вторник, 28 июля 2009 г.

Кафедре органической химии ДВГУ – 50 лет! Воспоминания В.И. Высоцкого


Опубликовано с любезного разрешения автора
Альбом: Химики
В.И. Высоцкий с младшей внучкой Полиной

У нашей кафедры юбилей. Мне определенным образом повезло – впервые я увидел кафедру в ноябре 1959 года – через несколько месяцев после ее создания. В тесных комнатах, расположенных на первом этаже здания по улице Суханова, 8, не было тогда даже лабораторных столов, а все реактивы размещались в маленьком шкафчике. Но было главное – был Михаил Никитич Тиличенко, организатор кафедры, прекрасно представлявший, какой должна быть университетская кафедра органической химии. С самого начала не подлежал сомнению принцип, что педагогическая работа на университетской кафедре не может быть без эффективной научной работы. Эта истина была отнюдь не очевидной для коллег – ведь университет был воссоздан на базе педагогического института. Но великим счастьем для химфака в целом было то, что отцы – основатели – Всеволод Тихонович Быков, Александр Иванович Шлыгин и Михаил Никитич Тиличенко – были едины в реализации базового принципа. Итог для кафедры оказался достаточно весом – четыре докторские и более сорока кандидатских диссертаций были выполнены в ее стенах и защищены в самых авторитетных советах нашей страны.

Альбом: Химики

Михаил Никитич Тиличенко, Александр Иванович Шлыгин и Всеволод Тихонович Быков

Этот успех тем более значим потому, что в стране в целом проводилась линия на разделение академической и университетской науки. Органическая химия – наука очень дорогая, физические методы исследования требуют использования дорогостоящих приборов, а их в университете не было. И нужно сказать огромное спасибо Тихоокеанскому институту биоорганической химии – и прежде всего Георгию Борисовичу Елякову, который, прекрасно понимая, что без науки невозможно подготовить качественного специалиста, постоянно шел нам навстречу, позволяя пользоваться и инфракрасными спектрофотометрами, и спектрометрами ядерного магнитного резонанса, и масс-спектрометрами.

Альбом: Химики

В.И. Высоцкий и Г.Б. Еляков

В силу особенностей советской бюрократии, ученые университета, в отличие от своих академических коллег, не имели возможности публиковать результаты своих исследований за рубежом. Вольно или невольно, это создавало ощущение второсортности университетской науки. Нам-то было ясно, что это не так. Сплошь и рядом мы обнаруживали, что результаты, полученные нами, использовались зарубежными учеными – подчас без ссылки на нас – и на их основе строились публикации в самых авторитетных международных журналах. Положение изменилось с падением «железного занавеса», и в настоящее время мы с гордостью можем сказать, что такие журналы, как Tetrahedron, Tetrahedron letters, Heteroatom Chemistry и даже Helvetica Chimica Acta публикуют наши работы.

Время идет, и смена поколений на кафедре неизбежна. Меняется содержание преподаваемых курсов, сменится и кафедральная научная тематика. Сейчас университет располагает самой современной научной аппаратурой, позволяющей проводить исследования завтрашнего дня. Молодежь по-своему все переделает, хотелось бы только, чтобы принцип «университетское образование невозможно без эффективной научной работы» остался неизменным.

Сегодня я нахожусь очень далеко от вас, в Новой Зеландии, в Веллингтоне, но мыслями я с вами. Я желаю вам быть всегда энергичными, жадными до знаний, желаю как можно дольше оставаться за лабораторными столами и решать те увлекательные задачи, которые в нашей науке появляются на каждом шагу. Пусть рядом с вами в лабораториях будет много талантливых и трудолюбивых студентов и аспирантов!

Будьте здоровы и счастливы!

Искренне ваш – Владимир Высоцкий


Начало

воспоминания о первых годах работы кафедры

Альбом: Химики

В.И. Высоцкий

На кафедру органической химии я попал впервые в середине ноября 1959 года – я приехал из Якутска, где работал в то время ассистентом кафедры биохимии, чтобы поступить к Михаилу Никитичу в аспирантуру. В то время кафедра располагалась в здании на улице Суханова, 8. Если встать к входу в это здание лицом, то слева от дверей на первом этаже как раз окажутся окна кафедральных помещений, сейчас там находится кафедра ядерной физики. Конечно, кафедральные лаборатории выглядели тогда очень и очень скромно – стояли обычные столы, не лабораторные, а просто – плоскость на четырех ножках. В штате кафедры были Михаил Никитич и одна ассистентка, которая довольно быстро уволилась, так как она предпочитала преподавательской общественную работу, а Михаил Никитич требовал ее присутствия на занятиях. Ее я видел только раз и мельком, она мне как-то не запомнилась. Были еще заведующая лабораторией и лаборантка (Вика Платова), но и они тоже сменились, так что когда я приехал во Владивосток в 1960 году, их уже не было. Михаил Никитич не только читал лекции, но и вел лабораторные занятия; вести занятия ему помогала молоденькая Нина Ивановна Уварова, так что она имеет полное право сегодня считать, что принимала непосредственное участие в становлении кафедры органической химии.

На всю кафедру было шесть колб Вюрца. Все реактивы помещались в одном небольшом шкафчике. При таком материальном обеспечении трудно было организовать полноценный общий практикум. Однако, Михаил Никитич сумел это сделать, положив в основу практикума этиловый спирт. Студенты окисляли этиловый спирт в уксусную кислоту, затем делали этилацетат. Естественно, был бромистый этил и даже этиловый эфир. От последнего отказались довольно быстро – огнеопасен все-таки, а вот бромистый этил празднует пятидесятилетие кафедры вместе с ее преподавателями. Вторая часть практикума была представлена главным образом нафталином, который сульфировали, нитровали и, кажется, даже окисляли. Практикум этот был маленьким чудом – при минимальном материальном обеспечении он вполне был на тогдашнем университетском уровне.

М.Н. Тиличенко

Лекции по органической химии Михаил Никитич читал в том же здании. Я имел удовольствие слушать его лекции еще в Саратове, и было очень приятно услышать моего учителя снова. Лекции на химическом факультете прошли как обычно, а вот лекция на биофаке оказалась весьма примечательной. Тема лекции была – шестичленные гетероциклы, и речь шла о пуринах и пиримидинах. Михаил Никитич спокойно написал на доске пару формул нуклеотидов и начал рассказывать об их биологической роли. Что тут поднялось в аудитории! До выкриков, правда, дело не дошло, но аудитория гудела очень недоброжелательно. Я спросил у соседей, в чем дело. Возмущенные студенты сказали мне, что лектор пытается протащить идеализм в органическую химию – никакого вещества наследственности нет и быть не может! 1959 год, Трофим Денисович Лысенко еще в фаворе, что вы хотите! Я потом сказал Михаилу Никитичу о реакции студентов и спросил, не опасается ли он последствий? Он рассмеялся и сказал, что студенты должны все-таки знать, что там есть на самом деле.

Альбом: Химики

М.Н. Тиличенко и Т.А. Высоцкая

Мне необходимо было сдать вступительный экзамен в аспирантуру. Поскольку кандидатские экзамены по марксистско-ленинской философии и английскому языку у меня были уже сданы, оставалось сдать экзамен по органической химии. Экзаменационная комиссия была очень авторитетной. Она состояла из трех кандидатов наук – Георгия Борисовича Елякова, Михаила Никитича Тиличенко и физико-химика Подвязкина. Экзамен прошел без особых сложностей. До сих пор ругаю себя за медлительность – одним из вопросов был «пиридин». Когда дело дошло до него, Георгий Борисович задал дополнительный вопрос: «А вот в химии пиридина есть такой вопрос (вот тут мне надо было перебить и сказать: «на нитробензол», но я застеснялся) – на что похож по своим свойствам придин?» – «На нитробензол, Георгий Борисович!» На этом экзамен и закончился.

Альбом: Химики

Г.Б. Еляков

В один из вечеров Михаил Никитич сделал доклад о своей научной работе. Аудитория состояла из сотрудников Филиала АН СССР, а сам доклад проходил в читальном зале библиотеки, располагавшемся в подвале здания по улице Ленинской, 50 – там и сейчас находится Президиум ДВО РАН. Запомнилось, что вдоль стен зала стояли шкафы с журналами на иностранных языках – на меня, работавшего в Якутске и не имевшего доступа к иностранной литературе, это произвело сильное впечатление. Аудитория состояла из специалистов в далеких от органической химии областях наук, только Георгий Борисович Еляков мог хорошо представить суть дела. Между ним и Михаилом Никитичем завязалась дискуссия, которая была мною описана в статье «Структуры-призраки» в Соросовском образовательном журнале.

Второй раз я приехал во Владивосток 4 августа 1960 года и после ряда проволочек был 19 сентября зачислен ассистентом кафедры органической химии. Я оказался уже вторым ассистентом, ибо в январе на такую же должность была зачислена Зинаида (Зейнеп) Абдулловна Батырбекова, очень энергичная женщина, оставившая заметный след не только в истории нашей кафедры, но, пожалуй, и всего университета.

З.А. Батырбекова в центре, справа Т.А. Высоцкая с сыном Мишей (сейчас руководитель лаборатории в Новой Зеландии) и В.И. Высоцкий

За прошедший год лаборатории кафедры изменились. Появились лабораторные столы, и к ним была подведена вода. В одной из комнат высокий худой старшекурсник Гена Павель монтировал установки для микроопределения углерода, водорода и азота, и уже стояли микровесы.

Здесь, пожалуй, стоит немного отвлечься. Современным пятикурсникам, которые возмущаются, что опять не работает хроматомасс-спектрометр, трудно представить времена, когда не то что масс-спектрометрии, но и ядерного магнитного резонанса в помине не было. Основной метод исследования был элементный анализ. А решающим экспериментом было смешанное плавление. Следует, однако, помнить, что именно с помощью этих методов был создан фундамент органической химии.

Начались занятия. Нас было очень мало, а предметов, которые надо было преподавать, много, поэтому приходилось браться за все; мне даже приходилось читать курс химической технологии. Можно только представить, какой это был кошмар, но, к моему удивлению, уже здесь, в Новой Зеландии, я услышал положительный отзыв об этих лекциях от Тамары Григорьевны Светашевой. Кроме того, я читал лекции на вечернем отделении химического факультета (было и такое; между прочим, среди его выпускников есть доктора наук, так что студенты там были сильные) и на биологическом факультете. По молодости лет я еще следил за тем, чтобы на экзаменах студенты не шпаргалили, и однажды довел биологичку чуть ли не до истерики. Дело было так. Экзамен проходил в аудитории теперешнего Музея ДВГУ, столы стояли обычные, и мне с моего места были хорошо видны колени студентов. Я заметил, что студентка вытащила шпаргалку, положила ее на стол, переписала все, положила шпаргалку на стул и села на нее, уже совершенно спокойная – «не заметил!». В это момент я сказал: «Ну а теперь возьмите шпаргалку, на которой Вы сидите и давайте ее мне!» Бедная студентка была потрясена.

Альбом: Химики

В.А. Каминский

В 1961 году во Владивосток приехал Владимир Абрамович Каминский и занял должность ассистента. Теперь ему достались биологи. В течение ряда лет он работал с ними, а затем передал курс Геннадию Владимировичу Павелю.

Альбом: Химики

Г.В. Павель

В 1962 году состоялся первый выпуск химического факультета. В аспирантуру кафедры были приняты Г.В. Павель и Геннадий Ануфриевич Климов. Впоследствии оба они защитили диссертации и работали доцентами кафедры. К сожалению, их нет уже сегодня с нами.

Альбом: Химики

Г.А. Климов

В 1964 году во Владивосток приехал Юрий Михайлович Портнягин. Он окончил Ленинградский университет, выполнил кандидатскую диссертацию под руководством Т.А. Фаворской и сразу после защиты приехал по направлению Министерства к нам. В это время Михаил Никитич был занят своей докторской диссертацией и отдал Юрию Михайловичу общий курс органической химии на химическом факультете. Кроме того Юрий Михайлович разработал и читал курсы по стереохимии и хроматографии; он вел также практикум по хроматографии и именно он впервые поставил на кафедре газо-жидкостную хроматографию на чешском приборе «Хром-3».

Ю.М. Портнягин

Научно-исследовательская тематика кафедры была связана с химией 1,5-дикетонов. В.А. Каминский изучал функциональные реакции карбонильных групп этих соединений, позже в этом направлении стал работать Е.С. Караулов. Г.В. Павель исследовал реакцию Манниха в ряду 1,5-дикетонов и впоследствии создал оригинальную группу соединений – метилен-1,5-дикетоны. Г.А. Климов изучал химию гидроакридинов – производных 1,5-дикетонов. Аспирантка Т.И. Акимова занялась детальным изучением реакции синтеза одного из 1,5-дикетонов – метиленбисциклогексанона – и обнаружила здесь немало интересных особенностей процесса дикетонной конденсации. Аспирантка, впоследствии ассистент кафедры, Т.А. Высоцкая работала с мостиковыми соединениями, производными 1,5-дикетонов. Ю.М. Портнягин продолжил исследования оксетанов, начатые еще в Ленинграде и успешно работал над докторской диссертацией. Трагическая гибель в июне 1974 года оборвала его работу.

Е.С.Караулов

Через аспирантуру кафедры прошли Е.С.Караулов, В.В. Сова, В.А. Стоник – это был «золотой» набор в аспирантуру, ибо все трое защитили диссертации сразу же после окончания аспирантуры в декабре 1969 года.

В.А. Стоник

Вот, пожалуй, самое главное, что запомнилось мне из первого десятилетия нашей кафедры.

Владимир ВЫСОЦКИЙ,

профессор, доктор химических наук

Комментариев нет:

Отправить комментарий