воскресенье, 9 мая 2010 г.

«Ах, война, что ты сделала, подлая?!»

Опубликовано с любезного разрешения автора Геннадия Ботрякова.


Геннадий Викторович Ботряков

Не найти в России ни одного города, ни одной веси, откуда не ушли бы навсегда на фронты Великой Отечественной войны защитники нашей Родины. Об этом говорят теперь памятники с более или менее длинными – в зависимости от размеров населенных пунктов – перечнями фамилий оставшихся на полях сражений солдат. Даже в очень небольшом нанайском поселке Джуен, своими деревянными избами раскинувшемся на западном берегу необъятного озера с почти итальянским названием Болонь на Нижнем Амуре, я видел невысокую стелу с десятью фамилиями на ней, девять из которых была одна и та же – Киле, одна – Ходжер. Вот и в этот глухой уголок нашей необъятной страны заглянула война своим смертельным оком, увела на погибель прирожденных таежных охотников совсем на другую «охоту», с которой они так и не вернулись.

Не вернулись с фронта и два моих дяди, Николай и Александр. Оба они не дожили даже до девятнадцати лет, – Николай сложил голову в 1942-м году у деревни Астрилово Великолукского района Новгородской области, когда солдаты на воротниках еще носили петлицы, Александр погиб уже с «зелеными крыльями погон» всего за полгода до окончания войны, в конце сорок четвертого в Латвии, в нескольких десятках километрах от Балтийского моря, – так и не довелось ему в своей короткой жизни увидеть безбрежность воды. По-окуджавски, – первую строку из написанной Булатом Шалвовичем песни «До свидания, мальчики!», я сделал названием своего рассказа, – мои дяди «не прятались, были высокими, не жалели ни пуль, ни гранат, и себя не щадили», да вот и фашисты тоже не жалели боеприпасов для наших воинов, не убереглись от них и такие молодые они, которые мне, пятидесятисемилетнему, сейчас во внуки годятся.

В.Ф. Ботряков. Снимок перед началом войны.

Только мой отец, Виктор Федорович Ботряков, один из троих братьев, ушедших на фронт, самый старший, возвратился в нашу родную деревню Васильевку на берегах речки Кондурчи в Самарской области. До последних своих дней он со слезами на глазах вспоминал о своих братьях, совсем еще мальчиками навсегда ушедших из отчего дома с большой русской печкой и полатями у потолка, – маленьким я любил прятаться там, когда меня привозили в гости к дедушке с бабушкой. Как мне не хватало там двоюродных братишек и сестренок, так никогда и не родившихся из-за того, что была война, а «вместо свадеб – разлуки и дым»!

Мой отец не дожил до сегодняшнего дня, когда благодаря Интернету я смог не только узнать точное место упокоения младшего дяди, но и воочию увидеть это братское кладбище в заграничной теперь Латвии, пусть только на фотографиях. Оно находится рядом с хутором Лиекни волости Никрацес Кулдигского района, откуда до Лиепаи рукой подать. Кроме него там похоронены еще две тысячи девятьсот шестьдесят советских солдат, в том числе шестнадцатилетний Герой Советского Союза П.И. Куприянов, своим телом закрывший амбразуру вражеского дзота.

Слева пятый снизу – А.Ф. Ботряков

На буром, будто от запекшейся крови, граните здесь написано:

«В ЭТИХ МЕСТАХ ЗИМОЙ 1944-1945 г.г.
ВОИНЫ ЛИТОВСКОЙ ДИВИЗИИ ВЕЛИ
БОИ С НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИМИ
ЗАХВАТЧИКАМИ»

С удовлетворением отметил, что местность там очень похожа на нашу с дядей родину: поля и березовые перелески. Ему должно быть там хорошо, одного только не хватает, – чтобы хоть одна родная душа его навестила. Теперь, когда я узнал, где он лежит, считаю это своим долгом. Вот только еще надо уточнить место захоронения старшего его брата, Николая, – название деревни, где он похоронен, я теперь тоже знаю, надо заехать также и к нему.

А пока я сделал то, что смог уже сейчас: написал этот очерк, чтобы любой прочитавший его до конца, мог тоже, хоть ненадолго, прикоснуться к памяти о моих молодых дядьях, так и оставшихся навсегда мальчиками, Николае и Александре Ботряковых, как и миллионы других солдат, погибших ради жизни всех нас, ныне живущих!

Геннадий БОТРЯКОВ

Комментариев нет:

Отправить комментарий