воскресенье, 25 октября 2020 г.

«Мы поражены вашей интеллектуальной жизнеспособностью…»

Роль Академии наук СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.


Не плечи дюжие и рост высокий,

А разум лишь и дух сулит в войне победу.

В. Шекспир


Прошло 75 лет после окончания Великой Отечественной войны, которая пронеслась по нашей стране смертоносным ураганом. Огромную цену заплатили народы Советского Союза за победу над вооруженным до зубов противником, на которого работала почти вся Европа от Испании до Финляндии. Эта война была не только войной моторов, как утверждают военные специалисты, но и войной интеллектов, которая для нашей страны обернулась своеобразным «мозговым штурмом». Она поставила нас перед необходимостью в кратчайшие сроки модернизировать военную технику, пересмотреть тактику и стратегию ведения оборонительных и наступательных операций, после бесславной войны с Финляндией, перестроить и перепрофилировать гражданскую промышленность на военную и резко увеличить производительность труда.


Общее собрание Академии наук СССР обсуждает вопросы мобилизации


Все это невозможно было осуществить без науки, и прежде всего без АН СССР (далее АН), что стало ясным нашему идеологизированному и близорукому правительству после нападения Германии на СССР. К услугам науки, как правило, наши вожди прибегали только в экстремальных или безвыходных ситуациях (война, развал экономики, стихийное бедствие и др. катаклизмы). Поэтому отношение советской власти к АН, после 1917 года было не всегда однозначным. В первые годы после революции оно было терпимым, однако, далее стало меняться к худшему. В 1925 году коммунистическая академия, которая была учреждена ещё в 1918 году с целью теоретического обоснования коммунистической идеологии, как передового мировоззрения, фактически получила статус высшего научного учреждения страны, который со времен Петра 1 имела только РАН. В 1927 году был принят устав этой политизированной академии, претендовавшей на руководящую роль в идеологической и политической сфере. Основное внимание и заботы правительства в области науки в эти годы было сосредоточено на данной новоявленной академии, внутри которой сформировалась Всесоюзная ассоциация работников науки и техники для содействия социалистическому строительству (ВАРНИТСО). Однако, ситуация постепенно, в результате возникших противоречий, внутри ЦК Компартии между фракцией противников индустриализации (Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев), и противников коллективизации, членов коммунистической академии (Н.И. Бухарин, М.Н. Покровский др.) со сторонниками этих преобразований, возглавляемых И. В. Сталиным, переросла в смертельную схватку. Так было положено начало «Сталинских репрессий», в результате которых погибли не только политические противники Сталина, но и многие талантливые учёные, которые, как правило, попадали в места заключения по ложным доносам и бездоказательным обвинениям, инициированными невежественными чиновниками, а также фанатичными и ортодоксальными идеологами коммунизма. Среди учёных, погибших по вине этой братии, было немало талантливых сотрудников АН, которые могли бы много полезного сделать для страны, особенно во время войны (Н.И. Вавилов, Н.К. Кольцов, Н.М. Тулайков, Г.А. Левитский, И.Ф. Григорьев, В.Г. Глушков, Г.А. Надсон и многие, другие). Жизнь всей этой своры политиканов из ЦК ВКП(б), виновной в их гибели, не стоила жизни лишь одного Н.И. Вавилова, но к несчастью, он был не один. Далее, как это обычно случается после социального хаоса, страна превратилась в авторитарную империю, с новоявленным псевдонаполеоном.


Фотография первого заседания Президиума АН СССР под председательством Президента АН СССР академика С.И. ВАВИЛОВА (31.07.1945 г.) 


После окончания Великой Отечественной войны (далее ВОВ) в зарубежной и отечественной печати, в отсутствии объективной информации, стали появляться опусы, искажающие её историю. Имеются в виду труды не только профессиональных писателей, которые позиционировали себя противниками социалистического уклада жизни, вроде В. Суворова (Резуна), Г. Климова и др., но и представителей высших властных структур, ответственных за престиж и международный авторитет СССР (А. Яковлев, Е. Гайдар, С. Игнатьев и др.). Поэтому далее в своих заметках я буду ссылаться на статьи и книги профессионалов – историков и учёных, преимущественно работающих в АН РАН, публикации которых о минувшей войне основаны на документах, в том числе новых, и свидетельствах непосредственных участников войны. Как выразился академик, член Комиссии РАН по борьбе с лженаукой А.И. Воробьев в своей статье, опубликованной в журнале «Вестник РАН» №12 за 2013 год: «Политикам, их идеологической обслуге можно хамелеонствовать, с них спрос малый. Но Академия наук нашей страны не может пачкаться в конъюнктурной политической грязи. Академия держится на плаву уже несколько столетий благодаря своему громадному не только научному, но и всенародному нравственному авторитету».


 75 лет, срок достаточный для доступа к документам любой степени секретности, поэтому мы надеемся, что рассекреченные документы помогут нам восполнить многие пробелы в её истории. Восстановлению более объективного хода ВОВ, безусловно, послужит недавно вышедший фундаментальный труд в 12 томах «Великая Отечественная война 1941-1945 годов», приуроченный к 70-летию её окончания. Над созданием его трудились сотрудники 10 институтов РАН, а также Министерство обороны РФ, Министерство иностранных дел (МИД), МЧС, МВД, ФСБ, Служба внешней разведки. Состав весьма авторитетный. Научный руководитель этого издания, действительный государственный советник 1 класса, доктор исторических и юридических наук, генерал Владимир Антонович Золотарёв.


Больше правды и объективности о ходе боевых действий на востоке можно встретить в публикациях бывших военноначальников Вермахта. Речь идёт о мемуарах и воспоминаниях адмирала К. Деница, фельдмаршала фон Манштейна, генерал-полковника Х. Гудериана, бригаденфюрера В. Шеленберга, генерала К. Типпельскирх и других представителей военной элиты Германии, избежавших с помощью американцев Нюрнбергского процесса. Эти недобитые нацистские вояки лучше других узнали силу и мощь Красной армии, т.к. испытали её на своей шкуре, и потому были более объективны.


После окончания ВОВ в нашей стране не публиковались никакие документы о прошедшей войне при жизни Сталина, кроме художественных произведений некоторых писателей, посвящённых отдельным эпизодам или героическим поступкам («Молодая гвардия» А. Фадеева, «Повесть о настоящем человеке Б. Полевого и др.). Мемуары победоносных маршалов и других участников войны также не публиковались по указке Сталина, которому было что скрывать. Первая документальная история, также весьма тенденциозная, о ВОВ в шести томах была опубликована во времена «Оттепели», когда генсеком был Н.С. Хрущев, вторая в 12 томах – при Л.И. Брежневе. Исчерпывающую и объективную характеристику этим энциклопедиям дал учёный-историк, ныне министр культуры нашей страны доктор исторических наук Владимир Медынский (Война, мифы СССР 1939-1945. М., 2018).


Искусственно раздутый авторитет Сталина, который напрямую виновен, как показала история, в крупных потерях, особенно в начале войны, скрывал истинных полководцев и настоящих героев-победителей. У каждой крупной операции нашей армии, которые в конечном итоге решили исход войны, были свои вдохновители, разработчики, т.е. авторы. К примеру, план контрнаступления под Москвой, где фашисты потерпели первое и самое крупное поражение за весь период военных действий в Европе, потеряв 120 тысяч солдат и офицеров только убитыми. Этот план от начала и до конца был разработан маршалом Б.М. Шапошниковым, занимавшим в то время пост начальника Генерального штаба Красной Армии (А. Исаев, 2005 Краткий курс истории ВОВ.). Все последующие операции разрабатывались под его руководством и при участии генералов армии А.И. Антоновым, С.М. Штеменко и А.М. Василевским, занимавшим ответственные посты в Генштабе. При этом Сталин только визировал приказы о проводимых операциях. Все они закончили академию генерального штаба, имели свои труды в области военной теории: (Шапошников «Конница», 1920, «Мозг армии», 3 т., 1927; Штеменко «Генштаб во время войны», 1-2 ч. 1968; Василевский «Дело всей жизни», 1978). Б.М. Шапошников имел звание профессора. Таким образом, оперативной работой в Красной армии занимались высокообразованные профессионалы военного дела, которые всегда оставались в тени победных маршалов (Г. Жукова, И. Конева, К. Рокоссовского, Л. Говорова, Н. Ватутина и др.), а также «досточтимого» генералиссимуса. А.И. Антонов (начальник генштаба, после кончины Б.М. Шапошникова) и С.М. Штеменко (начальник оперативного отдела генштаба) как имели звание генералов армии до войны, так и ушли, причём довольно рано, из жизни в этом же звании. Нет сомнений, что многие, из полевых командиров (командующих дивизиями, корпусами, фронтом) зарекомендовали себя хорошими исполнителями и прекрасными командующими. Они, разумеется, тоже занимались стратегическими (чаще тактическими) проблемами, но их масштаб и уровень был ниже (дивизия, корпус, фронт, армия, как оперативное объединение родов войск, но не как армия всего государства).


Известно, что Сталин не жаловал (за исключением Б.М. Шапошникова, которого звал по имени и отчеству, а не «товарищ», как всех остальных) в своём окружении талантливых и популярных членов правительства, военных специалистов и других представителей элиты нашей страны, особенно вероятных конкурентов в борьбе за власть. Поэтому спешил от них избавиться всеми доступными и преступными способами (Л. Троцкий, Н. Бухарин, М. Фрунзе, С. Киров, М. Тухачевский, и др. включая членов АН). Ещё вначале 30-х годов, когда в стране был взят курс на индустриализацию, со всей очевидностью было обнаружено, что без участия учёных АН выполнение планов кардинальной модернизации экономики России, бывшей с незапамятных времен страной аграрной, осуществить невозможно. После того как это дошло до руководящей элиты нашего государства, финансирование АН с 1931 по 1934 годы было увеличено в 2,5 раза, а к 1939 году, когда началась война, её бюджет вырос почти в 25 раз (Костюк, 2005). В эти годы было открыто большое количество академических институтов всесоюзного значения, учреждены республиканские АН ССР, организованы новые филиалы и научно- исследовательские базы, в том числе Горнотаёжная станция им. В.Л. Комарова у нас на Дальнем Востоке, которая во время войны была преобразована в самостоятельное научное учреждение (Козлов. 2011). Как говорится: «не было бы счастья, да несчастье помогло».


Именно с началом ВОВ у главнокомандующего нашей армии наступило временное прозрение, и он распорядился выпустить из заключения оставшихся в живых военных специалистов (К.К. Рокоссовский, К.А. Мерецков, Н.Н. Воронов, А.В. Горбатов и др.). Все они показали себя во время войны с самой лучшей стороны, доказав тем самым преданность Родине и сделав очевидным преступное отношение карательных и высших партийных органов к своему народу. В это же время были отпущены на свободу многие учёные, в основном физики, химики, математики, конструкторы и технологи, которые впоследствии смогли многое сделать в области совершенствования военной техники и вооружения для Красной армии (С. Королёв, А. Туполев, Б. Стечкин, Л. Ландау, В. Глушко и др.). Необходимо напомнить, что советской науке противостояла передовая в мире наука Германии, престиж которой во все времена был очень высоким, особенно в военной области. Причём уровень милитаризации промышленности Третьего рейха был более внушителен, чем в нашей стране, т.к. приступили они непосредственно к перевооружению армии с момента прихода к власти нацистов (1933 г.), а мы только перед самой войной, а точнее с момента нападения Германии на СССР. К этому времени учёные Германии решили, пожалуй, самую важную для этой страны проблему – при весьма ограниченных нефтяных ресурсах создали синтетическое топливо, которое в полной мере обеспечивало потребности в нем авиации, флота, танковых и мотомеханизированных войск (Костюк, 2005). К этому следует добавить, что в начале войны качество вооружения немецкой армии существенно превосходило отечественное. Это особенно было заметно в отношении авиации, бронетанковых и мотопехотных родов войск. После побед, одержанных в Европе, арсенал этой страны пополнился вооружением, живой силой и сырьевыми ресурсами побежденных стран, в то время как нашей стране пришлось решать эти проблемы в спешке и, главное, в одиночку. Ситуация ещё более осложнялась тем обстоятельством, что летом 1941 года немцы быстро продвигались в глубь нашей страны, и нужно было срочно перебазировать военные предприятия на восток.


Большая часть военных заводов (более 60%) было сосредоточено в городах европейской части СССР (Киев, Ростов-на-Дону, Ленинград, Москва, Курск, Воронеж и др.). Неожиданно быстрое продвижение неприятеля в первые месяцы войны к Москве и Ленинграду реально могло привести к уничтожению не только промышленности, но и научного потенциала страны, который в основном был сосредоточен в этих двух городах. Эвакуацию 85 академических институтов и других учреждений АН СССР была совершена в рекордно короткие сроки, всего за три месяца. Треть институтов (33%) перебазировалось в Казань, остальные – в Свердловск, Ташкент, Фрунзе и др. города. Наряду с эвакуацией институтов АН до начала 1942 года только в г. Казань перебазировалось около 200 крупных военно-промышленных предприятий, из них 60 возобновили работу уже в 1941 году, а 123 в следующем. Сосредоточение большого количества промышленных предприятий и академических институтов создали благоприятную почву для оперативного решения многих текущих и злободневных проблем, возникающих в условиях военного времени. Перечисленные выше города стали местом хорошо организованных объединений, получивших в то время казённое наименования – «тематические комиссии». Как показала практическая деятельность данных комиссий, время, необходимое для прохождения полного цикла разработки от идеи до её реализации сократилось в несколько раз по сравнению с мирными условиями. Именно в это время были не только решены теоретически, но и успешно доведены до производственных кондиций самолёты, которые до этого очень часто разваливались от явления флаттера (сверхвибрации крыльев при высоких скоростях) и явления шимми (разрушительных колебаний рулевого колеса при посадке). Идейным вдохновителем и руководителем этих разработок, не имеющих в мире аналогов, был математик, впоследствии многое сделавший для освоения космоса, академик М.В. Келдыш. 


Мстислав Всеволодович КЕЛДЫШ


Или экстренно внедренный нашими учёными и технологами в практику способ размагничивания кораблей, приведший к нулевой эффективности новейшего секретного оружия Третьего рейха – мин с электромагнитными взрывателями (эту группу возглавлял будущий президент АН РАН, трижды Герой Социалистического труда А.П. Александров). 


 Анатолий Петрович АЛЕКСАНДРОВ


Успешным решением теоретических проблем действия кумулятивных и подкалиберных (ПОРП) снарядов, которыми с начала войны занимался будущий президент СО АН академик М.А. Лаврентьев, существенно усилили мощь и эффективность отечественной артиллерии. Немцы больше всего боялись во время войны наших артобстрелов. Здесь же уместно вспомнить внедрение в промышленность нового процесса автоматической сварки под флюсом, благодаря которому удалось впервые в мире осуществить поточное производство танков и многое другое. Список этих разработок можно долго продолжать. Они красноречиво свидетельствуют о всеобщей мобилизации научного потенциала нашей страны для нужд фронта, ради победы. Причём происходило все это в рекордно короткие сроки.


Уместно напомнить, что аналогичная перестройка промышленных предприятий во время Второй мировой войны при более благоприятных условиях в Америке, которая была удалена от места проведения боевых операций на десятки тысяч километров, практически недосягаемой для любой дальнобойной артиллерии и авиации противника, растянулась на несколько лет. А в Великобритании до конца войны так и не удалось мобилизовать науку на неотложное решение военных проблем. По этому поводу академик А.Ф. Иоффе, выступая на общем собрании АН СССР, на котором были заслушаны итоги работы комиссий за первый год в условиях войны, сказал: «По сравнению с тем, что имеет место за границей, организация науки в Советском Союзе является образцом, о котором ещё приходится мечтать в наиболее передовых странах». А вот что сказал член американской делегации профессор А. Поуп, выступая на юбилейной сессии, посвященной 220-летию АН, состоявшейся в июне 1945 года в Москве: «Мы ожидали многого. Но действительность превзошла наши ожидания. Мы поражены вашей интеллектуальной жизнеспособностью, быстротой и решимостью, с которой вы залечиваете ужасные разрушения, произведенные войной». Но ещё более комплементарно и эмоционально отозвался о нашем народе и творческой интеллигенции известный американский писатель Эптон Синклер, посетивший нашу страну после окончания войны: «Ни одно из событий, произошедших во всем мире, не произвело на меня такого глубокого впечатления, как победы в области промышленности, науки, и социальной организации великого государства. Те, у кого не было непосредственного представления о мужестве, самопожертвовании и изобретательности, теперь могут понять это из достижений России нынешнего дня». Тем более печально и, пожалуй, оскорбительно для русского человека было услышать из уст нынешнего президента Дональда Трампа о том, что основная заслуга в победе над фашистской Германией во Второй мировой войне (и в Первой тоже) принадлежит США. От Трампа, публичные выступления которого не отличаются политической взвешенностью и элементарной объективностью, трудно ожидать что-либо другое, поскольку он кроме «Биржевых ведомостей» и метеопрогнозов, очевидно, ничего не читает. Но если он стремится остаться президентом на второй срок, ему полезно познакомиться с мнением Франклина Рузвельта, который занимал этот пост в самые тяжёлые и судьбоносные годы (с 1933 по 1945), которому удалось справился с «великой депрессией» в США и победить Японию, (причем с помощью СССР) а не Германию, как считает Трамп. Еще в 1942 году, когда не был ясен исход ВОВ, Рузвельт сказал следующее: «На европейском фронте самым важным событием 1941 года стало сокрушительное контрнаступление великой русской армии против мощной германской группировки. Русские уничтожили больше живой силы, самолётов, танков и пушек нашего общего неприятеля, чем все остальные объединенные нации, вместе взятые». Рузвельт не дожил до победы, но остался в памяти народа, причем не только американского, как принципиальный и мудрый политик. Но ещё более лестно о Красной армии высказался У. Черчилль, который всю жизнь боролся с большевизмом. Но это не помешало ему быть дальновидным политиком и честным перед людьми и Богом человеком. Вот, что он написал в послании нашему правительству в честь дня Красной армии 23 февраля 1945 года: «Красная армия решила участь германского милитаризма. Будущие поколения признают свой долг перед Красной армией так же безоговорочно, как и мы, дожившие до этого, чтобы быть свидетелями этих великолепных побед». Комментарии, как говорится, излишни.


Владимир ГОЛОВ,

главный научный сотрудник сектора биогеохимии ФНЦ Биоразнообразия наземной биоты Восточной Азии ДВО РАН, доктор биологических наук


Владимир Иванович ГОЛОВ
Фото Леонида МАКОГИНА


В статье использованы фото из свободного доступа сети интернет

пятница, 16 октября 2020 г.

Наше будущее – засухи и наводнения?

Лауреаты премии имени выдающихся учёных


Так уж исторически сложилось, что на Дальнем Востоке в большей степени приветствовались исследования леса как ресурса, а не как живой системы. Да и вообще в стране темой лесной экологии занимаются немного исследователей. А ведь без понимания закономерностей устройства леса и его взаимовлияния с человеком можно допустить катастрофические по последствиям ошибки. Ситуация с истощением лесных ресурсов сейчас – один из примеров недооценки масштаба воздействия на лес со стороны человека.

Сегодня лесная наука идёт путём накопления глубоких экосистемных знаний. Когда придёт время, и появится и запрос на серьёзное переустройство лесной политики, наука будет способна ответить на вызовы современности. По мнению Ольги УХВАТКИНОЙ, это самый правильный путь.

Ольга УХВАТКИНА

Старший научный сотрудник сектора лесных экосистем Федерального научного центра биоразнообразия наземной биоты Восточной Азии Дальневосточного отделения РАН (ФНЦ Биоразнообразия ДВО РАН), кандидат биологических наук Ольга Николаевна Ухваткина знает о лесе пусть не всё, но очень многое. Область её научных интересов включает изучение биологических и экологических особенностей древесных растений и их в роли в организации устойчивых экосистем, а также истории развития и динамики растительных сообществ. Ольга Николаевна – автор более 60 научных и научно-популярных работ, она руководила грантами Российского фонда фундаментальных исследований и Дальневосточного отделения РАН, участвовала в международных исследовательских проектах. В настоящее время её исследования направлены на изучение популяционной организации древостоев хвойно-широколиственных лесов юга Российского Дальнего Востока, влияния глобальных климатических процессов на динамику кедрово-широколиственных лесов. Активно занимается популяризацией проблематики истощения лесов юга российского Дальнего Востока. Не так давно ей присуждена премия ДВО РАН имени профессора А.И. Куренцова за цикл работ «Дендроэкологические исследования кедрово-широколиственных лесов».

– Премией была отмечена работа всей нашей команды, а не исключительно моя, – уточняет Ольга Ухваткина, – за цикл публикаций, посвящённых изучению влияния климатических изменений на наши самые интересные для исследователя и богатые биологическим разнообразием – кедрово-широколиственные леса. Ни для кого не секрет, что сейчас климат меняется резко, быстро и зачастую катастрофично, а наличие леса – это очень важный, сдерживающий катастрофичность процессов фактор. К сожалению, лес подвергается сильнейшей антропогенной нагрузке в результате вырубки, освоения всё новых территорий для нужд человека и т.д. Поэтому важно понимать, как влиял климат на кедрово-широколиственные леса в прошлом, и что может ожидать кедрово-широколиственные леса в новых климатических условиях.

Вот такие кедры были в лесах раньше

– Ольга, какие исследования были выполнены в рамках проекта?

– Для того, чтобы ответить на поставленные нами вопросы, а прежде всего – правильно их сформулировать, пришлось пройти путь длиной в 11 лет, на протяжении которого мы занимались сбором материалов, искали и находили ответы на частные задачи. Это было интересное время… мы прошли в экспедициях весь юг российского Дальнего Востока, искали и находили нетронутые участки лесов по всему их ареалу, изучали историю этих мест и степень влияния на леса различных видов человеческой деятельности и т.д. Проводили и более углублённые исследования глубинных процессов функционирования самих лесов, то есть пытались выяснить, как лесам удаётся самоорганизовываться? Ведь они представляют собой сложнейшую систему, состоящую из огромного числа компонентов. При этом система в целом уравновешена, гармонично устроена и максимально устойчива к внешним разрушающим факторам!

Но, похоже, для полного понимания этой проблемы потребуется не одна человеческая жизнь.

Взятие образцов дуба на изотопный анализ

– А в чём заключается сложность вашей работы?

– Наша команда начала работать в 2009 году, и до настоящего времени мы продолжаем активно заниматься сбором материала. Ведь для того, чтобы сделать обоснованные заключения на региональном уровне, нужно собрать огромное число образцов деревьев из различных точек ареала. Причём важно, чтобы эти деревья росли в условиях отсутствия влияния на них со стороны человека. Конечно, в современном мире найти такие точки исследования очень непросто – человек побывал везде, и даже в самых глухих местах видны следы его пребывания. Поэтому задача сбора материала – одна из сложнейших, и чем дальше, тем сложнее её решать.

В дебрях тайги. Экспедиция по краю, 2018 год

– Ясно. Как и в каких областях могут быть использованы результаты цикла работ?

– Как я уже говорила, лес – это серьёзный сдерживающий катастрофическое влияние климата фактор. Но, с другой стороны, климатические условия сами сильно влияют на состав и качество растительности. Нередко случается, что влияние изменившегося климата приводит к тому, что естественная растительность уже не может восстановиться после такого внешнего воздействия как рубки, пожары и т.д. Например, если климат становится более засушливым, то такие виды, как ель и пихта не смогут расти в данном месте.

Поэтому спрогнозировать, как будет себя вести тот или иной вид в меняющемся климате очень важно, особенно если речь идёт о лесообразующих видах, которые обеспечивают стабильность всей экосистемы.

Динамика изменения температуры за последние 500 лет в Приморском крае

– Что нам ожидать, к чему может привести отсутствие учёта воздействия на леса?

 – Например, лесное хозяйство и лесозаготовительная отрасль могут в будущем понести очень большие убытки. К тому же, отсутствие сомкнутых лесов в горном рельефе приведёт к усилению катастрофичности наводнений, а это важно для всех отраслей промышленности и сельского хозяйства, да и просто для каждого жителя. Не зря сейчас каждый год многие лесные районы Приморского, Хабаровского краев и Амурской области страдают от усилившихся наводнений.

По нашим данным, усиление деятельности тропических циклонов или тайфунов (как их привыкли называть у нас) происходит непрерывно на протяжении последних 100 лет. Эта тенденция сохранится и в будущем, поэтому величина осадков и скорость ветра будут возрастать.

Взятие образцов для климатических исследований

– Не очень радостный прогноз для местных жителей… Так что же? Неужели ничего нельзя изменить?

– Для смягчения последствий этого процесса, необходимо обеспечить укрепление лесного покрова, который будет в состоянии полностью выполнить средозащитные функции. Это невозможно сделать без предварительной оценки угроз для древесных видов и поиска возможных способов минимизации этих угроз. Именно в этом направлении могут быть полезны результаты нашей работы. Вот, например, если изменение климата и дальше будет идти по просчитанным сценариям, то значительные площади ареала кедра корейского на юго-западе, северо-западе и северо-востоке могут быть утрачены. Есть вероятность, что самые богатые кедрово-широколиственные южные леса останутся только в виде небольших рефугиумов, которые будут постепенно угасать. Значит, на этих территориях будет наблюдаться убыстряющаяся аридизация климата, усилятся угрозы наводнений и пожаров. Поэтому здесь необходимо предусмотреть превентивные меры. Например, посадка леса, запрет на его вырубки и т.д.

Срубленный лес

Спутниковые снимки, где видны вырубки леса

– В чём ещё полученные результаты имеют или могут иметь практическое значение?

– Как я уже сказала, результаты наших исследований могли бы сослужить хорошую службу при планировании дальнейшего развития территорий юга Дальнего Востока. Например, помочь в разработке стратегического планирования развития лесного хозяйства и лесной промышленности.

Но и обычным жителям региона результаты наших исследований могут быть интересны, учитывая их связь с климатическими изменениями.

Пожары – бедствие для природы Дальнего Востока

– Согласна, это важно для каждого дальневосточника. Будете продолжать заниматься влиянием климатических процессов на динамику лесов в ближайшие годы или переключитесь на изучение какого-то другого вопроса?

– Мы планируем продолжить те исследования, которые ведутся сейчас. Например, сейчас пытаемся спрогнозировать рост кедра корейского на территории российской части ареала в новом климате (при различных сценариях), а в будущем начнём работу по другому такому же важному виду для лесов Дальнего Востока – ели аянской. Попробуем понять, какие факторы, каким образом влияют на её рост и развитие, и как в будущем изменение климата может отразиться на условиях роста этого вида. У нас есть основания предполагать, что состояние ели очень сильно зависит от влажности воздуха. Поскольку в будущем ожидается усиление засушливости, данный вид может сильно пострадать.

Кстати, в предположении, что климат будет более засушливым при том, что наводнения – усилятся, – нет противоречий. Следует принимать во внимание, что сплошной лесной покров способствует выравниванию климатических условий. То есть климат становится мягче, потому что лес задерживает воду, сглаживая пики наводнений и увеличивая влажность воздуха. Без лесного покрова вода не задерживается в почве, а быстро скатывается, поэтому воздух становится более сухим. Поэтому если мы не сможем спасти леса, то с большой вероятностью нас ждёт усиление аридности климата и катастрофичные наводнения. Но, как говорится, поживем – увидим, доживем – узнаем, выживем – учтём.

В багульниковых зарослях. Амурская область, 2011 год

По моему мнению, наши исследования могут пригодиться при разработке стратегии развития Дальнего Востока. Они позволят избежать серьёзных потерь в лесном и сельском хозяйстве, затрат на устранение последствий природных катастроф. К сожалению, учёт изменения природных условий сейчас не практикуется, что может привести к значительным неблагоприятным последствиям.

«Едем домой с полевых работ!» Выезд из Хинганского заповедника

Фото из личного архива Ольги УХВАТКИНОЙ