среда, 1 июля 2009 г.

Результаты достигаются людьми


Борис Львович Резник – первый проректор Дальневосточного государственного университета, проректор ДВГУ по научной работе, директор Института физики и информационных технологий, директор Института подготовки кадров высшей квалификации, доктор физико-математических наук, член-корреспондент Российской академии естественных наук, профессор кафедры теоретической и ядерной физики, Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации. Известный специалист в области физики ядра и элементарных частиц. Автор более 100 публикаций. Член редколлегии научного и общественно-политического журнала Президиума Дальневосточного отделения Российской Академии наук «Вестник ДВО РАН».
Путям развития образования и науки, необходимости их сотрудничества посвящена наша беседа.

Давайте начнем разговор с реформирования науки и образования. Каково ваше отношение к концепции реформирования высшего образования?

В последние годы очень много говорят о реформах в высшем образовании, но меня не покидает ощущение, что разговоры ведутся вокруг вторичных проблем. Например, о необходимости введения единого государственного экзамена или о государственных именных финансовых обязательствах, которые обеспечивают движение денег от государства за обучение студентов к тому вузу, где они учатся. О двухуровневой системе обучения (бакалавриат – магистратура), Болонском процессе и так далее. На мой взгляд, в последние десять-пятнадцать лет настоящие реформы, касающиеся передовых университетов, связаны с интернационализацией, информатизацией процессов образования и науки, фундаментальностью образовательных программ, базирующихся на научных исследованиях. Взять, к примеру, интернет. Сегодня все к нему привыкли, все в нем работают, и пользователи только в Приморском крае исчисляются десятками тысяч. А начинался он в стране с университетов и институтов Академии наук. Это была революция, взрыв информации, абсолютно новые условия и возможности работы, настоящее реформирование образования и науки.

Или, например, новый формат взаимодействия вузовской и академической науки. Многие университеты вошли в новый виток своего развития, благодаря сотрудничеству с Академией наук. Здесь, на Дальнем Востоке, рубеж обозначила программа государственной поддержки интеграции университетского образования и фундаментальной науки. Ее придумали очень умные люди, жаль, что программа, показав отличные результаты не получила дальнейшей поддержки. Тогда, около десяти лет назад, мы в содружестве с Дальневосточным отделением РАН заняли четвертое место в России по количеству выигранных проектов, уступив только Москве, Санкт-Петербургу и Новосибирску. Заметьте, что качественный показатель, (я имею в виду отношение количества выигранных грантов к количеству поданных заявок), у нас был самым высоким. Мы сумели найти новые формы работы: создали совместно с ДВО РАН несколько новых структурных подразделений. Эта программа была интересна тем, что в ней, как при туннельном эффекте, без разрушения (ведомственных) барьеров удалось вывести на новый уровень взаимодействия университета с академическими институтами. Вместе с Институтом биологии моря ДВО РАН мы создали Академию экологии морской биологии и биотехнологий, которую возглавил академик В.Л. Касьянов. Усилиями ученых Института автоматики и процессов управления ДВО РАН, в особенности члена-корреспондента РАН В.Г. Лифшица и был создан физико-технический факультет. Эти структуры не только сохранились, но успешно развиваются и сейчас. Я очень благодарен этим большим ученым, прекрасным людям, которых уже нет среди нас. При всей своей занятости они находили время для работы со студентами, вникали в учебный процесс, организовывали его с привлечением лучших ученых ДВО РАН.

Мы думали – организовать кафедру физики полупроводников и диэлектриков для развития соответствующей специальности или сразу «замахнуться» на факультет? И рискнули.

Ведь как было: В.Г. Лифшиц и его сотрудники провели огромную работу по всему Дальнему Востоку, разыскали способных ребят, заинтересовали их учебой у нас, практикой и работой в лабораториях ИАПУ. И вот уже совсем недавно, съемочная группа Центрального телевидения готовила для программы «Парламентский час» фильм об опыте ДВГУ в реализации инновационных программ. Во время посещения ИАПУ они спросили у одного из студентов, работавших в лаборатории, не ощущают ли студенты оторванности от Центра. «В науке – нет», – ответил молодой исследователь. «Мы работаем на самом современном оборудовании, у нас здесь проводятся семинары, выступаем с докладами на конференциях, наши работы публикуются в международных научных журналах. О какой оторванности можно говорить?»

Я не сторонник пустых разговоров о реформах, мне по душе конструктивный путь, который всегда приводит к результатам. А все хорошие результаты достигаются людьми, которые предпочитают работать.

В принципе есть три модели сотрудничества вузовской и фундаментальной науки. Модель Московского государственного университета, когда при каждой кафедре есть научная лаборатория со своими штатными научными сотрудниками, а руководят лабораториями ученые академических институтов – хороша, к ней можно стремиться. Но такой университет на всю Россию один.

Вторая модель реализована Новосибирским университетом, который уже при создании был интегрирован в систему Академии наук. В этом есть большие плюсы. Есть и минусы, которые заключаются в том, что гуманитарные дисциплины оказались «в тени» великолепно развитых, благодаря тесным связям с институтами Академгородка, естественнонаучных дисциплин. Такая ситуация противоречит природе университета, в самом названии которого декларируется универсальное, всестороннее образование.

Третья модель – наша, мы ее придумали с ДВО РАН и реализуем сами. Она предполагает создание совместных с институтами ДВО РАН подразделений, которые находятся в структуре ДВГУ. Университет, в силу действующего законодательства, более свободен в своих инициативах. Например, нам не нужно получать разрешение Министерства образования и науки Российской Федерации для того, чтобы открыть новые кафедры, факультеты, достаточно решения ученого совета университета. Благодаря этому мы можем создавать структуры на стыке научных направлений, разворачивать новые образовательные программы. В прошлом году, например, в рамках инновационной образовательной программы мы открыли четыре научно-образовательных центра. Кстати, всеми ими руководят ведущие ученые ДВО РАН, а сотрудники университета совершенно нормально, без ревности к этому относятся, потому что дело только выиграло. Директор ДВГИ, академик Александр Иванович Ханчук возглавляет НОЦ «Физика Земли»; директор ИАПУ, член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук Юрий Николаевич Кульчин – НОЦ «Оптоэлектроника и информационные технологии». Член-корреспондент РАН, доктор физико-математических наук Александр Александрович Саранин, заместитель директора ИАПУ руководит НОЦ «Нанофизика и нанотехнологии», НОЦ «Медицинская физика» возглавил главный врач Медицинского объединения ДВО РАН, кандидат медицинских наук Сергей Петрович Крыжановский. Последний НОЦ мы создавали «с нуля». Помимо Медобъединения, нам помогает Владивостокский государственный медицинский университет. Мы создали кафедру «Медицинская физика», сделали первый набор студентов. Вы знаете, в медицинской среде уже сформировался запрос на наших специалистов. Современное медицинское оборудование – многофункционально и при правильном использовании позволяет многократно расширить возможности врача. Приведу такое сравнение: можно использовать компьютер для написания статьи (как пишущую машинку), используя его возможности на доли процента, а можно использовать как профессиональную вычислительную машину для расчета взаимодействия элементарных частиц. Если речь зайдет, например, о томографе, то, конечно же, можно научить врача работать на нем и интерпретировать получаемые картинки. Но вряд ли его квалификации будет достаточно для глубокого проникновения в физический смысл закономерностей формирования спектров. Значит, часть информации останется за пределами его понимания.

Совместно с ИБМ ДВО РАН мы создаем НОЦ «Приморский океанариум». Для нормальной работы океанариума нужно подготовить около ста научных сотрудников. Их нужно научить работать на современном научном оборудовании. Мы его закупаем. Пять лет пролетят незаметно. Будет современный океанариум, и будут подготовленные высококвалифицированные специалисты.

Вам помог опыт создания и работы НОЦ «Морская биота»?

Этот НОЦ был для меня, как проректора по научной работе образцом. В соревновании с 89 российскими университетами мы попали в первую тройку победителей и выиграли грант в миллион долларов, чем удивили многих. Устроители конкурса дали деньги тем, кто подготовил лучший проект, а не тем, кто «по определению» считался лучшим. Через три года нам продлили финансирование потому, что наш центр действительно был университетским, нашел правильную форму сотрудничества с академией наук, и потому что мы научились зарабатывать деньги. К тому миллиону мы заработали еще полтора. Очень важно, чтобы с окончанием программы не прекращалась деятельность созданной структуры. Так было с интернет-центром ДВГУ, созданным при поддержке правительства России и фонда Сороса, которого многие осуждали, а ведь интернет-центры начинались с этой программы.

НОЦ «Морская биота» не привел к росту численности ученых в университете, но положительный эффект налицо. Было выбрано интересное научное направление на стыке биологии, химии, физики. К хорошей научной идее прибавилось современное оборудование, там всегда студенты, аспиранты, там все в движении. А высоких зарплат там нет. Более того, сами сотрудники решили, что ни одного цента из денег спонсора, американского фонда гражданских исследований и развития (CRDF), не будет израсходовано на зарплату. Только на закупку приборов и специализированной научной литературы. Сейчас в центре собрана уникальная библиотека и многие ученые, специалисты в указанном направлении, предпочитают работать именно там.

Нельзя не отметить большую положительную роль административного ресурса. Если бы Президиум ДВО РАН не проявил столь заинтересованное участие, успех не был бы достигнут. Председатель ДВО РАН академик В.И. Сергиенко лично вникает во все наши проблемы. Он очень хорошо знает университет, понимает, в каком направлении следует развивать сотрудничество (кстати, он выпускник физического факультета ДВГУ, в настоящее время является также научным руководителем Института физики и информационных технологий ДВГУ.


Б.Л. Резник и В.И. Сергиенко

Идея НОЦ оказалась продуктивной и для академии. В ДВО РАН давно говорят о создании Института физики. Его пока что нет, но во многих институтах работают группы физиков, в том числе и выпускники физфака ДВГУ. Фактически, те центры, которые мы создали в рамках Института физики и информационных технологий ДВГУ, вырастают в крупный научно-исследовательский и образовательный физический институт, в котором работают и ученые Академии наук и научные сотрудники университета.

Моя позиция в отношении реформировании науки такова. Если исходить из формальных положений, то ясно, что государство, как учредитель государственных учреждений вправе вмешиваться в их деятельность и постановка вопроса: «Дайте денег и больше нас не трогайте» его не устроит. Я за конструктивные действия.

Считается, что инновационное образование – залог успешного развития Дальнего Востока. Но не слишком ли поздно хватились? Со стороны производства, да и науки нет платежеспособного спроса на высококвалифицированных специалистов. Но он есть за рубежом. Вы согласны с этим высказыванием?

Если говорить о стратегии развития образования, то инновационные образовательные программы сейчас нужны, разворачиваются они своевременно. Нет, и не может быть профессионального образования без науки, но и наука без образования, без подпитки молодыми кадрами не может существовать. Если наука участвует в образовании, буквально с первого курса ясно, что эффект будет хороший. Дальнейший этап – появление инноваций – результат естественный, однако не закономерный. Потому что помимо научных кадров нужны менеджеры, технологи, маркетологи и много других специалистов, которые, каждый на своем месте понимают, как процесс следует организовывать и успешно его реализуют. Поговорите с академиком Валентином Ароновичем Стоником, как ученые ТИБОХ пробиваются на рынок с разработанными ими уникальными препаратами. Если подробно описать их путь от научной работы до лекарства в аптеке – получится многотомный труд…

Интеграция науки и образования, инновационная деятельность – это составляющие стратегии развития нашего государства. Жаль, что ведомственная наука в стране почти исчезла. В прежние годы она служила мостом, связывающим фундаментальную науку и производство. Сейчас должны быть созданы новые механизмы взаимодействия науки, образования и производства, нужна инфраструктура инновационного предпринимательства. Успешное внедрение инноваций невозможно без заинтересованного партнерства со стороны бизнеса. На конференции «Исследовательские университеты в России», прозвучали интересные цифры. В Европейском сообществе, США, Японии от 65 до 75% средств на НИОКР сосредоточили в лабораториях предприятий и фирм. В России – 5%. Бизнес прагматичен, его цель – извлечение прибыли, поэтому финансы направляются туда, где опасность потери средств ниже, а норма прибыли выше. Возможно, в России следует «заткнуть» 90% нефтяных скважин лет на десять, и тогда предприниматель прохода не даст разработчику. Но зачем сегодня вкладывать в рискованные наукоемкие проекты, если можно просто качать нефть и газ из давно разведанных месторождений?

Значит, мозги утекут туда, где они нужнее. Будем готовить кадры для Силиконовой долины?

Исследователи, в особенности молодые, стремятся туда, где лучше условия для работы. Мои ученики после защиты диссертации работали за границей как «постдоки», но остались на постоянное жительство только двое. Как правило, рано или позже они возвращаются в Россию. Теоретикам, проще создать условия для плодотворной работы, а вот для экспериментаторов, конечно же, сложнее. Их привлекает возможность работы на современном оборудовании, а оно труднодоступно из-за высокой стоимости. К счастью, благодаря участию в инновационной образовательной программе мы сможем оснаститься самой современной аппаратурой. Оплата труда ученых очень важна, но, на мой взгляд, еще важнее общественное признание. У нас, к сожалению, в последние годы престижность труда ученых только снижается. В то же время, например, в США, деятельность университетского профессора относится к самым уважаемым в обществе. Так сформировано общественное мнение. При этом зарплата профессора вовсе не самая высокая.

В российском рейтинге профессий университетский профессор на 15-20 месте. Это тем более обидно, что в середине прошлого столетия и престиж, да и зарплата нашего профессора были в разы выше среднего уровня. Конечно, эту ситуацию в обществе необходимо изменять. Без интеллектуальной элиты у страны не будет будущего.

К счастью, не все потеряно. Посмотрите на наших ребят, какие у них лица! На одной из наших новых специальностей «Компьютерная безопасность», где студенты к квалификации физика приобретают еще и квалификацию математика третий год подряд треть выпускников получают дипломы с отличием. Они с третьего курса уже почти все работают и, кстати, неплохо зарабатывают. Мы сумели в университете сохран;ить атмосферу, притягательную для лучших выпускников школ. Считаю, что в этом большая заслуга ректора ДВГУ, профессора, доктора юридических наук В.И. Курилова. Будучи профессиональным юристом, он особое внимание уделяет поддержанию и развитию естественнонаучных специальностей. Хотя, казалось бы, (и к нему неоднократно обращались с таким советом), следовало увеличить прием на популярные ныне правовые, экономические специальности, благодаря чему возрастет поступление финансовых средств. Тем более что расходы на поддержание физических специальностей, покупку приборов выливаются в значительные суммы. Владимир Иванович не устает повторять, что за рубежом нас знают и ценят благодаря достижениям в естественных науках.

Борис Львович, как Вы относитесь к идее объединения ведущих университетов Владивостока в Азиатско-Тихоокеанский университет, в котором будут обучаться порядка ста тысяч студентов, и который будет готовить (и зарабатывать на этом) десятки тысяч студентов для соседних стран?

Знаете, как обстоят дела у наших соседей? Китайские власти активно продвигают проект создания ста ведущих университетов, укрупняя распыленные до последнего времени финансовые, преподавательские, административные ресурсы средних вузов. В этих университетах будет выкована элита, которая и предназначена развивать китайскую науку, китайскую промышленность и продвигать Китай как передовую страну. К идее объединения ведущих университетов Владивостока мы относимся положительно. Прекращение дублирования специальностей, оптимизация преподавательского состава и ряд других факторов способствует этому. Это правильная идея, хотя путь ее реализации простым не будет.

ДВГУ представляет российские университеты в элитной ассоциации университетов Тихоокеанского кольца (Association of Pacific Ring Universities). В ней 36 ведущих университетов стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Это очень влиятельная и авторитетная организация. Раз в год она проводит заседания, на которых обсуждаются проблемы профессионального образования, вырабатываются рекомендации участникам ассоциации. Опыт работы в этой организации показывает, что укрупнение университетов происходит сейчас во всем мире. Несмотря на обилие вузов элита научных, менеджерских, политических кадров готовится в ограниченном числе университетов, с особым уровнем организации учебного процесса, финансирования, культуры. В России – это Московский, Санкт-Петербургский университеты, там работают лучшие преподаватели, туда стараются попасть учиться лучшие выпускники школ.

Здесь, на Дальнем Востоке мы живем окруженные с трех сторон «Азиатскими тиграми»: высокоразвитыми Японией, Кореей, и бурно развивающимся Китаем. Сюда смещается полюс высокотехнологичного мирового производства. Причем эти колоссальные экономические изменения в разрушенных войнами странах происходят у нас на глазах! Каким может быть наш ответ? Мы считаем, что Приморье – идеальная площадка для размещения университета федерального уровня. Давайте обратимся к истории и посмотрим, как царское правительство осваивало эти территории. В те времена здесь разворачивались очень крупные экономические проекты: Транссиб, КВЖД, строительство военных крепостей во Владивостоке и Порт-Артуре, Уже в то время очень большое внимание было обращено на создание и развитие образовательных учреждений. В 1899 году в небольшом (шестьдесят тысяч человек) военном городке Владивостоке был открыт первый в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке университет. Правительству были нужны люди, знающие экономику, политику, культуру сопредельных стран. Вслед за университетом стали быстро появляться средние профессиональные учебные заведения и выручка от обработанной продукции в бюджете быстро превысила вклад от продажи сырья.

Сейчас тоже стали появляться крупные проекты, такие как строительство нефте- и газопровода, нефтеперерабатывающего комбината. Для их реализации нужны высокопрофессиональные кадры. Наш университет и ДВГТУ готовят различных специалистов, естественнонаучные и инженерные специальности дополняют друг друга. В будущем мы в состоянии еще более расширить спектр выпускаемых специальностей. Это достойная задача для современного университета, отвечающего самым высоким требованиям и нам она по плечу.

Учитывает ли вуз запросы рынка труда или для него важнее потребительский спрос (родителей) на специальности (для их детей)? Зачем выпускается столько юристов и экономистов?

Сегодня потребности в специалистах, экономика, да и сама жизнь меняются гораздо быстрее, чем в прежние годы. Вузу нужно работать на опережение, уметь предвидеть, нужна гибкая многоуровневая система подготовки специалистов. Ее первая часть – это базовая система, которую за четыре года осваивает студент. А дальше, если человек чувствует в себе силы и желание, он может продолжить обучение, но уже по более четко выбранному направлению, еще два года. В ДВГУ в 1990 году было шестнадцать специальностей профессионального образования. Сейчас их восемьдесят три. Найти ниши, в которых в ближайшее время потребуются наши специалисты – таков реальный ответ вуза на запросы рынка, а не сетования на пер;епроизводство юристов. Кстати, их у нас на душу населения в несколько раз меньше, чем в США. Может быть правильнее сказать, что на рынке избыток недостаточно подготовленных юристов?

В прошлом году по результатам конкурса среди высших учебных заведений на лучшую инновационную образовательную программу Дальневосточный государственный университет получил третью по величине сумму – 856 миллионов рублей, уступив только Московскому государственному университету имени М.В. Ломоносова и Санкт-Петербургскому государственному университету. В каком состоянии эта программа «Научно-образовательный и ресурсный центр технологий повышения качества жизни на российском Дальнем Востоке»?

В обществе давно идут дискуссии о том, какими должны быть современные университеты: национальными, исследовательскими, федеральными... В конце концов, пришли к решению о проведении в прошлом году конкурса образовательных учреждений высшего профессионального образования, внедряющих инновационные образовательные программы. Целью программы ДВГУ является создание инновационной научно-образовательной среды, ориентированной на технологии повышения качества жизни на Российском Дальнем Востоке, что в перспективе будет способствовать миграции населения в регион и формированию высокотехнологических инновационных промышленных кластеров. В результате рассмотрения двухсот заявок ДВГУ попал в число 29 финалистов. Второй, заключительный этап принес нам и еще шестнадцати участникам победу и бюджетное финансирование. Сейчас у нас очень напряженный режим работы, еженедельные отчеты, и я, столько лет проработав в университете, просматривая их, не устаю удивляться, как много делается в университете буквально каждый день!

Я уверен, что реализация программы ДВГУ при непосредственном участии ДВО РАН приведет к дальнейшему развитию науки, образования, культуры, техники, технологий, коммуникаций, оказывающих существенное воздействие на многие аспекты жизнедеятельности человека и комфортности среды обитания, что будет способствовать привлекательности Дальневосточного региона для миграции и закрепления активного населения.

16 сентября 2007 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий