четверг, 11 ноября 2021 г.

Памяти Ю.Я. Латыпова: Выбор всегда оставался за ним

Юрий Яковлевич ЛАТЫПОВ

Завершил свой земной путь замечательный человекЮрий Яковлевич Латыпов, доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории систематики и морфологии, отдавший плодотворнейшую часть своей жизни Институту биологии моря ДВО РАН. Это случилось 1 ноября 2021 года после продолжительной болезни, на 82 году жизни.

Ю.Я. Латыпов много лет путешествовал по планете, изучая современные и ископаемые кораллы, существовавшие около 500 миллионов лет назад. Побывал с экспедициями от Аляски до Африки, от Заполярья до юга Австралии.

Юрий Яковлевич родом из Приморского края, детство его проходило под неумолкающим шумом моря и криками чаек на берегах Тихого океана: в посёлке Пластун, бухте Ольга, в Находке, Посьете. Немного повзрослев, жил и учился во Владивостоке, известном порту Ванино, Совгавани и Магадане. Ему не давало покоя море, корабли, морские путешествия в дальние страны… Романтика! И он, конечно же, хотел быть похожим на подтянутых красавцев – военных моряков... А потом решил, что ему нужно быть штурманом дальнего плавания…

«Штурманом я не стал, но вторая половина жизни очень плотно связалась с морем, – рассказывал о себе Ю.Я. Латыпов. – Настоялся на капитанском мостике, накачался на палубе и прожил в каютах в общей сложности более трёх лет. За последние десятилетия избороздил три океана, более 20 морей, обогнул Землю от Клайпеды через Средиземное и Красное моря до Анадыря, побывав не менее чем в 20 портах более полутора десятков стран. Организовал и участвовал более чем в десяти крупных морских экспедициях. Посетил и исследовал рифы от восточной Австралии до Сокотры, Сейшел и Маврикия, проведя под водой не одну тысячу часов»…

Мятежная душа была у Юрия Яковлевича! Так уж он был устроен, что тайны природы и дальние страны манили его. Он мечтал о путешествиях, но получив изрядную долю впечатлений, всегда возвращался обратно…

«Тоскливо подчас, особенно в тропиках – хочется в осенний лес, в зимние горы, почувствовать скрип снега под ногами. Самые экзотические тропики недолго нравятся, быстро приедаются и набивают оскомину, очень скоро русская тоска по Родине начинает пробирать. Каждый раз приезжая домой, поставив рюкзак и чемодан в коридоре, чувствую себя необыкновенно счастливым».

А потом, отдохнув, вновь думал о море и готовился к следующему рейсу.

Юрий Яковлевич Латыпов окончил Новосибирский государственный университет и аспирантуру института геологии и геофизики СО АН СССР, кандидат геолого-минералогических, доктор биологических наук, академик Нью-йоркской академии наук и Российской экологической академии. В шестнадцать лет связал свою судьбу с геологией, работал в тематических и геолого-съёмочных экспедициях, параллельно изучая ископаемые кораллы. Проведя более 15 лет в геологических экспедициях, Юрий Яковлевич стал изучать современные кораллы и рифы, чем продолжал заниматься долгое время. Он автор более 100 научных статей, порядка 15 монографий, посвящённых как проблемам палеонтологии и стратиграфии, так и исследованию современных кораллов и рифов.

Анализируя свою жизнь и стараясь понять, что было в ней определяющим, зависящим или не зависящим от него, он выразил свои мысли и взгляды в восьми художественно-публицистических и мемуарных книгах. В составе геологических и морских экспедиций, научных делегаций, по персональному приглашению, а также в качестве туриста объездил почти весь мир.

О пяти книгах Ю.Я. Латыпова «Путь в науку: фатум и упорство», «Любовь моя – Вьетнам», «А путь и далёк, и долог», «А море останется морем», «Повести об охоте и рыбалке» мы писали. Книги Юрия Яковлевича повествуют о заметных и малозаметных событиях, которые в своей взаимосвязи и составляют суть нашего бытия. Автор надеялся, что они будут интересны и небесполезны широкому кругу читателей и помогут ответить на вопросы, которые, наверное, волнуют многих: всё ли предопределено в нашей судьбе, или человек достигает всего в жизни благодаря упорству и труду? Правда ли, что будущее будет таким, каким ты сам его создашь? Так оно и вышло.

Он был нашим автором, Скорпионом по знаку Зодиака, рожденным в год Дракона, под фамилией, уходящей корнями к двенадцатому имени Аллаха. Как он говорил сам, «предписание» астрологической судьбы было причиной его жизненного поведения и поступков – быть философом и воином в одном лице, очень упорным, смелым и способным достичь в жизни многого.

Юрий Яковлевич говорил о том, что не существует противоречий между духовным и мирским, светским трудом. Он подчёркивал материалистический взгляд на окружающий мир, но и оставлял место для Божественной искры, разделяющей живое от неживого. Именно труд, даже в самых простых его формах, помогает человеку достичь удовлетворения и самоуважения, становится стержнем, главным содержанием его жизни.

Юрий Яковлевич славно пожил, много попутешествовал, повидал мир, да и себя показал. Вырастил сына, построил дом, посадил, и не одно, дерево. Осуществил почти все детские мечты, всю жизнь занимался только любимым делом, побывал в геологических экспедициях от Чукотки до Западной Украины и от Прибалтики до Кавказа. Прошёл по морям от Аляски до юга Австралии и Маврикия, на кораблях, обогнув Землю, от Чукотского – до Северного моря. На машине исколесил Алтай, Аляску, Камчатку, Сибирь до и вокруг Байкала и родное Приморье, на машине же и на поезде проехал всю страну от Владивостока до Дербента. Нашёл вторую родину – Вьетнам – более тридцати лет посещал её для работы почти ежегодно. Исследовал кораллы и рифы от Австралии до Африки. Добился успехов в науке, получив не только все регалии и чины, но и известность, в том числе, за рубежом, опубликовав два десятка научных и научно-популярных книг (часть из них переведены на английский и вьетнамский языки), атласов и фотоальбомов, посвящённых исследованию рифов и проблемам, которые необходимо решить для их сохранения, а также популяризации значимости рифовых экосистем для населения планеты. Стал лауреатом престижной премии за вклад в подводные исследования.

Жизнь сложилась именно такой, как определили её судьба и сам автор. Он – трудом, помноженным на характер, а Ангел Хранитель Юрия Яковлевича – согласно своему долгу. Уж какие задачки задавал ему Латыпов со своей неуёмной жаждой деятельности, да ещё в экстремальных условиях! Тем не менее, непростые жизненные ситуации успешно разрешались, а Юрий Яковлевич оставался неизменно активен, бодр и жизнерадостен. Таким мы его знали, таким он и останется в наших сердцах.


Фото автора и из личного архива Ю.Я. ЛАТЫПОВА


среда, 27 октября 2021 г.

Лауреаты премии имени выдающихся учёных. Счастливого человека узнать просто

Надежда Константиновна ХРИСТОФОРОВА с наградой «Профессор года-2018»


Нам всегда некогда. Мы вечно спешим, торопимся куда-то по делам, пытаясь успеть сделать всё, что запланировали или даже больше, и искренне расстраиваемся, когда что-то идёт не так или не удаётся. Надежда Константиновна ХРИСТОФОРОВА, доктор биологических наук, Заслуженный деятель науки РФ, профессор – удачливый человек. Складывается ощущение, что она успевает везде и легко добивается нужного результата. Только что она была во Владивостоке, участвовала в XVI Научном совещании географов Сибири и Дальнего Востока, прошедшем в ТИГе, и в Международной научной конференции «Морская биология в 21 веке: достижения и перспективы развития», состоявшейся в ННЦМБ, а спустя короткое время уже беседовала с нами по телефону во время следования в Биробиджан, на встречу с студентами биологам и географами Приамурского государственного университета имени Шолом-Алейхема. Надежда Константиновна рассказала о себе, своих научных интересах и исследованиях, тем более что представился подходящий повод – Н.К. Христофорова стала лауреатом премии имени академика И.П. Дружинина за серию работ «Содержание тяжёлых металлов в тихоокеанских лососях как отражение геоэкологических условий нагула и анадромной миграции».

Со школьных лет

– Мои ранние школьные годы проходили в небольших посёлках при воинских частях, – начала свой рассказ Надежда Константиновна. – Так уж случилось, что отец, Гавриил Денисович Шабанов погиб в 1943 году на Курской дуге. Мама, София Остаповна Зубко повторно вышла замуж после войны. Мой отчим, Константин Константинович Костьянов, танкист, дошёл до Берлина, участвовал здесь, на Дальнем Востоке в Советско-японской войне, погиб, работая в шахте.

Мне нравилось учиться и училась я всегда хорошо. Любила математику, проводила консультации для одноклассников перед экзаменами. В школьных характеристиках, начиная с 5 класса, указывалось, что я могу стать учителем математики. Но когда я училась в 10-м классе, заболела преподаватель химии и биологии, и на месяц её заменила молодая выпускница Пермского госуниверситета, которая приехала к своей маме в наш городок. Весь месяц, пока она работала с нами, мы слушали её с открытыми от удивления и восхищения ртами. Она показала нам глубинный смысл химических реакций, рассказала, как теряя и приобретая электроны, видоизменяются элементы и увлекла предметом настолько, что шесть человек из класса выбрали химические специальности. И я, несмотря на склонность к математике, тоже пошла на химфак.

После смерти отчима мы с мамой вернулись с Урала в Приморье. Купили в Спасске недостроенный домик, благодаря совместной помощи соседей (так было принято раньше – помогать друг другу), достроили его. Мама осталась жить в домике, а я поехала поступать учиться во Владивосток.

Выбор – химия

Хорошо помню, что приёмные экзамены в университет проходили на ул. Суханова, 8. Шёл дождь, и я, в ситцевом платье и резиновых сапогах (из-за луж после дождя), в чём приехала из Спасска, быстро сделала экзаменационное задание по математике, помогла – перерешала задачи всем абитуриентам, сидевшим поблизости, и почувствовала себя от этого очень хорошо!

Училась отлично, на третьем курсе химфака ДВГУ стала Ленинским стипендиатом… Шла первой в списке распределения выпускников. Ректор ДВГУ, доктор исторических наук Г.А. Унпелев спросил меня, какую бы я выбрала сельскую школу (тогда распределение выпускников университета начинали со школ!), но заместитель заведующего кафедрой физической химии доцент Анатолий Константинович Королёв опередил мой ответ, сказав, что у меня есть способности к научной работе, поэтому меня хотели бы оставить на кафедре. Я осталась и поступила в аспирантуру.

Всегда об этом помню

В конце аспирантуры мама мне как-то сказала: «Доченька, ты учишься уже 18-й год: школа, университет – пять лет и вот третий год аспирантуры. А мне бы хоть один год поучиться!» … Я всегда помню эти слова. Мама росла в большой крестьянской семье. Жили в украинском селе. Детей было 13, мама – второй ребёнок, единственная девочка, мамина помощница. Она вспоминала, как будила её мама раньше всех, потому что надо было варить еду, кормить хлопцев. Ещё – работа по дому, надо было прясть и ткать, чтобы братьям сшить штаны, в которых они могли бы ходить в школу. Ей не довелось учиться. Когда в 1933 году случился на Украине голод, людей отправляли на Дальний Восток эшелонами, мама тоже оказалась среди них – завербовалась вместе с младшим братом. По дороге она познакомилась с моим будущим отцом, который был родом из соседнего села (мама была из села хохлов, папа – из села кацапов (казаков, которые обосновались там ещё со времён Екатерины II)). Лучше всего история запоминается на людских судьбах! А в 1935-м, году ликвидации безграмотности, уже в немолодом возрасте мама освоила алфавит, научилась читать и писать. Позже она сама писала мне письма печатными буковками. Так распорядилась судьба, что я училась и за себя, и за мою маму.

Чуточку отдыха после конференции. Ливадийский дворец. Крым, сентябрь 2012 года

Начало пути в науку

После окончания аспирантуры меня оставили работать преподавателем на кафедре физической химии. Моей узкой специальностью была электрохимия. Помимо работы активно участвовала в общественной жизни университета. Заметили, избрали секретарём комсомольской организации ДВГУ. Так я стала совмещать работу преподавателя и комсомольского секретаря. Защитила диссертацию и стала первым и единственным на Дальнем Востоке комсомольским секретарём вуза с кандидатской степенью. Два года я поработала секретарём комсомольской организации ДВГУ, пока не пришла пора создания Дальневосточного научного центра АН СССР.

Взлёт науки

И вот наступили прекрасные 1970-е годы, появились новые научные центры, сначала в Сибири, потом на Дальнем Востоке и позже на Урале и Юге, где особое внимание стали уделять молодым учёным. ЦК ВЛКСМ решил, что в каждом научном центре должен быть комсорг ЦК по работе с научной молодёжью. Тогда и вспомнили, что секретарь комитета комсомола ДВГУ – кандидат наук. То есть человек с опытом комсомольской работы и ученой степенью. Это важно, поскольку для решения проблем научной молодёжи нужно не только выходить на общение с директорами, академиками, но и на партийное руководство, не пасуя ни перед маститыми учёными, ни перед партийными функционерами.

Член-корреспондент АН СССР Андрей Петрович Капица, председатель Дальневосточного научного центра АН СССР и директор Тихоокеанского института географии очень хорошо понимал мою роль и оказывал всестороннюю поддержку. Я начала работу с того, что создала в ДВНЦ Совет молодых учёных. В нём собрались лучшие представители научной молодёжи академических институтов в возрасте до 35 лет, отличные ребята! «Ты свято верила в своё дело, а мы верили в тебя», – вспоминали они позже. Я была в курсе всех проблем ДВНЦ, особенно касавшихся молодёжи. Принимала участие в работе выездных заседаний Президиума нашего Научного центра на Камчатке, Сахалине, бывала даже в Москве на собрании Академии наук. Но с Андреем Петровичем у меня был договор, что на должности комсорга ЦК я буду только три года, потому что планировала заниматься наукой и получила приглашение от Юрия Петровича Баденкова, руководителя лаборатории геохимии ТИГ, кандидата геолого-минералогических наук, входившего в состав Объединенного совета молодых учёных ДВНЦ.

Чувствительные организмы

Коллектив Ю.П. Баденкова состоял из выпускников известных вузов, был сильным, многогранным. Работали мы на научно-экспериментальной станции «Смычка», примыкавшей к небольшому посёлку на берегу бухты Рудной, где находился свинцовый плавильный завод, сырьё для которого (свинцовый концентрат) поступало из горно-обогатительного комбината, расположенного в городе Дальнегорске, перерабатывавшего свинцово-цинковую полиметаллическую руду. И Дальнегорск с его окрестными рудниками и ГОКом, и плавзавод на берегу б. Рудной, были хорошо известны как поставщики загрязнения окружающей среды тяжёлыми металлами – свинцом, цинком, медью, кадмием и другими элементами. Руководил станцией Алексей Петрович Копцев, положивший много сил и энергии для создания нормальных условий для жизни и работы сотрудников института.

Мы, морская группа, ещё не располагали чувствительными приборами, которые могли точно зарегистрировать токсичные соединения и их концентрации в воде, но наблюдали морские организмы – аккумулирующие индикаторы неблагоприятной среды. Оказалось, что разница между содержанием элементов в воде и организмах может достигать трёх и даже пяти порядков, и в этом случае химический анализ уже не составляет большого труда.

С преподавателями Приамурского университета на полевых работах по изучению переноса марганца водотоками автономной области. Лето 2019, ЕАО

Система постоянного наблюдения

Рассматривая аккумулирующие организмы как возможные индикаторы характера среды, западные специалисты провели скрининг и изучили многие виды беспозвоночных и прежде всего водорослей. Бурые водоросли оказались более подходящими объектами, потому что в их составе (в стенках клеток и межклеточном пространстве) есть альгиновые кислоты, альгинаты, которые связывают тяжёлые металлы, проникающие в тело водорослей. В результате растение может морфологически измениться, но не погибнуть, продолжать накапливать эти тяжёлые металлы и информировать исследователя о росте загрязнения воды.

Ценными индикаторами стали фукусы. Они растут на литорали не только атлантического побережья, но и дальневосточных морей. Но на Атлантике три вида фукусов, а у нас – один Fucus evanesces (от мыса Поворотного до Чукотского моря). Так что мы можем следить за состоянием морей Тихоокеанской России по одному виду, что очень важно!

Со временем получил развитие мидиевый контроль, предложенный американскими исследователями. Он тоже может быть применён почти повсеместно.

Мы стали снаряжать экспедиции за пределы Приморья – на Сахалин, на Курилы. Курилы – геохимически импактный район, обусловленный поствулканизмом и апвеллингами, можно сказать, что там вся таблица элементов Менделеева поднимается из глубин наверх.

На Сахалине ко мне в аспирантуру поступили бывшие рыбоводы. Используя их потенциал, я предложила темы, связанные с лососями.

Конференция в Крыму. Сентябрь 2021 года

Лососи

Мы, дальневосточники, хорошо знакомы с лососёвыми видами рыб. Для юга региона – это горбуша, кета и сима, а за пределами Японского моря, на севере – кижуч, нерка и чавыча. Мы понимаем, что организм и среда связаны неразрывно. Адаптируясь к среде, организм обязательно несёт в себе её следы. Поэтому, анализируя эти следы, можно получить информацию о местах, в которых нагуливалась рыба или по которым проходила во время анадромной миграции. Сбежав весной мальками по рекам в прибрежную зону морей, лососи сначала нагуливаются в ней. Зимой Охотское море замерзает, и лососи выходят на зимовку в океан, поскольку они обитают и кормятся в приповерхностном слое, в 50-метровой толще. Лососи, нагуливающиеся в Японском море, на зимовку в океан не уходят.

Страны бассейна Японского моря влияют на химический состав его вод в основном промышленными стоками. Россия – хозяйственно-бытовыми стоками и продуктами сгорания судового топлива, обогащёнными никелем и кадмием.

Вследствие меньшей интенсивности судоходства воды вблизи Курильских островов не подвержены столь значительному как в Японском море влиянию загрязнения продуктами сгорания углеводородного топлива. Но там есть другие источники поступления металлов в воду. Этот район – геохимически импактный и в то же время высокопродуктивный, здесь наблюдается вулканизм и поствулканизм, а также апвеллинг – подъём глубинных вод из Курило-Камчатской впадины к поверхности. Обогащенные биогенами и другими элементами, эти воды вызывают развитие фито- и зоопланктона, пищи для обитателей верхней пелагиали, несущей в себе геохимическое богатство среды.

Горбуша, поступившая в ваш магазин с Сахалина, может иметь различный микроэлементный состав в зависимости от того, нагуливалась ли она во внутреннем Японском море или на просторах Тихого океана. Повышенное содержание меди и цинка свидетельствует о принадлежности рыбы к бассейну Японского моря, это ясно. Но почему у рыбы, нагуливавшейся в океане, сравнительно высокое содержанием свинца, ведь его там очень мало? Мы решили и эту задачу. Дело в том, что ряд химических элементов мигрируют в виде соединений в коллоидном или ультрадисперсном состоянии, а не в растворённом в морской воде виде. Таков свинец, он преобладает во взвешенной форме, оседает на планктоне, пеллетах, частичках разлагающихся останков организмов и таким образом попадает в пищевую цепь лосося. Причём в икре и молоках лосося содержание свинца может подниматься близко к величине предельно допустимой концентрации. Так что не всегда причиной загрязнения рыб нежелательными химическими элементами выступает человек.

Изучая разные виды рыб, места, где они могли нагуливаться, мы пришли к убеждению, что геоэкологические условия точно отражаются в микроэлементном составе лососей. И в этом нам помогли наши удивительные природные условия. Наши исследования естественным образом сформировались в цикл работ, который мы подали на соискание премии по геоэкологии и географии имени выдающегося учёного академика И.П. Дружинина. Нас трое соавторов, помимо меня – Василий Юрьевич Цыганков, недавно представивший к защите диссертацию на соискание доктора биологических наук (экология), и кандидат биологических наук Анна Владимировна Литвиненко.

Премия в денежном выражении, разделённая на три части и подвергнутая налогообложению, невелика и скоро закончится, а высокая оценка нашего труда останется с нами навсегда! Большое спасибо членам жюри и рецензентам, увидевшим и по достоинству оценившим значимость цикла работ. Большое спасибо руководству Президиума ДВО РАН, решившего отметить 50-летний юбилей Дальневосточного научного центра премиями имени выдающихся ученых, работавших в нашем отделении Академии наук.

Н.К. ХРИСТОФОРОВА  председатель ГАК в ТОГу в Хабаровске. Июль 2021 года

А что же ждёт впереди?

Предстоит ещё внимательнее изучить ситуацию с лососями северной Пацифики. Летом мы побывали на Камчатке и сделали отбор нерки, распространённой как на западной, так и восточной сторонах полуострова. Сейчас сборы сделаны на восточной стороне Камчатки. Хотим разобраться, где она гуляла, с каких мест пришла и что с собой принесла? Это будет более трудная задача, чем та, которую мы решали, изучая южных лососей – симу, горбушу, кету из Японского моря и Сахалино-курильского региона.

Жизнь прекрасна в своём многообразии. Под моим крылом выросли 65 кандидатов и 13 докторов наук. Я неплохо поработала и подготовила достойную научную смену. Сейчас нет необходимости столь же стремительно мчаться по этому пути, можно убавить темп. Сейчас нужно отдавать накопленные знания: писать учебники, учебные пособия. И, конечно же, писать обобщающие научные монографии. Надеюсь, что и это мне удастся.

Со студентами из Йоханнесбурга, обучавшимися в ДВФУ. Лето 2020 года 


Выпуск магистрантов ДВФУ 2021 года  студенты и эксперты

***

Говорят, счастливого человека очень просто узнать. Он словно излучает ауру спокойствия и тепла, движется неторопливо, но везде успевает, говорит спокойно, но его все слышат и понимают. Секрет счастливых людей прост – это видимое отсутствие напряжения. А ещё – характер, солидная база знаний и цель, к которой нужно идти. Всё, как у Надежды Константиновны.

День рождения Надежды Константиновны в лаборатории геохимии ТИГа. 

Октябрь, 2020


Фото из личного архива Н.К. ХРИСТОФОРОВОЙ



воскресенье, 12 сентября 2021 г.

Что для России Дальний Восток в перспективе столетия? (размышляя об итогах ВЭФ-2021)

Владивосток. Вид на контейнерный терминал ВМТП. Фото Юрия СМИТЮКА

Завершился VI Восточный экономический форум. Его девиз – «Новые возможности Дальнего Востока в меняющемся мире». Международная площадка на этот раз использована главным образом для презентации региона. Здесь можно было бы сказать и о «новых возможностях», и о «меняющемся мире». Документ, вокруг которого, по идее, могли бы строиться все рассуждения на эту тему, – Национальная программа развития Дальнего Востока на период до 2024 года и на перспективу до 2035 года, утвержденная Распоряжением Правительства Российской Федерации от 24 сентября 2020 г. № 2464-р. Но о ней на ВЭФе даже не вспомнили. – Почему?

В 2013 году президент формулировал перспективу так: «Дальний Восток – приоритет до конца столетия». В 2018 году этот ориентир он положил в основу технического задания на разработку Национальной программы. На пленарном заседании VI ВЭФа глава государства настойчиво призывал его услышать: развитие Дальневосточного региона – это «перспектива развития нашей страны не на десятилетия, а на столетия вперёд».

Но, как мне показалось, ни разработчики Программы, ни те, кто отвечает за её реализацию, президента все это время не слышат. Не слышат его установки: «Масштаб задач, стоящих перед нами, требует системной работы на десятилетия вперёд. Считаю, что нужна Национальная программа на период до 2025 года и с перспективой до 2035 года. Задачи, которые мы обязаны ставить, могут быть только амбициозными, прорывными, опережающими. Иначе и не стоит этим заниматься».

Тревожные опасения из последней фразы, оценивая итоги нынешнего форума, чреваты одним из трёх вариантов последствий: Восточный экономический форум перестаёт быть актуальным для президента, поскольку исполнители не поднимаются до уровня его целеполагания, и он может больше здесь не появиться; ежегодное осеннее мероприятие окончательно превратится в «ярмарку тщеславия»: сколько пригласили, привлекли, подписали, или хотели сделать…, и площадка утрачивает свой первоначальный смысл; либо, наконец, сформируется команда стратегически мыслящих разработчиков, которые смогут ответить на запрос главы государства, и Восточный экономический форум таки наполнится содержательными аспектами долгосрочной перспективы.

Даже в условиях ковидных ограничений в этот раз ВЭФ собрал порядка четырёх тысяч участников, среди которых было немало иностранцев. То есть интерес восточных партнёров к России сохраняется. Остаётся только самим понять, чего они от нас ждут. Вряд ли их интерес ограничивается тем, чтобы заполучить наши природные ресурсы, ровно как они не очень-то и спешат вкладывать деньги в глубокую переработку ресурсов на нашей территории. Тогда чего? – Смею предположить, что для тех, кто думает о будущем, важно понимать последствия происходящих изменений сложившегося миропорядка, а модератором этих процессов всё более становится Россия. С Европой (и в целом – с Западом) диалог не получается, слишком глубока анестезия якобы их победы в холодной войне. А вот с Азией, Востоком у России есть реальный шанс найти общий язык, там хотят разговаривать, коммуникации выстраиваются не только на уровне бизнес-сообщества, но что гораздо важнее, с первыми лицами азиатских государств.

И миссия Восточного экономического форума во Владивостоке именно в формировании понимания будущего миропорядка, поиска принципиально новых механизмов и способов интеграционного взаимодействия. Вряд ли здесь уместна демонстрация успехов в освоении дальневосточного гектара, или предлагаемый набор преференций для потенциальных инвесторов, который для нас звучит как «впервые», а для них рутина нескольких десятилетий. А вот что может быть альтернативой товарно-денежным отношениям, конкуренции, безработице, военному противостоянию, бесконтрольной эмиссии доллара и т.п. – вопросы, на которые пока системного ответа ни у кого нет. И в этом направлении следовало бы сконцентрировать усилия интеллектуального потенциала России, искать ответы на вопросы (вызовы), которые от нас ждут наши восточные партнёры. Другими словами, ведущая роль в формировании повестки форумов должна принадлежать не Фонду «РосКонгресс», для которого важен внешний эффект, куда готовы пригласить, но не услышать экспертов, а Академии наук, её подразделениям, которые так или иначе «живут» перспективой. Кстати, а насколько глубоко сегодня, скажем, институты Дальневосточного отделения Российской Академии наук погружены в тему будущего Дальнего Востока, по меньшей мере три академика (П. Минакир, П. Бакланов, В. Ларин) причастны к этому? Или как в этом отношении используется потенциал Дальневосточного федерального университета, других вузов дальневосточного региона? Но практика такова, что содержание форума определяется в Москве специалистами совсем в других областях, программы расцвечиваются «бантиками», и это становится предметом обсуждения. А здравый смысл говорит о том, что именно на Дальнем Востоке должна формироваться содержательная часть будущей повестки, и не от случая к случаю, от форума до форума, а на постоянной основе. Возможно, так задумывалось, когда при Минвостокразвития организовали структуру с многообещающим названием Востокгосплан, с целью разработки Национальной программы. На неделю собрали три десятка экспертов со всего Дальнего Востока, когда толком невозможно было даже договориться о базисных установках, в результате получился документ, решавший вчерашние проблемы, тогда как перспектива осталась за пределами понимания. Возможно, имеет смысл создание структуры, независимой от Министерства, например, Института ВЭФ, где главную роль возьмет на себя ДВО РАН в содружестве с ДВФУ, приглашая к участию академические подразделения центральной России, Сибири, проектных институтов (если такие ещё остались), вузов страны, бизнес-сообщества, зарубежных экспертов. Необходимо создание такой интеллектуальной среды, для которой нетривиальные, нестандартные решения будут нормой, то, чего пытается добиться президент от министерских структур, но мало что из этого получается. Там всё больше «о деньгах», и «как бы чего не вышло».

Резонансным событием нынешнего форума стало несколько заявлений министра Дальнего Востока А. Чекункова, сменщика А. Козлова. Путин ожидал от них наполнения содержанием развитие региона на перспективу, а министр занялся структурной перестройкой и оптимизацией своего аппарата, а форум использовал для переговоров с застройщиками жилья об их участии в проекте строительства нового города «Спутник в 30 км от Владивостока», будто такой проект уже одобрен, согласован, и осталось только его реализовать. Мотив понятен и примитивно прост – увидели масштаб предстоящих вложений, и предвкушают перспективы «финансового освоения» на данном проекте. – Зачем «новый город», почему «Спутник», кто в нём будет жить и что делать? Но оказалось, что единого мнения на этот счёт нет: Полпред думает о реновации городов, министр предлагает новый город, у мэра свои виды на перспективу, а тут ещё и Мутко с японским мастер-планом.

Все это свидетельствует только о том, что у каждого как бы «своя» Национальная программа, и каждый придерживается собственного понимания, что лучше. Какие такие долгосрочные цели, приоритеты, варианты и способы достижения поставленной цели? Неважно, какие ранее разрабатывались проекты, какие геополитические и геоэкономические изменения произошли, и как они отразились на этой части планеты, какие внутренние процессы являются доминирующими, в конце концов, что вы сами намечали ранее и что успели сделать. Но за результаты как-то неудобно спрашивать, и все надежды только на то, что вот теперь всё будет по-другому, и в будущем станет лучше. Думаю, что ещё не одному поколению экономистов предстоит разбираться с загадочной формулой полпреда: «В целом развитие Дальнего Востока – высокорентабельный процесс. Мы на форуме доложили, что от организаций в дотации Дальнему Востоку уже окупились: мы вложили 80 миллиардов рублей, а в бюджет поступило налогов с учётом преференций в объёме 123 миллиарда рублей. То есть бюджет уже получил прямую выгоду от развития Дальнего Востока. Эту работу надо продолжать и расширять». – Нынешняя самодостаточность управленческих структур сродни объяснению: зачем нужна география, если есть извозчик. Когда-то в списках исполнителей государственных, федеральных, президентских и прочих программ значилась Академия наук, но в чехарде редакций последнего времени её там нет: может этим объясняется, почему они не выполняются? Если полпред не идёт к науке, так может науке стоит пригласить и устроить разговор по существу? На память приходит единственный решительный шаг со стороны полпредства, когда информагентство «ПримаМедиа» совместно с представителями академической науки организовало круглый стол для обсуждения тогда ещё проекта Национальной программы, выставив в социальных сетях отчёт «12 разгневанных мужчин» с критическим отношением к нему. – Информация в сети прожила чуть больше суток. Разговор не получился: «мы работаем, а вы только рассуждаете».

На фоне глобальных вопросов чиновники заняты решением простых и понятных вопросов: как встроиться в очередной финансовый поток, понять, на какие бюджетные вливания можно рассчитывать, поговорить на уровне абстракций, сколько на этой территории людей надо, и вообще, что обсуждать, и так всё очевидно. Когда нет общего понимания – куда и зачем идём, когда доводы оппонента не принимаются в расчёт, самым сильным аргументом в обсуждении становится более громкий голос, а возражение состоит всего из трех букв: «НЕТ», то и рассчитывать на быстрое продвижение вперёд не приходится. В итоге у наиболее «буйных» энтузиазм иссякает, руки опускаются, они покидают родные места, в поисках понимания и благополучия вдали от дома. А вы спрашиваете, почему люди продолжают отсюда уезжать…

На эту тему приходилось выступать много раз, но осознать долгосрочные цели развития региона, иерархии целей, и стратегии их достижения не удается. – Российский Дальний Восток, сопоставимый с материком Австралия, в экономическом смысле в Азиатском регионе настолько микроскопичен, что его потенциал оценивается соседями в лучшем случае как природная кладовая. Мощности всех дальневосточных портов не дотягивают до одного корейского Пусана, пока это не порты, а «портики» по выражению Ю. Крупнова. Поэтому восток России для окружающих стран представляет интерес не сам по себе, а как составляющая большого целого – страны, ориентированной на Азиатский регион. Уже не нужно никому доказывать, что по экономическому потенциалу, демографическим показателям, в политической сфере – здесь эпицентр мирового развития нынешнего столетия. Поворот России на восток (пусть и запоздалый), когда мы можем предложить только то, что извлекли из недр земли, или выловили в океане, делает нас зависимыми от внешней конъюнктуры. В экономические альянсы, сформировавшиеся в АТР за последние полвека, нас видят поставщиками ресурсов, и ещё чуть-чуть в сфере транспортных услуг для их экономик. Позиция внешнего мира понятна, ресурсы нужны всем. Но когда федеральные власти развивают преимущественно ресурсно-экспортную специализацию Дальнего Востока, это обозначает лишь то, что их устраивает колониальный статус данной территории, что становится определяющим фактором, выталкивающим отсюда и без того малочисленное население.

VI Восточный экономический форум

Но в этом ли миссия Дальнего Востока до конца столетия? Или у России есть то, чего нет у других, и она готова взять на себя роль ведущего, формирующего новые интеграционные альянсы, соответствующие статусу великой державы? – Таких сфер немного – а приоритетов много не бывает, которые должны стать стержнем экономического развития Дальнего Востока, вокруг которых функционирует самый разный бизнес. – Сама территория диктует, что это должно быть то, что связано с освоением Мирового океана. Так случилось, к нам «пришёл» Космос, и вслед за космодромом, городом Циолковским, гелиевым производством, здесь должна получить развитие космическая индустрия на основе уникального природно-ресурсного потенциала. В перспективе региону нужна программа новой индустриализации. Добыча, первичная переработка, машиностроение и всё, что потянет за собой это направление, потребует новых источников энергии, значит сюда должна прийти атомная энергетика, приливно-отливные станции. Это неизбежно приведёт к необходимости подготовки кадров, большого числа специалистов, а у регионального высшего, среднего профессионального, и даже среднего образования появляется понимание востребованной подготовки. К этому тесно примыкает ещё одно принципиально важное направление – Культура, то, что хотя бы в инфраструктурном плане за последние годы заметно прибавило. Сегодня можно назвать десятки проектов, которые работают на эти приоритеты. Но пока это остается частной инициативой бизнеса, даже когда это государственные корпорации, тогда как государственная политика, мягко говоря, «недотягивает», что иллюстрируют федеральные законы о ТОРах, Свободном порте Владивосток, Дальневосточном гектаре, действия министерских чиновников, их отношение к тому, что должна бы нести в себе Национальная программа развития Дальнего Востока.

Так, в поле зрения министра оказалась идея 30-летней давности о Владивостокской агломерации. Из неё он усвоил небольшой фрагмент, который обсуждает на ВЭФ с девелоперами: будем строить микрорайон Владивостока на 300 тыс. человек за пределами его административных границ, название дадим как у вакцины, которую, похоже, ему недавно сделали, а главное там деньжищи, которые можно будет вытащить из бюджета. – Вот собственно мотив и логика, лежащие в основе многих принимаемых решений. И не приходит в голову, что в радиусе одной тысячи километров вокруг Владивостока 300 млн. человек, где города, каждый из которых с населением больше численности всего Дальнего Востока, что между нашими на этом фоне небольшими Владивостоком и Хабаровском важно прекратить бессмысленную конкуренцию, наладить кооперационные связи, развивая и усиливая в каждом из них те функции, которые исторически, географически, по инфраструктуре присущи им. А прежде чем договариваться с застройщиками, следует на законодательном уровне решить вопрос об агломерации, а ещё раньше понять самим – какие задачи с расчётом на перспективу могут быть решены в процессе агломерирования. Одна из этих задач связана с развитием портовой инфраструктуры, вынесения портовых мощностей с полуострова, и размещение на порядок больших мощностей на противоположных берегах залива Петра Великого. А другая задача на более отдаленную перспективу – начать последовательное формирование Мирового (глобального) города на основе Владивостока, способного обеспечивать прочные связи между Россией, Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом.

Именно это стоит рассматривать в качестве разделов Национальной программы развития Дальнего Востока, и это могло бы стать центральным вопросом повестки дня Восточного экономического форума, потому что Востоком овладеть можно, только понимая отдалённое будущее.

Юрий АВДЕЕВ, ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН, кандидат экономических наук

Юрий Алексеевич АВДЕЕВ Фото PrimaMedia

Фото и иллюстрации – из архива автора и из свободного доступа сети интернет

понедельник, 19 июля 2021 г.

Интеграция: перезагрузка в рамках Консорциума

В 2015 году Дальневосточный федеральный университет, институты Дальневосточного отделения Российской академии наук и исследовательские учреждения других ведомств договорились об объединении усилий в области подготовки специалистов высокой квалификации по приоритетным направлениям модернизации и технологического развития российской экономики, проведения совместных исследований и развития инновационной деятельности по приоритетным и критическим направлениям науки, технологий и техники в Российской Федерации.

С этой целью был создан научно-образовательный кластер – консорциум организаций, предметом деятельности которого является объединение возможностей, ресурсов и интеллектуального потенциала участников для подготовки высококвалифицированных специалистов, проведения научных исследований, последовательного развития высоких технологий и внедрения их в реальный сектор экономики; содействие участникам Консорциума в осуществлении производственной, научной и образовательной деятельности в рамках реализации совместных научно-практических, производственных и образовательных программ.

 Фото: ДВФУ

Прошло шесть лет с момента подписания соглашения о создании Консорциума «Интеграция», и сегодня мы беседуем о путях развития и необходимости сотрудничества науки и образования с Борисом Львовичем РЕЗНИКОМ, советником директора Школы естественных наук (ШЕН ДВФУ), учёным секретарём Консорциума, доктором физико-математических наук, профессором и Сергеем Петровичем КРЫЖАНОВСКИМ, заместителем председателя Дальневосточного отделения РАН, доктором медицинских наук, профессором.

С.П. КРЫЖАНОВСКИЙ и Б.Л. РЕЗНИК

О том, как исторически складывалось взаимодействие академических учреждений с ведущими вузами, рассказал Борис Львович Резник:

– Удивительно, но нынешняя ситуация с Консорциумом напоминает события, происходившие четверть века тому назад. Напомню некоторые из них. В 1996 году президент РФ Б.Н. Ельцин подписал указ «О государственной поддержке интеграции высшего образования и фундаментальной науки». В развитие этого указа в сентябре 1996 года вышло постановление правительства РФ, подписанное В.С. Черномырдиным. Если мы посмотрим на цели и задачи этой федеральной целевой программы, то увидим, что важнейшие целевые показатели нам знакомы. Среди них – развитие фундаментальных исследований, выполняемых совместно учёными РАН и высшей школы, способствующих обеспечению научной и экономической независимости, безопасности государства, повышения его научного потенциала. Повышение качества фундаментального образования, основанного на традициях отечественной системы высшего профессионального образования. Развитие уникальных научных школ и участие студентов, аспирантов и преподавателей в разработке проблем фундаментальной и прикладной науки непосредственно в лабораториях научных институтов РАН. Развитие совместных фундаментальных исследований, поддержка экспедиционных и полевых исследований и так далее.

Напомню, что после принятия этой программы большая часть проектов взаимодействия вузов Приморского края и всего Дальнего Востока с Дальневосточным отделением РАН пришла от ДВГУ. Слово «консорциум» тогда активно не использовалось, но здесь, на Дальнем Востоке, во Владивостоке мы создали то, что не предусматривалось в организационном плане самой программой, – Дальневосточный региональный совет федеральной целевой программы. Нужно сказать, в руководство Совета федеральной целевой программы, который был официально утверждён на основании постановления правительства, вошли два сопредседателя: В.Г. Кинелёв, министр общего и профессионального образования РФ и академик Ю.С. Осипов, президент РАН. Два заместителя: академик А.А. Гончар, вице-президент РАН и А.Н. Тихонов, первый заместитель министра общего и профессионального образования РФ. В сам Совет от Дальнего Востока вошли академик Г.Б. Еляков, председатель ДВО РАН и В.И. Курилов, ректор ДВГУ, доктор юридических наук, профессор.

Так вот, Совет федеральной целевой программы – официальный орган, утверждённый правительством. Дальневосточный региональный совет, который мы создали, мы сделали по своей инициативе, в целях лучшей организации совместной проектной деятельности. Этот Совет сыграл очень большую роль в дальнейшей успешной деятельности программы на региональном уровне. Его возглавили Г.Б. Еляков и В.И. Курилов, и было два заместителя председателя – академик В.И. Сергиенко, бывший тогда заместителем председателя ДВО РАН, и я, Б.Л. Резник, тогда тоже зампредседателя – проректор ДВГУ по научной работе. Совет включал директоров академических институтов, ректоров вузов, всего 25 человек.

По всем направлениям деятельности федеральной программы были созданы научно-консультационные группы. Например, по развитию и поддержке системы совместных учебно-научных центров, филиалов университетов и кафедр с координаторами – членом-корреспондентом РАН В.Ю. Глущенко, членом-корреспондентом РАН В.Г. Лифшицем, В.И. Высоцким, доктором химических наук, профессором. В группе поддержки экспедиционных полевых исследований руководителями-координаторами были академики А.И. Ханчук и В.Л. Касьянов. По каждому направлению – хорошо знакомые, известные фамилии выдающихся учёных. Этот орган мы создавали с целью консолидации усилий, подобные задачи ставит сегодня перед собой и нынешний Консорциум.

Если проводить аналогии, то функции созданного тогда Дальневосточного регионального совета сейчас выполняет Совет Консорциума.

Чего мы в результате добились? Когда был объявлен конкурс проектов в сентябре-октябре 1996 года, а программа стартовала с 1997 года, нужно было по этим направлениям подавать совместные проекты. Условие было простое: один академический вуз – один академический институт, и дальше – любые комбинации: два университета – три академических института и так далее, главное условие, чтобы были представлены обе стороны. Совет и рабочие группы при нём были призваны к тому, чтобы отобрать проекты, а затем сформировать из них укрупнённые и перспективные. Эта большая работа была проведена, а её результаты поразили не столько нас, сколько коллег из центральных регионов России, о чём говорил генеральный директор программы, академик В.П. Шорин.

После подведения первых итогов оказалось, что Владивосток по объёму финансирования выигранных проектов вышел на четвёртое место в России. Впереди оказались только Москва, Санкт-Петербург и Новосибирск, с которыми мы не могли конкурировать даже просто по числу научных институтов и учебных заведений. Был ещё один важный параметр, по которому мы стали первыми в России: здесь, во Владивостоке выиграли 64% проектов от всех нами поданных. Это сильный результат, такого больше нигде не было.

Через год после успешного старта программы нами уже было немало сделано. Вскоре, с инспекторской целью Владивосток посетила дирекция программы во главе с Владимиром Павловичем Шориным, побывала в институтах Дальневосточного отделения РАН, в университете. На собрании в администрации Приморского края Владимир Павлович сказал, что он со спокойным сердцем возвращается в Москву, потому что теперь у него есть внутренняя уверенность в успехе программы. Он посмотрел, как энергично, с энтузиазмом развивается наука в институтах ДВО РАН, как эффективно выстроены связи с университетами, и пришёл к заключению, что такое мало где есть, а это дорогого стоит.

Борис Львович показывает постановление, принятое региональным Советом, сопровождающее 18 укрупнённых конкурсных проектов, отправленных в Москву. Среди них, например, такие: «Развитие и поддержка объединённого учебно-научного центра наук о жизни на базе подразделений Дальневосточного университета и Институтов ДВО РАН», «Учебно-научный центр исследований ресурсов и мониторинга Тихого океана», «Дальневосточный учебно-научный центр «Порошковоя металлургия, композиционные материалы и защитные покрытия», базовый физико-технический факультет ДВО РАН в ДВГУ, который возглавил В.Г. Лифшиц. Сегодня – одна из наиболее успешных структур в Школе естественных наук ДВФУ.

Это уже стало историей.

Спустя время, председателем ДВО РАН В.И. Сергиенко и ректором ДВГУ В.И. Куриловым было принято решение о создании научно-образовательного центра «Медицинская физика» и открытии очень востребованной специальности – медицинская физика. Развитие этой программы поддерживалось, в том числе, усилиями Сергея Петровича Крыжановского, руководителя Медобъединения ДВО РАН, который стал руководителем НОЦ, и Бориса Львовича Резника, проректора ДВГУ. НОЦ «Медицинская физика» располагался на базе ДВГУ (ул. Суханова, 8) и МО ДВО РАН. Было приобретено передовое медицинское оборудование общей стоимостью около 100 млн руб., в том числе компьютерный томограф «Siemens». В Медобъединении работали лаборатории, студенческие классы, университет вложил ресурсы для ремонта этих помещений.

К всеобщему сожалению, многообещающие начинания были «убиты», а работы – свёрнуты в тот момент, когда дело интеграции вузов и фундаментальной науки в стране было на подъёме. К управлению образованием пришли люди с иными установками, программа была закрыта, дело – порушено. Очень жаль, ведь интеграция была реальной, а эффект от неё – положительным. Схема работы была проста и прозрачна – подготовьте совместный проект, защитите его, получайте финансирование и работайте!

Прошло время, «наверху» сменились приоритеты, а участники той интеграции оказались вновь востребованы сегодня. Среди них – Борис Львович, Сергей Петрович – те, кто помнят, знают, как это было и могут сравнить с тем, что происходит сейчас.

Сегодня интеграция востребована, как и в прежние годы. При утверждении в 2015 году программы развития Дальневосточного федерального университета, в частности, опыт Школы естественных наук взяли за основу, поскольку у неё были наиболее широкие связи с академическими институтами и опыт совместной деятельности. Многие из членов нашего отделения РАН руководили теми либо иными направлениями, или самими школами. С момента основания Школы естественных наук директором ШЕН был В.И. Сергиенко, руководителем физического кластера – академик Ю.Н. Кульчин, математического – академик М.А. Гузев, биологического – академик А.В. Адрианов, наук о Земле – академик Г.И. Долгих. Приоритетным направлением развития биомедицины руководил С.П. Крыжановский.

Консорциум «Интеграция» 17 апреля 2015 года. Фото: ДВФУ

– Каждое из направлений включало две составляющих. Например, в медицине приоритетное направление развития определяла экспертная группа, разрабатывавшая стратегию развития, в сотрудничестве со школой, работающей в этом же направлении. Школой биомедицины руководил Ю.С. Хотимченко, доктор биологических наук, профессор, а приоритетным направлением развития биомедицины в ДВФУ – я, – пояснил Сергей Петрович.

В 2012 году председателем ДВО РАН В.И. Сергиенко и ректором ДВФУ В.В. Миклушевским было подписано соглашение о сотрудничестве, в рамках которого был определён ряд предложений по ключевым направлениям развития. Это был первый в современной истории ёмкий договор, связывающий науку и образование в рамках сотрудничества.

Далее появляется единый научно-образовательный кластер – Консорциум «Интеграция». 17 апреля 2015 года 15 ведущих научно-исследовательских учреждений Дальнего Востока подписали соглашение о создании Консорциума. Объединиться и усилить кооперацию с целью подготовки высококвалифицированных специалистов и развития приоритетных исследовательских направлений договорились Дальневосточный федеральный университет, научные подразделения Дальневосточного отделения РАН: Институт прикладной математики, Институт автоматики и процессов управления, Институт проблем морских технологий, Институт химии, Тихоокеанский институт биоорганической химии им. Г.Б. Елякова, Биолого-почвенный институт, Ботанический сад-институт, Институт биологии моря им. А.В. Жирмунского, Дальневосточный геологический институт, Тихоокеанский институт географии, Тихоокеанский океанологический институт им. В.И. Ильичёва, Медицинское объединение, Научно-образовательный комплекс «Приморский океанариум», а также Дальневосточный региональный научно-исследовательский гидрометеорологический институт, Приморское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.

Консорциум «Интеграция». Фото: ДВФУ

Участники Консорциума сконцентрировали свои усилия на крупных долгосрочных междисциплинарных проектах, проведении совместных исследований по прорывным направлениям, создании новых образовательных программ в ДВФУ. Были объединены интеллектуальные ресурсы, совместно использовались имеющаяся материально-техническая и лабораторно-аналитическая база. Как и планировалось, произошло увеличение числа ведущих учёных академических институтов, вовлечённых в преподавательскую работу в ДВФУ. Присоединиться к Консорциуму могли и смогут и другие научно-исследовательские организации, а также производственные предприятия и компании. Используя положительный опыт прежних лет, Консорциум вывел на новый уровень многолетнее продуктивное сотрудничество Дальневосточного федерального университета с академическими институтами региона.

В 2020 году на уровне правительства РФ был принят ряд крупных федеральных конкурсных программ таких, к примеру, как создание научно-образовательных центров мирового уровня и научных центров мирового уровня, а также обсуждалось объявление конкурса по программе развития лидирующих университетов. Все эти программы явно или не явно были проникнуты идеями создания консорциумов университетов и научных организаций для решения поставленных правительством задач. Это также послужило важным стимулом для активизации деятельности Консорциума «Интеграция» и определённой перестройки в управлении им. Для решения накопившихся вопросов сопредседатели Совета Консорциума председатель ДВО РАН В.И. Сергиенко и ректор ДВФУ Н.Ю. Анисимов собрали Совет Консорциума.

Неподдельный интерес со стороны университета подчёркивался и тем, что Совет Консорциума, созванный для переоформления документов, изменения состава Совета и других целей, был собран 27 ноября 2020 года в Красном зале ДВО РАН. Это было вскоре после известного ледяного дождя. Мост был закрыт, и ректор ДВФУ приехал на заседание на пароме, как и руководители университета, проректоры, директора школ ДВФУ, живущие на острове Русский. Это подчёркивает важность проводимого мероприятия, как и показывает отношение к сотрудничеству высшей школы и науки. Тогда собралось много инициативных людей, были приняты важные решения.

Структура Совета Консорциума насчитывает 44 человека. Сопредседатели Совета – председатель ДВО РАН и ректор ДВФУ, в его состав входят директора научных институтов всех организаций-учредителей Консорциума. Привлечены новые участники: Тихоокеанский государственный медицинский университет, Научно-исследовательский институт эпидемиологии и микробиологии им. Г.П. Сомова, Федеральный научный центр агробиотехнологий Дальнего Востока им. А.К. Чайки. На сегодняшний момент в составе Консорциума – 19 организаций-участников. Поскольку 44 человека собирать для решения оперативных вопросов затруднительно, было создано бюро Совета Консорциума в составе девяти человек, среди них – наши сегодняшние собеседники – С.П. Крыжановский и Б.Л. Резник. Члены бюро активно работают: еженедельно обсуждают текущие вопросы и принимают по ним решения, занимаются подготовкой проектов.

Интересно отметить, что успешные выпускники созданного в «первом раунде» интеграции почти четверть века назад физико-технического факультета ДВГУ – ДВО РАН, доктора физико-математических наук – А.С. Самардак, в качестве проректора по научной работе ДВФУ, и А.В. Огнев, в качестве заместителя проректора, директора ШЕН ДВФУ, вошли в «университетскую фракцию» бюро Совета Консорциума и самым активным образом развивают его деятельность, внося многие интересные предложения и инициативы. Что касается «академической фракции», то председатель ДВО РАН В.И. Сергиенко всегда был и остаётся последовательным сторонником интеграции, поэтому и заместители председателя занимаются работой в этом направлении, исходя не только из должностных обязанностей, а понимая всю важность этого направления.

– Термин «Интеграция» в названии Консорциума появился несколько позже, но он точно характеризует те задачи, которые мы ставим перед собой, – заметил заместитель председателя ДВО РАН С.П. Крыжановский. – Совет Консорциума – важная и значимая структура для принятия решений, бюро – рабочий инструмент. Мы внесли некоторые изменения в те направления, которые должны развиваться в рамках Консорциума. Они были обозначены как дивизионы, при которых созданы рабочие группы, осуществляющие функции экспертных. Причём договорились о том, что они будут создаваться на паритетной основе, где примерно половина сотрудников будет представлена из научно-исследовательских институтов по профилю деятельности, половина – из Дальневосточного федерального университета. Договорились о том, что часть дивизионов будет возглавляться сотрудниками академии, часть – сотрудниками университета, директорами школ, проректорами. Эта наша договорённость строго соблюдается в повседневной работе. Паритетный принцип – важное условие достижения успеха в нашей работе.

Начиная с весны этого года, мы провели встречи с семью дивизионами и их рабочими группами из восьми. Обсуждали проблемы определения стратегии развития дивизионов по тем или иным направлениям деятельности Консорциума, вопросы создания рабочих групп, совместное участие научно-исследовательских институтов и школ университета в формировании образовательных программ, вопросы организации углублённых совместных научных исследований, выполняемых совместно школами университета и научно-исследовательскими институтами.

Весной этого года ректор ДВФУ был избран руководителем регионального Российского общества «Знание». Это ещё одно дополнительное направление к основным, разработанным нами ранее.

На встрече с председателями Советов молодых учёных ДВО РАН и ДВФУ мы договорились, что и молодые учёные подключатся к этой работе, а их представители вошли в состав экспертных групп.

Фото: ДВФУ

Сергей Петрович считает, что на сегодняшний день работа выстроена оптимально. Её участники от ДВФУ – это школы, кафедры и лаборатории, от ДВО РАН – институты и научно-исследовательские лаборатории. Это совместные программы и проекты по взаимодействию между вышеперечисленными структурами, это молодые учёные и Российское общество «Знание». Таким образом, будет обеспечена высокая активность деятельности по перечисленным направлениям, а ещё – публикационная деятельность, совместная работа и выпуск монографий, совместные образовательные проекты, – всё это стало важным направлением деятельности университета и Дальневосточного отделения РАН.

С.П. Крыжановский перечислил некоторые из направлений, которые были реализованы или планируются к реализации в ближайшее время. Это – «Live с академиком» – новая форма работы учёных с молодёжью. В её рамках выступили академики Ю.Н. Кульчин, Г.И. Долгих, член-корреспондент РАН П.В. Крестов. Ещё одно направление работы, где привлекались сотрудники академических институтов, – «Научная перемена», когда в течение 20-30 минут специальные технологии представляют информацию для молодёжи – обучающихся студентов. Следующее направление – «Деловой завтрак», организованное по инициативе проректора по науке ДВФУ А.С. Самардака, доктора физико-математических наук, профессора. На «завтраке» встречается одновременно 25-30 молодых учёных и людей, заинтересованных в участии научных исследований, – представители ДВО РАН. В частности, в этом проекте принимали участие члены-корреспонденты РАН Н.Н. Крадин и Д.Л. Аминин. Это интересное направление также вызывает взаимодействие между молодыми исследователями и учёными, достигшими серьёзных результатов. Ещё один вид деятельности – «Учёные в школу», программа, принятая по инициативе университета, к которой активно подключились сотрудники ДВО РАН. Есть ряд других перспективных направлений, которые члены Совета Консорциума договорились реализовывать. Например, это проект «Мансарда» на площадке Пушкинского театра, основной целью которого является популяризация науки и подготовка публичных лекций для жителей города Владивостока; выступление лауреатов премии имени выдающихся учёных Дальневосточного отделения РАН перед школьниками, студентами и аспирантами; активное привлечение Совета молодых учёных к целому ряду научно-исследовательских направлений, – это участие представителей Совета молодых учёных в работе дивизионов, рабочих групп. Совместно с Советом молодых учёных принято решение проведения в октябре месяце на площадке ДВФУ совместно с ДВО РАН Слёта молодых учёных Дальнего Востока. Такое крупное мероприятие произойдёт впервые, сейчас к нему начата подготовка. Думается, что это событие также станет интересной формой сотрудничества и взаимодействия между молодыми учёными всего Дальневосточного федерального округа.

Помимо ДВФУ неплохо выстроены отношения ДВО РАН с другими вузами: Тихоокеанским государственным медицинским университетом (ректор В.Б. Шуматов, доктор медицинских наук, профессор вошёл в состав бюро Совета Консорциума), Владивостокским институтом экономики и сервиса (ректор Т.В. Терентьева, доктор экономических наук, профессор). Ряд вузов заинтересованно рассматривает возможность взаимодействия с Дальневосточным отделением РАН. Председатель ДВО РАН является постоянным участником Совета ректоров Приморского края, есть в плотном графике у В.И. Сергиенко время для взаимодействия с ректорами высших учебных заведений, с которыми он встречается, обсуждает вопросы, связанные с образовательной деятельностью, совместным проведением научных исследований, участием в программах, реализацией проектов, одним словом, всеми нужными и важными делами, которые могут быть осуществлены в результате совместной деятельности.

Сейчас решается вопрос о более тесном активном взаимодействии с администрацией Приморского края в области науки и образования. Руководители Консорциума стараются максимально активно работать не только в образовательной, научной сферах, но и шире использовать возможности законодательной власти, для того чтобы новые и современные «движения» появились в формах взаимодействия с высшими учебными заведениями.

Несмотря на непростую ковидную ситуацию, последние полтора года для Консорциума были достаточно эффективными и результативными. Руководители единого научно-образовательного кластера очень рассчитывают, что такая форма взаимодействия будет продолжаться и в дальнейшем. И это будет уже другая история.