четверг, 6 мая 2010 г.

Ю.С. Оводов. Моя жизнь в науке. Часть 2.

Публикуется с любезного разрешения автора Юрия Семеновича Оводова
Продолжение.

Начало смотреть здесь

Когда мы с Георгием Борисовичем Еляковым прибыли на Морскую экспериментальную станцию, то стали свидетелями очень неприглядной картины: непрерывный дождь, повсюду грязь, сажа и остатки полуразрушенных печей в основном корпусе, никакой дисциплины и порядка у работающих немногочисленных членов экспедиции и у школьников 9 класса ряда школ Владивостока, приглашенных для участия в экспедиционных работах.

Начали с наведения порядка среди школьников, загрузили их работой. У них стало получаться, и они начали испытывать удовольствие от работы. Оказались очень трудолюбивыми, отлично помогали нам в решении разных проблем. Вскоре они стали основной опорой в строительстве МЭС.

Рабочих привозили из поселка Краскино, тогдашнего центра Хасанского района. Их было много, и поначалу это была плохо организованная толпа, члены которой пили и сквернословили. Тогда мы собрали их и поговорили, что называется, по душам. Мы объяснили им, что в случае хорошей работы, мы будем по вечерам устраивать им небольшие праздники и даже со спиртным. Наши ребята носили в бидонах воду снизу из родника в столовую, которая находилась на высоте, на перевале. А наши женщины: Вика Сова, Эмма Козловская и Раиса Оводова готовили для рабочих вкусные ужины и … развлекательно-познавательные программы по вечерам. Это возымело действие, и вскоре оба бригадира, которые возглавляли рабочие бригады, поддержали нас в наведении порядка, таким образом став надежными нашими помощниками. Позднее они были представлены к правительственным наградам. Дело начало спориться.

Строительными работами руководил В.А. Николаев, впоследствии крупный специалист по диатомовым водорослям, доктор биологических наук, получивший признание у ученых США, куда его впоследствии многократно приглашали работать.

У него было хобби – строить домики, небольшие, но добротные. Под его руководством и развернулось строительство домиков на МЭС. Их использовали под дополнительные лаборатории, а жили в палатках. По вечерам собирались на берегу моря, у костра и пели самые различные бардовские и туристские песни, отмечали дни рождения и праздники. Жили очень дружно и весело, хотя непрекращающийся дождь портил настроение. В составе экспедиции были не только наши сотрудники, но и ученые Москвы, Ленинграда, Новосибирска и других городов страны.

Космонавт, директор Ин-та медицинской биотехнологии Миздрава Борис Борисович Егоров и его заместитель (будущий директор того же Института) Сергей Марович Дудкин. МЭС, у директорской гостиницы, 1974 г.

Сначала кое-кто из них роптал, требуя проведения научной работы, но постепенно все привыкли совмещать хозяйственную деятельность с научной, которая началась уже во второй половине лета. МЭС начала функционировать как база нашего института в морских исследованиях. Она постепенно росла и благоустраивалась, оснащалась современным оборудованием. Наши сотрудники вели работу до поздней ночи, но и получали ценные и многоплановые результаты. В частности, Раиса Григорьевна Оводова выделила из морских трав семейства взморниковых зостерин, уникальный пектин со своеобразной структурой и многими видами физиологической активности, например, способностью выводить из организма токсины и радионуклиды. Во время Чернобыльской катастрофы ее группа наработала несколько десятков кило- грамм зостерина и отправила в Киев для лиц, пострадавших в результате катастрофы. Защитив кандидатскую диссертацию, она впоследствии занялась выделением из различных моллюсков и изучением углеводбелковых биополимеров (биогликанов), которые обладают мощным иммуностимулирующим действием на организм, предохраняя его от самых различных заболеваний, включая вирусные и онкологические. За время существования МЭС на ней было проведено очень много различных исследований морских организмов. Конечно, тонкие и точные работы велись в самом институте, но МЭС в течение всего периода являлась основной базой для заготовки и переработки морского биологического сырья.

На МЭС с зам. директора ТИБОХ В.А. Рассказовым (крайний справа). Сзади здание центрального лабораторного корпуса. Сентябрь, 2001 г.

В настоящее время это хорошо оснащенное приборами подразделение Тихоокеанского института биоорганической химии, где по-прежнему ведется узучение структуры и свойств низкомолекулярных биорегуляторов и биополимеров из морских организмов.

В Институте в то время было очень много молодежи, и, начиная с 1967 года, мы проводили ежегодные конкурсы молодых ученых. Победителем первого конкурса стал Валерий Александрович Рассказов, очень талантливый выпускник Владивостокского мединститута, который по прошествии определенного времени сначала возглавил лабораторию нуклеиновых кислот морских организмов, а затем стал и до сих пор является еще и заместителем директора института по научной работе.

Конкурсы молодых ученых стали традиционными и мобилизовали молодежь на активное проведение научных исследований. Руководство ТИБОХ практически всегда принимало участие в проведении конкурсов.

11 конкурс молодых ученых ТИБОХ, 1980 г. Второй слева В.А. Рассказов, крайний справа Г.Б. Еляков.

В эти годы в нашей лаборатории мы вели изучение строения полисахаридов морских трав и бурых водорослей, в результате которого я защитил в июне 1971 года докторскую диссертацию, и в январе 1972 года стал доктором химических наук. Параллельно я получал удовольствие от того, что читал лекции и вел занятия по химии углеводов на химическом факультете Дальневосточного государственного университета и руководил выполнением кандидатских диссертаций сотрудниками нашей лаборатории. В итоге, в ноябре 1973 года мне было присвоено ученое звание профессора. В это же время наши с А.К. Дзизенко работы в области химии углеводсодержащих биополимеров были отмечены премией Ленинского комсомола, которой я горжусь в течение всей своей научной жизни, а в 2008 году в дни 70-летия ВЛКСМ состоялось чествование всех лауреатов этой премии, которые впоследствии стали академиками или членами-корреспондентами РАН. И таких оказалось немало.

В конце 1970 года в жизни академической науки Дальнего Востока произошло большое событие: было принято решение о создании Дальневосточного научного центра (ДВНЦ) АН СССР и 27 января 1971 года в местной печати появилось сообщение о начале его деятельности. Председателем был назначен член-корреспондент АН СССР Андрей Петрович Капица, главным ученым секретарем Виктор Евгеньевич Васьковский.

Этому событию в середине 1970 года предшествовал визит на Дальний Восток президента АН СССР академика Мстислава Всеволодовича Келдыша и вице-президента АН СССР академика Михаила Дмитриевича Миллионщикова, которые определяли, где должен находиться Президиум Дальневосточного научного центра: в Хабаровске или во Владивостоке. Они посетили все институты г. Владивостока, последним был наш институт, в который гости пришли в начале шестого вечера и ушли уже около 19 часов. Беседа была обстоятельной, и нам удалось убедить дорогих гостей в преимуществе Владивостока, поскольку здесь уже эффективно работало несколько академических институтов. Решение было принято, и в итоге Президиум ДВНЦ остался в нашем городе.

Позднее, в середине 70-х годов, Мстислав Всеволодович вновь посетил наш институт, более обстоятельно познакомившись с его деятельностью. Со мной он имел довольно обстоятельную беседу, проявляя неподдельный интерес к изучению полисахаридов и гликоконъюгатов, которые активно участвуют в самых важных процессах жизни. Он задавал много вопросов, и меня поразило его умение сразу же схватывать суть проблемы и задавать вопросы по существу, а также давать очень толковые советы. Его интеллект и широта кругозора поразили меня. Впечатление от этой беседы осталось у меня на всю жизнь.

С созданием Дальневосточного научного центра во Владивосток приехало много москвичей, желавших продвинуться по служебной лестнице. В этом не было бы ничего страшного, если бы наш институт вновь приехавшие не стали рассматривать в качестве основного конкурента в решении собственных проблем. Началось, как они говорили, «наступление по всему фронту» на наш институт. Мы же в это время старались решать следующие вопросы: строительство собственного здания института, создание опытного производства для внедрения в практику уже полученных результатов и строительство складских помещений, ибо в то время в здании Института геологии, где располагалось сразу несколько институтов (в том числе и наш) постепенно накапливалось все больше легковоспламеняющихся жидкостей и газов, что грозило большим пожаром. Все усилия оказались тщетными, хотя в нашей борьбе нас поддерживал вице-президент АН СССР академик Юрий Анатольевич Овчинников, очень талантливый ученый в области биоорганической химии и биотехнологии и крупнейший организатор науки. Именно благодаря ему, в стране стали интенсивно и очень плодотворно развиваться науки о жизни. Было создано много новых биологических институтов. Ю.А. Овчинников решительно помог нам отстоять от разгрома наш институт. Но большой пожар все-таки случился. Это было 22 октября 1976 года. В итоге пострадали люди, был нанесен значительный материальный ущерб. Сразу было принято постановление руководящих органов нашей страны об ускоренном завершении строительства нового здания ТИБОХ, принятое по инициативе Ю.А. Овчинникова и первого секретаря Приморского крайкома КПСС В.А. Ломакина. 1 января 1979 года мы справили новоселье и начали новую жизнь в новом здании. В ДВНЦ сменилось руководство, а случайные, приехавшие ранее варяги вновь подались восвояси. В августе 1976 года нас посетил крупнейший специалист в области химии углеводов, американский исследователь Р.Л. Уистлер профессор Университета Пурду, расположенного в Вест-Лафайете, штат Индиана, США.

С профессором Р.Л.Уистлером в поездке на МЭС. Август 1976 г., Владивосток.

Его работы получили всемирное признание, а его книги, учебные и методические пособия стали настольными для многих поколений химиков-углеводников. Он прибыл к нам со своей супругой Лейлой, и вместе с нами они объехали многие районы Приморья, побывали в Находке, в Уссурийском заповеднике, на Горнотаежной станции, посетили МЭС, обстоятельно ознакомились с некоторыми институтами. Проф. Уистлер Р.Л. прочитал ряд очень интересных лекций, в том числе по структурной химии полисахаридов. Много лет спустя, в 1989 году он пригласил меня посетить Университет Пурду и Уистлеровский институт химии углеводов, ряд ведущих фирм по производству чистых биохимических углеводных препаратов. Поездка моя была очень информативной, дала многое для постановки наших исследований. Мы много раз встречались с ним на различных симпозиумах и конференциях и обсуждали текущие вопросы химии и биохимии углеводов. Умер он совсем недавно, в феврале 2010 года, в возрасте 98 лет. Ежегодно в течение длительного времени на традиционных Международных симпозиумах по химии и биохимии углеводов вручалась премия им. Уистлера Р.Л. ученому, внесшему наибольший вклад в данную область науки.

В профессорском клубе с профессором Р.Л. Уистлером. Май 1989 г. Вест Лафайет, США.

Еще в начале 1969 года наша лаборатория совместно с Научно-исследовательским институтом эпидемиологии и микробиологии (НИИЭМ) СО АМН СССР ( г. Владивосток) начала изучение химического строения и иммуномодуляторных свойств липополисахаридов (ЛПС) грамотрицательных бактерий, выполняющих роль О-соматических антигенов этих микроорганизмов. Их макромолекулы состоят из трех областей: липида А, центральной части и О-специфических полисахаридов. Липид А обусловливает высокую токсичность этих биополимеров и вызывает симптомы того заболевания, возбудителем которого является данный микроорганизм. О-специфические полисахариды обеспечивают иммунный ответ заболевшего организма, который именно на них вырабатывает специфические антитела, обусловливающие иммунитет организма к данному заболеванию на определенный период, иногда на всю жизнь. Мы начали свои работы с изучения структуры ЛПС псевотуберкулезного микроба, вызывающего на Дальнем Востоке специфическое инфекционное заболевание «дальневосточную скарлатиноподобную лихорадку» (ДСЛ). С нашей стороны активно работали группы под руководством кандидатов химических наук Раисы Петровны Горшковой и Тамары Федоровны Соловьевой, иммунологическими работами руководили: директор НИИЭМ проф. Георгий Павлович Сомов (в дальнейшем академик АМН СССР) и заведующая лабораторией Наталья Николаевна Беседнова (в дальнейшем также академик РАМН, а после ухода Г.П. Сомова с поста директора и до настоящего времени директор института). Уже вскоре нам удалось установить, какой тип микроорганизма вызывает заболевание ДСЛ, изучить структуру О-специфического полисахарида его антигена и разработать диагностикум на раннее выявление данного заболевания, множественные симптомы которого характерны и для других болезней. Исследования ЛПС затем проводились широким фронтом в разных направлениях, продолжаются они и в настоящее время. Проводя эти исследования, многие наши сотрудники и сотрудники НИИЭМ успешно защитили докторские и кандидатские диссертации. Впоследствии за цикл работ в этой области Г.П. Сомов, Н.Н. Беседнова и их ученики стали лауреатами Государственной премии СССР, а в 1993 году Р.П. Горшкова, Т.Ф. Соловьева вместе со мной были удостоены премии РАН им. И.И. Мечникова.

По случаю присуждения премии РАН им. И.И. Мечникова. г. Владивосток, ТИБОХ, июль 1993 г. Т.Ф. Соловьева, Ю.С. Оводов, Р.П. Горшкова.

Первые результаты были доложены нами уже на Всесоюзной конференции по химии природных соединений, которая состоялась в июне 1970 года в г. Риге. Здесь мы с женой познакомились с выдающимся немецким ученым, одним из крупнейших специалистов в изучении О-соматических антигенов грамотрицательных бактерий др. Отто Людерицем. Он в то время был заместителем директора Института иммунобиологии общества Макса Планка (Фрайбург, ФРГ). В этом институте О. Людериц и директор института проф. Отто Вестфаль начали проводить исследования ЛПС микроорганизмов, начиная с самого начала 50-х годов и к началу нашей встречи с О. Людерицем они, без сомнения, были самыми крупными авторитетами в этой области. О. Вестфаль и О. Людериц проявили большой интерес к нашим исследованиям, которые только начинались, и пригласили нас посетить их институт и познакомиться с используемыми ими методами исследования.

С доктором О.Людерицем и его супругой Роми (у них на даче). Фрайбург, ФРГ, январь 1973 г.

В начале 1973 году мы с Георгием Борисовичем Еляковым в течение месяца знакомились с Институтом иммунобиологии и были поражены размахом ведущихся там исследований, самым современным оборудованием, очень весомыми достижениями. Особенное впечатление произвел виварий, который бы и сейчас выглядел современным, но впоследствии он был еще более модернизирован. В то время на его строительство было потрачено более 20 млн. немецких марок. В виварии содержались самые различные животные, специально подготовленные для проведения иммунологических опытов.

Я сделал доклад по нашим работам, получил одобрение и поддержку, потом мы подолгу беседовали во всех лабора ториях института с их заведующими и сотрудниками.

В день чествования проф. О.Вестфаля  по случаю его 80-летия. Фрайбург, ФРГ. Слева супруги Вестфаль.

За день до нашего отъезда из Фрайбурга, 2 февраля 1973 года О. Вестфалю исполнилось 80 лет. На торжество приехали выдающиеся ученые со всего мира и в их числе Майкл Хайдельбергер из США (он был первым, кто начал изучение химического строения бактериальных капсульных полисахаридов и их иммунологической активности – во время второй мировой войны его вакцина спасла жизни большого числа американских солдат), Майкл Села из Израиля (один из крупнейших иммунологов мира, который проводил исследования во многих областях иммунологии), очень крупный американский иммунолог Элвин А. Кэбот, ведущий специалист в изучении антител и другие. С некоторыми из них нам посчастливилось познакомиться.

В свою очередь мы пригласили О. Вестфаля и О. Людерица посетить наш институт, в результате О. Людериц приехал во Владивосток, в наш институт, познакомился с его сотрудниками и работами, осмотрел многие достопримечательности г. Владивостока, побывал на Горнотаежной станции и на МЭС, куда мы доставили его на катере командующего Тихоокеанским флотом. Кроме нас, сопровождал О. Людерица сотрудник Н.К. Кочеткова Борис Алексеевич Дмитриев, который в то время тоже проводил изучение О-соматических антигенов. Дело в том, что в конце 60-х годов мы нередко беседовали с Н.К. Кочетковым о бактериальных антигенах, и я настойчиво предлагал начать исследование этих очень активных соединений, поскольку у них было больше возможностей, чем у нас. В итоге Б.А. Дмитриев после защиты кандидатской диссертации приступил к проведению такого исследования. Получив первые результаты, он был приглашен нами сопровождать О.Людерица вместе со мной, чтобы можно было получить от общения наибольшую пользу. О.Людериц прочитал в нашем институте очень обстоятельную лекцию по своим исследованиям ЛПС грамотрицательных микроорганизмов, в первую очередь, сальмонелл. В своей лекции он продемонстрировал только что установленную ими структуру липида А, эндотоксичного компонента ЛПС. Для нас это представило значительный интерес, поскольку мы тоже собирались изучать строение липида А, а теперь смогли сразу приступить к синтезу этого очень интересного соединения. Мы преуспели в этом начинании и даже первыми опубликовали начальные стадии синтеза. Но когда О. Людериц узнал об этом, он включил в работу всех своих сотрудников, да еще японские биоорганики подключились, и все вместе они быстро осуществили синтез. А мы пошли своим путем: мы синтезировали производные липида А, лишенные токсичности, но сохранившие свою иммунную активность. Но это случилось уже позже, а работы по изучению ЛПС продолжались полным ходом, и ведутся они до сих пор уже под руководством проф. Ю.А. Книреля, который в настоящее время возглавляет лабораторию Н.К. Кочеткова в Институте органической химии им. Н.Д. Зелинского РАН, и, без сомнения, является одним из самых выдающихся исследователей в этой области.

В процессе изучения бактериальных ЛПС Р.Г. Оводовой было обнаружено, что ЛПС, выделенные из синезеленых водорослей, в отличие от бактериальных нетоксичны, но проявляют высокую адъювантную активность, то есть способность усиливать действие вакцин. Было проведено изучение ЛПС из самых различных синезеленых водорослей, в том числе и из горячих источников Камчатки.

Заготовка синезеленых водорослей в горячих источниках Камчатки. Ф.А. Бровко, Ю.Б. Алахов и С.Ю. Оводов, июль 1977 г.

С этой целью было организовано две экспедиции на горячие источники Камчатки. Обе экспедиции работали под руководством Р. Г. Оводовой, в одной из них я принимал участие. В результате дальнейшей работы был разработан очень активный адъювант из синезеленых водорослей, было налажено его производство, и он получил широкое применение, в том числе в Германии на фирмах «Байер» и «Bio Genes», поскольку он прост в изготовлении, не менее эффективен, чем классический адъювант Фрейнда, но в отличие от последнего не вызывает образования абсцессов в тех местах, где вводится в организм.

Еще в начале 70-х годов перед нами встал вопрос о строительстве нового научно-исследовательского судна биохимического профиля, которое обеспечило бы наши исследования морских организмов в самых активных зонах Мирового океана, к которым, прежде всего, относятся тропические районы Индийского и Тихого океанов (островные зоны Индопацифики). В то время я имел почти свободный доступ к Ю.А. Овчинникову, и встречаясь с ним во время довольно многочисленных командировок или звоня по телефону, я вел сначала осторожные, а потом все более настойчивые беседы о необходимости приобретения для нашего института специализированного судна, что помогло бы нам под руководством Ю.А. Овчинникова занять лидирующие позиции в химии и биохимии морских организмов, в области исследований, в которой в то время было особенно много белых пятен. Большие усилия на разных инстанциях предпринимал в это время и директор института, в то время уже член-корреспондент АН СССР Г.Б. Еляков. А подвинул нас на это крупнейший в то время в мире специалист в изучении химического состава и физиологической активности морских организмов, американский ученый проф. Холстид Брюс, который в начале 70-х годов посетил наш институт. После своей лекции он в беседе с нами заявил, что было бы очень здорово, если бы мы добились для нашего института специализированного судна, поскольку без этого строительство подобного судна невозможно ни в одной из капиталистических стран, так как это требует больших затрат с большим риском для окупаемости их в дальнейшем. Однако проф. Б. Холстид был убежден, что использование специализированного судна даст ощутимый прорыв в изучении морских организмов, таящих в себе много еще не раскрытых тайн в области химии и биохимии основных жизненных процессов и в управлении ими в интересах человека. Нам стало ясно, что только в нашей социалистической стране возможно строительство такого специализированного судна.

В наших усилиях нам очень помогал совершенно бескорыстно тогдашний заместитель министра химической промышленности Александр Михайлович Данилов, которого очень заинтересовали морские исследования нашего института и который проявлял большой интерес к морским организмам в качестве источника совершенно новых технически ценных продуктов. С его помощью мы добились участия шестерых наших сотрудников в плавании на вновь построенном НИС «Изумруд». Мы с А.М. Даниловым ездили в Севастополь, Ленинград и Москву, чтобы согласовать этот вопрос с руководством Минсудпрома СССР. К сожалению, наши усилия в этом направлении оказались напрасными: несмотря на то, что наши сотрудники приняли участие в экспедиции, им, однако, не дали возможности поработать ни на одном из островов или атоллов Индийского океана, и члены нашей экспедиции вернулись ни с чем.

Юрий ОВОДОВ, академик

Продолжение следует

Комментариев нет:

Отправить комментарий