пятница, 24 августа 2018 г.

Универсальный человек



Марина Юрьевна АНДРЕЕВА, учёный секретарь диссертационного совета, заведующая отделом аспирантуры Института морской геологии и геофизики ДВО РАН, кандидат физико-математических наук стала лауреатом конкурса на премии имени выдающихся учёных Дальнего Востока России в 2018 году. Ей присуждена премия имени академика С.Л. Соловьева за серию статей, посвящённых актуальным проблемам проявления сейсмотектонического процесса в Курильской сейсмоактивной зоне («Выявление пространственно-временных особенностей проявлений сейсмического процесса на основе исторических и современных инструментальных и сейсмологических наблюдений в Курильской сейсмоактивной зоне»). Сегодня Марина Юрьевна Андреева – наша гостья, рассказавшая о себе, своей работе, научных и не только интересах, а также – достижениях.

Но сначала немного истории. В 2006 году Марина Юрьевна пришла работать в Институт морской геологии и геофизики ДВО РАН инженером в лабораторию сейсмологии, которой руководил кандидат физико-математических наук Ким Ч.У. Он в то время работал над задачами сейсмобезопасности населения и сейсмического районирования территории Сахалинской области, а перед Андреевой поставил цель сделать подробный каталог Курило-Камчатских землетрясений. Так появилась первая публикация Марины Юрьевны каталога землетрясений Курило-Камчатской зоны с 1737 по 2005 годы. Он оказался востребованным не только в ИМГиГ, но не очень удобным для работы из-за текстового формата таблицы основных параметров землетрясений. Поэтому следующее издание каталога дополнилось уже электронным каталогом. Появились общие научные интересы с коллективом Сахалинского филиала Геофизической службы, с которыми Марина Юрьевна начала ездить на конференции и печатать совместные публикации.


– С моим приходом в лабораторию, – рассказывает М.Ю. Андреева, – появилось очень много интересных молодых сотрудников, которых я привела с собой в институт. В то время я работала преподавателем в Южно-Сахалинском институте экономики, права и информатики. Расширился круг задач, над которыми я начала работать с командой молодых. Институт начал создавать сеть своих сейсмостанций на Сахалине с одновременной обработкой цифровых данных, накопление которых позволило начать мониторинг сейсмических событий на шельфе острова, где полным ходом шла добыча нефти и газа.

Этапы исследований курильских землетрясений

В это время произошло моё знакомство с доктором физико-математических наук Е.В. Сасоровой, приехавшей в командировку в наш институт. Она предложила заняться статистическими исследованиями сейсмичности Курильского региона на основе созданных мною каталогов землетрясений. Мне показалось интересной такая постановка задачи, и я начала работать со специализированным программным обеспечением для многократной обработки каталогов большого объёма для выявления наличия внутригодовых периодичностей в распределении землетрясений, их устойчивости во времени и пространстве, степени проявления этих периодичностей для сейсмических событий с различной глубиной гипоцентров и энергии. Каталог землетрясений мною был очищен от афтершоков. Были выявлены ряд закономерностей: землетрясения с глубиной очага меньше 70 км распределены в течение года неравномерно, в отличие от более глубоких. Но эти зависимости не проявляются, если нет чётко выраженной пороговой границы между ними. Кроме этого, максимальное количество событий приходится на зимние месяцы, а также март, июль с ярко выраженными максимумами в декабре и июле. Получены были и значения пороговой границы для Южных, Средних и Северных Курильских островов. Для Средних и Южных Курильских островов интервал варьируется от 40 до 80 км, а для Северных – от 60 до 100 км.

Одновременно с Ким Ч.У., В.Н. Соловьевым, В.Н Патрикеевым включилась в работу по вероятностным методам оценки сейсмической опасности территории Южных Курильских островов. В общем сейсмическом районировании в 1997 году зона субдукции Курило-Камчатского региона рассматривалась в виде доменов с повышенными значениями магнитуд и надёжно выделить положение линеаментов было сложно из-за значительных неопределенностей положения выхода разломов на поверхность под дном океана, поэтому на основе ранее проделанных работ в институте по изучению деформации осадочного чехла и акустического фундамента по методу отраженных волн мною и кандидатом геолого-минералогических наук В.Н. Патрикеевым были уточнены границы линеаментов. Затем была создана трёхмерная модель зон ВОЗ. Она включала в себя пять площадных зон источников, которые отвечают определенным структурным элементам Курильской дуги с разделением на три слоя в глубину до 200 км. Эти зоны соответствуют максимальному проявлению сейсмической активности в пределах литосферы, и в них сосредоточены очаговые области всех известных сильнейших землетрясений.

На основе накопленного научного материала в 2011 году мною была защищена диссертация на соискание степени кандидата физико-математических наук под научным руководством доктора физико-математических наук Е.В Сасоровой. Мы и до сих пор сохраняем дружеские, тёплые отношения.

Защита диссертации, 2011 год

Следующей работой было уже изучение динамики сейсмичности Курильской дуги на основе многомерного статистического анализа. Выявлялись пространственно-временные закономерности в распределении землетрясений вдоль Курильского сегмента зоны Вадати-Заварицкого-Беньофа и встречной фокальной зоны Тараканова, неглубокого заложения, а также рассеянной коровой сейсмичности в Охотском море. Подготовленный Е.В. Сасоровой специализированный комплекс программ дал возможность получить четырёхмерные распределения сейсмических событий (по секциям, глубинам, временным интервалам и энергетическим уровням). Показано, что землетрясения имеют ярко выраженную тенденцию к так называемой «кластеризации» как по латерали, так и по глубине. Пространственно-временной анализ событий с магнитудой более четырёх в пятилетних интервалах выявил периодические изменения сейсмической активности в различные временные интервалы и циклическое перемещение её от Южных Курил к Центральным и Северным и обратно. Анализ сильных событий с магнитудой, равной семи, показал, что их количество в последние 30 лет значительно сократилось. Изменился и глубинный состав событий: с 1910 по 1969 годы практически в каждом пятилетнем временном интервале присутствуют глубокие и промежуточные землетрясения, а с 1975 года наблюдаются только мелкофокусные сильные события. Кроме этого, пики сейсмической активности разделены 35 летними спокойными периодами.

Следующим этапом моей работы было сотрудничество со старейшим учёным в нашем институте – доктором физико-математических наук Р.З. Таракановым. Мы с ним рассмотрели модель образования и функционирования сейсмофокальной зоны, которая стала альтернативной модели внедренной литосферной плиты. Были рассмотрены фрагментарно геоморфологические и тектонические особенности основных структур Курило-Охотского региона: окраинного Охотского моря с глубоководной Южно-Курильской глубоководной котловиной, Большой и Малой вулканических гряд, Срединно-Курильского междугового прогиба, а также Курило-Камчатского глубоководного жёлоба, основные геофизические характеристики отдельных элементов рассматриваемого региона: мощность земной коры, а также аномалии геофизических полей: магнитного, гравитационного и теплового потока. Показана была приуроченность очагов магмообразования к областям пересечения сейсмофокальной зоны с астеносферными слоями пониженной вязкости, расположенными на глубинах 60-80, 120-150 и 220-300 км. Отмечено значительное различие по времени функционирования Большой и Малой островных дуг по геофизическим полям и геолого-петрографическому составу.

Совместная работа с кандидатом геолого-минералогических наук О.В. Веселовым и доктором физико-математических наук Р.З. Таракановым над проблемой возможной границы фазовых переходов на глубине 350 км для зоны переходов от континента к океану в районе Курильских островов принесла плоды в виде публикации в Докладах Академии наук. Авторы пришли к выводу, что если принять, что в зоне перехода от континента к океану на глубине 350 км находится холодная зона, то полиморфный переход границы раздела 410 км может переместиться вверх приблизительно на 50 км. В работе показано, что существовавшая раньше практика определения глубин до границ раздела имеет существенные пробелы.

Знакомство и сотрудничество с известнейшим учёным-геофизиком доктором физико-минералогических наук М.В. Родкиным вылилась в ряд работ по сейсмотектонике в океанической области глубоководных жёлобов: Курило-Камчатского, Идзу-Бонинского и других. Анализ фокальных механизмов, сейсмичности континентальной и океанической сторон жёлобов показал, что океаническая сторона глубоководных жёлобов имеет сильный недооцененный сейсмический потенциал с длительными периодами сейсмического затишья. Доказано существование зоны сейсмичности перед жёлобом, обычно отделяемой низкосейсмичным промежутком от основной зоны субдукции. Сейсмичность распадается на две области – обычную зону субдукции и значительно более слабую, на океанической плите, с максимумом активности в районе краевого вала. Общий характер распределения напряжений, по-видимому, связан с изгибающейся плитой.

Подготовка кадров высшей квалификации

Круто изменилась моя жизнь в 2013 году, когда членом-корреспондентом РАН Б.В. Левиным, в то время являющимся директором института, мне поручено было руководство аспирантурой, а в конце того же года я была назначена учёным секретарём объединённого диссертационного совета на базе двух организаций – ИМГиГ ДВО РАН и ИВиС ДВО РАН.

В 2014 году деятельность совета была приостановлена в связи с оптимизацией сети диссертационных советов и новыми требованиями к составу. Начались поиски выхода из ситуации. Необходимо было продолжить деятельность нашего совета для завершения образовательной подготовки и решения проблемы подготовки научно-педагогических кадров высшей квалификации, в первую очередь, для научных организаций Дальневосточного региона России. В результате этой работы совет объединил три организации: ИМГиГ ДВО РАН, ИВиС ДВО РАН и ИКИР ДВО РАН. Существенно обновлённый состав начал работу в 2015 году и на ежегодных заседаниях прошли уже защиты трёх докторских и четырёх кандидатских диссертаций.

Аспирантура, с выходом в свет нового федерального закона об образовании, стала третьим уровнем высшего образования. Пришлось быстро перестраиваться. Появилось много локальных актов, началась работа по составлению положений по организации и нормативно-методическому обеспечению учебного процесса, образовательных и рабочих программ учебных дисциплин и других документов. Изменились подходы к каждому этапу образовательного процесса – начиная от поступления и заканчивая выпуском. Мы стали участвовать в конкурсах по распределению контрольных цифр приёма на обучение за счёт средств федерального бюджета. Приходилось часто летать на обучающие семинары, чтобы быть в курсе новых законов и приказов Министерства образования, многие из которых были «сырыми» и часто дорабатывались. Сейчас работа заведующего отделом аспирантуры стала более рутинной. Сложностей, конечно, хватает уже даже в том, что ты в одном лице являешься и экономистом, и организатором учебного процесса и научной деятельности аспирантов, ведёшь секретарскую работу в бесконечном количестве комиссий: приёмной, апелляционной, экзаменационной, аттестационной, стипендиальной и др., и заполняешь огромное количество документов как внутренних, так и на всевозможных сайтах, начиная от своего до сайта интеробразования. Так что каждый руководитель аспирантуры в научном учреждении – это универсальный специалист, который в одном лице выполняет работу деканата и учебного отдела вуза.

Взаимное обогащение

С первых дней моего руководства аспирантурой началось плодотворное сотрудничество с крупнейшим вузом Сахалинской области – Сахалинским государственным университетом. Мы подписали договоры о сетевом взаимодействии и академической мобильности аспирантов. На этой основе идёт обучение наших аспирантов в части получения педагогических компетенций. Мы же являемся базой практики студентов университета. Многие наши научные сотрудники преподают в университете. Такое взаимодействие с вузом нас взаимно обогащает.

Наш институт является в некотором смысле уникальным учреждением – мы расположены на острове, но сохранили свою аспирантуру, прошли сложную процедуру аккредитации по новым правилам и имеем единственный на Дальнем Востоке диссертационный совет по физико-математическим наукам. В прошлом году мы открыли новую специальность для аспирантов – геоэкология. У нас нет проблем с заполнением бюджетных мест. Сейчас в аспирантуру приходят перспективные, мотивированные молодые люди, которые хотят заниматься наукой. Это очень приятно, но настораживает, что дальневосточные вузы до сих пор не проводят мониторинг потребностей научных институтов в выпускниках определённых специальностей.

Сложный организм аспирантура

Аспирантура стала сложным организмом, который должен функционировать чётко, без остановок, как часы. Взаимоотношения между аспирантом и преподавателем кардинально изменились, стали более формализованными. За три-четыре года аспирант должен пройти путь становления учёного, написать кандидатскую диссертацию. Мы как будто стоим у конвейера, который должен постоянно выдавать продукцию. Но наука – дама капризная, и не всегда наши усилия быстро дают результаты.

Вот и у меня времени на занятия наукой почти не осталось – очень много занимает администрирование. Тем не менее, я продолжаю формирование каталогов землетрясений, уже не только Курило-Камчатского региона, но и мирового. В лаборатории занимаюсь изучением глубокофокусных землетрясений и сейсмического режима Курильских островов.

Вручение грамоты ЦИК, июнь 2011 год

На этом моменте остановимся. Конечно, многое ещё не вошло в рассказ нашей героини. У Марины Юрьевны около 30 публикаций. Помимо научной и педагогической деятельности, она является членом Учёного совета института, членом Сахалинского филиала Российского экспертного совета по прогнозу землетрясений, председателем жилищной комиссии института. Вне института М.Ю. Андреева – председатель участковой избирательной комиссии с 2006 года, выбрана старостой посёлка, где проживает… Всё в порядке у нашей героини и в семейной жизни, она счастливая жена, мама и бабушка. Её муж – Александр Александрович работает водителем в институте, у них четверо детей. Старший – кадровый офицер-подводник, капитан третьего ранга, служит на Северном флоте. Второй сын – энергетик, работает на сахалинском предприятии. Младший сын в этом году окончил ДВФУ с красным дипломом, он авиастроитель, работает в Арсеньеве, на заводе «Прогресс». А дочь, которая недавно стала мамой, сейчас воспитывает маленького ребенка, – поделилась радостью Марина Юрьевна… Что хочется пожелать читателям? Просто быть неравнодушными людьми.


Фото из личного архива Марины АНДРЕЕВОЙ

Комментариев нет:

Отправить комментарий