нескольку раз за ночь, а потом и днём 30–50 бомбардировщиков налетали на железнодорожные объекты. Несмотря на потери в людском составе, батареи, благодаря высокой натренированности, стали больше сбивать самолётов. За пять дней в начале июня над станцией Лихая было сбито 10 самолётов.

Существенно улучшилась работа прожектористов: они чаще и лучше стали освещать самолёты, а схваченный лучами нескольких прожекторов, самолёт практически обречён, потому что стрелять по нему легко, и зенитчики почти всегда такой самолёт сбивали.

Осложнившаяся обстановка требовала значительных усилий от связистов, так как телефонная связь повреждалась осколками бомб. А без связи зенитная артиллерия теряла информацию о приближающихся самолётах, нарушалась также координация работы батарей. Поэтому связисты отделения А.В. Жирмунского при первых же сигналах тревоги, не дожидаясь повреждения связи, выходили поближе к объекту бомбёжки и подключались к телефонным линиям, чтобы упредить возникающие повреждения и иметь возможность быстро их устранять.

Встретив сильное сопротивление, немцы после двух недель ежедневных налётов прекратили атаки на станции Лихая. Однако успешно бомбили вокруг, так что железнодорожное движение было нарушено, а в середине июля немцы подошли к Каменск-Шахтинскому с севера. Мост через реку Северный Донец охраняла счетверённая пулёметная установка, которой командовал друг юности Жирмунского Орест Скарлато. Во время смены огневой позиции в установку попала бомба. Два бойца были убиты, а Скарлато ранен и провёл после этого два месяца в госпитале.

17 июля 1942 года, вспоминал Алексей Викторович, был получен приказ отойти к Ростову для защиты от немецкой авиации переправ через Дон, по которым отступали наши войска, и где шли ожесточённые бои. По данным штаба полка, переправы бомбили до 100 самолётов противника в день, сбрасывая ежедневно от 500 до 800 авиабомб. Зенитчики препятствовали, сколько могли, но силы были неравными, отдельные бомбы попадали в переправы или падали возле них. Саперы сразу же восстанавливали повреждения. Здесь осколочной бомбой был убит боец отделения Алексея Викторовича, запорожский рабочий, другой боец ранен, сам Алексей Викторович был контужен и несколько дней почти ничего не слышал.

21 июля новый приказ о свертывании батарей и отходе на левый берег Дона. Чтобы сохранить личный состав, было решено большую часть бойцов перебросить через Дон на лодках, выше переправы. Но все лодки оказались на противоположном берегу. Нужно было плыть за ними через Дон, и Алексей Викторович с сибиряком лейтенантом Суворовым это сделали.

А потом группой человек 20 шли гуськом по тропе по заболоченному острову и вдруг увидели и услышали противный вой двух пикирующих немецких бомбардировщиков-истребителей Мессершмитт109, избравших группу своей мишенью. «Ложись!» – прозвучала команда. А ложится-то куда? – в болото. К счастью, говорил Алексей Викторович, бомбы увязли в болоте и никого из шедших не задели.

Полк продолжал прикрывать наши войска на левом берегу этой реки, а затем был переброшен в Грозный – Город Нефти для защиты нефтепромыслов и нефтеперерабатывающих заводов. Здесь бойцам был прочитан приказ Сталина № 227 «Ни шагу назад», и здесь в районе Моздока и Орджоникидзе немецко-фашистские войска были окончательно остановлены.

Здесь уместно сказать несколько слов о нефти и о важности защиты г. Грозного. В 1900 году нефть добывалась лишь в 10 странах, ведущими из которых были Россия и США. Однако к концу 20-х годов ХХ века ситуация резко изменилась. Начавшаяся переработка нефти, изобретение способа сжигания мазута, появление двигателей внутреннего сгорания вызвали бурное развитие нефтедобывающей промышленности, и уже в годы первой мировой войны нефть осознавалась как важнейшее стратегическое сырье. В аналитическом обзоре, посвящённом энергетическим ресурсам, М.М. Судо и Э.Р. Казанкова (1998) привели слова Анри Беранже, комиссара по снабжению французской армии нефтью, сказанные после войны: «Кто владеет нефтью, будет владеть миром, потому что благодаря мазуту он будет господствовать на море, благодаря авиационному бензину – в воздухе, благодаря автомобильному бензину и осветительному керосину – на суше. И в дополнение он будет править своими собратьями в экономическом отношении, обладая фантастическим богатством, которое он извлечет из нефти – этого удивительного вещества, за которым охотятся больше, чем за золотом. И которое гораздо ценнее, чем само золото». Поэтому-то так рвались к нефти молодой советской республики страны Антанты в годы интервенции и гитлеровцы в 1942 году.

Хотя в начале ХХ века Россия занимала первое место в мире по добыче нефти, в годы мировой и гражданской войн нефтяная промышленность в стране была почти полностью разрушена и стала возрождаться после 1920 года. Накануне Великой Отечественной войны добыча нефти была сосредоточена в Азербайджане (Баку) и РСФСР (Грозный). В годы войны она значительно снизилась, и лишь в 1943 году, благодаря вовлечению в разработку новых нефтяных месторождений, забил мощный нефтяной фонтан в Башкирии, позволивший резко поднять добычу нефти в разгар войны.

Два месяца полк находился в Грозном. Город Нефти жил обычной для прифронтового города напряженной и деятельной жизнью, и даже не верилось, что в нескольких десятках километров от него идут упорные бои. Небо было ясным. Хорошо была видна цепь Кавказского хребта с высоко поднятым Казбеком. Из открытого окна доносилась нежная мелодия, передаваемая по радио. Вдруг с КП передали сигнал воздушной тревоги. И сразу же за этим пронзительно завыли сирены, прерывисто загудели гудки заводов и паровозов на вокзале. 10 октября 1942 года в Грозном был самый тяжёлый бой в истории нашего зенитно-артиллерийского полка противовоздушной обороны, вспоминал Алексей Викторович, на город одновременно совершили налёт около 100 немецко-фашистских самолетов. Вражеские самолёты летели с востока, севера и запада. Летели, пикировали, бомбили и разлетались по одному в разные стороны под обстрелом зениток. Всё небо было в дыму. Свистели пикирующие самолеты, выли бомбы, грохотали разрывы и пушки, шумели моторы – все смешалось в хаотическую какофонию.

Наконец, бой закончился, затихли взрывы, наши истребители ушли на запад за вражескими самолётами. Налёт продолжался 35 минут. С батарей докладывали о результатах боя. Потерь в личном составе нашего дивизиона, вспоминал Алексей Викторович, не было. Материальная часть работала бесперебойно. Огонь зенитной артиллерии и истребителей расстроил боевые порядки фашистских стервятников. Самолёты противника выбросили множество бомб – мелких, крупных, зажигательных, фугасных, осколочных, но бросали их где попало, стремясь побыстрее выйти из зоны огня.

На следующее утро стало ясно, как пострадал город. Горели два озера нефти и крекинг-завод, не было электрического света и воды, линии были перебиты. Городское радио молчало. Неба не было, все закрыла тёмно-серая пелена, спустился туман, пропитанный нефтяными испарениями, тяжело было дышать.

Петухи и ослы перестали ориентироваться во времени суток и кричали беспрерывно. Командование прислало для охраны Грозного ночные истребители И153 «Чайка».

Прочитав сводку Информбюро, где сообщалось об этом бое, бойцы полка испытали большую радость. В вечернем сообщении от 11 октября говорилось, что «в районе Моздока авиация противника в числе 75 бомбардировщиков под прикрытием истребителей произвела налет на один наш объект. Нашими лётчиками и огнём зенитной артиллерии было сбито 26 немецких самолётов».

12 октября фашисты предприняли новый налёт на Грозный, в ночное время. Наши разведчики зафиксировали несколько десятков самолетов. Во время этого налёта замечательно работали прожектористы. Они освещали самолёты, подведя 13 из них к верной гибели.

В 1944 году полк был переброшен в другой нефтяной центр – г. Плоешти в Румынии, а закончил войну в Кошице в Чехословакии. Всего, по официальным данным, полк уничтожил 33 немецких самолета, 15 танков, 2 бронетранспортёра и около полка живой силы противника.

Кошице, Чехословакия, май 1945 год

Судьба была благосклонна к Алексею Викторовичу и сохранила его для важной и напряжённой работы в мирное время, для созидания и творчества. Он не был ранен, хотя был контужен, потеряв при этом сознание, но остался цел и невредим и в 1945 году восстановился на 1-м курсе биофака.

Мало кто знает, что Алексеем Викторовичем были сделаны в годы войны и хранились всё последовавшее время два альбома с фотографиями однополчан. Один, с наклеенными на странице в несколько рядов крошечными, подписанными фотографиями парней и девушек, сделан в начале войны. Другой из второй половины войны, с более крупными фото, уже часто улыбающихся бойцов, иногда совместных – юношей с девушками. Во втором альбоме имелось несколько фотографий дивизионного командира Г.П. Гальчука.

А.В. ЖИРМУНСКИЙ со своим дивизионным командиром Георгием Петровичем ГАЛЬЧУКОМ

Министерство обороны и советы ветеранов помнят фронтовиков и отмечают их наградами и памятными знаками, как за личные подвиги, так и за большой общий вклад в победу над врагом. Как участник войны, Алексей Викторович награждён медалями «За оборону Кавказа» (1944) и «За победу над Германией» (1945). Как ветеран войны он награждён:

• Юбилейной медалью «20 лет победы в Великой Отечественной войне» (1966),

• Юбилейной медалью «50 лет вооруженных сил СССР» (1967),

• памятным знаком «25 лет победы в Великой Отечественной войне» (1970),

• памятным знаком «Ветеран 56-й армии» (1974),

• Юбилейной медалью «30 лет победы в Великой Отечественной войне» (1975),

• памятным знаком «Ветерана 16-го зенитно-артиллерийского полка ПВО» (1977),

• Юбилейной медалью «60 лет вооруженных сил СССР» (1978),

• памятным знаком «Ветерана Ростовского дивизиона и корпусного района ПВО» (1978),

• памятным знаком «Участника обороны города Запорожье и освобождения острова Хортицы в 1941 г.» (1978),

• Юбилейной медалью «40 лет победы в Великой Отечественной войне» (1985),

• орденом Великой Отечественной войны II степени (1986),

• медалью Жукова (1996). Медаль Жукова учреждена 9 мая 1994 года. Ею награждаются как военнослужащие, так и гражданские лица за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в боевых действиях с немецко-фашистскими захватчиками, японскими милитаристами и в ознаменование 100-летия со дня рождения Г.К. Жукова.

Фото из архива А.В. ЖИРМУНСКОГО