понедельник, 27 августа 2018 г.

От фантастики к реальности. Академик П.Я. БАКЛАНОВ о будущем Владивостока



Фото @alexthunder_vvo

16 августа в библиотеке БУК состоялась презентация книги журналиста Натальи ОСТРОВСКОЙ «Владивосток. Мой и нашенский». Это издание – попытка показать Владивосток через судьбы четырёх поколений владивостокцев. Двадцать семь монологов, двадцать семь рассказов о времени, о себе и о городе, ставшем для каждого из собеседников автора судьбой или, по выражению одного из них, «портом приписки».

Наталья ОСТРОВСКАЯ. Фото Анастасии КУЛИКОВОЙ

      Один из собеседников Натальи Эдуардовны – академик Пётр Яковлевич БАКЛАНОВ не только мечтает, но и знает в деталях, что делать. Знает, конечно, и кто виноват в том, что далёкий калифорнийский город, да и близкие, растущие как на дрожжах, мегаполисы АТР остаются для Владивостока недостижимым пока идеалом, а сам нашенский до обидного неспешно и лениво снимает с себя потёртый провинциальный пиджачок. Мол, не в одёжке суть, когда красив от природы – морем, закатами, тиграми, сопками… Предлагаем нашим читателям монолог Петра Яковлевича из этой книги.

Пётр Яковлевич БАКЛАНОВ. Фото Леонида МАКОГИНА

«А не замахнуться ли нам?..»

Петр Яковлевич Бакланов, научный руководитель Тихоокеанского института географии ДВО РАН, академик РАН, вице-президент Русского географического общества:

– Пожалуй, нет в сегодняшней России другого такого города, который претерпевал бы в предельно короткие сроки (всего за несколько лет!) столь бурные преобразования, как Владивосток.

Новые современные автомагистрали, небывалые, поражающие своими размерами и уникальными конструктивными решениями мосты, новый кампус Дальневосточного федерального университета (настоящий студенческий город!) и океанариум на Русском острове, международный аэропорт, театр оперы и балета, ледовый дворец «Фетисов-арена»... Все это уже есть.

А запланировано еще больше. И свободный порт, и территории опережающего развития... Словно само имя, данное городу, обязывает все более основательно владеть Востоком, быть, как сейчас говорят, «в тренде» бурных макроэкономических и геополитических процессов, происходящих на наших глазах буквально по соседству от нас – в странах Азиатско-Тихоокеанского региона.

Так сложилось исторически, что Владивосток всегда был и остается городом мечты с «равнением» то на романтический Сан-Франциско, то на устремленные к высотам современного градоустройства Шанхай и Сингапур. Но, как известно, наш город изначально был задуман как главная военно-морская база Российской империи на Тихом океане. А значит, тем интереснее последующие метаморфозы, изменения самого «генетического кода» Владивостока: форпост, плюс свободный порт, плюс – в будущем – центр образования и науки, передовых технологий и современного производства, международного туризма...

Владивосток. Город у моря. Фото  Сергея ЛЕОНОВА

Сорок с лишним лет назад, когда я, окончив почти одновременно географический и экономический факультеты Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, а следом – аспирантуру, приехал сюда работать, до нынешних устремлений было далеко. «Закрытый» Владивосток откроют нескоро, в начале 90-х. Однако, несмотря на глухие советские 70-е, видимо, где-то там, высоко, уже подули ветры будущих перемен.

Да, Владивосток закладывался генерал-губернатором Н.Н. Муравьевым-Амурским в качестве основной военной базы, форпоста России на Тихом океане. И эту основную свою задачу Владивосток успешно выполнял в течение более чем 100 лет – до конца XX столетия. Но уже с 1960-х годов город стал приобретать и другие важные функции, промышленные – были построены новые современные предприятия, заводы «Дальприбор», «Варяг», «Изумруд» и другие. Город становился крупным центром морского транспорта и рыбодобычи.

В 1970-е годы начал формироваться Дальневосточный научный центр Академии наук СССР с образованием ряда новых институтов. Именно тогда мой учитель, крупный советский и российский ученый и организатор науки, член-корреспондент АН СССР Андрей Петрович Капица был назначен председателем Президиума ДВНЦ АН СССР. И по его инициативе во Владивостоке в октябре 1971 года появился мой родной Тихоокеанский институт географии.

Андрей Петрович был его организатором и первым директором. К тому времени он, достойный представитель одной из самых знаменитых в отечественной науке фамилий, участник ряда антарктических экспедиций, крупнейший специалист в области изучения ледникового покрова и геоморфологии Антарктиды и один из создателей «Атласа Антарктики», уже был лауреатом Государственной премии СССР.

В центре – Андрей Петрович КАПИЦА. Фото Леонида МАКОГИНА

Капица совершил одно из последних, поистине глобальных географических открытий XX века. Именно он, обработав результаты Первой советской антарктической экспедиции 1955-1957 гг., выдвинул гипотезу о существовании огромного подледного озера под станцией «Восток». В 1996 году, к счастью, при жизни учёного, гипотеза подтвердилась.

После аспирантуры я мог остаться жить и заниматься своим делом в Москве. Но – отказаться от приглашения Учителя поработать во Владивостоке? Конечно же, нет! И я полетел на Дальний Восток.

Замечу, что впоследствии меня не раз приглашали вернуться в Москву. Но я выбрал Владивосток, Дальний Восток. И не жалею об этом. Здесь – простор для исследований, как фундаментальных, так и прикладных, здесь регион будущего.

Более чем 155-летняя история Владивостока, оценки его прошлого, настоящего и завтрашнего дня показывают, что наши предки, основав город именно здесь, нисколько не ошиблись в своем выборе. Конечно, они, прежде всего, оценивали города с военно-стратегических позиций. Изрезанное побережье, многочисленные незамерзающие заливы и бухты, острова – всё это оказалось, видимо, наилучшим именно здесь. Однако следует отметить, что все эти факторы имеют большое положительное значение и для «невоенного» социально-экономического развития.

Разнообразные оценки, выполненные в нашем Тихоокеанском институте географии ДВО РАН, хорошо показывают уникальность географического и экономико-географического положения города Владивостока.

П.Я. БАКЛАНОВ. Фото Леонида МАКОГИНА

Избитое утверждение? Согласен. Но абсолютно бесспорное. Для лучшего понимания места, где мы с вами живём, важно знать, в чём именно проявляется эта уникальность. Во-первых, район Владивостока – это одна из крайних точек Евразии, контактирующая с огромным Тихоокеанским морским пространством. Окраина и Евразии, и России, очень удалённая от центральных районов страны, но в то же время это место, расположенное достаточно близко (менее 1 тысячи километров) от ряда зарубежных стран, в том числе развитых и развивающихся: Китая, Республики Корея, Японии, КНДР. Имеется хорошая доступность до этих стран морским и другими видами транспорта. А это – обзорные рынки труда, капитала, технологий и, конечно, рынки для нашей российской продукции и услуг. Было бы совсем хорошо, если б наша продукция не экспортировалась сырьем, а сперва обрабатывалась и прирастала добавленной стоимостью. Надеюсь так всё и будет.

Во-вторых, здесь мы имеем по существу стык, контакт крупнейших мировых цивилизаций, европейской и азиатских – китайской, корейской, японской. Поэтому остается значительной и геополитическая роль Владивостока как основного форпоста России на Тихоокеанском побережье, важнейшего узла, выполняющего разнообразные контактные функции во взаимодействии России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона (ATP). В этой связи город уже становится полюсом роста, оказывающим всё более значимое влияние на своё окружение. А через Владивосток и Россия может и должна называть своё возрастающее влияние на соседние зарубежные страны и их регионы, конечно, при этом, не спорю, у Владивостока должна оставаться достаточной и оборонная функция.

Итак, по сравнению с другими крупными городами Дальнего Востока экономико-географическое положение Владивостока наиболее благоприятно. Вообще-то мы с коллегами уже давно договорились называть отдаленную от Москвы территорию не Дальним Востоком (есть в этих словах некий смысловой негатив: что такое дальний? для кого он дальний?), а Тихоокеанской Россией.

На наш взгляд, этот термин полностью соответствует реалиям.

Смотрите. Поистине огромный российский регион, протянувшийся с юга (от приморского порта Посьет) на север (до чукотского порта Певек) на 5 тысяч километров, включает не только сушу, но и прилегающую к ней акваторию 200-мильной морской экономической зоны и российского Восточного сектора Арктики. Территория в 5 миллионов квадратных километров – почти треть всех российских просторов!

Вдумайтесь и, как говорится, оцените масштаб. В том числе и масштаб вызовов, делающих необходимым «раскачать» и вывести Тихоокеанскую Россию из депрессивного, полусонного состояния. И тут роль города нашенского и других крупных городов региона – как опорных центров регионального развития – трудно переоценить.

Если помечтать, то почему бы Владивостоку не «замахнуться» на перспективу превращения в наисовременнейший приморский технополис, подобный тем, что мы видим, когда прилетаем в Америку, Японию, Китай? Конечно, по этому поводу можно, наверное, скептически улыбнуться, особенно в сегодняшних сложных обстоятельствах, когда кризис, санкции, недофинансирование, нестабильность.

А с другой стороны, если «включить» долгосрочный геополитический взгляд? Посмотреть и оценить наши возможности на фоне «трендов» социально-экономической ситуации в соседних с нами странах? Например, в Китае на самый высокий уровень поднят проект «Нового шёлкового пути», начинают внедряться информационные облачные технологии, модели «умного города» и т.п.

Вспомним: ещё совсем недавно мы, владивостокцы, сомневались в том, что и у нac построят мосты и другие современные мегаобъекты. А теперь любуемся ими и по-настоящему гордимся. А это, кроме всего прочего, и задел в будущее.

Владивосток. Фото Шоз ЗЫОНГХАИ

Кстати сказать, идея мощного развития острова Русского впервые была изложена в нашем институте. Еще в 2003 году в одной из работ мы предложили создать здесь крупный международный туристическо-рекреационный комплекс и зону проживания повышенной комфортности, кстати говоря, с мостами через бухту Золотой Рог и пролив Босфор-Восточный, яхт-клубом и океанариумом. Идею поддержали губернатор Приморского края Сергей Дарькин и президент РФ Владимир Путин. Правда, на тот момент не было речи ни о саммите АТЭС, ни о строительстве ДВФУ.

Речь тогда шла в основном о развитии туристическо-рекреационной функции города. В том числе – острова Русского, пригородов, объектов Владивостокской крепости. Сегодня к ним смело добавляем игорную зону, океанариум, другие туристические объекты.

Я, например, давно предлагал создать во Владивостоке, возможно, на том же Русском крупный Музей военно-морского флота с демонстрацией закончивших свою боевую службу различных военных кораблей, в том числе атомной подводной лодки.

Умных и взвешенных подходов требует и организация новых (плюс к уже опробованым и пользующимся огромной популярностью) экскурсионных маршрутов по объектам Владивостокской крепости – уникальнейшего во всех смыслах военного сооружения.

Уверен, такие туристические объекты способны привлечь десятки тысяч туристов в год – и наших, и иностранных. А в соседних странах и их регионах живут сотни миллионов жителей, многим из которых небезынтересно и познакомиться с Россией, и просто увидеть нас, россиян, своими глазами.

Впрочем, очень важно понимать: расхожее представление о том, что такой город, как Владивосток, может жить только туризмом, безусловно, иллюзия. Строить будущее на обслуживающих отраслях, а, как ни крути, туризм именно такая отрасль, уверен, абсолютно неверно. К сожалению, сегодня появилось много «эффективных менеджеров», выдающих себя за специалистов по стратегическому планированию, которые не особенно отягощены знаниями сложных механизмов территориального развития, региональных особенностей и взаимосвязей. Поэтому городу, с их точки зрения, не нужны судостроение и судоремонт, другие отрасли промышленности...

Владивосток. Фото Виталия БЕРКОВА

Будущее Владивостока во многом – за его агломерацией, за известным проектом «Большой Владивосток», за разделением труда и усилением связей с пригородами, которые и сами по себе уже являются точками роста. Это – Артём, Надеждинский район, Славянка, Большой Камень. Городу необходимы новые территории. А тут, так сказать, под боком, тысячи, десятки тысяч гектаров земли и широкие возможности многоцелевого использования прибрежно-морской зоны. Это ещё один наш уникальный ресурс!

Пока основной вектор развития агломерации устремлён в северном направлении. Но это – пока... В ближайшее время, конечно, необходимо доводить Владивосток до города с совершенной инфраструктурой – современными энергообъектами, надежными транспортными решениями, бесперебойно работающими очистными сооружениями, достаточными лесопарковыми структурами, чистой и благоустроенной береговой зоной.

Я хочу верить, что о Владивостоке через 5-10 лет будут говорить как о современном технополисе, где не только покупают-перепродают ширпотреб, подержанные иностранные автомобили, вывозят сырьё, но и производят высокотехнологичную продукцию, в том числе и на основе биотехнологий, лекарственные средства на основе местных ресурсов тайги и моря, создают и выпускают новые материалы, компьютеры с оригинальным программным обеспечением, строят морские суда, конструируют робототехнику и приборы для изучения и освоения океана...

Говорите, трудно всё это сегодня представить? К счастью, порой сбываются даже самые смелые мечты. Вот пример. Многие сомневались, что в пригороде Владивостока, на базе Института проблем морских технологий ДВО РАН, может появиться и заработать целый завод по проектированию и строительству самых современных морских подводных роботов – необитаемых робототехнических комплексов и сопутствующего гидроакустического оборудования. А он уже выполняет заказы.

Изготовленные здесь опытные образцы демонстрируют поистине безграничные возможности применения! Их глубина погружения и работы – до 11 километров. А это значит, что новая техника сможет достигать самой глубокой океанской точки планеты – дна Марианской впадины.

Завод, как проект ДВО РАН, уникален не только в масштабах Дальнего Востока, но и России и мира. Это одна из первых ласточек. Подобные научные разработки имеются как в ДВО РАН, так и в ДВФУ.

Где, как не во Владивостоке, сосредоточившем в себе половину научно-технического потенциала всего Дальнего Востока, создавать такие, прямо скажем, футуристические производства?

Вопрос вопросов: какими силами и кадрами развивать регион? С моей точки зрения, самая опасная проблема состоит в том, что Дальний Восток продолжает терять население. И пока, несмотря ни на что, ситуацию переломить не удается. Более того, по данным некоторых опросов, до 40-50 процентов молодёжи готово уехать с Дальнего Востока, если им представится такая возможность.

Это не может не вызывать тревоги. Как задержать молодых в регионе, чем их мотивировать? Нужно принимать решения уже сейчас и незамедлительно действовать, прежде всего, в направлении предоставления начинающим специалистам доступного жилья и квалифицированных рабочих мест. К примеру, таких, как на том же заводе подводной робототехники.

В экономической географии есть такое понятие – «демографическая ёмкость территории». Это – рекомендуемая специалистами оптимальная численность населения конкретного региона. Что я хочу сказать? Если все нынешние дерзновенные планы и мечты о будущем Большого Владивостока как агломерации, свободного порта и полюса роста не просто слова, и грандиозным проектам суждено претвориться в жизнь, то демографическая ёмкость нового Владивостока может составить 2,5-3 млн. человек. Это почти в 1,5 раза больше сегодняшней численности населения всего Приморского края.

П.Я. БАКЛАНОВ. Фото Леонида МАКОГИНА

Владивосток – новый город-миллионник на востоке России. Что, фантастика? Отнюдь.

Убежден, что это единственно возможный и эффективный путь.

У нашего города славное прошлое. Мы переживаем этап больших изменений и трансформаций в настоящем. И, безусловно, у Владивостока очень большое будущее, знаменательное и делами, и людьми.

Наталья ОСТРОВСКАЯ

Владивосток.  Фото Александра БОРИСЕНКО

Комментариев нет:

Отправить комментарий