воскресенье, 30 сентября 2018 г.

Морская аквакультура: не первые шаги новой индустрии


Фото: ТАСС / Фотобанк ВЭФ

На протяжении долгого времени вклад морской аквакультуры в экономику Дальнего Востока был ограничен. В последние несколько лет объём производства продукции аквакультуры растёт, однако дальнейшее развитие сдерживается административными барьерами. В 2017 году в отрасль впервые пришли крупные иностранные инвесторы, которые вместе с инвестициями принесли и современные технологии. В 2018 году начал работу специальный интернет-сервис по предоставлению морских участков для аквакультуры. До 2020 года с его помощью более 100 тысяч гектаров уйдут под новые плантации. Какие ещё меры необходимы для увеличения объёма продукции аквакультуры, поступающей как на российский рынок, так и на экспорт? Как решить вопросы предоставления земли для создания мариводами береговой базы? Что необходимо сделать, чтобы упростить процедуры прохождения экологических экспертиз для аквакультуры? Каким образом можно повысить эффективность защиты частной собственности для продукции марикультуры? Эти и другие вопросы обсуждались на IV Восточном экономическом форуме в сентябре этого года.

IV Восточный экономический форум. Аквакультура: первые шаги новой индустрии. Фото Максима ГРИГОРЬЕВА

Развитие марикультуры невозможно без поддержки науки, а потому на сессии форума своё слово сказал Сергей Иванович МАСЛЕННИКОВ – руководитель Центра аквакультуры и прибрежных биоресурсов Национального научного центра морской биологии (ННЦМБ) Дальневосточного отделения Российской академии наук, старший научный сотрудник, кандидат биологических наук, по словам модератора сессии, – «самый яркий двигатель дальневосточной аквакультуры». По следам этого выступления мы и решили побеседовать с Сергеем Ивановичем.

Сергей Иванович МАСЛЕННИКОВ

       – Как точнее сказать, чем вы занимаетесь, – аквакультурой и марикультурой?

– Аквакультура – это разведение и выращивание водных организмов (рыб, ракообразных, моллюсков, водорослей) в естественных и искусственных водоёмах, а также на специально созданных морских плантациях. Одно из направлений аквакультуры – марикультура (или морская культура) – занимается разведением или выращиванием морских гидробионтов – водорослей, моллюсков, ракообразных, рыб и иглокожих в морях, лиманах, эстуариях или в искусственных водоёмах.

Разговор шёл о морской аквакультуре – марикультуре и о «первых шагах новой индустрии». Благодаря деятельности Минвостразвития и Фонда развития Дальнего Востока был сделан технологический рывок, но шаги этой индустрии оставляют желать лучшего.

– А кто сделал первые значительные шаги к развитию интенсивной промышленной морской аквакультуры?

– В 1951 году в КНР было принято правительственное решение о развитии марикультуры, а именно – выращивании морской капусты. Интересно, что в Китае морская капуста не «абориген», она интродуцирована в Жёлтое море, и стала гигантским и полностью безвредным рычагом управления прибрежными экосистемами. Но и в КНР развитие марикультуры шло медленно. Скачок был сделан, когда поменяли экономическую модель управления. В 1980 году Китай производит 5 млн т морепродуктов (и это только рыболовство), через пять лет – 10 млн т , а через двадцать лет – уже 50 млн т! Никто, ни в одной стране таких успехов в марикультуре не достиг.

Товарный гребешок

– Когда появилась морская аквакультура в нашей стране?

– В 1961 году в СССР было принято решение о развитии марикультуры, но первые хозяйства созданы в 1972-м. А ещё через десять лет во Владивостоке прошёл Всесоюзный конгресс по марикультуре. К 1990 году ожидался технологический прыжок, который не получился по известной причине – развал государства. В 2002 году состоялся приезд главы государства, посетившего первое крупное хозяйство марикультуры, в работе которого мы принимали участие научно-технологическими разработками. В тот период была совершена первая попытка создать рабочую группу по марикультуре (в неё вошли представители ИБМ ДВО РАН, ТИНРО, администрации Приморского края). Впервые после 2001-го в 2009-10 годах благодаря усилиям членов Совета РФ были проведены распределения дополнительных участков в акваториях для морской аквакультуры. Они прошли с большими нарушениями и последующими рассмотрениями в судах. Затем развитие затормозила нехватка институциальных возможностей, и изменения к лучшему отложились до 2013 года. К сожалению, принятый тогда закон об аквакультуре не соответствовал ожиданиям мариводов и мало изменил существующее положение в отрасли.

Механизмы совершенствования производства в этой индустрии были разработаны командой под руководством Ю.П. Трутнева (полномочного представителя президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе) в 2015-17 годах. Тогда состоялись крупные аукционы и стали появляться крупные инвесторы, финансирующие проекты по развитию марикультуры. В числе первых был Приморский край.

– Какова роль науки в развитии морской аквакультуры?

Не так давно представители Минвостокразвития, Фонда развития Дальнего Востока создали электронный сервис, в основу которого были положены биоэкономические исследования институтов Дальневосточного отделения РАН, в частности, нашего Национального научного центра морской биологии.

Исследования выполнены рабочей группой по развитию концепции аквапарков, функционировавшей под руководством академика РАН Ю.Н. Кульчина. Экономическими оценками занимались специалисты Тихоокеанского института географии. О наших исследованиях и успехах неоднократно сообщала газета «Дальневосточный учёный».

Подчеркну ещё раз, такие биоэкономические разработки – результат усилий Дальневосточного отделения РАН, это его точка зрения, потому меня, участника группы и пригласили выступить на сессии «Отраслевые приоритеты Дальнего Востока. Аквакультура: первые шаги новой индустрии», проходившей в рамках Восточного экономического форума этого года. Я присутствовал на трёх из четырёх Восточных экономических форумов, и на каждом из их них говорил о том, что есть основания надеяться, что мы будем двигаться быстрее. Конечно, хотелось бы видеть позитивные изменения чаще, чем раз в десятилетие. А ещё хочется, чтобы «верили своим», потому что Академия наук – институт развития, занимается фундаментальными исследованиями, вскрывая тайны природы, анализирует накапливаемые данные и, соответственно, верные выводы можно получить только здесь.


– Привлекая учёных в качестве экспертов, стоит использовать опыт и зарубежных специалистов?

– Совершенно верно. Кстати, вот совсем недавно появилась новость: правительством КНР поставлена задача к 2020 году сократить в стране производство морепродуктов на 5 млн тонн.

– Интересно, почему?

– Потому что экстенсивное развитие отрасли привело к ухудшению состояния окружающей среды и качества выращиваемой продукции.

– Но как это решение согласуется с ростом потребности в продукции марикультуры?

– КНР планирует вкладывать инвестиции в развитие зарубежных производств продуктов питания и, прежде всего, – морепродуктов. А какие цели стоят перед нами? В первую очередь – обеспечить устойчивость отрасли, чтобы очередной десятилетний период путей проб-ошибок был быстрее преодолён. Мы живём в цифровую эпоху, заимствуем чужие технологии или разрабатываем сами, – это типичный путь инновационного развития. Мир стал глобальным, но, уверяю вас, до сих пор не найдено идеального рецепта развития марикультуры. В этом году в Китае, самой развитой марикультурной державе мира, погибло 68 тыс. т (это 1\3 выращенного ими) трепанга, и в случившемся виноваты климатические явления. Но точных долгосрочных метеопрогнозов до сих пор не существует.

– Итак, предстоит совместная работа?

– А она никогда и не прерывалась. Мы встречаемся с коллегами, обмениваемся информацией, спорим, а результат этой активности – содействие развитию «sea food» – единственной стабильно растущей в мире отрасли производства. Мы всегда говорили о том, что преимущество Дальнего Востока – в отсутствии здесь промышленности, что позволяет сохранять высокопродуктивные морские воды. Этот природный подарок, доставшийся нам от природы, теперь надо использовать для развития марикультуры.

Интересное предложение прозвучало в выступлении президента Wenlian Aquaculture Co. Ltd., товарища Гонань Цю, который пообещал четыре млрд. юаней на развитие заводов по выращиванию молоди гидробионтов.

Мы никогда не догоним Китай по общему объёму производимой продукции, но это и не нужно. Нужно производить самый качественный товар, думаю, это нам по силам. По нашим оценкам, с учётом имеющихся людских ресурсов, можно выращивать 3,5-4 млн т марикультуры. Конечно, это сложная цель – легко сказать, но трудно сделать (как рыболовству, которое интенсивно развивалось 60 лет на Дальнем Востоке). Неслучайно я говорил о десятилетних периодах развития марикультуры, которые привели к пока что скромному результату – 220 тысяч тонн. Именно столько всего в России выращивается в хозяйствах пресноводной и морской аквакультуры.

IV Восточный экономический форум. Аквакультура: первые шаги новой индустрии. Фото Максима ГРИГОРЬЕВА

Вот, собственно, о чём шла речь на сессии форума. Это напоминало небольшой отчёт руководства с разговорами о трудностях, как это происходит на заседаниях рабочих групп. Инвесторы не раз высказывались, что возможности получить акваторию практически нет, но сейчас решение о получении акватории можно согласовать в электронном виде, что улучшит общую ситуацию и повысит дисциплину и ответственность административных органов. Участники дискуссии выразили надежду, что сервис, введённый перед форумом, будет иметь успешный опыт.

Но пока что не решена самая главная проблема – создания береговой инфраструктуры, которую обеспечить может только государство, но не частный инвестор. Поэтому впереди предстоит большая государственная работа. И, разумеется, научное обеспечение.


На рыбном рынке ВЭФ. Фото пресс-службы Минвостразвития


понедельник, 24 сентября 2018 г.

100-летию исторического образования на Дальнем Востоке посвящается…


В Музее истории университета УНМ ДВФУ ШИГН

«Ах, истфак, мой истфак,
Ты моя религия…»

Выставка «Шаг длиною в сто лет: исторические вехи, личности, свершения» открылась 21 сентября 2018 года в Учебно-научном музее ДВФУ. Она приурочена к 100-летию исторического образования на Дальнем Востоке.

На выставке представлены экспонаты из фондовой коллекции Музея истории университета и Музея археологии и этнографии УНМ ДВФУ.


Историческое образование на Дальнем Востоке началось с создания историко-филологического факультета. Инициативу по созданию факультета взял на себя антрополог, сотрудник Музея антропологии и этнографии РАН С.М. Широкогоров.

В 1918 году во Владивостоке был создан Комитет, в который вошли 18 человек: профессора Восточного института, руководители гимназии, коммерческого училища, этнографы, инженеры-технологи, предприниматели, представители власти. Председателем Комитета был избран С.М. Широкогоров, товарищем председателя – профессор Восточного института П.П. Шмидт, секретарём – этнограф Музея антропологии и этнографии РАН А.М. Мерварт, казначеем – профессор Восточного института Г.В. Подставин.

Комитет принял Устав, который был утверждён Владивостокским окружным судом 5 сентября 1918 года.

16 октября 1918 года во Владивостоке открылся частный историко-филологический факультет.


Деканом был избран профессор М.Н. Ершов, секретарем – А.М. Мерварт. Обучение студентов проходило на кафедрах сибиреведения, сравнительного языкознания и санскрита, всеобщей истории, философии и педагогики, классической филологии, истории западноевропейской литературы, русского языка и литературы. Преподавателями были С.М. Широкогоров, Н.В. Кюнер, А.М. и Л.А. Мерварт, П.П. Шмидт, А.В. Гребенщиков, М.Н. Ершов и др.

В 1920 году факультет вошёл в состав Государственного Дальневосточного университета (ГДУ).


С 1943 по 1956 годы историков готовили на базе Владивостокского государственного педагогического института (ВГПИ). Деканом исторического факультета был назначен С.А. Низяев. На факультете преподавали: Г.С. Куцый, Н.К. Кольцова – историю СССР, С.И. Синяев – всеобщую истории, А.М. Шупина – историю средних веков, Л.И. Мэтте – новейшую историю. В 1945 году зав. кафедрой истории СССР был назначен профессор А.В. Кузнецов. В 1948 году Л.И. Мэтте была назначена деканом исторического факультета.

В 1956 году был восстановлен ДВГУ, куда и вошёл историко-филологический факультет. В 1958 году в ДВГУ был создан историко-правой факультет с двумя отделениями: правоведение и история. Выпускники исторического факультета ВГПИ А.Е. Ларин, Э.В. Ермакова, И.И. Глущенко, Л.И. Демченко стали преподавателями ДВГУ.


Кафедры всеобщей истории и истории СССР были организованы в 1956 году. На кафедре всеобщей истории в этот период работало шесть человек: А.Е. Ларин – кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой, С.Г. Григорьев – кандидат исторических наук, доцент, С.А. Низяев – старший преподаватель, Л.И. Мэттэ – старший преподаватель, А.Г. Черных – доктор исторических наук, профессор.

На кафедре истории СССР работали: Г.С. Куцый – доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой, И.И. Глущенко – кандидат исторических наук, доцент, Н.К. Кольцова – кандидат исторических наук, доцент, И.П. Трофимов – кандидат исторических наук, доцент.


В 1975 году на базе исторического отдаления историко-правового факультета был создан исторический факультет, который состоял из двух кафедр: истории СССР и всеобщей истории.

В 1994 году на историческом факультете открывается отделение философии, в связи с чем факультет стал называться факультетом истории и философии.

Сегодня историков готовят в Департаменте истории и археологии ШИГН ДВФУ достойные хранители и продолжатели традиций исторического образования на Дальнем Востоке.

Знания и богатейший опыт студентам передают 34 преподавателя, среди которых – 30 докторов и кандидатов наук.


За 100 лет не раз менялось названия факультета (исторический, историко-филологический, историко-правовой, истории и философии) действовали различные кафедры и лаборатории, уходили и приходили деканы, заведующие кафедрами, профессора, доценты, ассистенты, лаборанты, но оставалось его главное предназначение: вооружать студентов знаниями отечественной и зарубежной истории.

Высокий уровень профессиональной подготовки, эрудиция, общая культура – характерная черта тех, кто прошёл школу исторической подготовки на факультете.

Фундаментальный уровень подготовки специалистов историков обеспечен не только сильным и стабильным профессорско-преподавательским составом, но и организацией обучения на основе лучших учебных программ, приверженностью традициям отечественного классического исторического образования.

Людмила ПЬЯНКОВА,
заведующая Музеем истории университета УНМ ДВФУ ШИГН



Фото Ирины ВОЛВЕНКО




четверг, 20 сентября 2018 г.

Первая международная конференция по изучению биоразнообразия Северо-Восточной Азии



В сентябре 2018 года во Владивостоке прошла первая международная конференция по изучению биоразнообразия Северо-Восточной Азии. Организаторами конференции выступили Федеральный научный центр Биоразнообразия наземной биоты Северо-Восточной Азии ДВО РАН и Инженерно-исследовательский центр съедобных и лекарственных грибов Цзилинского сельскохозяйственного университета Министерства образования Китая. В работе конференции приняли участие более 80 исследователей из научных и образовательных учреждений Сибири, Дальнего Востока России, Китая, Тайваня, Японии и Кореи с 60 устными докладами и 20 постерными сообщениями.

Сотрудник ФНЦ биоразнообразия ДВО РАН, эксперт по грибам кандидат биологических наук Евгения Мироновна БУЛАХ с китайскими коллегами

Открыл конференцию врио директора ФНЦ Биоразнообразия ДВО РАН доктор биологических наук Андрей Анатольевич Гончаров. С приветственными словами выступили академик Китайской академии наук, профессор Ли Ю и вице-президент Китайской Инженерной Академии, профессор Лю Сюй. Они отметили, что обмен знаниями учёных из разных стран позволяет лучше понять перспективы развития Азиатско-Тихоокеанского региона в связи с современными вызовами и экономическими потребностями, включить результаты исследований в национальные и региональные проекты по сохранению биоресурсов и развитию устойчивых технологий их использования, а также скоординировать стратегию дальнейших исследований.

Работа конференции проходила по трём секциям: «Биоразнообразие наземной и пресноводной флоры, фауны и микобиоты», «Сохранение биоразнообразия и воспроизводство биологических ресурсов», «Разнообразие почв и их сельскохозяйственное значение».

В ряде докладов (профессор Цзянь Сюэ из института Ботаники Китайской академии наук, профессор Юньпинг Фу из Цзилиньского сельскохозяйственного института, профессор В.В. Чепинога из Иркутского государственного университета, профессор А.С. Лелей из ФНЦ Биоразнообразия и др.) обсуждалась необходимость составления международных баз данных по распространению растении, грибов и животных в Северо-Восточной Азии и их использования для выявления общих закономерностей распределения биоты от арктических тундр до субтропических лесов. Особый интерес вызвал выполненный совместно с российскими учёными доклад директора Института микробиологии Национального университета Тайваня, профессора Ширли Хуан, посвящённый микроорганизмам и их метаболитам. Большинство докладов по отдельным группам растений и животных основаны на данных, полученных с использованием самых современных молекулярно-генетических методов. На конференции были представлены многочисленные доклады и постеры, посвящённые изучению растительного и животного мира и почвенного покрова отдельных регионов Восточной Азии, а также сохранению биоразнообразия и воспроизводству биологических ресурсов, в частности амурского тигра, дальневосточного леопарда, медведей и других крупных животных в сопредельных районах России, Китая и Кореи. Профессор Юминь Гуо (Пекинский лесной университет) доложил о результатах многолетних исследований миграций журавлей в Азии и использованием JPS-технологий, а российские орнитологи – о миграциях птиц на основе их кольцевания. Следует отметить, что на конференции были также хорошо представлены доклады молодых учёных, в том числе презентации студентов и аспирантов Дальневосточного федерального университета, подготовленные под руководством профессора М.Ю. Щелканова.

Участники первой международной конференции по изучению биоразнообразия Северо-Восточной Азии
Помимо обширной научной программы участники конференции ознакомились с достопримечательностями Владивостока и побывали с экскурсией в дальневосточных лесах в окрестностях  Горно-таёжной станции – филиала ФНЦ Биоразнообразия ДВО РАН.

В дальнейшем планируется превратить эту международную конференцию в ежегодную и проводить её в различных странах. Так, вторая конференция будет проведена в Яньзци (провинция Цзилинь, КНР) осенью 2019 года.

Сергей СТОРОЖЕНКО,
врио зам. директора по научной работе,
доктор биологических наук

воскресенье, 16 сентября 2018 г.

Юрий АВДЕЕВ: Восточный форум, первые впечатления…


Юрий Алексеевич АВДЕЕВ. Фото Леонида МАКОГИНА
«Есть ощущение света в конце туннеля»

Ожидания, предчувствия, и то, что получилось в итоге, далеко не всегда совпадают. Бывает с плюсом, а иногда и с минусом. Первые впечатления от прошедшего форума: преобладают положительные результаты. Со временем появятся другие оценки, но по горячим следам есть ощущение света в конце туннеля.

IV Восточный экономический форум. Пленарное заседание. Дальний Восток: расширяя границы возможностей. Фото Анатолия МЕДВЕДЯ

Первое – заседание Президиума Госсовета, который вёл Президент накануне форума. Напомню, Госсовет – это структура, в которой Президент осуществляет стратегическое руководство достижением глобальных целей России. Наблюдая за двухчасовым заседанием, сложилось впечатление, что глава государства имеет твёрдое намерение сменить нынешний состав правительства: вице-премьеры и министры, мягко говоря, либо «не догоняют» масштаба стратегических задач, либо пытаются отложить их решение «на потом». Не на много лучше обстоит дело и с губернаторским корпусом, который «тонет» в текущих проблемах, и тут не до перспективы.

Второе – осознание того, что форум должен из «тусовки» превратиться в эффективный инструмент социально-экономического развития Дальнего Востока. Регион нуждается в национальной программе. Подчеркну, не в очередном документе с идеологией самостоятельного развития региона, с оптимистичными перспективами и печальными результатами, а с осознанием необходимости мобилизации ресурсов страны на подъём восточных территорий. За счёт внутреннего потенциала региона качественных изменений не произойдет. Отсюда и «Национальная программа до 2035 года», и организация сбора конструктивных предложений со всех площадок форума, которые будут докладываться Президенту с доведением их потом до практической реализации. При этом задачи, которые нужно ставить при проработке программы, по словам Путина, должны быть только амбициозными и прорывными, а документ должен быть подготовлен «в тесном контакте с дальневосточными регионами, гражданами, бизнесом, общественными и деловыми объединениями». И это уже прямое обращение, в первую очередь, к региональному научному сообществу, или нам ближе «критические замечания»?

Третье – доклад Валдайского клуба «Вперёд к Великому океану – 6: люди, история, идеология, образование. Путь к себе», презентация которого состоялась на площадке Восточного экономического форума. То, что мы здесь обсуждали, по меньшей мере, последнее десятилетие, теперь стало идеей экспертов из центральной России: о переносе столицы на Дальний Восток. И речь не об авторстве или приоритете, гораздо важнее, что её реализация может стать ответом на вопрос, когда люди поедут не отсюда, а будут ехать сюда. А началом такого движения должно стать возвращение «моряка» на въезде во Владивосток на прежнее место, где он приветствовал каждого, кто сюда приезжал. Теперь же он печально машет всем, кто покидает эту территорию. Разумеется, это лишь символический жест, а содержание и привлекательность Дальнего Востока будут обеспечены реализацией тех приоритетов, которые уже стали предметом обсуждения на форуме: Космос, Океан, Культура, но пока всё ещё теряются среди множества других видов экономической деятельности. До тех пор, пока задача не будет переориентирована с «опережающего материального благополучия» на «опережающее развитие творческого потенциала» каждого, освобождённого от рутины чиновничьих «нельзя»; пока здесь не начнётся реализация масштабных проектов, в которых видна перспектива карьерного роста; пока здесь не сформируются центры принятия ответственных решений по реализации приоритетов, открывающих принципиально новые горизонты интеграционного взаимодействия, так и будет Дальний Восток оставаться проблемной территорией, требующей «опережающих» бюджетных вливаний, но с неизменно отрицательным результатом.

Так видятся наиболее значимые результаты Восточного экономического форума 2018 года.

Юрий АВДЕЕВ,
ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН,
кандидат экономических наук

пятница, 14 сентября 2018 г.

Выставка трёх художников



В залах Приморского отделения ВТОО «Союз художников России» открылась выставка «Графика. Черкасов, Иванкин, Машанов»


Имена Вадима ИВАНКИНА, Андрея МАШАНОВА, Сергея ЧЕРКАСОВА известны далеко за пределами регионов, в которых они проживают. Творчество новосибирского художника В. Иванкина ассоциируется, в первую очередь, с библейской темой, положенной в основу цикла живописных и графических работ. Омский художник А. Машанов известен как один из серьёзнейших в России мастеров офорта, немногих, кто работает в этой технике с цветом. Имя С. Черкасова сразу же вызывает в памяти образ Владивостока, ставшего главной темой, которой приморский живописец и график занимается самозабвенно и глубоко, открывая зрителю тайну души города.

Каждому из авторов жизнь подарила удивительную творческую судьбу. При всей непохожести биографий и творческих манер у участников выставки есть нечто общее – способность следовать собственным, очень индивидуальным путём, сохраняя лучшие традиции российской художественной культуры, сформированные в советский период.

Вадим Викторович ИВАНКИН
Вадим Иванкин вырос в Рубцовске, небольшом городе в Алтайском крае. Выбор профессии для него во многом был определен общением с художниками Альфредом Фризеном и Владиславом Тихоновым, студию которого Вадим посещал старшеклассником. А. Фризен, признанный авангардист, и В. Тихонов, пейзажист, создавший и долгие годы руководивший знаменитой изостудией при Доме культуры Алтайского тракторного завода, были удивительными личностями, чьи эрудиция, личностная и творческая свобода, неуёмная энергия не могли не влиять на окружающих. Выбор был сделан: художественно-графический факультет Новосибирского педагогического института.

Социальный накал конца 1980-х, коснувшийся в том числе и сферы искусства, обусловил критическое осмысление многого из того, что было создано в предшествующее время. Однако Вадим идёт не по пути революций, а по пути определения способа самовыражения. Начавший работать после института в живописи, он постепенно, не без мучительных поисков, приходит к технике акварели, в которой воплощает тему, ставшую центральной.

Библейский цикл, начатый им в начале 1990-х, включает серии «Откровение», «Полуночный мир», «Эскизы утраченных фресок», «Лицевая книга». Обращение к византийскому, древнерусскому искусству явилось не данью моде, возникшей в начале перестройки, а способом исследования духовной составляющей человеческого бытия (если говорить о содержательной стороне), всегда волновавшей художника. Что касается формальной стороны – это интерес к форме, цвету, пластическим возможностям, композиционным построениям, обусловленным спецификой темы.

Искусство русской иконописи, основные иконографические сюжеты стали тем зеркалом, в котором В. Иванкин видит и своё искусство. В выставку во Владивостоке вошли работы серии «Лицевая книга». Эта серия является отсылом к Книге иконных образцов, так называемых иконных прорисей, которые создавались иконописцами разных поколений в качестве канона. Они считаются особым видом графики, способствующим закреплению и воспроизведению плоскостного изображения на стене храма или доске. Ещё в раннем христианстве начала вырабатываться стройная система убранства храма, включающая фрески и иконы. Каждый элемент был частью неделимого целого, в котором были гармонично связаны архитектурная конструкция, росписи и зритель, находящийся внутри.

Вадим Иванкин обращается к этой смысловой формуле, не иллюстрируя канонический сюжет (по его признанию избегает литературности), но пытается разбудить душу, задеть эмоции. Элогимы, указующие на тайну Святой Троицы, Богоматерь, Серафимы населяют его работы. Художник воздействует через цвет, особую пластику. Размышляющий о духовности современников и очевидных утратах в этом вопросе, Иванкин приходит к выводу: её истоки в опыте отцов.

 Андрей Николаевич МАШАНОВ
Андрей Машанов осознал себя как художник довольно рано. По его признанию, он всю жизнь рисовал и хотел заниматься именно печатной графикой. Много читавший в детстве, внимательно относившийся к книжной иллюстрации, считал художников-графиков более интересными. Художественно-графический факультет Омского педагогического института был осознанным выбором взрослого человека, уже закончившего политехнический институт. Думается, отсюда и удивительное упорство, проявленное в освоении техник тиражной графики – офорта, литографии.

Окончание худграфа пришлось на разрушительные 1990-е, когда многое из технических средств, имевшихся в Художественных фондах отделений Союза художников России, безвозвратно утрачивалось. В одном из интервью Андрей подробно рассказывает о том, как вместе с художником Борисом Мироновым стремился возродить искусство эстампа в Омске: «У нас здесь был офортный станок, а литографского не было. И Боря все мечтал в Омске мастерскую литографии возродить. Будучи как-то в Доме творчества на «Челюскинской», мы узнали, что есть такой Музей эстампа в Москве, поехали туда. Там когда-то были печатные мастерские, они закрылись, все оборудование было разобрано и стояло на складе. И мы договорились, что нам продадут этот станок. Союз художников выделил деньги, мы привезли и литографский станок, и литографские камни. Все это Германия, XIX век. Он и сейчас работает. Мы на нем сделали табличку, что в 1995 году сей станок был привезен МИРОНОВЫМ и МАШАНОВЫМ, тем самым мы возродили эпоху литографии в Омске».

Эстамп (и офорт, в частности) привлекал А. Машанова широтой возможностей, эстетическими качествами. Впервые попав на творческую дачу «Челюскинская» в 1992 году, попробовал себя в офорте, литографии, монотипии. Там же началась серия офортов «Древнерусские мастера», представленная во Владивостоке, и логически связанная с работами В. Иванкина.


«Прохор с Городца», «Боян», «Зодчие», «Кирилл и Мефодий», «Дионисий», «Книжный изограф» и другие листы этой серии продолжают тему духовных основ, внутренней красоты, мудрой мысли, служения гуманистическому идеалу. Художник достигает удивительных вершин в технических характеристиках офортов. Монохромная гамма, фактура листа вызывают ассоциации с тонкой вязью древнерусской скани. Это связано с традицией русской рукописной книги – тератологическим орнаментом, причудливыми буквицами, тонким узором заставок. Книга, как Слово и как предмет искусства становится отправной точкой для ещё одной серии «Книга ангелов», в которой книжный разворот состоит из небольшого по формату офорта и каллиграфически выполненного афоризма. К введению цвета в офорт как к особому декоративному приёму художник прибегает в сериях тематических работ и натюрмортов.

Сергей Михайлович ЧЕРКАСОВ
 К творчеству Сергея Черкасова вполне применимы строки приморского поэта Геннадия Лысенко:

А что Москва, а что столица? –
То воевать, то воровать...
И я бы мог там поселиться,
Но душу некуда девать.
Останусь здесь, где ветры свищут,
Чтобы с Орлиного гнезда
Смотреть, как в бурном море ищут
Огни маячные суда.

Известный книжный график, в 1990-х С. Черкасов обратился к станковому искусству. И здесь вырабатывается его особый фирменный почерк – утончённый, изысканный, очень узнаваемый. Он выбирает для себя несколько тем, в которых работает последовательно и самозабвенно, одна из них – тема Владивостока.

Художник пишет поэтический образ города, лишённый фотографически точных деталей. В его работах есть особый лирический строй, настроение. Вместе с тем, если говорить об отношении автора к натуре – это скрупулёзность и умение подметить каждую деталь, состояние. Метод С. Черкасова – фиксация натуры в карандашном рисунке, фактически скетче, когда в нескольких тонких и точных штрихах художник запечатлевает фрагмент реальности. Иногда этот метод перестает быть вспомогательным моментом и приобретает самостоятельное значение, диктует стилистику работы. В частности, это ярко проявилось в серии пейзажей, созданных в творческой поездке в Юго-Восточную Азию в 2011 году. В технике тонированного тушью рисунка С. Черкасов создал выразительнейшие пейзажи Мьянмы. Но чаще рисунок дает импульс дальнейшей работе, оставаясь в рабочей папке художника.

Что касается художественного языка С. Черкасова – он живописен и графичен одновременно. Причём графичность работ Черкасова – не столько внешняя характеристика, хотя понятно, что опыт работы в книге изваял мастера, особенно внимательного к линии. Но думается, что графичность – это проявление некоего внутреннего склада художника, в последние годы много работающего в живописи. Этот склад воплощается в соотношении пятен и масс на холсте, в особенностях техники, когда из последовательного наложения линий получается целостное полотно, имеющее объём и фактуру, в готовности к эксперименту (одна из новых работ выполнена на фанере и включает аппликацию).


Любимому городу посвящены ежегодные персональные выставки. Для Сергея Черкасова – это точка, замыкающая его личную и творческую биографию. Выросший в Приморье (Шкотово, Артём называет землёй своего детства), художник сформировался во Владивостоке, как личность, и как творческая персона. Его работы о Владивостоке давно являются визитной карточкой, своеобразным символом города. Созданные в живописи и графике маяки, набережные, уголки старого города разошлись и продолжают расходиться по миру, а художник вновь и вновь обращается к, казалось бы, изученному до тонкостей материалу. И неизменно находит новые нюансы. Собственно, это умение и есть истинная творческая свобода.

В 2017 году этом году С. Черкасов представил зрителю новую выставку, состоящую исключительно из акварелей. Чистота звучания камерных работ оказалась удивительной, побудив автора к созданию новых работ, включённых в нынешнюю экспозицию.


Подводя итог, хотелось бы сказать, что выставка трёх замечательных художников даёт уникальную возможность увидеть во Владивостоке, в первую очередь, искусство графики, которому авторы служат не только собственным творчеством. Так, В. Иванкин занимается исследовательской работой: в 2015 году вышел художественный альбом «Акварель. Традиции и современность», посвящённый аспектам развития школы акварельной живописи с середины ХХ века по настоящее время. А. Машанов является куратором творческой дачи «Челюскинская». С. Черкасов популяризирует графику в издательской серии календарей. А значит умное и тонкое искусство будет продолжаться.

Ольга ЗОТОВА,
кандидат искусствоведения,
доцент ШИГН ДВФУ,
Почетный член Российской академии художеств

Фото Александра КУЛИКОВА