пятница, 5 октября 2018 г.

Научный форум в Китае – 2018 (личные впечатления, эмоции, оценки)

Международное сотрудничество

В современном мире глобальных противостояний естественным фоном социальных процессов и межкультурных взаимодействий служат действия правительства и государства, направленные на сохранение и приумножение природных богатств. Одним из мероприятий, направленных на привлечение внимания к таким проблемам, является проведение международных форумов, в которых принимают участие учёные-исследователи. Очередная четвёртая международная конференция на тему «Ресурсы, окружающая среда и региональное устойчивое развитие в Северо-Восточной Азии» проходила в Чанчуне 25-28 июня 2018 года.


В конференции приняли участие многочисленные китайские учёные из Пекина и других научных центров КНР. Среди гостей были и африканские негры, они прилетели из Зимбабве – изучают перемещения птиц. Мигрирующие птицы связывают разные континенты и познание точных маршрутов и времени перекочевки за пределы собственной страны современными техническими методами весьма актуально.

Внушительный десант учёных прибыл с Дальнего Востока и Сибири. Нас, россиян, было 21 человек – из Владивостока, Хабаровска, Иркутска и Улан-Удэ. С российской стороны  три академика, «три птицы» – П.Я. Бакланов, Б. А. Воронов и Ю. Н. Журавлёв.

Российские гости добирались в столицу Цзилиньской провинции в город Чанчунь разными путями – учёные из Бурятии и из Иркутска самолётом через Пекин, хабаровчане через Харбин. Из Владивостока есть прямой авиарейс на Чанчунь, мы, пять человек, приехали через пограничный переход Хуньчунь и далее на скоростном транспорте (3 часа) на место назначения. Скоростную дорогу открыли в 2015 году, значительно сократив доступность между государственной российско-китайской границей и центром провинции.

Учёные в своих докладах отмечали огромный потенциал стран в Северо-Восточной Азии и важность расширения контактов и сотрудничества в решения совместных вопросов по состоянию ресурсов окружающей среды в регионе при сложившихся новых условиях. 

Рабочий язык на конференции – английский. Вступительные речи академиков П.Я. Бакланова и Хе Синюаня были предварительно переведены и распечатаны, так что у каждого участника форума были эти материалы. Интересная особенность: к примеру, русский текст – две страницы двенадцатым размером шрифта, на китайском – это одна страница. Обратили внимание – китайские учёные новые материалы не представляют (интеллектуальная собственность), выступают в основном по опубликованным материалам – указывают источник публикаций.

Активно обсуждались темы состояния водных и земельных ресурсов Северо-Восточной Азии, вопросы охраны и управления окружающей средой, урбанизация и развитие экономики. Особый акцент был направлен на совместное проведение исследований, совместное использование научных данных, совместное издание монографий и т.д. Данная конференция явилась важным событием, стимулирующим углубление исследований по ресурсам окружающей среды, а также – в расширении международного сотрудничества.


У Северо-Восточного института географии и агроэкологии Китайской академии наук (IGA) в этом году юбилей – 60 лет, хозяева подготовились мощно. Издали праздничные буклеты про институт и его формирование. Среди сотрудников института учёных пенсионного возраста практически нет – все молодые. Здесь к возрасту подходят весьма строго: будь ты хоть лауреат Нобелевской премии – отправляйся на пенсию – уступи место молодым коллегам.

К юбилею в институте оборудовали современный конференц-зал, который при необходимости способен в считанные часы превратиться в две комнаты. Перегородка в потолке – здорово! В каждом зале заседаний по секциям – по три экрана, удобно всем: и выступающим, и слушателям.

Немного о городе, в котором мы пребывали неделю. Каждый город уникален по-своему. Если Владивостоку необычную притягательность придают красоты гор, заливов и бухт, рассветов и закатов над океаном, то Чанчунь – промышленное сердце Северного Китая, центр машиностроения, металлообработки, автомобилестроения, его часто сравнивают с американским Детройтом. Чанчунь – лидер автомобильной промышленности Китая, здесь ведётся сборка грузовиков, внедорожников, автобусов и легковых автомобилей. Синьцзин (Чанчунь) с 1932 по 1945 годы был столицей марионеточного государства японской военной администрации Маньчжоу-го. Одной из ярких достопримечательностей города является резиденция последнего китайского императора Пу И.

Интересен и такой факт – Чанчунь раньше называли восточным китайским Голливудом. Здесь с 1949 года успешно действовала первая кинофабрика в КНР, прославившаяся производством большого количества художественных фильмов. Сейчас здесь развлекательный центр, съёмочные павильоны оказывают услуги туристам и регулярно проводятся фестивали кинофильмов режиссеров Азии.

Поездка на север провинции

Помимо заседаний конференции нам была предложена поездка по Китаю на север провинции Цзилинь в сторону Внутренней Монголии. Само название вызывает жуткий интерес, и предвкушение поездки началось, нам предстояло посетить ряд природных достопримечательностей.

По пути следования часто попадались сельские поселения, но перенаселения не видно. Поселения компактные, уже не встретишь жалких лачуг. Крыши, покрытые синим или красным ондулином, но домики небольшие, почти нет приусадебных участков. Дети возле домов не бегают, не видно домашнего скота, птиц, сельскохозяйственного инвентаря, техники. Только изредка единичные фигуры крестьян обрабатывают свой надел. Делаем вывод – основное население сосредоточено в городах и промышленных районах.

Футуристические пейзажи иллюстрации современному Китаю придают скоростные железные и автомобильные магистрали, вздымаясь в воздух на 300 м и прорезая туннелями горы. Это одна из главных достопримечательностей современного Китая. В КНР широко используются новейшие сверхтехнологии в строительстве, и в результате Китай занимает первое место в мире по протяжённости скоростных магистралей.

Уже неоднократно ездим мы в КНР, и удивляться вроде бы нечему, а всё равно – каждый раз, вновь и вновь – для себя открываем какую-то новую грань. Вот и в этот раз на протяжении нескольких десятков километров мы созерцаем многочисленные ветряки. Китай является мировым лидером по суммарной мощности установленных ветровых генераторов. Повсюду в болотистой местности качалки нефти и газа, здесь же видим целые поля солнечных батарей. Зрелище внушительное. Мы были поражены масштабами сочетания технологий будущего.

По заповедным местам. Озеро Чаган. Мы посетили одно из крупнейших озёр на северо-востоке Китая, оно славится не только своими внушительными размерами (площадь его 420 кв. км), но популярностью. Это место, которое может рассказать о возрасте Земли. Уже миллионы лет назад здесь была жизнь. Озеро имеет важное хозяйственное промысловое значение во все сезоны года. В нём обитает много видов рыб и часть из них достигает веса до 15 кг. Популярность озера среди рыбаков колоссальная. Рыбная ловля на озере – это древнее ремесло, а зимняя рыбалка входит в список национального нематериального культурного наследия. Сейчас берега озера оделись в бетон, красива набережная, у берега стоят катамараны, при желании можно развлечься на воде.

Стационары института

Китайский Северо-восточный институт географии для своих исследований обладает рядом площадок, имеющих цель заложить крепкий фундамент для рационального использования природных ресурсов, охраны и восстановления экосистем и управления окружающей средой. Нам предложили поближе познакомиться на местах с проводимыми исследованиями. На одном из них учёные работают над селекцией главной культуры Китая риса, имеют определённые успехи, в подтверждение этому представлен стенд многочисленных патентов и разных грамот.

На сегодняшний день в Китае выведено около 10 тыс. сортов риса, которые отличаются между собой размером, плотностью, территорией выращивания и т.д. В этом регионе на северо-востоке Китая особенно ценен экологически чистый рис. Учёным удалось увеличить урожай уникального риса до 120 ц с гектара, у нас в России – 40. Профессор Юрий Николаевич Журавлев, специалист в области клеточной инженерии растений, пояснил, что такие результаты достигаются методом уплотнения. Есть сорта, у которых период созревания чрезвычайно короткий, вот их то и досаживают.

Посетили теплицы, в которых выращивают рис на рассаду. Оказывается, есть свои тонкости и при её высадке, рабочим не надо касаться почвы, рис сам найдет себе дорогу и закрепится за грунт. Здесь важно сохранить направляющую ось.

Член-корреспондент Борис Александрович Воронов обратил наше внимание на то, что окружающий китайский ландшафт вторичен. Нет естественных лесов – все зелёные островки – это искусственно насаженные полосы.

Так как основные почвы – суглинок, и они насыщены карбонатом, китайские учёные на стационаре ищут пути обогащения почв. Выращивают заодно и кормовые травы.

В Китае имеются десятки миллионов гектаров неиспользуемой солончаково-щелочной почвы, и они даже изобрели рис, растущий в солёной воде. Этот прорыв означает, что страна потенциально способна дополнительно вырастить миллионы тонн риса, которым можно накормить миллионы человек. Подобный рис богат кальцием и другими микроэлементами, которые встречаются в солёной воде, к тому же он менее подвержен различным вредителям, что позволяет значительно уменьшить использование пестицидов.

Китайские учёные поведали нам, что разновидностей рисовых зёрен существует очень много, самым элитным является рис сорта «Юань Ми». Его цена довольно высока и составляет 50 юаней (7,5 долларов) за килограмм, что в восемь раз превышает стоимость обычных сортов.

Более привычным является традиционный белый рис. И если о других сортах этого злака – коричневый, бурый, рис басмати (с длинными зёрнами) – мы хотя бы отдаленно слышали, то чёрный или дикий рис чаще всего вызывает удивление и неподдельный интерес, поскольку он не так часто встречается в местных магазинах. На ужине в ресторане обратили внимание на чёрный рис. Оказывается, черный рис – это дикий рис, он является аристократом в мире риса. В древнем Китае этот продукт ели только императорские особы.

История потребления рисовых зёрен насчитывает не одно тысячелетие, но пользу и вред дикого риса мы постепенно начинаем открывать для себя лишь сейчас. Чёрный рис нетоксичен. Жители Японии, Индии, Таиланда, Китая регулярно употребляют чёрный рис, который считается источником молодости, долголетия, хорошего настроения и средством защиты от онкологических заболеваний. Высокая цена на дикий рис не позволяет сделать этот продукт общедоступным к потреблению.

Интересный нюанс, на который мы, европейцы, не обращаем внимание, когда приходится нам заказывать блюдо – рис. Мы возмущаемся, почему же он никакой – ни солёный, ни приправленный. А, оказывается, в странах восточной Азии традиционно рис не должен сдабриваться никакими специями и поедается в «чистом виде». Но вместе с ним можно употреблять и всё, что хочется.

Журавли. Попутно мы посетили место, где китайские учёные наблюдают за грациозными птицами – журавлями. Вывеска вещает – здесь родина белого журавля. В вольерах содержатся около 50 птиц. Птицы довольно крупных размеров, поймать их сложно. Каждой птице в день в качестве корма необходимо 0,5 кг свежей рыбы. Очень красив и неповторим японский журавль с красной головкой – сам белый, но крылья черные. Весьма редкий вид – даурский журавль – полностью белый. В марте птицы откладывают яйца, через 28 дней появляются птенцы. Через два месяца они становятся самостоятельными, их окольцовывают и выпускают на свободу. Вокруг болотистые угодья – места, где птицы отдыхают при длительных миграциях. Мы видели специальные сооружения на железобетонных столбах – гнезда для птиц.


В наши планы входило посещение музея птиц. Музей современный, в двухэтажном здании, множество экспонатов, в оформлении широко используются новейшие технологии, заставляющие посетителей в очередной раз ахнуть и выразить восхищение.

Божье дерево – тамариск. Есть растения, которые малоизвестны широкому кругу людей. Случается даже, что имея общие представления об отдельном представителе флоры, не многие знают его «биографию». К таким можно отнести и божье дерево – тамариск.

Из окна микроавтобуса, в котором мы совершали поездку, бросались в глаза цветущие розоватые кустарники вдоль дороги. При очередной остановке рассмотрели их более внимательно – наши биологи озвучили – это тамариск – первый вестник засолённости почв. Его я вижу впервые. Внешность тамариска особенно запоминающаяся – крона состоит из множества тонких веточек, напоминающих можжевельник. Все ветки усыпаны лиловыми шариками бутонов, словно бисером.

Та-ма-риск – у меня первая реакция на это растение – «манна небесная», волшебная пища, что спасла от гибели евреев в пустыне. Но наши биологи мои реплики пропустили мимо ушей. И уже дома, заглянув в интернет, я торжествовала, так как была права.

В своё время я рассказывала своей дочери о Моисее, как он блуждал 40 лет по пустыне, пытаясь вывести свой народ. События и факты, о которых я рассказывала, были сами по себе невероятными и все же они получили подтверждение со стороны учёных. Так в 1893 году немецкий биолог высказал предположение, что манна небесная – это не сказка и не выдумка.

В действительности в природе известно более 60 видов тамариска и только один из них, что растёт на синайском полуострове, подвержен нападению таких вредителей, как тля. Растение реагирует тем, что выделяет сок – и это крупицы манны небесной, но с солнечными лучами «крупа» исчезает.

Примечательно это растение тем, что растёт в пустынях, полупустынях и степях, и различные его виды служат неплохими индикаторами грунтовых вод. К примеру, тамариск безлистный – показатель солоноватых вод, залегающих на глубине до 15 м, а присутствие тамариска Бовсана свидетельствует о грунтовых водах, залегающих на глубине до 5 м. Вероятно, связь с подземными водами сделала этот кустарник, или небольшое деревце, предметом почитания уже в глубокой  древности.

Тамариск

Хадак. Поужинать нам предложили при гостинице в ресторане. Ужин нам всем запомнился своей необычностью и эксклюзивностью. Во-первых, в этот день был день рождения российского гостя Владимира Николаевича Бочарникова. Принимающая сторона преподнесли ему букет цветов, огромный торт, на голову надели корону. А главное действие было впереди. В национальных монгольских костюмах пожаловали две девушки. Во-вторых, всем гостям праздника они надели на шею красочные ритуальные длинные шарфы синего и белого цвета – это хадак – один из буддийских символов. По монгольскому обычаю его дарят почётным гостям в знак особого уважения, дружбы и благих пожеланий.

Хадак – универсальный дар. Он может быть преподнесён по любому праздничному поводу. Завязывать его на шее не принято, нельзя выбрасывать хадак, это равнозначно осквернению жизненной энергии человека. Разрешается передать хадак другому человеку или вывесить его в святых местах, повязать на дерево. Известно, что Далай-лама преподносит хадаки в качестве даров дипломатам, символизируя чистоту намерений и начало отношений.

И, в-третьих, самый ошеломляющий сюрприз, хозяева прикатили тележку, на которой был запечён целый баран. Это вызвало всеобщее оживление – самому почётному гостю (академику П.Я. Бакланову) преподнесли голову барана.


По инициативе директора бурятского института экологии Ендона Жамьяновича Гармаева для именинника мы спели «национальную китайскую песню» – «Подмосковные вечера». Заводила и душа компании Ендон – это фонтан энергии. Он посетовал, что на столе нет чёрного хлеба, и по счастливой случайности у Раисы Макаревич оказался кусочек хлеба, решили угостить всех китайских друзей русским деликатесом, по которому скучают истинные гурманы. Разрезали хлеб на миниатюрные крохотные кусочки, и Ендон пошёл угощать – хлебосольных китайских хозяев и довольно мило спел национальную бурятскую песню. Ну, а всех пленил Борис Александрович Воронов – своим голосищем. Как можно ошибаться и не ожидать, что перед тобой – такой… голос. Говорит – тембр голоса обычный, а как запоёт – го-ло-си-ще, как у Фёдора Шаляпина. Ужин удался.

Непродолжительные познавательные экскурсионные поездки расширяют кругозор. Важна возможность общения учёных напрямую. Чем больше люди знают друг о друге, тем более понятен менталитет соседней страны. Личное общение обогащает. В дни нашего путешествия по северу провинции не было жары, поэтому наше турне было относительно комфортным.

Римма ВАХНЕНКО,
старший научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН,
кандидат географических наук 
       Фото из личного архива автора


Комментариев нет:

Отправить комментарий