четверг, 25 октября 2018 г.

Морские парки в пустыне


Немного познакомившись с подводным миром Юго-Восточной Азии, на сей раз я решил поехать в Мекку водолазов всего мира – на Красное море. В Таиланде и Вьетнаме мне немного не везло – частые дожди и волнение моря давали почти повсеместно мутноватую воду, а мне хотелось окунуться в кристально-чистые глубины с красочными коралловыми рифами и их обитателями. По отзывам многих дайверов, всё это можно увидеть в Красном море.

Коралловый риф с семейными группами рыб антиасов, Эйлат

     Эйлат в начале июня встретил ослепительным солнцем и удушающей жарой – днём столбик термометра доходил до 43°С. Только после 9 вечера температура спадала, раскалённые здания и дороги начинали понемногу отдавать жар, и курорт всё больше заполнялся отдыхающими. Утром, договорившись в дайв-центре о своих нырялках, я пошёл на первый дайв-сайт, расположенный поблизости. Это «Подводная обсерватория» – здание бывшего подводного ресторана, закрытого сейчас по соображениям безопасности. Круглое сооружение диаметром метров 20 стоит своим основанием на глубине 12 метров, вокруг него дополнительно закреплены металлические сетки и бетонные блоки, служащие субстратом для кораллов и убежищами для рыб. 

Перистохвостый хейлин нашёл убежище у основания «Подводной обсерватории» в Эйлате

     Проплыв несколько раз вокруг здания, я вышел на поверхность и попытался разобраться в своих впечатлениях. Да, кораллы есть, рыб видов 30, прозрачность воды – около 15 метров, планктона мало. Но, общее впечатление – такое же, как от леса в пригороде Владивостока: и деревья есть, и цветы, и птицы встречаются, и грибы даже, но это не настоящий, а эрзац-лес, «окружающая среда», остатки некогда пышной дикой Природы. На других дайв-сайтах на окраине Эйлата – «Университет», «Пещера» изменений под водой меньше, но большого богатого рифа всё равно нет, кораллы живут разрозненными небольшими колониями на отдельных камнях, здесь же обитают рыбы и прочая живность. Всё разнообразие подводной жизни сосредоточено до глубин 8-10 метров, а дальше, до 30 метров идёт пологий склон, покрытый песком, обломками погибших кораллов, водорослями, жизнь здесь скудна и сера. Надо отдать должное израильтянам – они стараются, как могут, ограничить влияние человека на морскую жизнь. Входы в море с пляжей представляют собой коридоры, ограниченные плавучими канатами – выбраны места, где нет живых кораллов; категорически запрещён контакт дайверов с грунтом и кораллами; дно абсолютно свободно от мусора – за этим постоянно следят рейнджеры и дайв-инструкторы; учёные и студенты Университета Хайфы (Израиль) проводят здесь работы по искусственному разведению кораллов. Местные жители и многие туристы-дайверы в восторге от подводного мира Эйлата, но в Юго-Восточной Азии подводная жизнь много богаче.

В Египте я отправился в национальный парк Рас Мохаммед. Микроавтобус из Шарм эль Шейха ехал минут 30, по дороге нас раза три проверяли на полицейских постах, но это ненадолго задерживало наш переезд. На дорожной кольцевой развязке мне понравилась скульптура, посвящённая морской жизни – пирамида из раковин моллюсков, окружённая фигурами дельфинов, а ранее были только верблюды да кувшины. 

Скульптурная композиция вблизи въезда в нацпарк Рас Мохаммед

     На въезде в парк расположен плакат с картой и перечислением пунктов ограничений: запрещено изъятие кораллов, рыб и прочей живности, конечно, нельзя оставлять мусор, передвигаться по территории необходимо в сопровождении гида; здесь же производится оплата за посещение ($5). Кстати, везде в зарубежных национальных парках, где я был, плата за их посещение была минимальной, потому что делается акцент на большой поток туристов. У нас же – всё наоборот. Въезжаем на территорию, кругом пески, камни, вдали невысокие горы, всё жёлто-коричневое, растительности нет совершенно. Грунтовая дорога обозначена камнями по обочинам. Первая остановка – у монумента «Ворота Аллаха», выполненного из огромных каменных глыб и посвящённого войне Судного дня 1973 года. Дальше едем к берегу моря – заниматься снорклингом у кораллового рифа. На берегу бухты – коралловый песок и обломки кораллов, здесь бегают раки-отшельники, таская на себе красивые раковины местных моллюсков. От берега идёт 50-метровая литораль, воды по щиколотку. На краю литорали дно резко обрывается до 4-5 метров, и здесь начинается царство рифа. Прозрачность – до 20 метров, кораллы расположены большими массивами, рыб заметно больше, чем в Израиле. Поплавав, переезжаем к мангровым зарослям, которые растут на берегах небольшого заливчика. Мангровые заросли низкорослые, редкие, значительно хуже, чем в Юго-Восточной Азии. Мангры хоть и могут жить в солёной воде, но здешнее испепеляющее солнце и недостаток пресной воды все равно их придавливает. Привлекательными объектами здесь являются манящие крабы, которые плотно заселили илисто-песчаный берег залива и ведут свою обычную жизнь, не обращая особого внимания на множество любопытных человеческих глаз. 

Манящие крабы в нацпарке Рас Мохаммед

      Следующий пункт экскурсии – «Волшебное озеро», или «Тайный залив». Длиной он 2 км и шириной 300 м, а «волшебный» из-за того, что соединяется с морем только во время прилива, поэтому солёность в нём стремится к солёности Мёртвого моря, отчего жизни, кроме одной водоросли, нет, и мутноватая вода легко держит здесь человека на плаву. Рейнджеры парка туристами особо не интересуются: когда любопытные русские туристы начали собирать в свои сумки красивые раковины, никто из них не вышел из своего каменного конусообразного поста-дома, чтобы пресечь это нарушение режима. На пути назад, глядя на бесконечно тянущиеся возле дороги, выжженные солнцем пески и скалы, я пытался разобраться в своих впечатлениях. Надеяться увидеть в пустыне какое-нибудь красочное зрелище – это наивность, но так хотелось чего-нибудь особо яркого, но, увы…

Экскурсия под воду в «Рас Мохаммеде» включила в себя три дайв-сайта: «Йоланда», «Альтернативы» и «Семь пиков». Позже я съездил на сайты «Джексон» и «Гордон риф» у острова Тиран, который тоже входит в нацпарк. Все сайты расположены вблизи небольших скал-островков, средняя глубина маршрутов – 12-20 м, потом склоны резко обрываются до 50-70 м. Прозрачность воды – выше 20 метров, но в местах с сильными течениями голубая вода имеет мутновато-белесый цвет из-за взвеси кораллового песка, температура – 26-27°. Кораллы на маршрутах встречаются небольшими колониями, очень крупных их скоплений не видно. Рыб увидел 50-60 видов, самые многочисленные из них – семейные группы мелких рыбок антиасов оранжевого и фиолетового цветов. Мурены, спинороги, рыбы-попугаи, крылатки, скаты и прочие рыбы встречались поодиночке, либо парами, и довольно редко. Удивили местные камбалы: встретилась одна парочка, которая передвигалась исключительно вместе, причем меньшая рыба лежала сверху на большей, которая скользила по белоснежному песку. Так они «ехали» несколько метров, пока я их фотографировал. У наших камбал я такого поведения никогда не видел. Изредка проносились стаи тунцов и рыб-носорогов, но больших скоплений рыб нигде не видно. Рифы здесь хорошие, но, как и на суше, нет буйства жизни, все весьма скромненько и бедненько. Я совсем не видел морских звёзд и ежей, мало и других морских беспозвоночных. Мало рыб-бабочек, обилие которых считается индикатором здоровья кораллового рифа. В общем, у меня создалось впечатление, что подводная жизнь в Рас Мохаммеде не самая богатая. Даже у затонувших судов нет особого обилия рыб, хотя только здесь в укрытии я встретил рыбу-крокодила, которую не видел раньше. Порадовало то, что дайверов-туристов и пловцов-сноркелеров в море было относительно немного: на одном катере не больше 15-20 человек, и катеров мало, так что есть надежда, что пресс человека на подводный мир этого национального парка не очень значителен, и парк сохранится в целости для будущих поколений. Залогом этому – чистое, без мусора, дно, за время моих погружений встретился только потерянный небольшой якорь, который поднял наш дайв-гид.

80-сантиметровый «малыш» – губан наполеон у рифа в нацпарке Рас Мохаммед

     Я часто вспоминаю крылатое выражение Лиса из «Маленького принца» А. де Сент-Экзюпери: «Нет в мире совершенства!» Вспомнил я его и в этот раз к тому, что «плохая» зеленоватая, мутноватая морская вода – это масса планктона и, как следствие – богатство морской жизни и огромное разнообразие рыб. Голубая же, прозрачная вода – это признак бедной кормовой базы и относительно скудной подводной жизни. Таковы постулаты экологии в реальности. Поэтому, выбор мест погружений за вами, коллеги-дайверы.

Александр МАРКЕВИЧ,
научный сотрудник Дальневосточного морского заповедника – филиала ННЦМБ ДВО РАН, 
кандидат биологических наук
Фото автора

Комментариев нет:

Отправить комментарий