суббота, 18 июля 2009 г.

«Аванпосты даурской степи» у берегов Тихого океана



Е.А. Чубарь на экскурсионной тропе острова Фуругельма. (фото А.А. Кепель)

Статья предоставлена автором, Еленой Алексеевной ЧУБАРЬ – научным сотрудником Дальневосточного морского биосферного заповедника. Елена Алексеевна кандидат биологических наук. В 1983 году окончила биолого-почвенный факультет Дальневосточного государственного университета. Специалист в области экологии растений. Основные научные интересы: флористика, биоморфология, ценопопуляционные исследования редких видов растений. Автор 35 научных работ.


Побережье бухты Сивучьей. Леспедеца даурская (фото автора)

Флора островов Дальневосточного морского биосферного заповедника составляет важную часть флористического разнообразия Приморского края. На его территории, равной примерно 1000 га (без участка в 211, 6 га на о-ве Попова), выявлено 875 видов сосудистых растений. Это составляет почти 40% от числа аборигенных видов, зарегистрированных в крае и в Уссурийском флористическом районе, причем ряд видов не представлен нигде более на российском Дальнем Востоке и в других регионах России. Удельный уровень видового богатства островов очень высок, равен 388 видам на 1 кв.км. и сопоставим с показателями центральных районов о-ва Хонсю, флора которых имеет субтропический облик. Более высокое относительное разнообразие флоры островов заповедника в сравнении с континентальными районами края определяет пестрота ландшафтов, обусловленная сочетанием горного рельефа с низменными аккумулятивными берегами с лагунами и отчленившимися от моря озерами, песчаными, валунными и галечными пляжами, наличие небольших ручьев, соленых маршей, болот, широкое распространение скальных и щебнистых субстратов.

Остров Большой Пелис (фото автора)

В процессе самостоятельного развития, составляющего для разных островов от 9,5 до 6 тысяч лет, островные флоры формировались по принципу «исключения-дополнения», как контрастные флоры. Являясь по своей сути «осколками» континентальной маньчжурской флоры и потеряв многих своих спутников, требующих стабильных гумидных условий (прежде всего, папоротникообразных, плауновидных и голосеменных), они пополнялись преимущественно за счет восточносибирских аридных и западно-пацифических прибрежно-морских видов, способных выдерживать напряженный гидрологический режим островных почв. В настоящее время основу видового состава флоры островов образуют виды сообществ неморальной хвойно-широколиственной лесной, кустарниковой, ксерофитно-полукустарниковой, луговой и петрофитной травянистой растительности.

Остепнённый луг из колосняка мягкого на дюнах (фото автора)

В ней практически отсутствуют представители целого ряда ценотических комплексов, обычных для южной части Приморья: бореально-лесных, таежных, боровых, уремных. Характерно слабое развитие сообществ интразональных типов растительности, когда-то широко распространенных на низких уровнях рельефа и затопленных во время последней морской трансгрессии. Большое число обычных и массовых на материке видов растений представлено на островах единичными и немногими десятками особей. Это, например, ясень маньчжурский Fraxinus mandshurica, ирис гладкий Iris laevigata, рябинник рябинолистный Sorbaria sorbifolia, жимолость Маака Lonicera maackii, ильм японский Ulmus japonica и другие.

Красоднев Миддендорфа (желтые лилейники)

О своеобразии процессов флорогенеза островных флор Приморья свидетельствуют примеры произрастания на них видов, не встречающихся на материке. Например, на о-ве Большой Пелис растут два неморальных лесных папоротника – щитовник горный Dryopteris monticola и страусопер восточный Matteuccia orientalis. Дизъюнкция их от ближайших районов распространения – о-вов Сахалин, Монерон, Кунашир – несколько сот километров. На о-ве Стенина локально распространен восточноазиатско-индомалайский субальпийский лугово-лесной вид малины Rubus pungens.

Малина колючая (фото автора)

Разрыв его ареала от высокогорных местообитаний в китайских провинциях Шаньси, Шэньси, Хубей составляет свыше 1000 км. На этом же острове в составе болотных фитоценозов встречается бореально-арктическая пушица Eriophorum vaginatum. Объяснить случайными факторами (занос птицами, людьми или морскими течениями) появление этих видов сложно, а страусника восточного, например, вообще невозможно, так как споры у него фотосинтезирующие, живут всего 3 суток и прорастают сразу же после созревания. По-видимому, разгадка скрывается в неустановленной пока до конца геологической истории Япономорского бассейна. На настоящий момент ясно, что сглаженные термические градиенты и пограничное положение в системе морских течений способствуют совместному обитанию на островах представителей разных флор: арктической, бореальной и теплоумеренной неморальной.

С коллегами на острове Фуругельма. Экспедиция «Дикая соя». Сентябрь 2000 года. Слева направо: Э.В. Бойко, И. Мельникова, И. Дейнеко, Е.Н. Дейнеко, Е.А. Чубарь, Д.Б. Дорохов (фото В. Дорохов)

25-летний период работы в заповеднике позволил отметить активную роль морских течений в расселении видов прибрежно-морского комплекса. Например, известный ранее лишь с о-ва Фуругельма повой Calystegia soldanella заселился на о-вах Фальшивый и Большой Пелис, Argusia sibirica, пропавшая с о-ва Фуругельма, появилась на о-вах Входных и о-ве Большой Пелис. Настоящей сенсацией стало обнаружение в 2006 году на о-ве Фуругельма атлантического вида морской горчицы Cakile edentula. Пока это единственная находка вида во всей Восточной Азии. Активными агентами разноса диаспор растений являются и птицы, прежде всего цапли и утки. Появление таких видов, как ежеголовник Sparganiun koreanum и Tillaea aquatica в озере на о-ве Большой Пелис можно объяснить лишь заносом их околоводными птицами; ореховидные плоды этих растений входят в состав корма шилохвости и черной кряквы (Шибаев, Литвиненко, 1971).

Девичий виноград (фото В.П. Верхолат)

Заповедник играет важную роль в охране как редких, так и обычных широко распространенных видов флоры. Среди них 40 видов включены в Красную книгу Приморского края, 27 – в Красную книгу России. 60 видов аборигенной флоры Приморья и 30 видов флоры Российской Федерации охраняется только в Дальневосточном морском заповеднике. На его островах много растений с лиановидной формой роста: 13 видов деревянистых лиан, 24 вида травянистых лиан, три вида лазящих кустарников. Кроме того, два редких вида лиан княжик корейский Atragene koreana и пуэрария дольчатая Pueraria lobata растут в охранной зоне заповедника. Подобного разнообразия лиановидных форм нет больше ни в одном из заповедников страны. Визитными карточками морского заповедника можно назвать «королевскую азалию» – рододендрон Шлиппенбаха Rhododendron schlippenbachii и монументальную сосну густоцветковую Pinus densiflora.

«Королевская азалия»–(белый) рододендрон Шлиппенбаха (фото автора)

Рододендрон Шлиппенбаха (фото А.В. Ратников)

Рододендрон образует сплошной полог в дубняках и в сложных широколиственных лесах на о-ве Фуругельма и прилегающем побережье, а рощи сосны украшают мысы и бухты п-ва Гамова. Из числа редких растительных сообществ на островах и в охранной зоне заповедника представлены сообщества дуба зубчатого, пихты цельнолистной, сосны густоцветковой, ольхи японской, мискантуса краснеющего, арундинеллы аномальной, нителистника сибирского.

Остепнённый луг из арундинеллы аномальной (фото автора)

Широкое распространение эрозионных и песчаных субстратов способствует сохранению на островах и прилегающем побережье небольших участков реликтовой степной растительности с песчанкой ситниковой Eremogone juncea и нителистником сибирским Filifolium sibiricum. Именно к этим сообществам относится образное выражение В.Л. Комарова «аванпосты даурской степи доходят до самых берегов океана».

Шиповник Максимовича (фото А.И. Маркевич)

Ширококолокольчик крупноцветковый (фото А.И. Маркевич)

Обилие редких, в том числе эндемичных, реликтовых и находящихся на границе ареалов видов поднимает ранг островов морского заповедника на уровень региональных фитохорий, особенно в отношении охраны редких видов растений. Тенденции развития островных популяций растений в настоящее время изучены совершенно недостаточно. Анализ факторов, определяющих в условиях ограниченной площади и территориальной изоляции их устойчивое существование, необходимы для разработки мероприятий по сохранению биоразнообразия островных и континентальных экосистем, критериев и методов его оценки.

Елена ЧУБАРЬ

Комментариев нет:

Отправить комментарий