пятница, 30 ноября 2018 г.

Рассказ Виктора КВАШИНА «Интервью с китом»



– Мы находимся в труднодоступной бухте, где проходит «Всеокеанское межкитовое совещание по проблемам взаимоотношений с человеком». По понятным причинам место встречи представителей китового племени было засекречено, и нам удалось попасть сюда лишь в самом конце. Сейчас китообразные расплываются, и мы попытаемся поговорить с некоторыми из них в неформальной обстановке. Посреди бухты медленно шевелит хвостом огромный кит. Мы никак не можем его обойти, поэтому с него и начнём.
– Здравствуйте, уважаемый кит. Представьтесь, пожалуйста.
– Балаеноптера Мускулус.
– А другими словами?
– Синий кит семейства Полосатиковых подотряда Усатых китов.
– Очень приятно! Скажите, пожалуйста, господин Синий кит, почему именно вас выбрали председателем столь достойного собрания?
– По-видимому, всем очевидно, что Усатые киты – самые правильные киты в океане! Я вам скажу по секрету, неусатых я бы лично вообще к китам не причислял. Но это только между нами. Не секрет, что Синий кит – самый крупный кит в океане и вообще самый крупный организм на планете! Кому же ещё быть председателем, как не мне?
– Безусловно! Поделитесь же с нами итогами совещания.
– Я не хотел бы распространяться на эту тему. Между различными группами китов существуют разногласия, к тому же мы условились «не выносить сор из избы»  люди слишком остро реагируют на критику.
– Тогда расскажите немного о своих сородичах.
– Это можно! Мы настолько велики, что нам тесно в морях! Мы бродим в открытых океанах! Вы вот, восхищаетесь своими слонами, а я вешу как тридцать слонов! У меня только язык весит пять тонн! А известно ли вам, что у синих китов самый мощный голос? Я могу крикнуть на тысячу миль!

– Ого! Вам и сотовый телефон не нужен, наверно, пасётесь и болтаете с соседями без перерыва…
– К сожалению, болтать не с кем.
– Как же так? Ведь так называемый «промысел» люди давно запретили.
– Запретили, но слишком поздно. Наших почти не осталось. Кричишь, кричишь, зовёшь, зовёшь, а ответа нет…
– Но как же вы один, такой большой? У вас не было семьи?
– Была подруга. Был китёнок…
– И?
– Подруга отплыла не очень далеко и пропала. Я подозреваю, что это с того судна… был запах крови… А китёнок попросту наглотался мусора. Помочь ему было невозможно…
Но вы знаете, я верю! Я верю, что докричусь, и встречу свою китиху! И у нас ещё будут китята. Они рождаются такие маленькие, по вашим меркам всего-то метров семь и весом пару тонн. Но мама кормит ребёнка самым жирным в мире молоком по полтонны в день, и он растёт на глазах. Они такие хорошенькие!
Простите меня за сентиментальность. Давайте я вас познакомлю с сопредседателем, представителем тех самых «неусатых». Вот он, явно хочет с вами побеседовать.


– Здравствуйте, уважаемый сопредседатель! Назовите, пожалуйста, своё имя.
– Фисетер Катадон – Кашалот настоящий! Крупнейший из подотряда Зубатых китов.
– О-очень приятно! Значит, в китовом сообществе почти как у людей – чем больше фигура, тем выше по рангу?
– На самом деле мы с вами, людьми, не слишком-то и различаемся: и иерархия, и конкуренция и межполовые отношения – всё очень похоже. Да-да, вы только не обижайтесь. И у нас, зубатых, с вами больше сходства, чем у усатых.
Я тут невольно слышал часть вашей беседы с председателем. По-китовому, его понять можно, семью потерял – никому не пожелаешь. Но я вам скажу, отчасти это от неправильной постановки вопроса. У них, усатых, видите ли любовь-морковь, верность и всё такое. И вот, смотрите, к чему это приводит! А у нас, кашалотов – гарем! Почему вы улыбаетесь? Гарем это непросто, это ответственность! Вы думаете, собрал самок и наслаждайся? Во-первых, самки к недостойному, слабому не пойдут.
Во-вторых, их надо оберегать, оборонять. Вы, наверно, знаете, как вели себя киты во время «промысла»? Усатых били, как мух, они и не думали сопротивляться. А кашалоты? Самец кашалота способен потопить китобойное судно. И топили! Вспомните знаменитого Моби Дика – историческая личность!
И ещё о гареме. Самки отнюдь не рабыни, они всегда могут уйти к более достойному вождю. Но, гарем – это много детёнышей, а, следовательно – стабильность и неуязвимость! Хотя, конечно, и кашалотам от китобоев досталось. Раньше места в море не хватало, а нынче другой гарем повстречаешь – радость великая!

Вы, конечно, заметили, что мы усатым, мягко говоря, не очень симпатизируем. Питаются какой-то мелочью, на которую нормальному киту стыдно смотреть. То ли дело кальмар! Иной раз такое чудовище попадётся, жизнью рискуешь! Но, я вам скажу, вку-у-сно! Достойная пища! И нелёгкая. Попробуй, нырни на километр, да отыщи в полной темноте, да поймай, коли у них, кальмаров и скорость и реакция мгновенная! Вот и приходится за ними нырять по полтора часа. Эх, если бы не дышать, так и на поверхность не всплывал бы! Хорошо там, в глубине! В этом я рыбам завидую! И почему наши предки 60 миллионов лет назад жабры не изобрели?
– Спасибо вам большое, уважаемый Кашалот! Мы хотим успеть побеседовать с другими участниками совещания, пока они не расплылись.


Вот спешит на выход из бухты китообразный необыкновенной внешности, нужно его перехватить.
Уважаемый, уделите нам немного времени! Представьтесь, пожалуйста, к какому подотряду вы относитесь?
– Конечно к Зубатым! Моё имя Монодон Моноцерос, иначе – Нарвал.
– Замечательно! Значит, вы тоже зубатый кит?…
– Вы меня веселите! Разве это незаметно? Да, да, вот это, что торчит на три метра впереди моей головы – это и есть зуб! Теперь заметили?
– Простите, уважаемый Нарвал. Мы по своей человечьей привычке думаем, что зубы во рту…
– Ну, вот всегда так. А кто сказал, что зубы обязательно должны быть во рту? Где такой закон? И почему все вечно придираются, что их должно быть много? Нам, нарвалам нравится, когда зуб один. Зато это же зуб! Где ещё вы такое видели? И не морщите лоб – нет такого больше в мире, только у нарвалов! 
– Понятно… но как же вы таким зубом жуёте?
– Такой зуб я растил не для того чтобы жевать. Рыбу и кальмара я и так проглочу. Но вспомните, в каких условиях мы обитаем – почти круглый год над головой лёд! А обязанность дышать воздухом нам никто не отменял. Вот этим орудием, «зубом», как вы выражаетесь, продушины во льду и поддерживаем. Иначе – смерть.
– Понятно теперь. Но, исходя из условий вашей труднодоступности, можно предположить, что вашего народа «промысел» не коснулся?
– Ошибаетесь. Конечно, ради нашего жира китобои во льды не лезли, им и других китов хватало. Но кто-то пустил слух о необыкновенной целебности наших бивней… Я вам доложу, что в прошлом стада моих сородичей достигали нескольких тысяч особей – море кипело! Теперь – единицы… Простите, мне далеко добираться до полярных вод, надо спешить.


– Уплыл. И бухта уже опустела. Эй! Эй, подождите! Ну, пожалуйста!
– Вы мне кричали?
– Да, извините, что задерживаем, поговорите с нами пару минут. Вы кто?
– Турсиос Трункатос – Афалина, Дельфин, к вашим услугам!


– Ну, уж вы-то точно из зубатых китообразных. Улыбка вас выдаёт – полон рот восхитительных острых белых зубов! И сколько же их у вас, если не секрет?
– Я не считал. Навскидку штук полсотни. Так что вы хотели узнать о дельфинах?
– А давайте наоборот. Я вам буду рассказывать, что мы знаем об афалинах, а вы скажете, правда ли это. Итак, афалины обитают в прибрежных водах, питаются придонными рыбами и кальмарами, ныряют на глубину до 170 м, прыгают до 6 м в высоту, могут развивать скорость до 50 км в час. Афалины, как и другие дельфины, имеют эхолокацию и звуковые сигналы для общения между собой. Людям известно 17 афалиньих «слов», пять из которых совпадают со словарём гринды и обыкновенного дельфина. Известно, что детёныши от рождения знают лишь шесть «слов», а потом выучивают остальные… я верно говорю?
– Абсолютно…
– А почему же вы грустны? Что-то не так?
– Мне удалось сбежать из того места, где люди «узнают» всю правду о дельфинах.
– Но вы же, дельфины, тоже любознательны. Что такого плохого в том, что люди лучше вас узнают?
– У людей есть неприятная привычка: чтобы узнать животное, они его обязательно режут на части, думая, что секрет внутри.
–Да, такое бывало в прошлом. Теперь почти нет. Вернее, эксперименты над высшими животными строго регламентируются. Приношу вам соболезнования. В наше время наоборот, стараются подружить людей с животными. Афалины с удовольствием общаются с людьми, особенно с детьми в океанариумах. Дети от этого становятся добрее, и когда вырастут, не станут убивать дельфинов… Снова что-то не так?
– Всё так. Только не понятно, почему, следуя такой логике, вам не сажать в клетки детей других национальностей? Тогда ваши дети в будущем не станут воевать.
– Да, кажется, наша беседа заходит в тупик. Может быть, вы раскроете нам некоторые итоги всекитового совещания? А то мы опоздали и не смогли узнать самого главного. Пожалуйста!


– Несмотря на значительные разногласия среди китов, один из общих выводов следующий: мы, жители океанов, никогда не сможем понять вас, людей. Простите, мне необходимо уносить хвост. Там, куда добрались представители «зелёной» прессы, скоро появятся китобои-браконьеры – это правило известно всем китообразным!
2013
Виктор КВАШИН
Этот рассказ опубликован в сборнике «О звериках с любовью». Его можно скачать в любом формате на ваши электронные устройства, а также приобрести бумажной книгой по этому адресу.
Электронная версия – бесплатно.

Комментариев нет:

Отправка комментария