вторник, 15 октября 2019 г.

Послание из Золотой империи чжурчжэней


Полевой сезон – 2019
Рабочий момент. Зачистка материка

Приморской археологической экспедицией в полевом сезоне нынешнего года были начаты раскопки нового объекта археологического наследия «Первомайское». Храмовый комплекс, датируемый XII-XIII вв., периодом существования империи Цзинь, расположен в Ханкайском районе Приморского края, к северо-западу от с. Первомайское на мысовидной площадке возле р. Кирпичная. Об экспедиции этого года беседуем с Надеждой Григорьевной АРТЕМЬЕВОЙ, заведующей сектором средневековой археологии Института истории, археологии и этнографии ДВО РАН, кандидатом исторических наук. Но сначала Надежда Григорьевна с гордостью показала уникальные находки полевого сезона, аккуратно разложенные на столе:

Надежда Григорьевна АРТЕМЬЕВА. Фото Леонида МАКОГИНА

– Мы занимаемся периодом Средневековья, временем существования Золотой империи чжурчжэней, государства Восточное Ся. Но иногда, работая на новых памятниках, выходим за указанные временные рамки. Именно такой случай произошёл в нынешнем году благодаря внимательности нашего сотрудника Сергея Макиевского, изучающего космические снимки поверхности Земли и выискивающего валы, рвы и прочие рукотворные особенности ландшафта. В прошлом году Сергей обнаружил на снимке интересный объект, съездил на место его нахождения и нашёл там черепицу. Это изделие датировалось изучаемым нами периодом. Мы выехали туда и обнаружили необычный объект.

– Чем же он необычен?

– Чаще всего мы изучаем большие поселения, как правило – укреплённые, а этот объект в плане представляет собой обвалованный четырёхугольник размером 76х78 м, углами ориентированный по сторонам света. С внешней стороны его окружает ров.

Археологические исследования проводились на территории объекта и за его пределами. Было вскрыто 1204 кв. м. Обнаружены остатки храма площадью 80 кв.м, построенного на платформе. Черепичная крыша здания поддерживалась 35 колоннами (5 рядов по 7 колонн в ряду). Выявлены новые архитектурные приёмы строительства культового сооружения. Впервые обнаружены новые типы черепицы, в том числе и новые орнаментальные элементы её оформления, а также большое количество декоративной лепнины и фрагменты от украшений в виде голов драконов.

Встречалось много перекопанной черепицы. Отчасти оттого, что на месте храма поселились барсуки, норы которых раскапывали охотники. Тем не менее, форма здания хорошо «прочитывалась», потому что сверху были видны выложенные рядами камни.

В северном углу памятника находилась эта постройка, а рядом мы обнаружили ряды ям, в которых находились камни – основания для колонн. По-видимому, постройки образовывали архитектурную композицию. Мы сошлись на мнении, что, скорее всего, это культовый объект.

Остатки храмовой постройки

– Сколько времени у вас ушло на раскопки?

– Начали мы в начале июня, планировали управиться быстро, поскольку должны были провести работы ещё на трёх памятниках, но задержались до начала сентября. В итоге работы на комплексе заняли у нас почти весь полевой сезон. Такое случается редко, обычно мы стараемся побывать в нескольких местах, но положительным моментом стало то, что мы вскрыли очень большую площадь – 1204 кв. м археологического памятника.

Раскопали большое храмовое сооружение, хозяйственную постройку, административное здание и ворота – вход в этот комплекс. Но больше всего нас волновали вопросы: для чего было построено это культовое сооружение? К какому периоду относится? Кто приходил в этот храм, и вообще где всё это могло быть?

– Вы нашли ответы на эти вопросы? Какими находками порадуете нашего читателя?

– Собран оригинальный строительный материал, который впервые обнаружен на памятниках чжурчжэньской культуры в Приморье. Из культовых находок следует отметить нефритовое кольцо-оберег с облаковидным орнаментом, кирпич с отпечатком детской ступни («ступня Будды»), концевые диски с изображением мифических львов. Следы копоти на черепице дают основание предполагать, что храм разрушился в результате пожара. После чего он был разграблен, что подтверждается перекопами центральной части постройки.

Нефритовое кольцо-оберег с облаковидным орнаментом

Рядом с храмом найдена свайная хозяйственная постройка и здание колоннадной конструкции. Ещё одно здание было раскопано рядом с входом в комплекс. Исследования были проведены и на месте расположения ворот. Были выявлены остатки арочного оформления, а также обнаружены ямы от забора, окружавшего комплекс со всех сторон. Тщательное изучение рва и вала дали возможность определить, что ров нёс функциональную нагрузку по защите объекта от поверхностных вод. Что интересно, ров до сих пор (уже около 900 лет!) успешно справляется со своей функцией – отводит воду. Мы в этом сами убедились, работая этим дождливым летом на объекте: осадки благополучно стекали, оставляя нам относительно сухую площадку для работы.

Кирпич с отпечатком («след Будды»)
Концевой отлив верхней черепицы с изображением мифического льва

        – Где жили люди, которые обслуживали этот комплекс?

– Для нас стало неожиданностью обнаружение жилой зоны за пределами храмового комплекса. Здесь выявлены остатки трёх жилищ с отопительной системой кан и каменными ступами внутри. Одно из жилищ было более ранней постройкой по сравнению с остальными.

Но это ещё не всё. Перед входом в храмовый комплекс были обнаружены три кургана, относящиеся к этно-археологическому времени (XIX – начало XX вв.). При исследовании одного из них в засыпке курганной насыпи были найдены остатки от украшения крыши в виде головы дракона и верхняя черепица с концевым диском, украшенным зооморфным сюжетом. В центральной части курганной насыпи было зафиксировано квадратное углубление, на дне которого обнаружен средневековый кирпич и кости животного. На глубине около метра найден деревянный гроб, в котором располагались останки человека (череп и фрагменты скелета). По этим находкам можно констатировать, что перед нами перезахоронение.

На территории самого храма мы нашли две пустые ямы большого размера, очень напоминающие могильные. Третью яму мы обнаружили перед входом в храм. Вероятно, изначально захоронение произвели на территории храма (скорее всего, он уже не существовал), а спустя продолжительное время было произведено перезахоронение с выносом останков за территорию. По-видимому, этому месту люди придавали какое-то особенное значение.

Обычно культовые постройки возводятся в геометрическом порядке: храм занимает центральное положение, а постройки – второстепенное. Здесь совершенно другой принцип: в северной части памятника, с краю, размещался храм. От него идут административные, хозяйственные постройки, располагаясь по периметру, оставляя очень ровную, как площадь, срединную часть. Вот такие загадки нам предстоит разгадать, надеюсь, в следующем году. Несомненно, впереди много открытий!

Научные сотрудники ИИАЭ ДВО РАН на раскопках на территории буддийского комплекса XII-XIII веков (в Ханкайском районе). Июль, 2019.

– Очень интересно! Надежда Григорьевна, а можно подвести промежуточные итоги сезона?

– Конечно. Исследуемый памятник – это третья храмовая постройка XII-XIII вв., обнаруженная на территории российского Дальнего Востока. Все эти здания возводились по канонам строительства культовых средневековых построек. Вписывая в ландшафт местности, их сооружали в середине длинной оси мыса, углами ориентировали по сторонам света. Выбор участка под культовое сооружение происходил в соответствии с определением и оценкой ландшафта, т.е. ориентации участка, направления водного стока и других элементов природного окружения. Архитектурно-конструктивные особенности исследуемых храмов практически едины для храмовых сооружений, как буддийских, так и конфуцианских, даосских. Здания строились на платформе, покрывались черепичной крышей, которую поддерживали деревянные колонны. Крыши зданий были двускатными. На храмах на Краснополье и мысе Обрывистом крыши не имели лепных украшений. Главное отличие храма в Первомайском – это наличие лепных украшений и богато украшенных фронтонов, а также присутствие оборонных сооружений вокруг комплекса.

Орнамент на концевом диске черепицы

На территории храмового комплекса «Первомайское» прослеживаются хозяйственные постройки и комплекс зданий, окружающих его. Жилая зона вынесена за пределы комплекса. Архитектура расположения зданий отличается от подобных сооружений в Восточной Азии. Своеобразие проявляется также в оформлении центрального здания и прихрамовых построек. Вполне возможно, что именно на памятнике «Первомайское» впервые выявлена самобытность чжурчжэньской культовой архитектуры.

– В прежние времена вы уделяли много внимания работе со школьниками. Как было в этот раз?

– Мы любим работу с детьми, а они отвечают нам взаимностью. Отдельной благодарности заслуживают наши помощники – ученики школы №18 г. Артёма. Их помощь стала возможной благодаря усилиям директора школы Галины Анатольевны Гладун. Начиная с того времени, когда она была учителем истории, Галина Анатольевна работает с учениками почти на всех наших памятниках. Каждый год она привозит до 50 кадетов – школьников из специального класса, благодаря которым мы смогли отработать такие большие площади. Заезжала группа из школы села Воздвиженка, где директором работает тоже историк.

Раскопки на территории буддийского комплекса XII-XIII веков (в Ханкайском районе). Школьники г. Артема. Июль, 2019.

День знаний, 1 сентября, мы встретили, работая со школьниками села Первомайское. Их привезли к нам на двух автобусах специально для знакомства с раскопками. Администрация Ханкайского района организовала поездку учителей истории, географии. Мы просто купались во всеобщем внимании, было очень приятно, что наука востребована, она интересна окружающим людям, живущим рядом с памятником.

– А как отнеслись жители небольшого села Первомайское к тому, что рядом с ними начала работу научная экспедиция?

– Я должна сказать добрые слова о местном населении. Работая много лет в Приморском крае, на археологических памятниках, которые находятся рядом с небольшими поселениями, мы стараемся выстраивать дружественные отношения с местными жителями. Как правило, нам это удаётся. Так было и в этот раз.

Считаю своим долгом поблагодарить за содействие администрацию Ханкайского района. По каким бы вопросам мы к ним ни обращались, – всегда встречали понимание и поддержку. Глава Новокачалинского поселения обеспечил доставку воды, это всегда очень важно и порой весьма сложно организовать в условиях экспедиции. А что касается жителей Первомайского, я была приятно удивлена их неподдельным интересом к нашей работе.

Научные сотрудники с помощниками на раскопах

Люди шли потоком. Ими двигало не только любопытство, они приносили нам продукты питания, приводили своих гостей, знакомых, экскурсантов. У большинства была похожая реакция на увиденное: «Мы здесь всю жизнь живём, а о прошлом ничего не знаем»... В этом году село Первомайское отмечало 90 лет со дня образования. На следующий день после большого праздника много гостей (были даже из Молдовы) пришли к нам на экскурсию.

Объект мы оставили «как есть», специально не засыпали, уложили черепицу, чтобы люди приходили и смотрели. Там не хватает информационной таблички, но не сомневаюсь, народная молва сохранит объект в сохранности до следующего сезона. Мы договорились с пограничниками, чтобы и они присматривали за археологическим памятником.

Местные жители неоднократно сообщали нам ценную археологическую информацию. Благодаря их интересу к истории своей местности, мы открыли ещё два новых памятника. Первый, на берегу оз. Ханка, предположительно бохайского периода. В следующем году мы его зафиксируем и, надеюсь, поработаем на нём. Второй, за пограничной системой, предположительно чжурчжэньского периода, очень перспективный. Вероятно, там располагалось очень большое поселение.

Надеюсь, что в следующем году посчастливится найти нечто, ранее скрытое от нас.

Платформа храма

– Выходит, местные жители вас не только отвлекали от работы, но и помогали?

– Это даже не отвлечение. Приятно делиться знаниями с заинтересованными в них людьми. Они начинают относиться с благодарностью к нам и нашей работе. Я уверена, что, вернувшись в следующем году к месту наших работ, мы получим новую полезную информацию. Зона вокруг оз. Ханка – перспективная с археологической точки зрения, плодородность её земель привлекала сюда людей с древности. Здесь известны многочисленные памятники более раннего, чем средневековье, периода – палеолита, неолита, раннего железного века. Что касается средневековья – объектов этого периода немного, самое известное среди них – Майское городище, но, может быть, главные находки впереди? Хочу надеяться, что результаты нынешнего сезона дадут возможность шире развернуть наши поиски.

Пока что мы нашли небольшой объект, но ни о чём подобном наши коллеги ещё не сообщали. Я только что вернулась с конференции из Чанчуня (КНР), где сделала сообщение и показала часть найденных материалов. Интересно, что участники конференции не смогли привести известных им аналогий.

Верхнюю черепицу с концевым отливом держит Виктор Сергеевич СОРОКИН, 
старший лаборант сектора


– Получилась маленькая сенсация? Или вы избегаете громких слов?

– Когда не удаётся встретить редкую находку, коллеги сожалеют, что сезон прошёл без яркого взрыва эмоций. Но пусть к нам не пришли какие-то уникальные материальные вещи, на которые смотришь, и сердце замирает, зато открылись находки, значительно расширившие область знаний о прошлом. Мы считаем большим достижением, что полевой сезон прошёл так плодотворно, как в этом году.

В этот раз не удалось поработать на наших любимых памятниках: Краснояровском городище, Шайгинском, городище Батюки в Лазовском районе. Но комплекс «Первомайское» продемонстрировал востребованность науки, которой мы занимаемся, и принёс столько нового материала, что мы не сожалеем, что так сложилось.

Тамгообразный знак на дне сосуда

Фото Леонида МАКОГИНА

Фото из личного архива Надежды АРТЕМЬЕВОЙ

воскресенье, 13 октября 2019 г.

Памяти друга. Александр Александрович НЕЧИПОРЕНКО (31 октября 1947 г. – 19 сентября 2019 г.)

«Если выпало в Империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря»…


Навсегда ушёл мой товарищ Саша Нечипоренко. Для всех, кто мало-мальски знал его, он был Чипом или Нечипором.

Александр Александрович НЕЧИПОРЕНКО – справа

Судьба его ничем не отличалась от уральской пацанвы нашего времени. Как все – нормально учился в школе, потом в институте. Стал грамотным инженером и, как у большинства, руки росли откуда нужно: с помощью палочки, верёвочки и перочинного ножика мог выжить в любых условиях. Как все, увлекался туризмом и лыжами. Как все, отслужил в армии и ему светила стандартная судьба от мастера до начальника цеха на каком-нибудь Уралвагонзаводе. Если бы не одно но... Он был романтиком и авантюристом. Все молодые были тогда романтиками и авантюристами. И тешили эти свойства характера отпускным сплавом по рекам, альпинизмом, спелеологией и много ещё чем. Но Саше этого было мало. Ему нужно было, чтоб вся жизнь сложилась сплошным приключением. Девизом стало: «Если выпало в Империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря». Он взял судьбу за руку и развернул её на 180 градусов: всё бросил в Свердловске и уехал во Владивосток. Пришёл с улицы в Институт биологии моря Дальневосточного научного центра АН СССР и его взяли, инженера-железочника в биологический институт. И это крайняя степень везения. Повезло и то, что его определили инженером в новую лабораторию тропических морей, которая намеревалась удивить мир своими исследованиями коралловых рифов под руководством Бориса Владимировича Преображенского. Я не буду рассказывать его дальнейшую биографию и перемену рабочих мест. Ничего выдающегося он не совершил, но...


Обнырял побережье Японского моря, погружался под воду на островах Новой Гвинеи и Фиджи, Соломоновых островах и островах Кука, на рифах Сейшел и Вьетнама, на Большом Барьерном рифе Австралии и около Новой Зеландии. Он высаживался по воздуху в корзине на о-в Рауль архипелага Кермадек, где из-за непрекращающегося океанского прибоя невозможно подойти к берегу. Познакомился на атолле Суворова с Томом Нилом, который прожил в одиночестве на острове около 25 лет. Как член экипажа подводного аппарата ОСА 600 погружался на полукилометровую глубину и участвовал в поисках сбитого у Сахалина корейского Боинга, собирал кораллы и ловил мурену для морского музея... И всё это в советскую пору, когда поездка в Болгарию считалась счастливым туристическим туром.

Подводный аппарат ОСА 600

После развала СССР Саша сам построил дом на Витязе в одной из самых живописных бухт Приморья, обустроил туристическую базу и 30 лет там прожил «в глухой провинции у моря», как и мечтал.


Личная жизнь... Она счастливая. Была любовь, были несчастья, есть дети и орава внуков, и есть кому на себя взвалить хозяйство и продолжить дело.

Жизнь удалась!

Иван АРЦАМАСЦЕВ,
кандидат географических наук

Александр НЕЧИПОРЕНКО (слева) и Иван АРЦАМАСЦЕВ

пятница, 11 октября 2019 г.

… Пока есть люди, получающие удовольствие от занятий наукой


Победитель конкурса на право получения грантов Президента РФ

Нечасто встретишь молодого учёного, а точнее – девушку, молодую женщину, дважды ставшую стипендиатом гранта Президента России. Кроме того, на днях стало известно, что ей присудили премию L'OREAL-UNESCO «Для женщин в науке» 2019 года. Знакомьтесь, это Галина Николаевна ВЕРЕМЕЙЧИК, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории биоинженерии Федерального научного центра биоразнообразия наземной биоты Восточной Азии ДВО РАН.

Галина Николаевна ВЕРЕМЕЙЧИК

Сегодня Г.Н. Веремейчик – высококвалифицированный специалист в области молекулярной биологии и биотехнологии растений. Исполнитель девяти крупных научных проектов, руководитель шести региональных грантов, гранта РФФИ и двух грантов Президента РФ.

Результаты её исследований неоднократно докладывались на российских и международных конференциях, в том числе она принимала личное участие с устными докладами в работе двух крупных международных конференций.

За время работы опубликовано более 30-ти работ (30 – WoS и SCOPUS), 364 цитирований (254 внешних), h-индекс – 10 (WoS), 11 (SCOPUS).

Галина окончила школу с серебряной медалью в 2001 году, поступила на кафедру биохимии и биотехнологии биологического факультета ДВГУ, которую окончила, получив диплом с отличием в 2006-м по специальности «биохимия» (научные руководители – академик РАН Ю.Н. Журавлёв, кандидат биологических наук С.Н. Гончарова). Параллельно с обучением в университете с июня 2004-го по июнь 2006 года работала в должности старшего лаборанта-исследователя в лаборатории биотехнологии Биолого-почвенного института ДВО РАН (ФНЦ Биоразнообразия ДВО РАН). В декабре 2008 года досрочно защитила диссертацию кандидата биологических наук по специальности 03.00.23 – биотехнология (научный руководитель академик РАН Ю.Н. Журавлёв).

Галина рассказала, что занимается наукой с 2004 года, и это занятие для неё – основное и любимое.

– Главное направление работы нашей лаборатории – исследование механизмов регуляции защитной системы растительной клетки и поиск новых эффекторов для метаболической инженерии растений. Так, мы показали, что агробактериальная колонизация растений сопровождается активацией защитной системы за счёт действия онкогенов rol, что выражается в увеличении содержания вторичных метаболитов и повышении устойчивости к стрессам. Мы впервые показали, что данные явления сопряжены с модуляцией работы систем метаболизма АФК, кальциевой сигнальной системы, аппарата регуляции транскрипции. На основе полученных результатов мы вышли на новые регуляторные элементы – кальций-зависимые протеинкиназы, сверэкспрессия которых имитирует определенное состояние растительной клетки, что выражается в активации вторичного метаболизма и увеличении устойчивости к стрессам. Используя данный подход, нам удалось получить культуры клеток R. cordifolia c десятикратным увеличением продукции антрахинонов – мощных нефропротекторов и V. amurensis с более чем 100-кратным увеличением биосинтеза резвератрола – природного антиоксиданта. CDPK способен активировать даже биосинтез изофлавонов сои – природных фитоэстрогенов и гепатопротекторов, что является непосильной задачей для большинства генноинженерных подходов. Работа по исследованию CDPK-опосредованной активации фенилпропаноидного пути биосинтеза стильбенов и изофлавонов была проведена в рамках реализации гранта Президента РФ (конкурс 2016 г., МК-491.2017.4). В данном направлении в настоящее время мы работаем над изучением устойчивости к различным стрессам CDPK-трансгенных растений.

Сотрудники лаборатории биоинженерии ФНЦ Биоразнообразия ДВО РАН

– Чем вы занимались помимо основного направления в вашей работе?

– С 2008 года я участвовала в проекте по тематике «нанобиотехнологии». Задача проекта подразумевала исследование возможности применения бионаносилификации на основе рекомбинантных белков силикатеинов – основы формирования наноструктур у губок. Нами впервые было показано наличие множества изоформ генов силикатеинов у байкальских губок, а также мы впервые клонировали полноразмерную последовательность силикатеина стеклянных губок, наноструктуры которых представляют особый прикладной интерес. Нам удалось клонировать наиболее интересные изоформы генов силикатеинов, провести сверхэкспрессию в растениях табака и в бактериях. Мы показали возможность формирования наноструктур на основе полученных рекомбинантных белков без использования экстремальных физических факторов. Опубликовано пять статей и два патента.

– Какова тема вашей работы в настоящее время?

– Это анализ основных сигнальных систем, обеспечивающих устойчивость к стрессам, для последующей разработки оптимальной методики MAS с целью получения устойчивых и урожайных в условиях Дальнего Востока сортов сои. Данная работа выполняется совместно с ФНЦ Агробиотехнологий, г. Уссурийск, в рамках реализации второго под моим руководством гранта Президента РФ (конкурс 2019 г., МК-989.2019.4).


– Кто основной двигатель в работе вашей лаборатории – биоинженерии?

– Конечно, это наш руководитель, член-корреспондент Виктор Павлович Булгаков. Он всегда точно знает, что нужно делать, задаёт правильные направления, оставляя необходимую свободу для творчества.

Галина, знаю, что вы ведёте научно-педагогическую работу с молодёжью. Чем вас привлекает такой образовательный процесс?

– Сейчас учеников у меня нет, но опыт работы со студентами богатый: с шестью студентами работали над курсовыми и дипломными, у четверых была официальным руководителем. Очень нравится наблюдать, как студент погружаются в мир науки. Сначала самый забавный период погружения: затягивает сам ритм работы, с помощью руководителя, почти ничего не понимая, что-то делаешь, искренне радуешься и огорчаешься, продираешься через методики и вникаешь в концепцию того, что и зачем делаешь… А потом руки сами начинают всё делать, появляется специфическая ловкость, начинаешь красиво держать в руках дозаторы и пробирки, легко обращаешься с приборами, которые раньше пугали. И тут очень приятно и по-родительски грустно, и в тот же момент радостно смотреть, как бывшие студенты виртуозно делают свою работу и растут.

Как ученик, я могу бесконечно долго благодарить моих учителей. Список их велик, но я воздержусь, вдруг кого-нибудь по рассеянности забуду…

– Какие исследования планируете на ближайшие годы?

– На следующие три-четыре года у меня, конечно, есть план работы по тематике – исследование биосинтеза изофлавонов. Очень интересная тема. И, поскольку изофлавоны являются вторичными метаболитами бобовых, параллельное направление работы – исследование механизмов устойчивости к стрессам, внедрение современных методов в селекцию устойчивых и продуктивных сортов сои. Второе направление имеет больше практических перспектив. В целом, это направление работы – только часть общего комплекса исследований нашей лаборатории в области физиологии растительной клетки и генетической инженерии растений.

Несмотря на не всегда благоприятные обстоятельства, перспективы в науке и образовании есть и будут, пока есть люди, которые умеют получать удовольствие от занятий наукой. Наша собеседница – одна из них. Галина – счастливый человек, помимо любимого дела у неё растут двое сыновей. «Конечно, с ними очень интересно. Пожалуй, при работе в науке и наличии детей из ценностей и увлечений остается только поспать… Наверное, многие из моих коллег, как и я, были бы не против лишних двух-трёх часов в сутках. Пожелание несбыточное, но приятное», – улыбается она. Пожелаем Галине дальнейших научных удач, творческих успехов и исследовательского везения.


Фото из личного архива Галины ВЕРЕМЕЙЧИК и Леонида МАКОГИНА

суббота, 5 октября 2019 г.

Сергей ТУРАНОВ – победитель конкурса на право получения грантов Президента РФ

«Современный молодой учёный в России – это авантюрист с наклонностями к мазохизму»

Сергей Викторович ТУРАНОВ, старший научный сотрудник лаборатории молекулярной систематики Национального научного центра морской биологии им. А.В. Жирмунского ДВО РАН, кандидат биологических наук. Добросовестный, ответственный сотрудник, говорят о нём коллеги, серьёзно относится к своим обязанностям, имеет свою точку зрения и умеет её отстоять. Занятой и скромный человек, не любит пиара собственной персоны. Пришлось потрудиться, чтобы уговорить его на это интервью: зачем, говорит Сергей, есть другие, более достойные внимания читателей газеты люди… О себе кратко сообщает: «Бывший ихтиолог. Не состоял и почти не привлекался. Рост – 188 см. Только что за 30».


Сергей ТУРАНОВ в лаборатории молекулярной систематики ННЦМБ ДВО РАН

С.В. Туранов осуществляет сбор и обработку материала по программе Президиума РАН штрихкодирования видов на основе ДНК (ДНК-штрихкодирование); освоил многие методы молекулярной генетики, а также анализа массивов данных в области эволюционной биологии и генетики. В 2013 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Штрихкодирование видов и молекулярная филогенетика рыб семейства стихеевые (Perciformes, Stichaeidae) дальневосточных морей России». Им достигнут уровень специалиста высокой квалификации, способного самостоятельно планировать и проводить научные исследования. Подтверждая эти качества, С.В. Туранов осуществляет самостоятельно ряд направлений исследований, участвуя в федеральных программах и грантах научных фондов в качестве исполнителя и руководителя. В 2019-м году он стал победителем конкурса на право получения грантов Президента РФ.

К настоящему времени им опубликовано более двух десятков статей в рецензируемых журналах (реферируемых в базах Web of Science, Scopus). Он участвовал в нескольких экспедициях, собрал и обработал обширный материал, который вошёл в диссертацию и составил базу для последующей научной работы в ННЦМБ ДВО РАН. Можно и дальше продолжать перечислять заслуги Сергея, но лучше побеседуем с ним.

«Родился и жил я, и вырос» в шахтёрском посёлке Углекаменск, в котором на данный момент не осталось ни одной действующей шахты, – рассказывает Сергей. – Моя мама, Наталья Сергеевна, имеет медицинское образование (врач-бактериолог). За плечами большой опыт работы по специальности. Профессиональная судьба занесла её в настоящее время в Центр гигиены и эпидемиологии г. Находка, где она и трудится на благо учреждения. Отец мой, Виктор Николаевич, потомственный работник угледобывающей промышленности. В настоящее время находится на пенсии, и весьма серьёзно связал свою жизнь с пчеловодством.
Из увлечений – физическая культура, периодически переходящая в спорт, а также музицирование на гитаре, хотя музыкального образования у меня нет. Благодаря коллегам из лаборатории с недавних пор ещё и начинающий, прошу меня извинить, укулелист.

– Сергей, понятно, что вы занимаетесь тем, что вас интересует как человека и как учёного, а как случилось, что вас увлекла научная работа – это детская мечта или интерес к ней возник после спецкурсов в университете?

– Вопрос интересный. «На ранних этапах онтогенеза» благодаря матери у меня не было недостатка во всяких детских энциклопедиях. Наивные детские вопросы не оставались без разъяснения, но уклона в ту или иную сторону не было. Когда мне было около пяти лет, я прочитал одну книгу. Назовём её условно «подводные обитатели морей». Название, скорее всего, неточное, но я бы ни за что не хотел найти её снова, дабы не переписать те детские впечатления, которые странным образом и прошествии стольких лет продолжают меня вдохновлять. Меня впечатлили рыбки, а также то, что потом оказалось «морской биологией». Это к тому, почему я в эту область пришёл. А почему остался – другой вопрос, связанный уже с более осознанным периодом жизни.

– Были ли в вашей жизни учителя, благодаря которым вы сделали свой выбор в судьбе – научную деятельность?

– Очень хороший вопрос. Одно дело восхищаться красотой всего этого морского разнообразия во всех её проявлениях, а другое – пытаться «делать» науку, то есть как минимум вынести на обсуждение коллег своё видение, а лучше, разумеется, добыть и донести до людей новые знания. У меня не было какого-либо конкретного учителя, который бы определил мой выбор, но хотелось бы выделить несколько людей, так или иначе повлиявших на то, что впоследствии стало старшим научным сотрудником.

Первое ощущение того, что есть наука, я получил на ежегодной конференции нашего института в 2009 году, когда услышал доклад Владимира Валерьевича Земнухова на тему «Опыт использования биологических данных в исторической реконструкции взятия Олегом Константинополя в 907 году». Несмотря на то, что у нас периодически представляются результаты очень высокого уровня (так сказать, с переднего края науки), до сих пор ничего более оригинального на нашей конференции я не видел.

Сергей Михайлович Никифоров. Ровно 10 лет назад, когда я был студентом, во время прохождения летней практики на МБС «Восток», Сергей Михайлович передавал мне навыки работы с аллозимами, обучал по мере возможности генетикеизоферментов. Важно было не то, что он передавал и чему учил, а как. Руки у него тогда уже практически не работали, но зато он точно и терпеливо объяснял всю последовательность действий, которые нужно было выполнить для получения результата – «полоски на высоконаучном киселе». И если прокрастинация или усталость каким-либо образом заявляют о себе, то я вспоминаю, что в жизни есть гораздо более серьёзные трудности, с которыми мне повезло не встретиться.

Ну и «last but not least» (последний, но не менее важный), Юрий Фёдорович Картавцев. Попробуйте на досуге провести опрос среди руководителей лабораторий наших академических институтов. Возьмут ли они к себе на работу студента или, что ещё хуже, выпускника Дальрыбвтуза? Я рискну прослыть ясновидящим, но ответ в большинстве случаев будет отрицательным. Разумеется, на то есть объективные причины. Но презумпция вины в их отношении существует. Так вот. Юрий Фёдорович – из тех руководителей, кто не обращает внимание на происхождение и не надеется всецело на так называемую базу, предпочитая самостоятельно подготовить специалиста, при этом являясь учителем не только в научной составляющей.


С. ТУРАНОВ на «Международном симпозиуме по генетическим ресурсам рыбного хозяйства Китая, Монголии, России и Беларуси»

– Сергей, расскажите о вашем пути в академическую науку. Вы ведь пришли в Институт биологии моря им. А.В. Жирмунского, теперь ННЦМБ ДВО РАН, ещё студентом Дальрыбвтуза? Расскажите о своих научных интересах, достижениях.

– Путь в академическую науку начался со знакомства с Юрием Фёдоровичем, прохождения преддипломной практики в 2009-м и последующего поступления в 2010 году в аспирантуру при ИБМ ДВО РАН. Вначале мне щедро выделили целый отряд рыб – окунеобразные, который включает всего лишь около 10000 видов, что составляет примерно треть от всего известного разнообразия рыб на Земле. Мне поручили собирать для них библиотеку ДНК-штрихкодов с российской территории – то есть накапливать базу коротких стандартизированных последовательностей ДНК, с помощью которых впоследствии можно идентифицировать вид рыбы независимо от стадии её развития и, до некоторой степени, сохранности экземпляра. Наиболее популярным применением этих библиотек в мировой практике я бы назвал определение возможных подмен рыбы и рыбных продуктов в торговой сети. Нам тоже посчастливилось опубликовать результаты такой локальной экспертизы на примере выборки из двух рыбных магазинов г. Владивосток. С подменами у нас, к счастью, не густо – всё на уровне случайности. Но думаю, что работу в данном направлении нужно продолжать, дабы потребитель был уверен, что он не переплатит, покупая под видом «благородных» продуктов филе тиляпии или минтая.

При подготовке диссертации я разрабатывал вопросы молекулярной систематики рыб семейства стихеевые. Милые морские рыбки с очень непростой таксономией. Нужно отметить, что к тому моменту данную группу рыб очень плотно разрабатывали российские коллеги, в том числе из нашего института. Новшеством с моей стороны можно считать экспресс-оценку видового разнообразия семейства с помощью молекулярно-генетических методов. Это позволило выявить криптическое (скрытое) разнообразие, а также виды, сформировавшиеся недавно. Если учесть, что в морской среде условия, определяющие ограничения потока генов не так очевидны, как, допустим, в реках, то указание на недавнее видообразование без классических изолирующих механизмов в форме физических преград заставляет задуматься о более сложных и интересных механизмах видообразования, что я и пытаюсь развить в настоящее время. Параллельно, на основе тех же методов, я пытался разобраться в видовом разнообразии песчанок – морских рыб, у которых также было найдено криптическое разнообразие и очерчен ареал их видов на российской территории. Это впоследствии стало поводом для моего первого проекта, поддержанного РФФИ. Совсем недавно запустил новое для себя направление – совместно с коллегами собрал несколько митохондриальных геномов стихеевых рыб.

Глобальное распространение методов ДНК-штрихкодирования позволило создать предпосылки для развития неинвазивных методов мониторинга биологического разнообразия. Представьте, что вам необходимо получить информацию о видовом разнообразии на какой-либо территории, но изъятие самих организмов нежелательно. В тоже время вы знаете, что любой живой организм (за редким исключением) в процессе жизнедеятельности сбрасывает уйму отмершей ткани, где одним из компонентов является ДНК. Называется она ДНК из окружающей среды, или средовая ДНК (environmental DNA, eDNA). Оказалось, что если отфильтровать воду, в которой плавали рыбки или другие гидробионты, и потом из этого фильтра выделить ДНК, то с помощью метагеномных подходов и, разумеется, при наличии заблаговременно сформированной библиотеки ДНК-штрихкодов для данных гидробионтов, можно получить представление об их видовом разнообразии. Причём в динамике, так как ДНК в водной среде на свету крайне нестабильна. Вот к этому, собственно, и сводится мой проект по гранту Президента РФ. Буду разрабатывать и применять методы неинвазивной диагностики видового разнообразия наших рыбок. Разумеется, область применения ДНК из окружающей среды водной средой не ограничивается. Метод, мягко говоря, чрезвычайно перспективный.


Доклад на «Международном симпозиуме по генетическим ресурсам рыбного хозяйства Китая, Монголии, России и Беларуси»

– Расскажите об основных направлениях деятельности лаборатории, в которой вы трудитесь, и о ваших коллегах.

– Основные направления деятельности, судя по публикациям, созвучны названию лаборатории. Главное направление – ДНК-штрихкодирование. Благодаря огромной работе, которую выполняют специалисты по зоологии беспозвоночных животных нашей лаборатории – Антон и Ольга Чичвархины, формируются библиотеки штрихкодов соответствующих организмов, однако разрабатываемые ими вопросы намного шире и глубже технических задач видовой идентификации. В «рыбном» направлении лаборатории хотелось бы выделить Анну Золотову, недавно успешно защитившую кандидатскую диссертацию и продолжающую работу по собственному гранту РФФИ, направленному на изучение систематики, генетических и экологических особенностей дальневосточных краснопёрок. Кроме того, в лаборатории ведутся работы в области митохондриальной геномики. При содействии коллеги из Вьетнама культивируется направление, связанное с изучением генетики количественных признаков рыб. Разработана и эксплуатируется установка по подращиванию молоди рыб. Коллектив у нас относительно небольшой (восемь человек), но очень продуктивный, и мне в этой среде работать весьма комфортно.


С.В. ТУРАНОВ с А.Ю. ЧИЧВАРХИНЫМ и Д.М. АТОПКИНЫМ в качестве преподавателей на молодёжной школе по молекулярной систематике MolSy-2015

– Сергей, вы – председатель СМУ института. Чем Совет молодых учёных живёт сегодня?

– Обязанности председателя СМУ я выполняю третий год. Первым делом я озадачился историей нашего СМУ. Теперь на сайте ННЦМБ имеется страничка и краткая история Совета. Кроме того, было оперативно поправлено Положение о СМУ, а также создано Положение о жилищной комиссии при учреждении. Всё это было бы невозможно без помощи секретаря Совета – Василия Маляра и заместителя председателя – Ксении Ефимовой. Основная наша деятельность – выявлять нуждающихся и всячески способствовать участию молодых учёных в ФЦП «Жилище». С 2017 года по настоящее время получено семь сертификатов. Нельзя не отметить, что с формированием «совершенно нового» для нашей страны, Министерства науки и высшего образования РФ, легче нуждающимся не стало, хотя периодически поднимается вопрос о жилищном фонде Есть и другие вопросы, которыми традиционно занимается СМУ: выдвижение кандидатов на получение разных орденов-медалей и премий. Ну и взаимодействие с администрацией, как же без этого?

Современный молодой учёный в РФ – это авантюрист с наклонностями к мазохизму. Более справедлива эта формулировка для аспирантов, но расширить её до начинающих научных работников любого ранга также не составит труда.

– Остроумно и по сути верно. Есть ли в лаборатории молодые специалисты, студенты-дипломники?

– Да, есть такие. Я постоянно стараюсь привлекать к научной деятельности студентов, трачу на это довольно много времени. Совсем недавно окончила обучение в магистратуре ДВФУ наша студентка Диана Дутова, которой было поручено выявить критерии для разграничения видов одного из родов диатомовых водорослей. Готовится в аспирантуру. Ещё есть несколько студентов из направления бакалавриата и магистратуры Дальрыбвтуза. Также есть и аспиранты на разных стадиях подготовки диссертационных работ.

– Вы сотрудничаете с Дальрыбвтузом. Чем это интересно для вас?

– Я выпускник Дальрыбвтуза. Около четырёх лет назад на родной кафедре «Водные биоресурсы и аквакультура» мне предложили создать курс для магистерского направления по молекулярно-генетическим методам в аквакультуре. Я согласился, немного расширив курс до тех направлений, с которыми я связан непосредственно. Плавно прошёл от должности ассистента кафедры до доцента. Нельзя сказать, что я прирожденный преподаватель, но эта деятельность мне нравится. Здесь я могу совершенно бесплатно практиковаться в доведении мыслей до коллег, так как испытываю определённые проблемы с оперативным выражением мыслей вслух. Кроме того, студенты дают неиссякаемый источник вопросов и возможность рассмотрения проблемы с совершенно нового направления. Здесь у меня ведётся и научно-исследовательская работа – решаю небольшую задачу в рамках использования ДНК из окружающей среды для неинвазивных методов обнаружения некоторых гидробионтов. В отличие от работы по гранту Президента упор здесь сделан на обнаружение конкретных видов. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить коллектив кафедры за предоставленную возможность и оказанное доверие.

– Есть ли связи с зарубежными молодыми коллегами? Существует ли лаборатория, где вы хотели бы поработать несколько лет?

– Связи есть. Довольно продолжительное время контактировали с коллегами из Южной Кореи. Им я обязан тем, что практически всю экспериментальную работу к моей диссертации я проделал за их счёт и на их лабораторных площадях.  Свой первый опыт работы в международном коллективе, а также опыт переживания культурной идентичности (русской, разумеется) я получил именно в этой стране. Работать там весьма комфортно, однако сейчас мне необходимы знания и опыт в конкретной области, и в Корее получить их не удастся. В данное время всё, что я могу себе позволить – это краткосрочные, но полезные стажировки.

Однако подкрепиться опытом «мировой науки» в течение более длительного срока тоже весьма надеюсь и считаю, что без данного опыта соорудить свой мини-заводик (то есть коллектив) по производству новых и интересных знаний получится едва ли. При этом необязательно ехать за границу. Есть и на просторах нашей необъятной Родины коллективы мирового уровня.


На международной школе по ДНК метабаркодингу. Тромсё, Норвегия. 2018 год
На «Международном симпозиуме по генетическим ресурсам рыбного хозяйства Китая, Монголии, России и Беларуси»

– Как, на ваш взгляд, «закрепить» молодёжь, в том числе научную, на Дальнем Востоке?

– Что касается закрепления, то здесь самой серьёзной проблемой видится жильё, вернее его отсутствие. Пригласить к себе «на поработать» коллегу из западной части страны, либо принять иностранного специалиста очень сложно ввиду отсутствия жилищного фонда. Как только я увижу в стенах собственного института хоть одного постдока хотя бы российского происхождения, то непременно возрадуюсь и скажу, что система заработала. Как этого достичь я, увы, не знаю. А пока можно насладиться процессом периодически меняющихся названий наших учредителей.

– Какие исследования планируете на ближайшие несколько лет?

– Хороший вопрос. Хотелось бы обобщить (в первую очередь для себя) накопленную к настоящему времени информацию о различных механизмах видообразования и возникновения дискретных, репродуктивно изолированных группировок в морской среде. При этом какой-нибудь грубой нитью необходимо увязать континуум (если таковой имеется) от дивергенции без эволюции (криптическое видовое разнообразие) до эволюции без дивергенции (случаи недавнего видообразования и/или видообразования в условиях симпатрии).

Что касается неинвазивных способов мониторинга видового разнообразия, то рано или поздно придётся параллельно с наработкой базы к работе с ДНК из окружающей среды взяться за алгоритмы машинного обучения – обучения нейросетей идентификации видов по фотографии или автоматического определения видовой принадлежности живности, попавшей, в объективы подводных аппаратов (как вариант).

Кроме того, потихоньку буду подсматривать за организацией и эволюцией митохондриальных геномов у различных морских организмов.

– Сергей, какими видите перспективы науки, образования в стране и на Дальнем Востоке в ближайшее десятилетие?

– Судя по предыдущим событиям, ожидается создание нового или модификация старого учредителя. И если это не сильно помешает учёным и преподавателям, то никаких существенных изменений произойти не должно.

– Вы уже более года и.о. председателя профкома ННЦМБ. В чём причина высокой общественной активности?

– В Профком ППО ИБМ ДВО РАН я пришёл курировать вопросы спортивной жизни института. Эта деятельность, хотя и забирает определённое время у науки, дала опыт работы с людьми, какие-то административно-управленческие навыки, да и просто позволила взглянуть на то, как работает система в критических ситуациях (например, при увольнении сотрудников). Стоит отметить, что впервые в истории института председатель СМУ и Профкома – один и тот же человек. Искренне надеюсь, что такое больше никогда не повторится. Пользуясь случаем, хочу выразить благодарность всем членам Профкома нашей ППО, а также всем рядовым членам профсоюза, без чьей небольшой, но постоянной помощи мы были бы в прямом смысле беспомощны. Особенно радуют коллеги-спортсмены, которые своими достижениями в рамках Спартакиады Профсоюза работников РАН обеспечивают положительные эмоции для своих болельщиков и заряжают на новые свершения.


Февраль 2018 года. На соревнованиях Лиги любителей лукьяновской лыжни (с. Лукьяновка, база С-Нежная)

– В завершение нашей беседы – что бы вы пожелали самому себе?

– Приходит на ум строка «И всё-таки вашей дорогой пойдут семнадцатилетние мальчики…» из стихотворения Леонида Филатова.

Раз уж я выделил воспоминание о книге, которая меня зацепила в далёком детстве, заставила проявиться то, что было заложено в наследственной программе, мне хотелось бы завершить этот цикл и успеть добраться до такого уровня мастерства, который позволит делать добрые научно-популярные книги, в том числе адресованные самым маленьким, но от того не менее настоящим морским биологам. А всё остальное – «суета и терзание духа».

       Фотографии из личного архива Сергея ТУРАНОВА