среда, 30 сентября 2020 г.

В.В. ЮШИНУ – 60! «Ему удалось не только сохранить традиции лаборатории, но и приумножить её успехи»

Владимир Владимирович ЮШИН

В этом году исполнилось 60 лет члену-корреспонденту РАН, доктору биологических наук, главному научному сотруднику, научному руководителю лаборатории эмбриологии Национального научного центра морской биологии им. А.В. Жирмунского ДВО РАН Владимиру Владимировичу ЮШИНУ.

Владимир Владимирович родился 30 мая 1960 года в городе Пермь, вскоре после его рождения семья перебралась в город Новочеркасск Ростовской области, здесь в 1977 году Володя окончил среднюю школу. В его аттестате была всего одна четвёрка. Стать учёным-биологом решил задолго до окончания школы, потому подал документы на биологический факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Отбор абитуриентов в МГУ был жёстким, поступить удалось лишь со второго раза, а в биографии добавилась строка: «в 1977-1978 годах работал электрослесарем первого разряда на Новочеркасской ГРЭС». В университете был бессменным старостой группы.

В 1983 году, с отличием окончив университет, по распределению направлен стажёром-исследователем в Институт биологии моря ДВО РАН, в лабораторию, которой в течение нескольких лет руководил Владимир Васильевич Малахов. Встретить своего Учителя – это большая удача для начинающего исследователя. Для Юшина таким Учителем с большой буквы стал В.В. Малахов, ныне заведующий кафедрой зоологии беспозвоночных МГУ им. М.В. Ломоносова, академик РАН, доктор биологических наук, профессор. Именно под его руководством Юшин начал заниматься нематодами, выполнил курсовую и дипломную работы, прошёл институт стажера-исследователя и в 1989 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Сравнительный анализ ультраструктуры кутикулы свободноживущих морских нематод».

После возвращения В.В. Малахова в Москву лаборатория сравнительной морфологии снова вошла в состав лаборатории эмбриологии под руководством Владимира Леонидовича Касьянова. В составе лаборатории В.В. Юшин продолжил исследования ультраструктуры нематод и в 2001 году защитил докторскую диссертацию «Ультраструктурные аспекты гаметогенеза и гистогенеза свободноживущих морских нематод».

Вскоре В.Л. Касьянов, который в то время уже был директором института, предложил Юшину возглавить лабораторию эмбриологии. Созданная академиком Касьяновым лаборатория представляла собой успешно работающую, сплочённую команду сотрудников, научные интересы которых были сосредоточены на биологии размножения и развития морских организмов, в первую очередь двустворчатых моллюсков и иглокожих.

Лаборатория, недавно отметившая свое 47-летие, уже без малого 20 лет работает под руководством Владимира Владимировича Юшина. В составе лаборатории – четыре доктора и пятнадцать кандидатов биологических наук, в год публикуется порядка 30 статей в самых популярных биологических журналах, входящих в базу Web of Science, заметно расширился спектр объектов и методов исследования, регулярно проходят лабораторные семинары (в сентябре 2020 года проведён юбилейный, девятисотый). Без сомнения, нынешнему руководителю удалось не только сохранить традиции лаборатории, но и приумножить её успехи.

В 2008-м Владимир Владимирович Юшин избран членом-корреспондентом РАН. В настоящее время он известен как специалист в области микроскопической анатомии и эмбриологии морских беспозвоночных, в первую очередь нематод, автор порядка 80 статей, опубликованных в отечественных и международных журналах, участник многих конференций, симпозиумов и конгрессов, посвящённых нематодам и биологии развития.

За годы своей научной деятельности он исследовал строение и развитие свободноживущих морских нематод, изучил основные типы строения кутикулы представителей этой группы и описал эволюционные пути ее развития. В настоящее время его научный интерес сосредоточен на ультраструктуре сперматозоидов нематод и возможности использования полученных данных для филогенетического анализа группы. В.В. Юшин с соавторами описали феномен диморфизма спермиев нематод, доказав, что биологическое значение диморфизма уникально в каждом конкретном случае. Владимир Владимирович – соавтор описания нескольких новых для науки видов нематод. Однако его научные интересы не ограничиваются только этой группой морских беспозвоночных; он автор ряда статей, посвящённых головохоботным, двустворчатым моллюскам, форонидам, иглокожим и полухордовым.

Вместе с учёными из Бельгии, Вьетнама, Германии, США и Японии Владимир Владимирович участвует в международных проектах. На протяжении нескольких лет был президентом Российского общества нематологов, в 2003-м организовал и провёл во Владивостоке V Международный нематологический симпозиум. Член редколлегий научных журналов «Биология моря», «Invertebrate Zoology», «Invertebrate Reproduction and Development», «Russian Journal of Nematology». Много внимания Владимир Владимирович уделяет воспитанию молодых специалистов, руководит подготовкой аспирантов как в России, так и за рубежом.

Владимир Владимирович – человек увлечённый и увлечённый не только наукой. Его хобби – рок-музыка, собранная им коллекция винила увеличивается с каждым годом, он следит за новинками литературы и по доброй традиции дарит книги сотрудниками лаборатории в день их рождения, а 500 рецептов семейной кухни, когда-то подаренные ему мамой, Юлией Ивановной, сделали его хорошим кулинаром. И при этом остается руководителем большой лаборатории, администратором, который не давит своим авторитетом и, не требуя неукоснительного соблюдения дисциплины, организует работу сотрудников так, чтобы они могли максимально реализовать свои возможности.

Мы желаем Владимиру Владимировичу счастья, здоровья, успехов в работе и жизни, новых открытий и достижений.

Коллектив лаборатории эмбриологии ННЦМБ ДВО РАН

Фото Леонида МАКОГИНА

понедельник, 14 сентября 2020 г.

Преданность цели


Замечательные дальневосточники

Стресс – это аромат и вкус жизни.
Поскольку стресс связан с любой деятельностью,
избежать его может лишь тот, кто ничего не делает.
Но кому приятна жизнь без дерзаний, без успехов, без ошибок?
Ганс Селье

Олег Иванович КИРИЛЛОВ (1.02.1937 – 14.08.2020) – учёный-фармаколог, всю трудовую деятельность отдал Приморскому краю российского Дальнего Востока сначала в качестве врача-терапевта в больнице порта Находка и затем в течение пятидесяти пяти лет был занят научной деятельностью в Дальневосточном отделении Российской академии наук, ранее: ДВФ СО АН СССР – Дальневосточный филиал Сибирского отделения Академии наук Союза Советских Социалистических Республик (1958 – 1970), ДВНЦ АН СССР (1970 – 1986), ДВО РАН СССР (1987 – 1991), с декабря 1991 года – ДВО РАН.

Олег Иванович КИРИЛЛОВ

Биография О.И. Кириллова сложна, под воздействием многих жизненных ситуаций формировался его характер, складывались убеждения и мировоззрение. Основные этапы его жизни и научной деятельности свидетельствуют о неординарной личности Олега Ивановича.

Становление

Олег Иванович Кириллов родился 1 февраля 1937 года в посёлке Бор Горьковской (ныне Нижегородской) области в семье военврача Ивана Герасимовича Кириллова. Мама – Любовь Васильевна была домохозяйкой, воспитывала троих детей: сыновей Игоря, Олега и дочь Людмилу.

Войну семья встретила в Вильнюсе. Иван Герасимович с госпиталем был в первый же день войны эвакуирован, детей удалось переправить в Горьковскую область. Любовь Васильевна в Вильнюсе попала в плен. Майор медицинской службы И.Г. Кириллов погиб в 1942 году.

Родственники определили старшего сына Игоря в специализированное военно-учебное заведение для молодёжи школьного возраста. Олег, мальчик шести лет, и его сестра четырёх лет были определены в Елабужский детский дом Татарской АССР (1943 – 1946). Постановлением Совета министров СССР № 982 г. от 14 сентября 1943 года были образованы специальные детские дома для детей сирот, родители которых погибли при защите Родины. В детском доме находилось около 200 человек. Детский коллектив не был организован, не дисциплинирован, имели место побеги, группа детей из 12 человек занималась грабежом.

Субтильному Олегу нелегко было выжить в этих условиях. Выход один – больше знать, удивить и увлечь интересными историями, быть арбитром в споре – и это в 6-9 лет.

Олег КИРИЛЛОВ – крайний слева, 1949 г.

Олег учился легко, читал много научной и технической литературы, но увлечён был путешествиями. Сокрушался, что новые земли уже открыты. Но мудрая классный руководитель Анна Ивановна Наумова заметила, что, действительно, новые земли открывать опоздал, а вот обнаруживать и осваивать новые природные богатства – перспективная задача для молодых людей. Окончил школу с серебряной медалью, поступил в Горьковский медицинский институт с мыслью изучать лекарственные растения Дальнего Востока.


Горьковский медицинский институт, где учился Олег Иванович в 1954 – 1960 гг., считался в те годы одним из престижных медицинских вузов СССР. Познакомившись с направлениями студенческих работ на разных кафедрах, предпочёл научную работу на кафедре терапии, заинтересовавшись диагностикой внутренних болезней. Работал увлечённо, опубликовал несколько научных работ. Инициативный, с широким кругозором и аналитическим складом ума студент активно участвовал в общественной жизни института. Энергичному Олегу хватало времени на многое: студент-отличник, член Комитета ВЛКСМ института и области, корреспондент областной комсомольской газеты «Ленинская смена», участник нескольких кампаний студенческих отрядов Горьковского медицинского института в освоении целинных земель Казахстана, награждённый значком ЦК ВЛКСМ и правительственной медалью «За освоение целинных земель».

О.И. КИРИЛЛОВ на целине, 1956 год

1960 год – распределение. К этому времени Олег Кириллов уже женат на выпускнице Горьковского педагогического института Наталье Борисовне Сперанской. Оба изъявляют желание работать на Дальнем Востоке: он – в качестве «врача-лечебника», она – «учителя истории и географии».

Н.Б. КИРИЛЛОВА, О.И. КИРИЛЛОВ и Ю.И. ДОБРЯКОВ. Приморский край, 1966 год

Горьковский медицинский институт выходит с ходатайством в отдел кадров Сектора распределения молодых специалистов Министерства здравоохранения РСФСР о распределении О.И. Кириллова в Приморский краевой отдел здравоохранения, дав ему отличную характеристику.

Путь учёного

Распределившись в Находку, О.И. Кириллов сочетал работу в стационаре с поликлиническим приёмом, штудировал учебники, не считаясь с личным временем, осваивал сестринские медицинские манипуляции и опыт старших коллег, изучал психологию пациентов. На втором году пришёл опыт работы и признание пациентов, но огорчало бессилие перед хроническими заболеваниями: можно было снять острую боль, временно улучшить соматическое состояние, но не вылечить… Механизмы возникновения и развития большинства хронических болезней ясны, но как замедлить их прогрессирование?

На втором году работы в больнице в краевой газете «Красное знамя» Олег Иванович прочёл интервью с доктором медицинских наук И.И. Брехманом о его интересе к лекарственным растениям Дальнего Востока и решился на поездку во Владивосток для знакомства с профессором.

Встреча состоялась, знания о лекарственных растениях, идеи их применения, познания молодого врача в нозологии впечатлили И.И. Брехмана – у него в ту пору было несколько аспирантов, но, имеющего своё видение и план научной работы, повстречал впервые. Взять О. Кириллова в аспирантуру не удалось (опоздал по срокам), он был зачислен в лабораторию растительного сырья только что созданного Биолого-почвенного института ДВФ СО АН СССР старшим лаборантом, через полгода переведён на должность младшего научного сотрудника.

Своей научной судьбой Олег Иванович Кириллов обязан Израилю Ицковичу Брехману, Николаю Васильевичу Лазареву и Гансу Селье.

Израиль Ицкович БРЕХМАН

Израиль Ицкович Брехман (1921-1994) – доктор медицинских наук, профессор, фармаколог, выпускник Военно-морской медицинской академии им. С.М. Кирова, участник Великой Отечественной войны. В 1957 году подполковник медицинской службы демобилизовался и возглавил лабораторию фармакологии в отделе физиологии и биохимии растений при Президиуме ДВФ СО АН СССР. С февраля 1962 года под названием «лаборатория лекарственного сырья» она вошла в состав Биолого-почвенного института.

И.И. Брехман первым в мире дал научное обоснование применению женьшеня в медицине, провёл скрининг биологической активности других представителей семейства Аралиевых. В результате разносторонних исследований элеутерококка усилиями коллектива И.И. Брехмана, врачей-энтузиастов Тихоокеанского флота, сотрудников ряда медицинских учреждений Дальнего Востока в 1962 году экстракт элеутерококка был утверждён Фармакологическим комитетом Министерства здравоохранения СССР к использованию в практической медицине.

Николай Васильевич ЛАЗАРЕВ

Николай Васильевич Лазарев (1895-1974) – доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель наук РСФСР, всемирно известный токсиколог и фармаколог, создатель учения о СНПС (состоянии неспецифической повышенной сопротивляемости) организма и концепции адаптогенов. Для координации многочисленных исследований женьшеня в 1949 году по инициативе Николая Васильевича при Президиуме ДВФ АН СССР был создан Женьшеневый комитет. Большой интерес он проявлял к исследованиям по элеутерококку и в 1959 году представил экстракт элеутерококка на рассмотрение Фармакологической комиссии Ленинградского горздравотдела, который разрешил клиническую проверку препарата. Николай Васильевич привлёк к элеутерококку внимание Всесоюзного объединения «Медэкспорт», в результате чего экстракт элеутерококка (не сырьё!) экспортировался в 15 стран. Внедрением препаратов женьшеня и элеутерококка в медицинскую практику дальневосточники обязаны Н.В. Лазареву.

Ганс СЕЛЬЕ

Ганс Селье (Hans Hugo Bruno Selye, 1907-1982) – врач, патофизиолог с мировым именем, основоположник учения о стрессе. В 1945-1976 годы он – директор Института экспериментальной медицины и хирургии Монреальского университета. Вышедшая в 1960 году в журнале «Nature» статья «A Syndrome produced by diverse nocuous agents» познакомила биологов и медиков с концепцией стресса и оказала существенное влияние ряд медико-биологических исследований в разных странах.


Устойчивость организма к действию различных раздражителей – основная проблема медицины. Заняться решением некоторых аспектов этой проблемы решил Олег Иванович. Научное изучение средств, повышающих неспецифическую устойчивость организма, началось после работ Ганса Селье и Н.В. Лазарева. Одним из первых фармакологов, включившихся в решение этой проблемы, был Олег Иванович. Его работы на экспериментальных моделях стресса дали толчок к пониманию некоторых механизмов адаптогенного действия элеутерококка. Элеутерококк проявлял стресс-лимитирующее действие, продлевал стадию резистентности, ограничивая гипертрофию надпочечников, инволюцию тимуса, эрозивное поражение желудка. На основании полученных данных О.И. Кирилловым была написана кандидатская диссертация «Изучение некоторых механизмов адаптогенного действия элеутерококка» и успешно защищена в Томске (1964 г.). По материалам диссертации была написана и издана монография «Опыт фармакологической регуляции стресса» (Владивосток,1966). На многих кафедрах патофизиологии мединститутов эта маленькая монография в сто страниц была настольным пособием: в пору отсутствия интернета и нехватки реферативных журналов она давала первичные знания о стрессе и адаптогенах. Работы О.И. Кириллова и И.В. Дардымова стали фундаментом знаний об элеутерококке, что привело к активному его использованию в различных сферах медицины, животноводства, ветеринарии, пищевой промышленности, спорта. Тесные связи с учёными различных научных учреждений страны и врачами промышленной, спортивной, космической медицины способствовали широкому внедрению элеутерококка в практическую медицину.

О.И. КИРИЛЛОВ с препаратами из элеутерококка

     Но были поводы для огорчения. Элеутерококк успешно использовался в спортивной медицине при подготовке и восстановлении спортсменов различных видов спорта. В шестидесятых годах в СССР особое внимание было обращено на развитие научной работы в сфере физической культуры и спорта, привлечены были учреждения Академии наук СССР и Академии медицинских наук СССР. Всесоюзный НИИ физической культуры и спорта (директор А.В. Коробков) сотрудничал с коллективом И.И. Брехмана. Так, элеутерококк использовался в предолимпийской подготовке спортсменов на Всесоюзной Главной Олимпийской базе СССР, расположенной на высокогорном Цахкодзоре (Армения). В 1968 году в Гренобле (Франция) проходила Белая (Х Зимняя) олимпиада – личный проект Президента Франции Шарля де Голля. По разным причинам она оценена неудачной, но повод её запомнить был. Новшеством МОК (Международного олимпийского комитета) оказались допинг-контроль и тесты на гендерное соответствие женщин. Допинг обнаружить не удалось: 86 спортсменов, подвергшихся проверке, испытание прошли. Между тем МОК через несколько месяцев после олимпиады прислал в Институт биологически активных веществ вердикт: элеутерококк является допингом (позже это заключение было отвергнуто, и он официально в соответствии с Антидопинговым кодексом разрешён к применению в спортивной медицине). Это сообщение несколько охладило интерес к элеутерококку, но не у коллектива И.И. Брехмана.

     В шестидесятые годы адаптогенные свойства элеутерококка в основном изучали отечественные учёные. За рубежом интерес к элеутерококку появился только после двух публикаций: первая – Brekhman I.I., Kirillov O.I. Effect eleuterococcus on alarm-phase of stress // Life Sciences. 1969. Vol. 8, pt 1. P. 113-121; вторая – Brekhman I.I., Dardymov I.V. New substances of plant origin which increase nonspecific resistance // Annual Review of Pharmacology. 1969. Vol. 9. P. 419-430. И сегодня интерес к элеутерококку велик, в современной базе биомедицинских публикаций PubMed за последние пять лет представлено 106 научных статей, «послужной» список элеутерококка – 3500 библиографических источников.


     Наряду с работами по фармакологии элеутерококка Олег Иванович продолжал изучать морфологическую структуру надпочечников, которые являются органом-маркёром стресса. К 1973 году им получен солидный материал, опубликована монография «Клеточные механизмы стресса», Олег Иванович выходит на защиту докторской диссертации. В Томске успешно защищена диссертация, но… В ВАК поступило письмо с отрицательной характеристикой диссертационной работы (не «чёрных» оппонентов!) – и она не принята к рассмотрению. Между тем Олег Иванович не изменил своему научному интересу и, продолжив начатые исследования, убедился в правоте выводов прошлой работы, написал ещё две монографии на заданную тему: «Процессы клеточного обновления и роста в условиях стресса» (1977), «Стрессовая гипертрофия надпочечников» (1994). Актуальность изучения стрессовой гипертрофии надпочечников обусловлена увеличением значения хронического стресса в жизни современного человека. Докторская диссертация была защищена в 1996 году – О.И. Кириллову присуждена степень доктора медицинских наук.

     Авторитет Олега Ивановича у специалистов, изучающих стресс, СНПС, адаптацию, адаптогены был очень высок. Многолетняя рабочая дружба связывала его с Федором Ивановичем Фурдуем, Себастьяном Харлампиевичем Хардарлиу (Институт зоологии и физиологии, Кишинёв), Атко Аугустовичем Виру (Тартуский университет), Любовью Хаимовной Гаркави (Ростовский университет), с фармакологами коллектива Альберта Самойловича Саратикова (Томский медицинский институт). Вместе с доктором медицинских наук, полковником медицинской службы, единственным специалистом в космической кардиологии из Института медико-биологических проблем Минздрава СССР Олег Иванович написал монографию «Математический анализ изменений сердечного ритма при стрессе» (1984). Книга до сегодняшнего дня популярна среди специалистов прикладной физиологии, патофизиологии, клиницистов и имеет свыше 2900 цитирований.

     Фундаментальные работы Олега Ивановича о механизмах хронического стресса и методах поиска и тестирования стресс-лимитирующих лекарственных средств общепризнаны и актуальны сегодня. Пятьдесят пять лет трудовой деятельности в трёх институтах: Биолого-почвенный институт (1962-1964), Институт биологически активных веществ (позже Тихоокеанский институт биоорганической химии, 1964-1972), Институт биологии моря (1973-2016). Олег Иванович пережил реорганизацию государства, Российской академии наук, образования, медицины, института. Он прошёл путь от старшего лаборанта до заведующего лабораторией, получил звания и должности, учил студентов и аспирантов, способствовал профессиональному росту биологов и медиков Сибири и Дальнего Востока, создав Диссертационный совет по специальности 03.00.13 – физиология (биологические и медицинские науки). Моя цель – не воспроизвести послужной список О.И. Кирилова, а показать дело, которому он служил и которое ценно для теоретической и практической медицины.


Олег Кириллов! Каким он был

Олег любил людей, не чинясь, вёл разговоры с пассажирами в электричке, бабушками в деревне, продавцами на рынке, девочками на колхозном поле. Друзья, коллеги, малознакомые люди получали от Олега помощь в самых разных сложных жизненных ситуациях. Девять его диссертантов – свидетели тому, как много времени и внимания Олег Иванович уделял их работе, написанию и оформлению их диссертации, а затем – и самой процедуре защиты.

   В Олеге была житейская хитринка, он мог выдать колкую сентенцию или отпустить смущающую шутку, был незаменимым находчивым тамадой, с его участием любое застолье проходило веселее и ярче.

О.И. КИРИЛЛОВ на стройке здания Института биологии моря

Олег был способен на мелкое «хулиганство»: мог вскочить на стул и прочесть стишок:

Что за шум, что за гам,
Едет Рейфман по полям,
Он картошку на них собирает,
И все пятнышки на ней изучает.

И Москву забыл, и крайком,
И шабли с OC коньяком,
И театр, и милых подруг,
А «Potato virus Y» – eму лучший друг.

А в колхозах его люди ждут,
Вместе с ним по полям бредут,
Наблюдают листочки скрученные,
Палящим солнцем измученные.

(посвящено Владимиру Григорьевичу Рейфману – известному вирусологу из Биолого-почвенного института)

Или: заказывая номер для Игоря Васильевича Дардымова в гостинице Томска, он представил его как «известного атомщика», а в Кишинёве – племянника Анастаса Ивановича Микояна. По кишинёвской гостинице пошёл слух, что к ним заселяется сын Артема Ивановича Микояна, известного авиаконструктора. Встречу с наивысшим пиететом Игорь Васильевич принимал за норму, на его колоритном лице ни мускул, ни ус не дрогнули (он и сам был великим шутником).

Олег и его жена Наталья Борисовна были книгочеями, имели прекрасную библиотеку, удивляла в ней подборка томов серии «Жизнь замечательных людей» (ЖЗЛ). Олег любил, знал поэзию и сам увлеченно писал стихи.

Тучи

Тучи маются над лесом,
Нужен дождь земле и хлебу.
Тучам душно, тучам тесно-
И уже мало им небо.

Тяжелы они, как вата,
Тяжелы они, как латы,
Тяжелы они, как веко
У больного человека…

Но смиряют тучи ропот,
Только где-то глубоко
То ли вздох, а то ли рокот:
О-хо-хо да о-хо-хо.

Любите жён

Любите жён! Из девушек других
Вы в жены взяли лучшую из них.
Так берегите их сильней, чем око,
Ведь с вами им теперь идти далёко.

Любите жён! Когда они в соку
И ночью почему-то плохо спится,
Преодолев дневную суету,
Она с восторгом под тебя ложится.

Любите жён, когда они родят детей
На вас похожих дуростью своей.
Пелёнки, ночь без сна и школа – вот
Неполный перечень для матерей забот.

Любите жён, ведь жизнь быстрее света
И пролетает очень быстро лето.
Вы не заметили? А внуки уже тут
И бабушкой твою жену зовут.

Любите жён, когда они стареют
И ничего поделать с этим не умеют,
Когда, прищурившись в очках навстречу свету,
Они рецепт на жизнь несут в аптеку.

Любите жён, когда они белее снега
И, палочкой стуча, идут за хлебом,
Когда, упав на стул, вздохнут устало
О том, как было раньше и как стало.

Из дикого народа вышел я

Из дикого народа вышел я
И дикая струится кровь по жилам.
Под стук копыт и шёпот ковыля
Танцует в сердце пламя древней силы.

Приросшие к седлу, ведомые мечтой,
Они сквозь степь с наивной верою
Неслись Тимуровой стрелой,
Шли строить узкоглазую империю.

Но с гиканьем пройдя из края в край
Под месяцем, что был кровав и светел,
Они оставили не выдуманный рай,
А только разрушения и пепел.

Усталый коршун, смерти недоступный,
Средь группы трупов предок мой Тимур
Был стар, зато играл он крупно,
И кто решился б быть ему судьёй?

Средь жатвы смерти жизнь стремясь посеять,
Щитом прикрыв уже не грудь, а стыд,
Девчонку белокосую зверея
Мой предок потащил в кусты.

Захлёбывались войны в крови,
Железо о железо скрежетало,
В кустах вершилось таинство любови
И жизни зарождалося начало.

Перелистнёт история века,
События оценивая скупо.
Расставит время на свои места
Людскую мудрость и людскую тупость.

Что нам Тимур, кого он ввергнет в шок?
Ему в учебнике – не больше полстраницы.
А если кто его и убоится –
Школяр, о нём не сделавший урок.

Травою заросли давно пожарища,
Забыты все раздоры и обиды.
Зато по всей земле рождаются
Такие вот, как я, гибриды.

Как волос золотой с глазами узкими,
Так дикие степные ковыли
С ромашками и васильками русскими
В моей перемешалися крови.

(предки Олега Ивановича по линии отца родом из Касимовского ханства)

О.И. КИРИЛЛОВ после рейса на НИС ТУРНИФ «Альба» к берегам Новой Зеландии, 1970 год

Многие из тех, кто знал Олега Ивановича, вспомнят другие факты и события из его жизни, свои впечатления от общения с ним, я уверена, что эти воспоминания будут весёлыми и тёплыми.

       Элеонора Израилевна ХАСИНА,
кандидат биологических наук,
коллега Олега Ивановича КИРИЛЛОВА

(воспоминания публикуются в сокращении)

О.И. КИРИЛЛОВ и Э.И. ХАСИНА, 1970 год