понедельник, 19 ноября 2018 г.

Дмитрий ШТАРЁВ: «… А сегодня что для завтра сделал ты?»


Лауреаты конкурсов Президентской программы исследовательских проектов


Ведущий научный сотрудник лаборатории физико-химических методов исследования Института тектоники и геофизики им. Ю.А. Косыгина ДВО РАН, кандидат физико-математических наук Дмитрий Сергеевич ШТАРЁВ – лауреат конкурсов прошлого года на получение грантов Российского научного фонда по мероприятию «Проведение инициативных исследований молодыми учёными» Президентской программы исследовательских проектов, реализуемых ведущими учёными, в том числе молодыми учёными. Название его исследовательского проекта: «Висмутаты щёлочноземельных металлов как новый перспективный класс материалов для экологически чистой энергетики».

Судьба Дмитрия Штарёва связана с Хабаровском. Там он родился и вырос, окончил Дальневосточный государственный университет путей сообщения в 2006 году, поступил и успешно окончил аспирантуру, в 2011 защитил кандидатскую диссертацию.

Путь в академическую науку определился в какой-то степени благодаря счастливому случаю. Дмитрий поступил на инженерную специальность «Физика и техника оптической связи», отучился один семестр и однажды, разговорившись с одногруппником, узнал, что тот собирается поискать в библиотеке литературу о том, как получать голографические изображения. Дмитрий заинтересовался этой темой, а позже этот интерес вылился в научные исследования. Первые изыскания он проводил вместе с тем своим товарищем. А первое своё запатентованное изобретение Дмитрий зарегистрировал во время учёбы на третьем курсе университета.

Конечно, не только благодаря случаю Дмитрий стал заниматься наукой. В первую очередь, возможность попробовать себя в исследовательской деятельности успешно реализовалась благодаря научному руководству наставников, специалистов в той области, которая заинтересовала Дмитрия. Семья способствовала его развитию в этом направлении. Родители – преподаватели университета, отец Сергей Геннадьевич – доктор технических наук. Как начинающий исследователь Дмитрий рос в благодатной почве: на кафедре физики работали молодые инициативные преподаватели, ставшие сейчас кандидатами и докторами наук. Были также и опытные, заслуженные преподаватели, первооткрыватели в своей области, у них было чему поучиться.

Дмитрий не отрицает, что инженерная работа творческая и очень интересная. Его брат Александр окончил университет и пошёл по инженерной стезе. Там тоже возникают нестандартные ситуации, требующие неординарных решений, но в инженерном деле ты в большей степени ограничен рамками, считает Дмитрий. Там нет того простора для творчества, как в фундаментальной науке.

Ну а самые интересные результаты рождаются на стыках различных научных направлений. Возможно, это связано с тем, что специалисты из разных областей смотрят на одну и ту же проблему под разными углами и, работая вместе, им открывается большее, как если бы удалось увеличить число измерений пространства доступных им знаний.

– А как же увлечение голографией?

– Изначальная задача была чисто практической – получить голограмму и зафиксировать её, отвечает на мой вопрос Дмитрий Штарёв. – Мне посоветовали обратиться на кафедру физики, к специалисту, занимавшемуся фоторегистрирующими средами. Он работал с композитными материалами, при воздействии на которые ультрафиолетовым излучением можно было получать изображение. Мы занялись поиском новых фотоматериалов.

В более общем смысле фоторегистрирующие среды – часть фотокаталитических систем. В них солнечный или ультрафиолетовый свет вызывает фотостимулированные процессы на поверхности материалов, результаты которых мы можем видеть в форме изображения, когда изменяется окраска освещённой поверхности, или в форме химических реакций, до этого не протекавших…

По этой тематике я защитил кандидатскую диссертацию, а затем начал искать новые интересные для меня области исследований и таким образом переключился на фотокатализаторы. Надо сказать, в какой-то степени это тоже произошло случайно. Однажды я получил письмо из редакции научного журнала, в котором меня пригласили выступить рецензентом статьи, посвящённой фотокатализаторам на основе висмутатов кальция. Меня попросили посмотреть, сделать свои замечания и высказать суждения о возможности её опубликования. Тема мне показалась очень перспективной, но в статье она была раскрыта недостаточно полно. Я сделал замечания и рекомендовал её к публикации. А тему отметил для себя на будущее – заняться этим классом материалов, очень перспективных как с точки зрения фундаментальной науки, так и для прикладных приложений.

Так ещё один счастливый случай развернул траекторию моих исследований и в результате привёл к гранту Российского научного фонда по мероприятию «Проведение инициативных исследований молодыми учёными» Президентской программы исследовательских проектов, реализуемых ведущими учёными, в том числе молодыми учёными. Название проекта: «Висмутаты щёлочноземельных металлов как новый перспективный класс материалов для экологически чистой энергетики».

Победа в конкурсе далась нелегко, поэтому я очень обрадовался, увидев название проекта в списке победителей. Но вслед за радостью пришло осознание большого масштаба работ, которые предстоит выполнить в сравнительно короткий срок и, соответственно, озабоченность. Тем не менее, программа первого года успешно выполнена и, надеюсь, проект будет выполнен полностью и в срок.

– Расскажите немного о проекте.

– В проекте я исследую указанный выше класс соединений с точки зрения применимости в возобновляемой, так называемой, «чистой» энергетике. С их помощью мы попытаемся разложить молекулы воды на составляющие, применяя только солнечный свет. Полученные кислород и водород будут сгорать, образуя воду, производя «чистую» энергию, не выделяя в окружающую среду загрязняющих веществ, без затраты традиционных природных энергетических ресурсов.

Есть основания надеяться, что катализаторы, нужные для протекания процесса, будут созданы. Подчеркну, что грант индивидуальный, но в процессе его выполнения я сотрудничаю с рядом моих коллег. В самом деле, сложно представить экспериментальное исследование в области физики твёрдого тела, например, которое может быть выполнено усилиями одного человека.

– Что уже удалось выполнить из запланированных по гранту работ?

– В первый год мы получили значительное количество образцов, исследовали и проанализировали ряд их свойств и на основе проведённого анализа отобрали подкласс материалов, наиболее перспективных для дальнейших исследований.

Сейчас мы нарабатываем эти материалы и постепенно переходим к апробации их в качестве катализаторов в процессе генерации водорода. Если процесс разложения воды не удастся, постараемся разобраться в причине. Возможно, в этом случае будут получены новые знания о природе висмутатов щёлочноземельных металлов.

– Они могут найти и другие применения?

– А почему бы нет? Фотокатализаторы могут быть эффективно применены, например, при очистке сточных вод, разлагая органические примеси, содержащиеся в них. Мы можем утверждать это на основе исследований, выполненных для ОАО РЖД, ряда нефтедобывающих компаний. Сейчас моя магистрантка работает над созданием установки, которая может использоваться для очистки сточных вод.

Другое их применение – прямое преобразование солнечной энергии в электрическую.

– Подобно тому, как это происходит в солнечных батареях?

– Да. Ещё одно из применений – извлечение драгоценных металлов из растворов. Мы смогли перевести ряд металлов из растворённой ионной формы в атомарную. Это может быть интересно при работе с так называемыми упорными рудами.

– Что это за руды?

– Это руды, которые трудно поддаются обогащению и переработке. Встречаются, например, руды с тонковкраплённым золотом или содержащие его в виде теллуридов. Даже применение цианирования в этом случае не обеспечивает удовлетворительные технико-экономические показатели по извлечению золота.

– Интересно. Считаете, что у вас творческая работа?

– Конечно. Я люблю науку именно за то, что она неотделима от постоянного поиска новых, зачастую неожиданных путей, подходов к решению тех или иных задач. Наука немыслима без творчества. Если сравнивать с живописью или музыкой, то очевидно, что в них у творца больше свободы (я – художник, я так вижу). В науке мы в большей степени ограничены, поскольку есть границы применения физических законов (но иногда удаётся придумать, как их обойти, и это тоже очень интересно).

Тем не менее, на мой взгляд, творчество в науке интереснее, чем в искусстве.

– Можете ли вы назвать ваше самое значительное достижение в науке?

– Вряд ли. Как-то раз я стажировался в одном из научных центров и был приглашен на празднование юбилея известного учёного. В ответ на поздравления он встал и сказал: знаете, жизнь учёного напоминает путь альпиниста. Когда ты идёшь в горы, перед тобой возвышается вершина, которую ты стремишься достичь. Но когда доходишь до этой вершины, перед тобой открывается следующая, ранее заслоненная вершиной, которую ты только что покорил. И ты понимаешь, что у тебя нет времени сесть и отдохнуть, потому что открылась новая цель – покорить следующую вершину…

Считаю, что ещё рано говорить о самом большом моём достижении в науке. Я нахожусь в поступательном движении и очень надеюсь, что самые значительные события у меня впереди. Нельзя останавливаться в развитии. Жизнь, работа чужды покоя, они в постоянном движении, подобно гигантскому раскрученному маховику. Если он остановится, снова раскрутить его будет очень сложно, гораздо проще поддерживать вращение.

Так и учёный находится в постоянном движении: его мозг всегда в работе, а тетрадка с ручкой или компьютер – наготове, чтобы записывать идеи, писать заявки на гранты, статьи, или рецензии.

– Расскажите об основных направлениях деятельности лаборатории физико-химических методов исследования, в которой вы работаете.

– С января 2017 года я работаю в Институте тектоники и геофизики ДВО РАН, в лаборатории физико-химических методов исследования, которую возглавляет кандидат геолого-минералогических наук Николай Викторович Бердников. Лаборатория оснащена современной аналитической базой: рентгенофазовые, рентгенофлуоресцентные и масс-спектрометры, сканирующая электронная микроскопия, в ней работает квалифицированный штат инженеров химиков и физиков. В лаборатории выполняются различные виды анализов не только для учёных института, но и по заявкам других институтов Дальневосточного отделения РАН, и даже из других стран (Китай, США, Индия). Исследования проводятся на высоком уровне, поэтому результаты позволяют публиковаться в высокорейтинговых журналах.

– Может быть, вы захотите вспомнить и поблагодарить своих наставников, научных руководителей, коллег, с которыми вместе трудитесь.

– Всем спасибо, кто меня знает, за наставничество, за ценные советы, за обсуждение, за дискуссии и, особенно, за критику. Нужно её принимать, понимая, что тебя не обижают, а хотят подсказать, направить. За это, конечно, всех благодарю.

– Растите ли научную смену, есть ли у вас молодёжь?

– Да, конечно. Институт тесно взаимодействует с Тихоокеанским государственным университетом, Дальневосточным государственным университетом путей сообщения. Организована базовая кафедра, наши сотрудники читают бакалаврам спецкурсы, студенты приходят знакомиться с аналитической базой, методами исследований. А также существует своя аспирантура.

– А вы преподаёте?

– Да. Моему педагогическому стажу – десять лет. Преподаю студентам, магистрантам, аспирантам, у меня учёное звание доцента.

– Верите ли вы в успешное развитие науки на Дальнем Востоке в ближайшие годы?

– Конечно, хочется верить, что наука и образование будут развиваться, а власти всемерно этому способствовать. Пока что, к сожалению, убедительных оснований для оптимизма я не вижу.

– Дмитрий, давайте поговорим о вашей семье. Ваша жена тоже занимается наукой?

– Да, она научный сотрудник. Анна также трудится в лаборатории физико-химических методов исследований, занимается ICP масс-спектроскопией. Сыну Роме 7 лет, он ученик первого класса.


– Не собирается ли сын стать учёным, как родители?

– Собирается, говорит, что заниматься наукой интересно, хочет стать изобретателем.

– Расскажите о ваших увлечениях.

– Я играю в клубе «Что? Где? Когда?». В апреле этого года наша команда заняла первое место во всех командных состязаниях открытого чемпионата Дальнего Востока. Игры клуба «Что? Где? Когда?» – интересный, увлекательный, интеллектуальный вид спорта. Трудно ответить на вопрос: кто «круче» – физик, к примеру, или юрист? А в игре есть мерило, которое поможет сопоставить интеллекты.


– Ваша жена разделяет ваше увлечение или сочувствует?

– Анна – не игрок, но сочувствующая. Хотя уверен, что у неё тоже хорошо бы получалось играть. Но в последнее время она начала читать турниры – стала ведущей. Это очень ощутимая помощь для команды, это ценно и полезно, потому что найти чтеца бывает проблематично (когда один из игроков становится чтецом, команда лишается его как игрока). И у неё всё замечательно получается.


– И последний вопрос: что бы вы пожелали сами себе?

– Есть хорошая песня «Прекрасное далёко» из кинофильма «Гостья из будущего» (музыка Евгения Крылатова, стихи Юрия Энтина). Помните? Там есть такая строчка: «а сегодня что для завтра сделал я?» По моему мнению, она больше всего отображает то, как должен вести себя человек, который хочет добиться успеха. Нельзя почивать на лаврах. Когда меня просят к какому-нибудь представлению составить автобиографию с перечислением наград и заслуг, мне всегда это тяжело даётся, потому что не люблю говорить о своих прошлых заслугах. Что с того, что ты выиграл в школьной олимпиаде или конкурсе лет несколько лет тому назад? – Будь добр, покажи, что ты сейчас не хуже, чем был в школе или университете! – Каждый день я должен отвечать на вопрос: что я сделал такого, что завтра мне позволит гордиться этими заслугами?

Моё пожелание: не останавливаться на достигнутом. Постоянно двигаться к своему ориентиру, потому что если потеряна цель, – пропадает стимул к развитию.

Комментариев нет:

Отправить комментарий