вторник, 4 сентября 2018 г.

Вечный странник. Памяти друга В.А. НЕЧАЕВА

В.А. НЕЧАЕВ, апрель 1986 года. Доска почёта БПИ ДВО РАН

Виталий Андреевич НЕЧАЕВ родился в городе Хабаровске 1 января 1936 года. Он часто подчеркивал, что недаром мир открылся для него с первого дня нового года и поэтому его долгий путь познания жизни был насыщенным до предела. Отец, Андрей Петрович – известный дальневосточный ботаник, географ и краевед, писатель-натуралист, преподаватель Хабаровского педагогического института, уже в детские годы брал сына в свои экспедиции, став его первым учителем. Наблюдательный и увлечённый природой, Виталий с большим интересом собирал сведения о зверях и птицах, рано начал охотиться, делать тушки и чучела. Он самостоятельно определял растения, общался с известными писателями и учёными Хабаровского края для пополнения знаний. В школе и пединституте неоднократно побеждал в конкурсах по биологии и в географических викторинах. Уже в 1950 году впервые принял участие в экспедиции в качестве рабочего. В 1952 году обследовал акклиматизированную ондатру в районе озёр Орель и Чля. В том же году он вступил в  Приамурский филиал Всесоюзного Географического Общества (билет №167). Билет № 314 Географического общества СССР, при Академии наук СССР от 12 марта 1953 года, об избрании действительным членом Приморского филиала Географического общества СССР выдан 12 марта 1953 года. В апреле 1953 года вступил в члены ВЛКСМ, был всегда нравственно выдержан, политически грамотен. И надо отметить его твёрдый волевой характер – искренне стремился познавать жизнь во всех её аспектах, обрабатывать и передавать узнанное другим. И это качество он сохранил до последних дней жизни.

Окончив в 1957 году Хабаровский пединститут, отработав положенный срок в сельской школе, имея две опубликованные статьи по орнитофауне (1959, 1960) в 1960 году был приглашён орнитологом, сотрудником Зоологического института АН СССР (далее – ЗИН) в городе Ленинграде Леонидом Александровичем Портенко в Камчатскую комплексную экспедицию. В течение полугода, вместе с А.А. Кищинским, исследователем птиц северо-востока Азии, они впервые выявляли орнитофауну труднодоступных мест Корякского нагорья. Всю зиму 1960-61 годов Виталий Андреевич обрабатывал под руководством Л.А. Портенко корякский материал, получая в ЗИНе опыт и знания работы с научными коллекциями птиц. Его подготовленность и трудолюбие оценила известный орнитолог-эколог из ЗИНа Ирэна Анатольевна Нейфельд, пригласившая Виталия Андреевича лаборантом в экспедицию на Амуро-Зейское плато, на лето 1961 года. С тех пор фаунистика, изучение биологии и экологии птиц стали главными в его научной работе.

В сентябре 1961 года Виталий Андреевич сдал экзамены в аспирантуру ДВФ СО АН СССР по специальности орнитология. Его руководителем стал профессор А.И. Куренцов, известный дальневосточный зоогеограф. Темой будущей кандидатской диссертации стали птицы южных Курильских островов, их экология и промысловое значение. По плану аспирант находился на полевых работах 15 месяцев – с 01.06.1962 по 01.10.1963 года, что позволило собрать полные данные по фауне, гнездовой биологии, миграциям птиц и их зимовкам. Небывалый случай в аспирантской практике. Закончив аспирантуру в октябре 1964 года с представлением диссертации, защитив её в июле 1965-го, Виталий Андреевич в 1969 году по теме диссертации опубликовал первую книгу в Ленинградском отделении «Наука». В последующие  годы он активно публикуется в местных и центральных изданиях и за рубежом – в Германии. С тех пор моя мама, Клавдия Васильевна, преподаватель биологии и географии в средней школе, начинает собирать его статьи в газетах, популярно рассказывающие о жизни и поведении птиц. Узнал я о В.А. Нечаеве от А.И. Куренцова (в 1963 году я привозил ему свои первые сборы жуков), но познакомились мы с Виталием Андреевичем в 1967 году, во время моего поступления на биолого-почвенный факультет ДВГУ. С тех пор стали часто общаться. Он много рассказывал о своей «Курилиаде», животных и растениях Курил и северных районов Дальнего Востока, где он уже поработал. Эти сведения помогли в летней экспедиции 1969 года, когда студенты-зоологи биофака ДВГУ, совместно с научными сотрудниками СВКНИИ СО АН СССР (г. Магадан), обследовали фауну зверей и птиц Колымского нагорья и Элекчанских озер. Нас студентов, Володю Остапенко и меня, как отстрельщиков, пригласил преподаватель биофака орнитолог Ю.Н. Назаров. Необходимость добычи зверей и птиц для исследования арбовирусов и пополнения научных коллекций института и музея биофака ДВГУ возникла давно, поскольку фауна данного района не была изучена, это было белое пятно в Магаданской области.

Скромный, но с сильной волей «волк-одиночка», Виталий Андреевич один, безбоязненно и плодотворно совершал длительные путешествия в экспедициях, наблюдая особенности  жизни каждого изучаемого вида, фотографируя и добывая птиц, попутно собирая гербарий из неизвестных ему растений. На всю жизнь он стал вечным странником в своих полевых скитаниях, объяснял свою свободу – чтобы «не зависеть ни от кого и от меня не зависел никто». Поражал его изысканный, «пришвинский» язык, которым он излагал свои мысли, писал статьи и книги, читал лекции и проводил экскурсии студентам и школьникам. В запой читается его книга «На Сахалине и Курильских островах» (2012 год). В 60-х его речь заставила и меня вчитываться в четырёхтомный словарь русского языка под редакцией С.Г. Бархударова (1961 год), что позволило на публичных лекциях легче удерживать внимание слушателей. Даже А.И. Куренцов, ставя в пример Виталия Андреевича, предложил мне вступить в Общество «Знание», привлекать рассказами увлечённых биологией школьников на биофак ДВГУ.

После исследования птиц Курильских островов, работая над изучением экологии птиц южного Приморья, Виталий Андреевич мечтал заняться фауной птиц Сахалина. Такая возможность появилась в 1971 году. Проведя 17 полевых сезонов в разных районах острова, он собрал совершенно оригинальный, огромный материал, который был положен в основу объёмной сводки «Птицы острова Сахалин» (1993 год), докторская диссертация по которой была защищена в 1996 году. Книги по птицам Курил и Сахалина перевели в Японии, куда он вместе с другими орнитологами ездил на симпозиумы. У него много разделов в «Красной книге Приморского края», статей в журналах и Атласе-определителе птиц Сахалинской области, совместно с фото-анималистом Л.Г. Устиновой. Он был постоянным автором многотомного проекта «Птицы России» («Птицы России и сопредельных стран»). Число научных публикаций дошло до пятисот. За многолетние отличные результаты работы его фото не раз заносили на доску почёта института.

Виталий Андреевич, как настоящий натуралист, советовал уделять пристальное внимание необычным грибам, растениям, птицам и собирать их для него, чтобы не пропустить интересный вид. Стать его глазами на полевых экскурсиях. В результате мы нашли новые места произрастания растений, а после сокрушительного урагана в конце августа 2012 года я увидел на морской биостанции Восток трёх неизвестных мне очень крупных голубей. Видимо они уходили от непогоды на большой высоте и с юга достигли наших широт. У одного голубя была сильно повреждена голова, и кровоточило крыло. Пойманный, он прожил сутки и был передан Виталию Андреевичу, который определил его как вид – Японский вяхирь. Этого голубя в конце XIX века отмечал ещё М.И. Янковский на острове Аскольд, но птица добыта не была, поэтому не включалась в каталоги птиц СССР и России. Совместная статья решила эту проблему.

При выборе маршрутов своей первой поездки на остров Кунашир в 1975 году, да и последующих, я обратился к Виталию Андреевичу, и он снабдил меня самыми подробными инструкциями по наиболее интересным местам и путям передвижения по острову. Память у него всегда была феноменальной, поэтому в полевых дневниках он кратко записывал названия встреченных птиц, а подробные описания поведения составлял на стационаре. Прекрасно помня места наблюдений в различные периоды, мог предложить оптимальный вариант для сбора насекомых. Несколько моих экспедиций по Сахалину также согласовывались с ним, чтобы не тратить зря драгоценное время на долгие поиски естественных лесов и равнин.

В конце 70-х мы оказались с Виталием Андреевичем соседями по академическому общежитию и стали ходить в гости, выезжать в интересные места побережья Амурского и Уссурийского заливов, в Надеждинский район, где проживал его друг – орнитолог-любитель Н.А. Горчаков. Наблюдали птиц, делали сборы насекомых. Изучая содержимое желудков птиц, Виталий Андреевич приносил мне насекомых на определение, сам собирал жуков в окрестностях гнёзд насекомоядных птиц, предполагая, что их едят птицы. У него были свои морилки и матрасики, пробирки со спиртом для пауков и гусениц, что подчёркивало его дотошность в исследованиях.

Виталий Андреевич, несмотря на аскетический образ жизни, имел дома хорошую библиотеку научно-популярной литературы (в авторах были и отец Андрей Петрович Нечаев, известные писатели Приамурья, Сибири и зарубежные), сугубо научные издания хранил в лаборатории. В те времена мы искали по магазинам и заказывали множество интересных книг, после прочтения которых делились узнанным. Кроме того, он много лет выписывал множество журналов, где писалось о природе и животных: «Охота и охотничье хозяйство», «Зов тайги» и «Вокруг Света», который выписывал с 1974 года. Когда он переехал в квартиру, то часто приглашал меня читать в журналах интересные статьи, дополненные великолепными цветными фотографиями. С удовольствием зачитывал понравившиеся стихи или яркую, «живую» прозу.

С 1990 года он выписывал газету «Советский спорт» с рубрикой «Здоровый образ жизни», позднее ставшей самостоятельной российской газетой «ЗОЖ» с большим количеством медицинских практик для лечения разнообразных болезней. Кроме того с января 2000 года (первого номера!) он получал краевую газету «Восточная медицина», перебирая в которой предложенные рецепты он лечился сам и долгие годы подбирал мне действенные методики для укрепления здоровья. Собирая травы, плоды и коренья, сам готовил отвары и настойки, избавив меня от многих проблем, за что я искренне ему благодарен.

Виталий Андреевич славился в институте тем, что был нетребовательным в быту, но хорошо зарабатывал и многие годы давал сослуживцам лаборатории и другим сотрудникам БПИ в долг немалые, порой и очень большие суммы денег, под расписку. Считал, что пока он зарплату не использует, то его деньги кому-то помогут. Следил за сроками их возвращения; был уверен в том, что люди не забудут вернуть долг его сыну в случае его кончины. Жил на пенсию, а зарплату тратил, помогая людям.

В 90-х, когда подросла наша с женой дочь Наташа, вместе с Виталием Андреевичем летом ставили палатки в долинах больших рек Раздольной, Комиссаровки и Илистой, Партизанской и Киевки. Он «добирал материал» по птицам, слушал их ночами, мы собирали насекомых, а дочь ловила рыбу и готовила еду. Виталий Андреевич всегда был в приподнятом настроении, много рассказывал и расспрашивал нас не только о природе, но и о местах, где мы побывали. Он рано ложился спать, поднимался в пять часов.

В.А. НЕЧАЕВ, Е.В. КАНЮКОВА и Н. ЕГОРОВА на р. Раздольной, 1998 год
Обладая хорошим слухом, ночью просыпался и, распознав далёкий голос птицы, просил его запомнить, что мне удавалось с трудом. Даже прослушивание его пластинок с голосами птиц не помогало мне, поэтому я завидовал ему и другим орнитологам. Когда у него возникли большие проблемы с глазами, его прооперировали, но один глаз перестал видеть; тем не менее, Виталий Андреевич, постоянно носивший очки и пользовавшийся биноклем для «дали», совершенно не унывал, в любой жизненной ситуации находил выход. Мы подобрали самонаводящийся фотоаппарат с большим экраном, позволявший снимать объекты чётко, без дрожания и получать хорошие кадры. Перестав стрелять, просил добывать интересную для него птицу, подробно указав место её встречи. Несколько лет результативно ставил капканы на колонков и хорьков в Надеждинском районе.

В 1995 году академик А.В. Жирмунский предложил мне описать наземную фауну беспозвоночных и позвоночных залива Восток. Когда в 1997 году список насекомых составил несколько тысяч названий, я пригласил Виталия Андреевича исследовать видовой состав позвоночных животных. Он с радостью согласился, составил планы на несколько лет и взялся за работу. Конечно, собирал гербарий и увеличил видовой состав растений окрестностей биостанции Восток почти в два раза, по сравнению со списком С.С. Харкевича (581 вид на 1994 год). Мы мониторили залив Восток 10 лет, приезжая на неделю через две недели работы в городе. В результате были отсняты фотографии ландшафтов и животных для фотоальбома, частично вошедшие в книгу «Природа залива Восток и его окрестностей» (1999 год), подготовлены списки позвоночных животных и растений, уже опубликованные Виталием Андреевичем в журнале «Биота и среда заповедников Дальнего Востока», подготовлена к печати книга «Зоологические и ботанические экскурсии по заливу Восток», которые мы проводили для школьников и учителей Находки.

В.А. НЕЧАЕВ и А.Б. ЕГОРОВ, 1999 год. Владивосток
У Виталия Андреевича было страстное желание, привитое ещё отцом – найти новый вид растения. Собирая гербарии, всё не определявшееся он отдавал специалистам, а позже мы ездили собирать цветы или семена, привозили материал для анализов. Когда в мае 1978 года мы с энтомологом Леной Канюковой тщательно обследовали хребет «Богатая грива» на предмет повреждения жуками-долгоносиками растений из семейства Ароидных (вопрос был задан на защите кандидатской и требовал ответа), то среди подрастающей травы увидели высокие куртины связноплодника, с желтовато-оливковым, в пурпурных пятнах и штрихах яйцевидным покрывалом. У знакомого с детства связноплодника почколистного оно тёмно-винно-красное, клювообразное. С.С. Харкевич удивился находке и предложил поискать растение в других районах края. По неизвестной мне причине он откладывал описание вида, несмотря на привезённый мною материал из Японии в 1992 году и из Кореи в 1997 (оказавшиеся новыми видами). Перед смертью поручил его Н.С. Павловой. За эти годы мы с Виталием Андреевичем, насколько было возможно, исходили весь полуостров, реки южного и западного Сихотэ-Алиня. Место произрастания было одно. Высаженные мною в 19 местах из семян растения плохо растут или с годами погибают. В 2004 году Н.С. Павлова занялась описанием растения, и я предложил включить в авторы Виталия Андреевича, страстного ботаника в душе. Он был счастлив – его мечта сбылась.

Начиная с 2007 года, Виталий Андреевич резко увеличил количество поездок по краю. Мы договаривались о сроках поездок заранее, переносили их только в случае очень плохой погоды, за состоянием которой он следил сам. Порой звонил с предложением поменять маршрут на более сухие районы, или мы колесили по краю, убегая от дождей. Предпочитал ездить по ночам, избегая дневных пробок на заполненных автотуристами дорогах. Чёткое выполнение его планов было как приказ: выехать мне с морской биостанции Восток (под Находкой) в 22 часа вечера, чтобы забрать его на ул. Кирова во Владивостоке в 02 часа ночи и мчать на Хасан, в пос. Турий Рог или окрестности пос. Ольга. Он доверял моему опыту вождения, спал безмятежно, словно в кровати, пристёгнутый на раскинутом пассажирском сидении. А по приезде сразу уходил слушать птиц, оставляя меня отсыпаться, готовить обед и ловить жуков, охраняя машину. Это было необходимо, так как в Приханковье в 90-х годах «профессора по птицам» иногда приводили на бивуак местные «коноплёвщики», чтобы удостовериться, не представляет ли он для них опасности. За долгим разговором о животных и растениях выяснялось, что мы находимся здесь только ради своих научных интересов…Обычно, вернувшись к полудню, он обедал, отдыхал в тени дерева в самое жаркое время дня, заполнял дневник и вновь уходил в поля до наступления сумерек.

По рассказам Виталия Андреевича, он ездил со многими сотрудниками разных институтов: геологами, зоологами и ботаниками, просил друзей отвезти в необходимое для него место и время. Готовя книгу «На Сахалине и Курильских островах» уже «добирал» материалы для следующей книги о птицах Приморья, экспедициях по краю, друзьях и коллегах. У вечернего костра планировал посещение давно изученных мест, чтобы обновить память. Смеялся, что слово «старый» – не про него:  как всегда вставал в пять часов, пил чай и уходил с рюкзаком в туман, указав, каким маршрутом пойдёт и в каком месте он будет работать. В мощный морской бинокль днём я отыскивал его в камышах, либо искал каждые три часа дымок его костерка, когда он подкреплялся чаем. Виталий Андреевич возвращался с большим гербарием в плотном мешке, разбирал его у водоёма, складывал в мокрые газеты и в большую коробку, чтобы разложить и высушить дома. Он не мог сидеть в палатке в дождь, уходил в прорезиненном костюме на водоёмы, собирать водные растения. Постоянное движение было ему необходимо как воздух.

В середине января 2018 года он посетил меня в больнице, был в отпуске, свежий и весёлый, пожурил, что мы должны здоровыми дожить до его 90-летия. Мы распланировали поездки на этот год: после сдачи в марте книги по заливу Восток, в апреле собирались в поездку на Хасан, потом на реку Кроуновка, а в мае – на озеро Ханка…

Не случилось…

Где-то ходит вечный странник по своим дорогам, с дорожной палочкой, рюкзаком и биноклем на груди, каким он был на фото в поздравлениях с юбилеями… Его фото с Доски почёта, фото в наши чудесные дни общения с Виталием Андреевичем в путешествиях по рекам, его ясное и радостное лицо с книжкой о природе залива Восток в руках, представляют его нам иным. Будем помнить замечательного  дальневосточного учёного, настоящего натуралиста, лауреата премии имени профессора А. И. Куренцова, внёсшего огромный вклад не только в орнитологию, но и в ботанику, чьи находки редких растений хранятся в Гербарии Биолого-почвенного института и внесены в ботанические статьи разных специалистов и в «Определитель сосудистых растений советского Дальнего Востока».

Андрей ЕГОРОВ,
энтомолог,
кандидат биологических наук
Владивосток
04 сентября 2018 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий