понедельник, 25 марта 2019 г.

Любимое увлечение Ольги ВАСИК




Статья и несколько фотографий Ольги Николаевны ВАСИК, главного специалиста управления организации научных исследований Дальневосточного отделения РАН, недавно опубликованы в известном журнале «National Geographic Россия». Это знаменательное событие. Конечно, Ольге было приятно, когда все знакомые и друзья искренне радовались за неё и поздравляли: ну вот, наконец-то в «NG» и Владивосток представлен!

Сегодня Ольга – мой собеседник.

Ольга ВАСИК. Фото Виты ВИТАГРА

– Расскажите, как вы пришли в фотографию?

– Оказавшись в качестве математика-компьютерщика в биологической экспедиции на Сахалине я, как и другие мои коллеги, увлеклась фотографированием дикой природы. Там стало ясно, что компактные фотоаппараты меня не устраивают, и к экспедиции на Командорские острова в 2008 году я обзавелась цифровым зеркальным фотоаппаратом и телеобъективом. На Командорах я познакомилась с орнитологом Ларисой Зеленской, с которой затем не раз ездила в экспедиции в качестве научного волонтёра и фотографа.


В основном, фотография для меня была и продолжает оставаться увлечением и только незначительная часть моей профессиональной деятельности предполагает работу с фотоаппаратом. Ну, а для себя я снимаю почти каждый день.

– В какой момент жизни произошёл переход от съёмки по выходным к съёмке практически каждый день?

– Когда услышала от людей такие слова: «Надо же! Неужели у нас в городе есть птицы, полюбоваться которыми люди летят на Камчатку!» Вот я и подумала, что могу снимать этих великолепных птиц хоть каждый день, не тратясь на дорогостоящую поездку. Горжусь, что опубликовала первый фоторепортаж про орланов в 2013 году на сайте Примпогоды! Теперь зимой про орланов рассказывают практически все СМИ города, а горожане специально приходят на набережную Цесаревича любоваться этими красивыми птицами!

– А вы пробовали продавать свои фотографии?

– Сейчас в мире существует целая индустрия дистанционной продажи фотографий для различных целей через фото-банки или фото-стоки. Сток принимает фотографию только отличного качества, у неё: продуманная композиция, естественные цвета, отличная резкость в нужном месте и, разумеется, достаточное разрешение. Сток платит за снимок несколько десятков центов, поэтому я отправляла фотографии не для того, чтобы заработать, а с целью получения профессиональной оценки качества фотографии.


– Какие объекты съёмок для вас наиболее интересны?

– Размер имеет значение. Могучие и красивые дикие животные никого не оставят равнодушным. На Таймыре я снимала моржей, овцебыков и даже белого медведя. 


Во Владивостоке из крупных диких животных можно увидеть только орланов. Это огромные величественные птицы, которых сравнительно несложно фотографировать. Труднее сделать интересный снимок мелкой птицы, например, синички. Она – маленькая, осторожная, скрытная, быстрая птичка, её непросто поймать в фокус, да ещё так, чтобы она не пряталась за ветками и вела себя естественно.

За многие годы, даже столетия, совместного проживания в городах птицы научились распознавать людей, как бы те не прятались. Тем не менее, дав понять птицам, что не представляете для них опасность, двигаясь плавно, не используя одежду ярких расцветок, вы сможете подойти к ним достаточно близко и сделать отличные фотографии. Начать можно у кормушек, а потом перейти к съемке в естественных условиях.


Птицы дают нам великолепную возможность познакомиться с жизнью диких животных прямо в черте города. В городском парке, на прогулке в пригороде вы сможете увидеть до полутора десятков видов птиц, в том числе – краснокнижных. Моя подруга Ирина Малыкина в кампусе ДВФУ засняла птиц более семидесяти видов. В том числе редчайших – ошейникового зимородка и чёрного дронго!

Недавно мне удалось сфотографировать тростниковую сутору. Род суторы распространён в Гималаях, а у нас встречаются только бурая и тростниковая суторы. Последний вид, как ясно из названия, под угрозой исчезновения из-за частых в наших краях пожаров, сгорают тростники и с ними исчезает сутора.

– Как получилось, что орланы стали вашими любимыми моделями?

– Во Владивостоке зимой остаются незамерзающими обширные участки акватории, здесь орланы сравнительно легко могут добыть пропитание не только традиционное, к которому привыкли в результате эволюции, но также и то, которым с ними делится человек через рыбокомбинаты, животноводческие хозяйства и так далее.

Первым во Владивостоке, в 2008 году, орланов стал снимать Евгений Слободской, к нему присоединились Олег Катугин и Александр Никитин. Я включилась в их компанию только зимой 2012-13 годов. Оба вида – орлан белохвост и белоплечий производят впечатление, но белоплечий поразительно красив! Самый могучий из орланов, он украшен белыми плечами, штанами и хвостом!

Нынешней зимой на набережной Цесаревича ежедневно можно было увидеть десяток и более фотографов, снимающих орланов. Портреты орланов можно встретить в любых социальных сетях. Уверена, что орланы запоминают своих фотографов, очень хотелось бы узнать, что орланы думают о нас?


– Но ведь ваши лица почти всегда скрыты за фотоаппаратами?

– Тем не менее, это так. Орланы – интеллектуалы пернатого царства. У них замечательная память. Они на всю жизнь запоминают всех своих птенцов. Орланы охраняют свою территорию, но их дети беспрепятственно прилетают к родительскому гнезду, даже будучи вполне взрослыми птицами.

– А вы запоминаете орланов?

– Конечно, ведь я их люблю! Легко узнаваемых – пять-шесть птиц. У одного, видимо, была травма клюва, другой летает с приоткрытым клювом, у третьего – в хвосте – перо чёрного окраса среди белых, у четвёртого – перья в виде бородки, а у пятого – в виде хохолка. По одному кадру трудно отличить одного орлана от другого, но когда он появляется раз за разом в кадре, – начинаешь замечать какие-то особенности.

Например, два года подряд прилетала особенно приметная орлица (самки орланов крупнее самцов). Летела ли она в небе, садилась ли на льдину, когда к ней подлетали собратья – она кричала. Вот такая «Трандычиха», так я её назвала. Другой – ест на лету, а ещё у одного орлана травмированное крыло срослось так, как будто состоит из двух отдельных частей. Мы с фотографами прозвали его «Самураем», потому что его крыло напоминает кимоно и ещё потому, что у него невероятная сила духа – с такой травмой он выжил и встал на крыло!

Портрет моего самого любимого орлана под названием «Я – старый солдат, о Донна Роза!» можно посмотреть в альбоме «Самая красивая страна». Отличительная примета этой птицы – отсутствие третьего когтя на правой лапе. Она очень толерантно относилась к людям, фотографы снимали её лет пять подряд. И вот она перестала появляться во Владивостоке… Но в этом году мягкая зима, вообще прилетело очень мало птиц, может быть, она просто не долетела? В прошлые годы я видела в день до 26 белохвостых орланов максимум, а в этом году всего 14. Очень надеюсь, что мы ещё увидимся!


– Птицы – дикие, но не опасные животные. А однажды на съёмке вам довелось выдержать атаку мускусного быка. Расскажите об этой встрече, пожалуйста.

– Было дело, пободались немного! Случилось это во время фотоэкспедиции на Таймыр. Овцебыки стараются не допускать сокращения безопасной, с их точки зрения, дистанции с человеком. Мы догнали на машине стадо, немного поснимали и больше им не мешали, уехали, а вечером на пути к живописному озеру неожиданно встретили одинокого старого быка. С нами была собака водителя, которая увязалась за машиной. Собака тут же приступила к исполнению своих привычных обязанностей, поставив быка «под выстрел». Мы фотографировали, собака крутилась вокруг быка, не давая ему уйти, а бык «накалялся». Собака поняла, что охотники мы никакие и удалилась по своим собачьим делам. Ну, а бык обнаружил, что напротив его морды стою я. «Так вот кто это затеял!» – вероятно, подумал он и помчался прямо на меня. Овцебык – это не только много длинной шерсти, хвост и четыре копыта, но ещё чугунный лоб с крепкими рогами и полтонны живого веса!

– Вы сильно испугались?

– Нет. Не успела, я так устроена, что в случае опасности страх отступает, а спокойствие и рассудительность остаётся. Я решила попытаться испугать быка, став больше, я вскинула руки с камерой, и стала выше быка. Не сработало. Ну, а когда он подлетел практически вплотную, оставалось только увернуться, что мне удалось. Чиркнув рогом по куртке, бык пролетел мимо и, к моему счастью, решил не возвращаться. Один из спутников снял всю корриду, он потом признался, что даже не осознавал, как снимал.

Потом ещё была встреча с белым медведем, дрейфование во льдах, так что по экстремальности то путешествие на Таймыр было самым ярким.

– Участвуете в фотоконкурсах?

– В прошлом году моя карточка с уткой-мандаринкой и куликом заняла первое место в проекте «Посмотри на Владивосток». Это была первая победа на региональном конкурсе с хорошей традицией, при серьёзной конкуренции.

В этом году мои фотографии попали на выставки «Первозданная Россия» и «Самая красивая страна», буквально на днях я получила авторские экземпляры фотоальбомов этих выставок. Приятно, что растёт стопочка книжек, в которых опубликованы мои фотографии. Публикация в «National Geographic Россия» – для меня праздник, который пришёл в первый раз в жизни.


– Когда ожидать вашу следующую фотовыставку? Чему она будет посвящена?

– В прошлом году мы, семнадцать фотографов из нескольких городов Приморья, Москвы и Астрахани при поддержке Президиума ДВО РАН и Дальневосточного морского заповедника провели фотовыставку «Фестиваль орланов». Она вызвала большой интерес у зрителей и была замечена многими СМИ. Хотелось бы повторить этот опыт и в нынешнем году.

– Желаю вам творческих успехов и до встречи на новых выставках!

– Большое спасибо, обязательно встретимся!



Фото Ольги ВАСИК



среда, 13 марта 2019 г.

Дистанционное зондирование Земли в целях охраны Природы

В последние годы в природоохранной науке и практике происходят, без преувеличения, революционные изменения: из описательных они превращаются в количественные. В значительной степени это связано с внедрением технологических, численных методов. Их использование даёт возможность получать огромное количество информации из относительно простых экспериментов. Сейчас уже недостаточно просто сказать, что фактор А влияет на популяцию Б: это нужно доказать статистическими методами. Как правильно посчитать животных в заповеднике? Как сравнить рост растений на двух площадках? Какое количество туристов безопасно для хрупкой экосистемы?

Учебный корпус АНО «Общество сохранения диких животных»

На помощь работникам заповедников пришли специалисты Общества сохранения диких животных. Приоритетная задача Общества – помочь сохранить природные экосистемы Дальнего Востока России и населяющие их многочисленные виды животных и растений. Общество поддерживает научные исследования, которые являются основой для разработки и реализации мероприятий по сохранению множества видов животных, в том числе амурского тигра, дальневосточного леопарда, камчатского бурого медведя и рыбного филина. Его приоритет – сохранение ключевых видов и важных местообитаний, охрана которых позволит сохранить биологическое разнообразие всего региона.

Наши собеседники сегодня – организаторы и участники семинара «Дистанционное зондирование Земли», прошедшего в научно-исследовательском центре Общества сохранения диких животных в пос. Терней.

Евгения БРАГИНА, кандидат биологических наук, директор учебных программ АНО «Общество сохранения диких животных»:

– Цель моей работы – изучение, сохранение и восстановление популяций диких животных, сохранение мест их обитания, формирование у населения бережного отношения к дикой природе. К сожалению, даже среди учёных можно встретить непонимание важности деятельности по охране окружающей среды. Поэтому необходимо активно продвигать научно обоснованный, численный подход, чтобы природоохранные исследования превращались в точную науку, подобную физике и математике. Например, если мы говорим, что тигры предпочитают определенный вид добычи, то это потому, что в 70±3.4% случаев мы встречаем именно этот вид в диете тигров, а не потому, что у того или иного эксперта сложилось такое впечатление.

Конечно, занятый специалист вряд ли сможет оторваться от текущей работы на полгода, чтобы привычным образом пройти профессиональную переподготовку, но ему удастся «выкроить» неделю-другую для обучения новому подходу методом полного погружения.

Вот мы с коллегами и решили организовать для работников особо охраняемых природных территорий (ООПТ) серию сравнительно коротких семинаров, которые дали бы специалистам навыки практической работы в выбранных направлениях. В наших планах на 2019 год двухнедельный курс по статистике, который позволит коллегам на современном уровне обрабатывать полученные ими данные. Кроме этого, планируем продолжить обучение: написанию заявок на гранты; природоохранной социологии – науке о сотрудничестве со всеми заинтересованными лицами, будь это местные жители или бизнес; геоинформационным системам; анализу временных рядов и другим предметам.

Мы хотим сделать наш учебно-научный центр мобильным. Не всем слушателям удобно добираться до Тернея, поэтому некоторые семинары были проведены во Владивостоке, в Барабаше, на базе Национального парка «Земля леопарда». Планируем осенью этого года провести в Печоро-Илычском заповеднике семинар по написанию научных статей. Обсуждаем планы с коллегами байкальских и европейских ООПТ.

Всем специалистам, работающим в природоохранной сфере, нужны цифровые карты, современные методики сбора данных, их анализа, визуализации и так далее. Независимо от того, занимаешься ли ты вырубками, считаешь горалов или антропогенную нагрузку в заповедниках. Поэтому мы и провели семинар по методам дистанционного зондирования и собрали самых разных специалистов, объединённых общими целями.

Организатор семинара Евгения БРАГИНА

Екатерина ПЕТРУНЕНКО, младший научный сотрудник лаборатории геоботаники (Ботанический сад-институт ДВО РАН):

– Было большой удачей встретиться на семинаре с разработчиком программного комплекса, создателем портала GISLAB Максимом Дубининым. Общение со специалистом такого уровня трудно переоценить. Я открыла для себя много нового, поняла, как работать эффективнее, получать более точную информацию, делать это быстрее, чем мне удавалось раньше.

Например, по серии космических снимков прослеживать динамику снежного покрова на определённой территории. Для меня это важно, поскольку я изучаю ресурсные возможности ландшафтов, растения, которыми питаются копытные. Плотность копытных находится в прямой зависимости от качества и объёма имеющихся растительных запасов. В случае, если число оленей и косуль будет превышать кормовые ресурсы территории, возможна деградация растительности, что может грозить сокращением популяций не только травоядных, но и хищников. Эти знания важны, например, для НП «Земля леопарда» при разработке и реализации программы увеличения численности дальневосточного леопарда, поскольку они позволяют эффективно управлять численностью популяций травоядных животных, непосредственно связанных с леопардом в пищевой цепи.

Ведущий лектор семинара Максим ДУБИНИН

Михаил САЛО, научный сотрудник, (ФГБУ «Сихотэ-Алинский государственный заповедник»):

– В 2016 году наш заповедник сильно пострадал от пришедшего в сентябре тайфуна «Лайонрок». В результате ураганного ветра на больших площадях леса произошли сильнейшие ветровалы. В ближайшие годы это приведёт к значительному повышению пожароопасной обстановки. Поваленные деревья не только повышают пожароопасность, их завалы на тропах препятствуют безопасному перемещению сотрудников заповедника и туристов. Также этими тропами часто пользуются дикие животные: крупные хищники и копытные, а в зимний период доступность троп становится особенно важной. Лесу понадобится очень много времени на восстановление. Пока невозможно полностью оценить ущерб, нанесённый стихией заповеднику, потому что нет достаточных ресурсов для того, чтобы выявить все ветровалы, обойти их пешком или облететь на вертолёте, нанеся контуры на карты. Вот тут нам и пригодились методы дистанционного зондирования, позволяющие сразу увидеть картину событий в полном объёме. С методиками, приёмами работы с программами я познакомился на семинарах, организованных Обществом сохранения диких животных. 

Спутниковый мониторинг интересен мне возможностью отслеживания ситуации с лесными экосистемами, пожарами, очагами гроз, он помогает классифицировать растительность, изучать редкие растительные сообщества и, конечно, очень важен при принятии тех или иных практических решений.

Практическое занятие по дистанционному зондированию Земли

Ольга ЗАУМЫСЛОВА, научный сотрудник, (ФГБУ «Сихотэ-Алинский государственный заповедник»):

– Я надеюсь, что методы ДЗЗ помогут мне выявить места обитания амурских горалов, построить карту ареала горала. Амурский горал – редкий вид копытных животных, он предпочитает жить в горных лесах, держится маленькими группами на береговых скалах с примыкающими лесистыми сопками, на крутых склонах с каменистыми осыпями и травянистыми лужайками. В Приморье большая часть популяции находится под охраной Сихотэ-Алинского и Лазовского заповедников.

В настоящее время анализ космических снимков позволяет с достаточной точностью провести классификацию растительности, определить такие параметры рельефа как высота, крутизна и ориентация склона, а также производные от них индексы. У нас есть наземные наблюдения мест встреч с горалами, так что, сопоставив имеющиеся данные с результатами анализа спутниковых изображений, мы, надеюсь, получим ответ на вопрос о местах обитания и границах распространения амурского горала.

Евгений ЕГИДАРЕВ, кандидат географических наук, старший научный сотрудник (Тихоокеанский институт географии ДВО РАН, Амурский филиал Всемирного фонда дикой природы):

– Уже довольно давно методы дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) и геоинформационные технологии успешно используются в научных исследованиях и в практике при изучении природной среды. В последнее время широкие слои населения познакомились с гугловскими (Yandex, Bing и др.) картографическими «подложками», обзавелись смартфонами и стали пытаться распознавать объекты на космических снимках. Но число профессионалов, работающих в этой области, выросло незначительно.

Тем не менее, по участникам семинара видно, что интерес к семинару проявили самые разносторонние специалисты, разделённые географически от юга Приморья до севера Камчатки, а профессионально – от зоологии до социологии. Одна из целей семинара состоит в том, чтобы в природоохранной сфере появились и укрепились специалисты, способные решать задачи с использованием независимых источников, таких как данные дистанционного зондирования Земли. Окрепнув методически, они смогут стать своеобразными «центрами кристаллизации» в своих организациях. Замечу, что очень важно поддерживать и развивать полученные на семинарах навыки и профессиональные связи, поэтому значение создания дружелюбной профессиональной среды трудно переоценить.

Евгений ЕГИДАРЕВ

К достоинствам семинара можно отнести выбор открытого программного обеспечения, используемого в работе. Его можно свободно скачать, установить на своём или рабочем компьютере и работать с ним. Данные ДЗЗ под природоохранные задачи сейчас также несложно найти в открытом доступе.

Работа предстоит непростая и потребует от исследователей особенного усердия, скрупулёзности, упорства в освоении больших массивов информации. Хороших результатов в работе с геоинформационными системами достигают люди с математическим складом ума, а также те, кто легко осваивает новые программы.

Вот эти активные «центры кристаллизации», развившись, вырастив и укрепив связи между собой, создадут на Дальнем Востоке среду, которая выведет наши региональные исследования с использованием данных дистанционного зондирования для оценки современного состояния и перспектив развития системы ООПТ на качественно новый уровень.

Александр КУЛИКОВ,
заместитель директора «Дальневосточного морского заповедника» – филиала ННЦМБ ДВО РАН

Вручение сертификатов
Фото Евгения ЕГИДАРЕВА, Александра КУЛИКОВА

вторник, 12 марта 2019 г.

К познанию жизни леса



Мы с детства знаем, что леса – это лёгкие планеты. Дальний Восток России всегда был лесным краем, а как дела обстоят сегодня? Произведён ли точный учёт лесов в России, на Дальнем Востоке, в Приморье? Так ли велики рубки леса, как об этом пишут защитники природы в последние годы? На наши многочисленные вопросы отвечает Ольга Николаевна УХВАТКИНА, старший научный сотрудник сектора лесных экосистем Федерального научного центра биоразнообразия наземной биоты Восточной Азии Дальневосточного отделения РАН (ФНЦ Биоразнообразия ДВО РАН), кандидат биологических наук.

В дебрях тайги. Экспедиция по краю, 2018 год

– Известно, что Дальний Восток, особенно в своей южной части исторически был и остается лесным регионом. Там, где климатические условия позволяют, мы встречаем самые разнообразные леса – от суровой бореальной тайги на севере, до неописуемого разнообразия уссурийских лесов на юге, от почти сибирских строгих лесов на западе, до уникальных и неповторимых островных сообществ. Даже несмотря на активное освоение Дальнего Востока в последние 150 лет, природное разнообразие ещё сохраняет свои исторические черты.

Что касается учёта лесных ресурсов, то по отчётам у нас всё хорошо – площадь лесов не снижается. Но если принять во внимание качество лесов, то выяснится, что активное и неоднократное (особенно на юге) освоение лесов уже привело к потере многих уникальных лесных сообществ, а ту «уссурийскую тайгу», о которой писали классики, сейчас можно найти только в книгах.

Вот такие кедры были в лесах раньше

– Есть ли у властей точная информация о состоянии наших лесов и размерах допустимых объёмов рубок лесов?

– К сожалению, само государство не знает, сколько у него осталось лесных ресурсов, а у работников лесного хозяйства на местах просто нет сил и возможностей для полноценного контроля над заготовками древесины. И такая ситуация сложилась не только на Дальнем Востоке, но и повсеместно в стране. Государство теряет ресурс и даже не знает об этом.

– Если состояние лесов критическое, то чем могут помочь учёные, и будут ли прислушиваться к ним власти?

– Мы создаём карту нарушенности лесного фонда рубками. Начали с Приморского края, планируем распространить работу на Хабаровский край. Уже хорошо видно, что ситуация действительно критическая и накопившиеся проблемы необходимо решать с привлечением разнопрофильных учёных и специалистов. Лесных экологов – для оценки рисков для экосистем и сохранения растительности, лесников – для поиска эффективных способов ведения хозяйства, экономистов – для адаптации предложенных решений к условиям современного рынка, маркетологов – для продвижения леса, как источника недревесных продуктов, туризма и т.д. К сожалению, пока власть не видит истинных масштабов проблемы нарушения лесов и возможных последствий.


– Чем грозят рубки леса людям и животным? Обратимы ли последствия рубок лесов для региона, края? Может быть, проблема последствий вырубки преувеличена? Ну вырастут новые леса лет через 300-400, и всё наладится?

– Если не изменить сложившуюся тенденцию, то вероятны не только утрата разнообразия и нарушение баланса в экосистемах, что может привести к гибели многих видов животных и растений, но и серьёзные экологические, социальные и экономические потери. Не нужно забывать, что мы живём в эпоху глобальной смены климата и отсутствие или серьёзное нарушение природной среды на таких огромных пространствах приводит к увеличению интенсивности и масштабности катастрофических явлений (например, силе наводнений, засух, т.д.). К тому же, прогнозируемое исчерпание лесных ресурсов в ближайшие годы может привести к серьёзным социальным проблемам – больше половины населённых пунктов завязаны на лесной отрасли, и её неизбежный развал приведет к тому, что люди покинут эти посёлки.

– Ольга, пришла весна, а потому хочется поговорить не только о трудностях и проблемах. Расскажите немного о себе.

– Родилась в г. Уссурийске 4 ноября 1981 года. Мои родители далеки от науки – мама была технологом на хлебозаводе, отец – работал металлургом на локомотиворемонтном заводе. У меня двое сестёр. После школы поступила в Институт лесного хозяйства Приморской государственной лесохозяйственной академии. Закончив в 2004 году институт по специальности «инженер лесного хозяйства», по распределению поехала работать в Дальневосточный НИИ лесного хозяйства в г. Хабаровске. С 2006 года начала работать в Биолого-почвенном институте ДВО РАН. Сейчас на его базе создан ФНЦ Биоразнообразия ДВО РАН. Кандидатскую диссертацию защитила в 2008 году.

Ольга Николаевна УХВАТКИНА

– Как получилось, что вы увлеклись биологией, почему объектом исследований выбрали леса?

– Не могу сказать, что это увлечение было с детства, поскольку тогда отличить ясень от ильма для меня было сложной задачей. В институте я познакомилась с выдающимися преподавателями старой закалки, которые не просто давали книжные знания, но учили нас понимать жизнь леса. Именно тогда мне захотелось разобраться в сложных законах и механизмах, по которым живёт и устроен лес. Пришлось пройти долгий путь от абсолютного незнания даже названий растений, до попыток заглянуть за грань видимого в сложнейшей экосистеме.

– Вы – старший научный сотрудник сектора лесных экосистем ФНЦ Биоразнообразия. Каковы основные направления деятельности сектора, расскажите о своём вкладе в эти исследования.

– Как понятно из названия, сектор занимается комплексными лесоэкологическими исследованиями (пространственная и временная динамика леса, механизмы, определяющие жизнь леса, климатические параметры, влияющие на жизнь леса и т.д.). Мы изучаем влияние гидрологии на жизнь леса и обратное влияние; лесоводственные аспекты, важные для лесного хозяйства.

Наш сектор – это небольшая, но сплоченная команда под руководством моего друга и постоянного соратника Александра Михайловича Омелько. Благодаря тому, что каждый из нас занят решением части общей задачи, впоследствии удаётся получить серьёзный и значимый результат – по-другому невозможно решать сложные экологические проблемы.

Я руководила грантами Российского фонда фундаментальных исследований и Дальневосточного отделения РАН, участвовала в международных исследовательских проектах. В настоящее время мои исследования направлены на изучение популяционной организации древостоев хвойно-широколиственных лесов юга Российского Дальнего Востока, влияние глобальных климатических процессов на динамику кедрово-широколиственных лесов. Веду научно-популярную работу по проблематике истощения лесов юга российского Дальнего Востока.

– Ольга, ваши работы имеют фундаментальный характер? Используются ли в практике результаты исследований, проведённых вами? Расскажите о своих достижениях.

– Все мои достижения – это достижения нашей команды, я не могу сказать, что что-то сделала сама, без моих коллег, моих ребят – научной молодёжи, без помощи старших товарищей. Поэтому и буду говорить «мы».

Мы занимаемся изучением структуры и динамики хвойно-широколиственных лесов с точки зрения лесной экологии последние 10 лет. Начинали практически с нуля – исторически так сложилось, что на Дальнем Востоке приветствовались исследования ресурсные, то есть лес воспринимался и изучался как ресурс, а не как живая система. Да и вообще в стране по теме лесной экологии работают немного исследователей. А ведь без понимания закономерностей устройства лесов и его взаимовлияния с человеком можно допустить катастрофические по последствиям ошибки. Кстати, ситуация с истощением лесных ресурсов сейчас – один из примеров недооценки воздействия со стороны человека.

Взятие образцов дуба на изотопный анализ

Фундаментальный характер наших исследований проявляется в исследовании сложных механизмов взаимодействии растений в лесу, изучении влияния климата на древесные растения (а затем и на всю экосистему), анализа жизненных стратегий, роста и развития древесных растений.

Взятие образцов для климатических исследований

Но мы стараемся не только получить фундаментальный результат, но и донести его до широкой общественности. Вот, например, мы впервые для северо-восточной Азии создали реконструкцию температур за последние 500 лет, и по ней показали, что глобальное потепление для нашего региона началось не в 1960-х годах, а в конце ХIХ – начале ХХ веков. Другой пример: мы получили данные о том, что лесообразующим видам для успешного существования сообщества необходима территория не менее 4-5 тыс. га, а редким древесным видам (например, тис) – больше 20 тыс. га. Казалось бы, результат очень далёкий от практических забот, но он показывает, что нет смысла создавать маленькие по площади особо охраняемые природные территории (ООПТ), в них лесная экосистема не будет устойчива даже к природным факторам, значит и животный мир не сможет существовать нормально. Вывод – ООПТ должны быть бОльшего размера.

– В каждом важном деле нельзя без помощников. Подрастает ли в лаборатории научная смена – молодые специалисты, студенты-дипломники?

– Да, коллектив лаборатории не замыкается в себе, мы активно работаем с молодёжью, но принимаем в свои ряды немногих. Дело не в наших капризах – обучение работе в лесной экологии процесс долгий, на подготовку даже технического специалиста уходит не меньше трёх лет. Вся наша молодёжь сначала проходит испытание «полевыми», а только потом более глубоко включается в работу. Но те, кто выдержал – становятся полноценными и самодостаточными специалистами, умеющие работать и за компьютером, и руками в лесу.

– Какие исследования планируете на ближайшие годы?

– Мы пытаемся понять, почему в ненарушенном лесу (существующем без вмешательства человека тысячелетиями) выживают виды с самыми разнообразными жизненными стратегиями, не только самые приспособленные. Например, светолюбивые виды которые, казалось бы, должны исчезать за 40-80 лет.

Попытаемся оценить масштабы влияния смены климата на кедрово-широколиственные леса, создадим прогнозные карты будущего распространения кедра корейского.

Продолжим изучение жизненных стратегий разных древесных видов, до сих пор остающиеся загадкой.

Ну, а по пути много ещё чего откроем!

«Едем домой!» Хинганский заповедник, выезд с полевых работ

– Ольга, востребованы ли достижения лесной науки?

– Власть и лесная отрасль оперируют в рамках знаний 40-60-х годов прошлого века и не спешат воспользоваться современными достижениями науки, ушедшей далеко вперёд в понимании ситуации с лесом. Отчасти это связано с тем, что признание изменившейся реальности неизбежно потребует от власти глубоких перемен в лесной политике. Проще сделать вид, что пока что всё остаётся под контролем.
Поэтому лесной науке остаётся идти путём получения и накопления глубоких экосистемных знаний. Когда придёт время, и появится и запрос на серьёзное переустройство лесной политики, наука будет способна ответить на вызовы современности. Думаю, это самый правильный путь.

Занимаетесь ли вы общественной работой?

– Общественная работа нашей команды – это популяризация знаний о лесах. В интернете просто шквал информации о лесах, о видах европейских, а вот о дальневосточной природе, к сожалению, только отдельные «крохи». Поэтому мы решили сами рассказывать о природе уссурийского края. Активно используем современные средства коммуникации – соцсети, где ищут информацию большинство любознательных людей. На мой взгляд, это вполне оправданно – давать людям информацию там, где они её ищут.

Мы используем разные площадки, чтобы рассказать населению о проблемах леса, нашей уссурийской тайги и о различных проявлениях этих проблем. Запрос на знания со стороны населения очень высок а нам, учёным, не всегда хватает желания интересно рассказать обществу о своей деятельности. Но мы же работаем именно для общества и не должны об этом забывать.

В багульниковых зарослях. Амурская область, 2011 год

В заключение нашей беседы жизнелюбивая, энергичная, неравнодушная девушка Ольга, рассказывая о себе, добавила: «я – обычный человек, с семьёй, своими увлечениями, радостями и трудностями. Люблю путешествовать и познавать те места, в которые забрасывает жизнь с их историей. У меня много друзей вне научной среды – и это полезно смотреть на учёных глазами людей других профессий. Считаю себя счастливчиком – работа для меня и хобби одновременно, это моё живое дело. Люблю, открывать новое, люблю, когда от моей работы есть толк, люблю, когда мои результаты становятся интересны другим…

Всем нам я желаю самого важного – никогда не терять интерес к жизни, и тогда из любых трудных ситуаций всегда найдётся выход!»



Фото из личного архива Ольги УХВАТКИНОЙ