вторник, 21 мая 2019 г.

ЛиТР – литературный мост между Центральной и Тихоокеанской Россией



В историческом центре Владивостока состоялся масштабный международный фестиваль «Литература Тихоокеанской России» (ЛиТР). В нём, кроме отечественных, приняли участие писатели, поэты и литературные деятели из Франции, КНР, Японии, Республики Корея, Вьетнама. В течение трёх дней, с 16 по 19 мая, проведены мастер-классы, лектории, встречи, дискуссионные клубы, а также – презентация общероссийской литературной премии «Дальний Восток» имени В.К. Арсеньева.

Впервые среди гостей праздника – российский писатель и литературовед, доктор филологических наук Евгений Водолазкин; писатель, литературовед и литературный критик Павел Басинский; современный русский писатель и педагог Андрей Геласимов; поэт, драматург и киносценарист Юрий Поляков; русский писатель и поэт Михаил Тарковский. Вновь посетили фестиваль и его главные хэдлайнеры: русский писатель, филолог, публицист Захар Прилепин и российский писатель-фантаст Сергей Лукьяненко.

Фестиваль «Литература Тихоокеанской России» создан по инициативе медиахолдинга PrimaMedia (г. Владивосток) и интеллектуального клуба «КультБригада» (г. Москва), проводится при поддержке Фонда информационной поддержки социально-экономического развития Дальнего Востока, Администрации Приморского края, Администрации Владивостока, ПАО «Ростелеком». Генеральный партнёр – Всероссийская ассоциация рыбохозяйственных предприятий, предпринимателей и экспортёров.

Мероприятия литературного праздника проходили на нескольких площадках: в Адмиральском сквере, Приморском краевом театре молодёжи, Приморской краевой филармонии, Приморском краевом академическом театре им. Горького, Музее им. В.К. Арсеньева, Приморской краевой детской библиотеке, Библиотеке «БУК», Приморской краевой библиотеке для слепых, Приморском филиале Русского географического общества, Доме офицеров флота, Пушкинском театре, Центре современного искусства (ЦСИ) «Заря».

Дом учёных ДВО РАН встретил гостей фестиваля в трёх залах. День 17 мая в выставочном зале открылся экскурсией по фотовыставке «Второй международный фестиваль орланов». Её организатор – Ольга Васик, главный специалист Управления организации научных исследований ДВО РАН, сообщила о том, что на выставке представлены снимки четырёх видов орланов 43 фотографами из США, Японии, Казахстана, Латвии, России. Затем в выставочном зале прочли лекции. «Молодой автор: от начала творческого пути до издания собственной книги» провели эксперты литературного объединения «ISPRAVLYAY»: Константин Гольнев, Анастасия Слабоспицкая, Геннадий Литвиненко. Лекцию «Художник-исследователь как медиатор» прочёл Роман Иванищев (группировка Hero4Hero); «Дальневосточная птица – Пеликан?» – писатель Андрей Аствацатуров.


В Зелёном зале Дома учёных состоялась встреча с русским писателем и поэтом Михаилом Тарковским на тему «Сибирь и Дальний Восток на карте ДВ». Финалист литературной премии им. Ивана Петровича Белкина (2003), лауреат литературной премии «Ясная Поляна» в номинации «XXI век» (2010), финалист Патриаршей литературной премии (2018), лауреат премии имени первого редактора «Литературной газеты» Антона Дельвига, литературной премии имени В.М. Шукшина, международной премии «Югра» за настоящую сибирскую прозу, главный редактор альманаха «Енисей», президент «Фонда имени В.П. Астафьева» – Михаил Тарковский прочёл свои стихи, рассказал о жизни и творчестве, ответил на вопросы. Ещё Тарковский снимает фильмы. На его счету уже три документальные ленты – «Счастливые люди», «Замороженное время» и совсем недавно – «Жёсткая сцепка». К сожалению, последние кадры недавней работы не удалось посмотреть из-за нехватки времени, но будем надеяться, что на фестивале «Человек и море» мы сможем увидеть этот фильм.


На Дальнем Востоке он старается бывать ежегодно уже в течение десяти лет, здесь у писателя много друзей. Необъяснимо, но именно на окраине страны Михаил особенно остро ощущает чувство Родины, здесь концентрируется его ответственность за будущее земли русской. Что с Приморьем будет через 50 лет? «Нормально всё будет. Нельзя впадать в уныние, надо верить, действовать, и тогда всё получится», – считает писатель.


Итак, вы написали книгу. Что дальше? «Ликбез для начинающих писателей» провёл эксперт Алексей Портнов, редактор Издательства Елены Шубиной. Согласно тезису выступления А. Портнова, мотивы, по которым авторам необходимо опубликовать или издать свою книгу, у всех разные. Для одного автора – это освещение близкой и важной темы, демонстрация литературного мастерства, привлечение внимания к себе. Для других авторов главная цель – заработок или желание быть признанным в литературной деятельности… Для тех, у кого есть готовая рукопись произведения, а также для всех, кому это интересно, Алексей рассмотрел достоинства и недостатки разных способов издания книги.


Павел Крусанов, писатель, главный редактор издательства «Лимбус-Пресс» провёл беседу на тему: «Как мы пишем: преемственность и самоиндентификация». Отвечая на вопрос, вынесённый в заголовок, П. Крусанов рассказал об истории знаменитого сборника «Как мы пишем», вышедшего в 1930 году в Издательстве писателей в Ленинграде, и о современном аналогичном опыте издания литературных произведений.

Второй день фестиваля ЛиТР-19 в Доме учёных – 18 мая был также богат встречами. В выставочном зале были проведены лекции. «Фейк ньюс в 12 веке – Блестящее порождение переводчика. Балдолино (Умберто Эко)», эксперт – Михаил Визель, литературный критик, главный редактор портала ГодЛитературы.рф. «Предыстория как история – Финист», эксперт – Андрей Рубанов, писатель, сценарист, драматург. «Возвращение в космос», эксперт – Сергей Лукьяненко, писатель-фантаст. «Современное писательство и писатели – четыре выстрела», эксперт – Андрей Рудалев, литературный критик, журналист.


В Зелёном зале была проведена дискуссия «Фикш и нон-фикшн – ЖЗЛ и другие». В ней принимали участие Алексей Варламов, писатель, директор Литературного института им. М. Горького; Андрей Петров (издательство «Молодая гвардия»); Сергей Турко, представлявший издательство «Альпина Паблишер», Михаил Котомин из издательства «Ад Маргинем»; Александр Кушнир, журналист, музыкальный продюсер.

Презентацию премии им. В.К. Арсеньева «Дальний Восток» провели: Сергей Шаргунов, писатель, депутат Государственной Думы; Андрей Рудалев, писатель; Алексей Варламов, директор Литературного института им. М. Горького; Александр Колесов, руководитель издательства «Рубеж».

Лекцию «Катаев – неразгаданный герой столетия?» прочли Сергей Шаргунов, писатель, депутат Государственной Думы и Василий Авченко, писатель, журналист. С лекцией «Кто они – замечательные люди» выступил Андрей Петров, главный редактор издательства «Молодая гвардия».

В Учебном классе можно было познакомиться с лекциями: «Редактор: друг или враг», эксперт – Алексей Портнов (Издательство Елены Шубиной); «Человек и звери», эксперт – Михаил Тарковский, писатель, поэт; «Как издать книгу при помощи краудфандинга», эксперт – Елена Бобина (проект «Я – режиссер»); «Герой в российской фантастике. От учёного до попаданца», эксперт – Евгения Омельченко (клуб любителей фантастики «Белый дракон»).

Темой фестиваля «Литература Тихоокеанской России» в этом году стал поиск образа героя новой России. Программа фестиваля была насыщена всевозможными мероприятиями: творческими встречами, дискуссиями и лекциями, встречами с писателями и издателями, поэтическими вечерами, презентациями книжных новинок и театральными представлениями. Завершали каждый фестивальный день гастрономические посиделки в ресторане «Гусь-Карась», где можно было попробовать блюда, приготовленные по рецептам из книг русских классиков.

Литературный фестиваль – это, прежде всего, общение, – такой определили цель ЛиТР-19 его организаторы. Несмотря на новейшие технологии, сегодня дефицит общения ощущается всё сильнее. Фестиваль ЛиТР стал литературным мостом, перекинутым между Центральной и Тихоокеанской Россией, восполнившим дефицит творческого общения писателей и читателей. Этот литературный праздник уже второй раз прошёл во Владивостоке, и значит, ЛиТР будет расти и развиваться. До встречи в 2020!

понедельник, 20 мая 2019 г.

Какой туризм нужен заповедникам?


Экскурсия на самом южном острове России – Фуругельма

В конце апреля во Владивостоке прошло совещание по развитию экологического туризма. Его организаторами выступили АНО «Дальневосточные леопарды» и ФГБУ «Земля леопарда» им. Н.Н. Воронцова. В работе приняли участие представители природоохранных организаций, органов власти и туристических компаний. На совещании речь шла о туризме, не наносящем существенного ущерба природным комплексам и объектам, способствующем сохранению местной социокультурной среды, содействующем устойчивому развитию региона и, конечно, имеющем познавательную направленность.

Ведущий спикер совещания, Заслуженный эколог Российской Федерации, советник генерального директора АНО «Дальневосточные леопарды» Всеволод Борисович СТЕПАНИЦКИЙ любезно согласился ответить на несколько моих вопросов.

Всеволод Борисович СТЕПАНИЦКИЙ

– Всеволод Борисович, Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» рассматривает развитие познавательного туризма среди основных задач, возложенных на государственные природные заповедники. А если финансирования недостаточно даже для обеспечения надёжной охраны заповедника, допустимо ли развитие туризма оставить «на потом»?

– Статья 7 Закона определяет перечень задач государственных природных заповедников. Закон не предусматривает выполнение одних задач наряду с пренебрежением другими. Недопустимо, например, заниматься охраной природных территорий, а проведением научных исследований пренебречь из-за того, что нет необходимых ресурсов.

Определяйтесь с приоритетами и принимайтесь за дело. Недостаток ресурсов осложняет проведение работ, но не отменяет обязательности выполнения всех поставленных задач. Занимайтесь в первую очередь такими значимыми мероприятиями, которые не требуют больших вложений. Поверьте, их немало. В экотуризме это, например, бёрдвотчинг.

Бёрдвотчеры наблюдают за птичьим базаром

– В заповедном сообществе нередки острые дискуссии сторонников идеи «абсолютной заповедности» и «реалистов-экономистов», «продающих» заповедник. За кем правда?

– Я противник крайних точек зрения, равно как и навешивания ярлыков. Мне ближе взгляды профессионалов-практиков, чуждых идеологической зашоренности, признающих возможность сохранения биологического и ландшафтного разнообразия при развитии познавательного туризма.  

Сто последних лет показали, что при наличии грамотного профессионального управления эти идеи вполне совместимы: дикая природа сохраняется, а люди не лишаются возможности любоваться ею.

Наблюдение за обитателями литорали, о. Попова
Разумеется, если особо охраняемую природную территорию огородить колючей проволокой и вообще туда не заходить, то для природы это, пожалуй, будет лучше. Но как говорил замечательный эколог профессор В.В. Дежкин, для создания идеальных моделей нужны идеальные условия. Но вот с ними – напряжёнка. А увязать экологический туризм с сохранением дикой природы возможно – об этом свидетельствует гигантский мировой опыт.

В.Б. СТЕПАНИЦКИЙ в Кроноцком заповеднике

Я – путешественник со стажем, побывавший во многих десятках национальных парков разных стран и континентов, смею утверждать, что такой подход действительно работает!

Катер в гроте у мыса Высокий

– Например.

– Пожалуйста. Национальный парк «Галапагосские острова» – мы имели возможность ознакомить с опытом его работы ряд руководителей наших заповедников. Это – знаменитые зачарованные острова, исключительно уязвимые и хрупкие тропические островные экосистемы. Этот парк (площадью 800 тыс. га) в год посещает 200 тысяч туристов, однако для посещения открыты лишь 4% его территории. Причём потрясает сохранность и первозданность дикой природы и на этих посещаемых туристами участках. Дело – в грамотном регулировании посещений, соблюдении установленных правил, продуманном режиме особой охраны. Обидно, что в Эквадоре всё это получается, а в России мы топчемся на месте либо бросаемся из крайности в крайность.

– Это как?

– Мы продолжаем идти своим, особым путём как в социальном устройстве, экономике, так и в заповедном деле. В то время как очевидно, что нужно шире пользоваться лучшими образцами – как зарубежными, так и отечественными.

Неожиданная встреча с дикими животными

– Чем в России с точки зрения туристической деятельности государственные природные заповедники отличаются от национальных парков?

– На территориях национальных парков действует менее жёсткий природоохранный режим. В частности, допускается массовая рекреация, что неприемлемо для заповедников.

В государственных природных заповедниках допускается лишь познавательный туризм, который осуществляется на отдельных, специально выделенных участках.

Общее, что объединяет обе эти формы территориальной охраны природы – это их миссия – они создаются для сохранения биологического и ландшафтного разнообразия как основы биосферы.

Выбор экскурсионного маршрута

– Законом заповедникам вменяется развитие познавательного туризма, в то время как они чаще занимаются экскурсионной деятельностью. Нет ли в этом противоречия?

– Туризм – это путешествие с хотя бы одной ночёвкой или сроком от суток до полугода. Экскурсант – лицо, посещающее место временного пребывания в познавательных целях на период менее 24 часов без ночёвки. Именно под эту категорию подходит большинство посетителей заповедника.

Турист может попасть в заповедник как экскурсант, при том что данное посещение – только часть его многодневного маршрута. Посетитель заповедника, оставшийся после экскурсии на ночёвку на кордоне, подходит под классическое определение туриста.

Функция по развитию познавательного туризма реализуется во всех перечисленных случаях, поэтому важнее сосредоточить своё внимание не на деталях определений, а на более существенных обстоятельствах: туризм должен быть познавательным, осуществляться на выделенных участках, антропогенное влияние должно быть минимальным.

Экскурсия в Центре экологического просвещения на о. Попова

– Что из туристической инфраструктуры допустимо строить в заповедниках?

– В отличие от национальных парков, в заповедниках запрещено предоставление земельных участков в аренду для развития туризма и отдыха. Строительство объектов инфраструктуры может осуществляться только государством в лице федерального органа, в ведении которого находится заповедник. В России большинство заповедников (а их сегодня 110) находится под управлением Минприроды России и лишь пять – в ведении Минобрнауки.

Гостевые дома, если речь идёт не о гигантских по площади заповедниках как, например, Большой Арктический, желательно размещать вне их границ. Внутри допустима лёгкая инфраструктура в виде смотровых площадок для наблюдения за дикими животными в естественной среде обитания, фотоскрадков, обустроенных экологических троп и тому подобное.

Юные экскурсанты на мысе Проходной

– Говорят, что источник многих российских бед – дураки и дороги. Это утверждение справедливо по отношению к состоянию заповедного дела в России?

– Непрофессионализм и низкое качество управления крайне негативно сказываются на состоянии в целом и перспективах заповедного дела в стране. Прошедшие сто лет это наглядно демонстрируют.

Что касается инфраструктуры, то определяющим в деле её создания и развития является уровень государственного управления каждым из заповедников и национальных парков. При эффективном управлении всегда находятся пути решения объективно существующих проблем, осложняющих развитие заповедного дела.

– Всеволод Борисович, спасибо за интересную беседу.

– Пожалуйста.

Александр КУЛИКОВ,
заместитель директора по вопросам познавательного туризма и экологического просвещения «Дальневосточного морского заповедника» – филиала ННЦМБ ДВО РАН

В.Б. СТЕПАНИЦКИЙ в НП «Земля леопарда» 
Самый южный остров России ждёт вас!



понедельник, 13 мая 2019 г.

Новое свидание с жарким Таиландом



Морские национальные парки и экологическое образование в Юго-Восточной Азии: взгляд со стороны

Под крылом самолёта исчезает холодный Владивосток, впереди – новое свидание с жарким Таиландом и встречи с тропическими обитателями моря. И снова я попытаюсь сравнить системы охраны природы моря, существующие в России и за рубежом.

Морской национальный парк Сурин

Сначала я отправился на дайвинг в морской национальный парк Пхи-Пхи, расположенный недалеко от Пхукета. Плата за день погружения (три спуска) дайв-центру составила около $120, дополнительно около $20 взяли в качестве платы нацпарку. Но при возвращении назад эту сумму вернули. Оказалось, что плата удерживается национальным парком, если его сотрудники подъезжают непосредственно к дайв-боту в точках погружения. Если же не приезжают, то этот аванс возвращается. Три раза я ездил на Пхи-Пхи, и три раза деньги «уцелели». Почему не приезжают рейнджеры, хотя погружения делаются на точно указанных дайв-сайтах и в заранее определённое время – осталось для меня загадкой. Удивило, что море и дно здесь чистые, нигде нет мусора, на дайв-катерах строго обращают внимание на недопустимость выбрасывания отходов в море. Опечалило лишь то, что встретил одну группу золотистых сиганов, в которой у девяти из десяти рыб были бельма на глазах.

Следующая поездка – в Морской национальный парк Сурин, расположенный в Андаманском море Индийского океана, вблизи границы с Мьянмой. Площадь акватории парка составляет 141,25 км², на ней расположены пять крупных и два мелких острова. На одном из них – Сурин Тай расположена деревня морских цыган – мокенов. В свайных пальмовых домиках проживает около трёхсот человек. Быт их очень примитивен, но водопровод, газ для приготовления пищи и электрогенератор есть, а покачивающиеся в гамаках детишки «висят» в интернете через смартфоны и спутниковые «тарелки». В парке мокенам разрешено добывать моллюсков и охотиться на рыб, небольшой доход они получают, продавая глазеющим на них туристам примитивные поделки из дерева и пластмасс.

Информационный центр на острове Сурин Нуа

На самом крупном острове – Сурин Нуа – расположены два лагеря для приëма туристов. В первом находится информационный центр национального парка, бунгало для проживания, столовая, туалеты и души. На территории лагеря установлены аншлаги, описывающие характерных представителей фауны парка, и правила поведения, на деревьях закреплены таблички с названиями, продаются сувениры с символикой парка. Вот только я не видел, чтобы кто-то интересовался этими материалами. Первая причина этому – языковой барьер, ведь большинство туристов прибыли из КНР и, как правило, не знают ни тайского, ни английского языков, на которых сделаны надписи, другая причина – нежелание знать правила. В парке разрешены без ограничения купание, фотографирование, снорклинг с катеров в десяти определённых точках у побережья, прогулки по берегу. Между двумя лагерями через джунгли проложена тропа. Главное богатство парка – живописные коралловые рифы с их обитателями. Прозрачность воды свыше 20 метров даёт возможность в полной мере насладиться этим великолепием.

 Макака-воришка лакомится конфетой в туристическом лагере Сурин Нуа

Во втором лагере оборудована площадка с 80 установленными палатками, есть столовая, туалеты и души, электричество в тёмное время суток, Wi-Fi. Установлены контейнеры для раздельного сбора мусора, правда, посетители не всегда строго соблюдают требования. Правильному сбору мусора вредят вездесущие макаки и вороны, которые высматривают с крон деревьев, как бы что стащить из пищевых остатков. У лагеря в бухте находится обширная песчаная литораль с небольшими живописными зарослями мангров. Побережье островов чисто от антропогенного мусора в отличие от берегов нашего Дальневосточного морского заповедника. Не знаю, что является этому причиной: то ли удаленность островов Сурин от суши и отсутствие приходящих течений, то ли более ответственное отношение людей к проблеме загрязнения моря.

Остров Сурин Нуа, мангровые заросли

Двухдневная поездка в нацпарк из Пхукета стоила мне около $180, за которые были обеспечены трансфер на микроавтобусе и скоростном катере, полное питание, ночёвка в палатке, оборудование для снорклинга и посещение шести точек для занятия снорклингом. Ночная гроза со сполохами молний, грохотом грома над головой и тропическим ливнем, протекающая палатка, душераздирающие крики макак над головой, важно шествующие по лагерю большие раки-отшельники и позирующие у нор рыбы – илистые прыгуны шли бонусом. В лагерях находилось до 100 человек в день, столько же – в местах снорклинга, число приезжающих сюда ограничивается только с середины мая до конца октября, когда резко ухудшаются погодные условия в море. Порадовало, что нигде не было разгульных компаний и кричащей музыки, людям вполне достаточно было наслаждаться общением с природой в тишине и покое. И это несмотря на то, что кроме гидов от экскурсионных бюро группы никто не сопровождал, а сотрудники парка занимались исключительно обеспечением быта туристов.

Океанариум Пхукета. Стенд, иллюстрирующий длительность разложения антропогенного мусора

Побывал я также в двух океанариумах: на Пхукете и в Сингапуре. В обоих есть экспозиции, привлекающие внимание посетителей к проблеме ухудшения состояния океана. На стендах представлены материалы, показывающие виды антропогенного мусора и расчётное время их распада, угрозы для жизни отдельных видов морских рыб (акула, гигантский групер, зелёная шишколобая рыба-попугай) и других животных. Так, показано, что морские черепахи гибнут от поедания мусора и запутавшись в обрывках сетей, а ещё их специально добывают для изготовления поделок из панцирей. В океанариуме Пхукета демонстрируется видеофильм, который показывает, как учат детей любить и понимать важность коралловых рифов для здоровья океана через обучение дайвингу. В океанариуме Сингапура представлена выставка красочных детских рисунков обитателей океана. Но подавляющее число посетителей находится у аквариумов с живыми обитателями моря, а у экологических стендов их единицы.

Океанариум Пхукета. Антропогенный мусор в желудках морских черепах – причина их гибели
Океанариум Сингапура. Конкурс детского рисунка, посвященный обитателям океана
Выводы, которые я сделал по результатам поездок, оказались для меня немного неожиданны. Во-первых, более жëсткая система охраны заповедников, как это принято у нас в России, по-видимому, не даëт существенных преимуществ для сохранения природы по сравнению с открытым режимом зарубежных нацпарков. Люди хотят непосредственно побывать в уникальных природных уголках, для многих это повод сказать (и показать селфи): «Я там был!». Возможно, не стоит их сильно в этом ограничивать. А основной ущерб природе наносится не большим числом людей, посещающих охраняемые территории, а повсеместно неразумными системами производства и потребления товаров и природных ресурсов. Но это тема для отдельной дискуссии. Во-вторых, существующая система экологического образования малоэффективна повсюду, бережное отношение к природе должно воспитываться в семье и поддерживаться в поколениях, а разные формы экологического просвещения должны только научить правильным методам отношения с нашей планетой.

Александр МАРКЕВИЧ,
научный сотрудник «Дальневосточного морского заповедника» – филиала ННЦМБ ДВО РАН, кандидат биологических наук
    Фото автора

понедельник, 6 мая 2019 г.

Дорога длиною в век


9 Мая – День Победы
Иван Семёнович ТКАЧЕНКО. 9.05.2016 г.

Мой отец Иван Семёнович ТКАЧЕНКО родился в крестьянской семье в селе Юнаковка Юнаковской волости Сумского уезда Харьковской губернии Российской империи (ныне Сумская область на востоке Украины) 23 февраля 1916 года.

В 1931 году окончил школу-семилетку и поступил в возрасте 15 лет работать и учиться на токаря в школу фабрично-заводского ученичества при Сумском машиностроительном заводе имени Фрунзе в городе Сумы, которую окончил в 1933 году (средней школы-десятилетки в селе тогда не было). Наряду с профессиональным обучением в школе велась общеобразовательная подготовка. В то время была такая форма практического образования – один день учатся по специальной школьной программе, а затем один день практически осваивают получаемую специальность, работая на производстве. Полный курс учебы-работы соответствовал девяти классам средней школы-десятилетки и давал право поступления на третий курс рабфака, окончание которого соответствовало получению полного среднего образования, то есть десяти классам средней школы в то время, и давало возможность поступления в высшее учебное заведение. В 1932–1933 годы в селах на Украине свирепствовал голод, но учёба в школе ФЗУ позволяла не только выжить, но и получить нужную в стране специальность. ФЗУ-шников трёхразово неплохо кормили в заводской столовой за 3 рубля в месяц, то есть фактически бесплатно, платили стипендию 30 рублей по ученическому разряду и, кроме того, дополнительно выдавали по хлебной карточке ежедневно 700 грамм хлеба, которые отец относил в село родителям.

После окончания школы ФЗУ отец четыре года работал по специальности токаря на заводе имени Фрунзе в городе Сумы и в машинотракторной станции в родном селе, а в ноябре 1937 года был призван с Украины во Владивосток в морскую пограничную охрану. Службу проходил в 62-м Владивостокском морском пограничном отряде войск НКВД СССР. В то время морские пограничники служили четыре года, военные моряки в ВМФ – пять лет (в царском флоте – семь лет), а все остальные военнослужащие срочной службы – три года, а не один год, как сейчас. Призывали тогда на действительную срочную службу зрелых молодых мужчин в возрасте 21–22 года, а не 18-летних детей, как сейчас.

Надо полагать, что служил добросовестно и успешно, поскольку приказом по отряду от 6 ноября 1938 года был поощрён командованием пограничного отряда фотографированием с винтовкой под знаменем части (в Дисциплинарном уставе Вооруженных сил СССР была такая почётная форма поощрения). 

Фото И.С. ТКАЧЕНКО под знаменем части. 7.11.1938 г.

На обороте фотографии написано: «Отличнику-краснофлотцу тов. Ткаченко. В день 21-й годовщины Великой Октябрьской Социалистической Революции. Приказ по отряду № 446 от 6/XI-38. Начальник Владивостокского морского пограничного отряда НКВД капитан-лейтенант Шеломов (подпись). Военком отряда батальонный комиссар Тарант (подпись). Печать: 62 Владивостокский морской пограничный отряд НКВД СССР». 


Интересно, что начальник погранотряда Иван Иванович Шеломов – родной дядя (старший брат матери) Владимира Путина, нынешнего президента Российской Федерации. Он командовал пограничным отрядом с 1937 по 1940 год. Зоной ответственности 62-го морского пограничного отряда являлось побережье Приморского края от границы с Кореей и далее по морю до мыса Лопатка (южная точка Камчатки), то есть эта зона включала и Курильские острова.

Время было неспокойное, поскольку японцы постоянно нарушали морскую государственную границу СССР, заходили на рыболовных судах в территориальные воды и под видом рыбной ловли занимались шпионажем в отношении советского побережья. Военные комиссары (так в то время назывались политработники) воспитывали пограничников в представлении о какой-то особой хитрости и коварстве японцев: они, мол, тебе улыбаются, а за спиной нож держат. Наверное, для этого были достаточные основания.

До увольнения в запас оставались какие-то четыре месяца, но началась война с Германией. Великую Отечественную войну встретил во Владивостоке. Как вспоминает отец, поначалу настроение командиров было радужное: комиссары вывесили карты с красными флажками, чтобы показывать успешное продвижение Красной Армии. Предполагалось, что воевать будем малой кровью и на чужой территории. Вышло, однако, по-другому. Обстановка на Дальнем Востоке была фактически военная, и к войне готовились – ждали нападения Японии в любой момент времени после нападения Германии, поскольку Япония была союзницей Германии и была связана с ней Антикоминтерновским пактом 1936 года с Секретным соглашением, приложенным к пакту, и Тройственным пактом между Японией, Германией и Италией 1940 года. Японцы вели себя нагло и провокационно.

В этих условиях в январе 1942 года 62-й Владивостокский морской пограничный отряд был передан с личным составом и материальной частью в состав Тихоокеанского флота. В составе Тихоокеанского флота в период войны Великой Отечественной войны отец занимался ремонтом кораблей и боевой техники Военно-Морского Флота СССР в интересах войны с Германией. В частности, участвовал в подготовке подводной лодки ТОФ С-56 и других подводных лодок в составе отряда к дальнему походу в 1942–1943 годах в условиях ледовой обстановки на Северный флот для участия в боевых действиях на Западе против фашистской Германии. После войны эта подводная лодка через много лет была возвращена во Владивосток и была установлена на пьедестал возле Штаба Тихоокеанского флота на Корабельной набережной в качестве мемориального корабля-музея. В 1942 году отец был награждён Почётной грамотой Народного комиссариата Военно-морского флота Союза ССР, в которой сказано: «Старшине 1 статьи тов. Ткаченко И.С. За отличную работу по ремонту кораблей и боевой техники Военно-Морского Флота в дни Великой отечественной войны. Москва, 1942 год. Народный комиссар Военно-Морского Флота Союза ССР адмирал Кузнецов (подпись)».

Почётная грамота наркомата ВМФ СССР

Время было жестокое. В 1942 году в критические дни Сталинградской битвы на фронт для участия в боевых действиях был направлен эшелон с военными моряками-тихоокеанцами, включая и команду морских пограничников. Как стало известно позднее, эшелон был разбомблен немецкой авиацией на подходе к Сталинграду.

День Победы 9 мая 1945 года встретил во Владивостоке. Но на Дальнем Востоке все понимали, что война не окончена, и предстоит война с милитаристской Японией. Весной и летом 1945 года на Дальнем Востоке была сосредоточена путем переброски советских войск с западного фронта мощная группировка Красной Армии численностью 1,7 миллиона человек в составе трёх фронтов – Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных, а также Тихоокеанского флота, Амурской флотилии и войск МНР. Ещё до окончательного разгрома Германии многие части не наступали дальше на запад по Польше и Германии, а скрытно перебрасывались на Дальний Восток, причём эшелоны двигались по железной дороге в ночное время.

В одной из таких частей после взятия Кенигсберга прибыл в Приморье родной старший брат отца Василий, прошедший все войны этого периода отечественной истории. Он был участником освободительного похода в сентябре 1939 года в Западную Украину, оккупированную Польшей в 1920 году, и трёх войн – войны с Финляндией 1939–1940 годов, войны с Германией 1941–1945 годов, где он, в частности, будучи первым номером противотанкового ружья, участвовал в кровопролитной битве 1943 года на Курской дуге, и войны с Японией августа 1945 года в составе 1-го Дальневосточного фронта. Отец после восьмилетней разлуки встретился с ним в июле 1945 года в районе Манзовки (ныне Сибирцево). Это было поколение воинов-победителей, воинов-освободителей, защитивших страну и народ от порабощения иноземными захватчиками.

В период краткосрочной войны с Японией в августе 1945 года отец занимался ремонтом кораблей Тихоокеанского флота в условиях боевых действий. Окончание войны встретил во Владивостоке в должности старшего мастера судоремонтной группы и в воинском звании главного старшины. Награждён боевыми наградами: орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны 2-й степени, а также медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» и «За победу над Японией», нагрудным знаком «Отличник РККА».




После окончания войны с Японией, прослужив восемь календарных лет срочной службы по призыву, в ноябре 1945 года был уволен в запас и направлен на 102-й военно-морской завод наркомата (министерства) Военно-морского флота СССР в Порт-Артуре, где в соответствии с Ялтинским Соглашением трёх великих держав от 11 февраля 1945 года по договору августа 1945 года с гоминдановским правительством Чан Кайши СССР получил в аренду сроком на 30 лет военно-морскую базу с прилегающей территорией на Ляодунском полуострове, которая была утрачена Россией после неудачной войны с Японией 1904–1905 годов. Там он проработал почти четыре года на должностях инженерно-технических работников.

После окончания войны отец 65 лет проработал в судоремонтной промышленности военно-морского флота СССР в должностях ИТР от старшего мастера до начальника крупного цеха, в том числе на 178-м судоремонтном заводе во Владивостоке (с 1949 года), и вышел на пенсию в 2010 году после уничтожения просуществовавшего более 70 лет завода 178, на котором проработал 60 лет, на 95-м году жизни, имея трудовой стаж 79 лет в календарном исчислении. Оборудование завода, включая и самое новое, было продано на металлолом, а территория завода, находившегося на берегу уникальной глубоководной бухты Золотой Рог, превращена в «набережную цесаревича» и в автомобильную стоянку. Здания многих цехов были уничтожены, а в уцелевших зданиях собираются устроить развлекательные игровые зоны. Видимо, новой, «демократической» России в отличие от России царской и советской не нужны военные судоремонтные заводы, впрочем, как и сам военно-морской флот. Наверное, предполагается, что в возможной будущей войне воевать за нас будут китайцы. А если воевать придётся с китайцами?

За послевоенный период отец был награждён 30 различными трудовыми и юбилейными государственными и ведомственными наградами (не считая многочисленных почётных грамот) – медалями и нагрудными знаками, в том числе медалями «За трудовое отличие», «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина»», «Ветеран труда», «60 и 70 лет Вооруженных сил СССР», медалями в честь «Победы в Великой Отечественной войне 19411945 гг.», медалью Жукова, медалью «300 лет Российскому флоту» и другими, в числе которых государственная награда КНР – медаль «Китайско-советская дружба», которой в СССР награждались лучшие советские специалисты, оказывавшие дружественную помощь народному Китаю в 1950-е годы. Интересно, что наградной документ на красном шёлке (удостоверение к медали) был подписан Председателем Китайской Народной Республики Мао Цзэдуном. Приказом Министра обороны Российской Федерации Маршала Российской Федерации И. Сергеева №185 от 21 апреля 2000 года «О награждении ветеранов Великой Отечественной войны» по Центральному комитету профсоюза рабочих и служащих ВМФ был награждён «за образцовое выполнение служебных обязанностей, трудолюбие, инициативу и в связи с пятьдесят пятой годовщиной Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» ценным подарком – наручными часами «Слава» с гравировкой «От Министра обороны России».

В день 90-летия отец был награждён памятной нагрудной медалью на ленте Командующего Тихоокеанским флотом России с гравировкой: «Ткаченко Иван Семенович. За добросовестный труд на 178 СРЗ ВМФ. 23 февраля 2006 г. Владивосток». И вот теперь, 23 февраля 2019 года, встретил 103-ю годовщину в своей жизни.

Путь отца представляется мне достойным примером добросовестного отношения к своим гражданским обязанностям.

Об отношении к войне прошлой и настоящей отец говорит вполне определенно и однозначно: в войне нет ничего героического и привлекательного, война – страшное дело, поскольку на войне гибнут люди, главным образом молодые мужчины. И ответственность за войну несут безумные, безмозглые и подлые политики, которые сами не воюют, а воевать посылают других. Это тем более справедливо в наши дни, когда изощренным политикам удалось столкнуть лбами украинцев и русских – в сущности, один народ.
Борис ТКАЧЕНКО,
ведущий научный сотрудник Института истории ДВО РАН
кандидат экономических наук