вторник, 23 марта 2010 г.

Все что ни делается – к лучшему!

Альбом: Директора институтов, ректоры вузов, члены РАН

П.Я Бакланов

По словам директора Тихоокеанского института географии ДВО РАН академика Петра Яковлевича БАКЛАНОВА, прошедший год для ТИГ был не из плохих. Издан «Атлас Курильских островов», – результат почти десятилетней работы большого коллектива. В его подготовке участвовали научные сотрудники институтов ДВО РАН: ТИГ, БПИ, ТОИ, ИБМ, ДВГИ, ИМГиГ. Тихоокеанский институт географии возглавлял дальневосточную группу институтов, сделал много своих карт, собирал материалы. В составлении Атласа принимали участие сотрудники ряда московских институтов. Формально было два головных института – наш и московский Институт географии РАН. Всего соавторов – около ста человек. Этот Атлас отражает современную изученность Курильских островов, от археологии и до современных ландшафтов, дает представление об их геологии, геофизике, биологии, географии, экономике. Даже туристические карты есть. Ряд карт вообще были составлены впервые. Большую помощь в финансировании издания Атласа оказали РФФИ и руководство ДВО РАН.

 
 

– Выходит, из этого Атласа можно получить полное представление о Курильских островах?
– Да. Практически все, что было известно о Курильских островах до сих пор, собрано в нем. И что приятно, – в нем много фотографий, большая часть которых сделана нашими сотрудниками в последние годы во время работы в экспедициях, финансированных РФФИ.

– Интересно, есть ли реакция с японской стороны?
– Ждем... Из Москвы уже поступило предложение перевести наш Атлас на японский язык. Когда мы изыскивали финансирование для этой работы, я привел такой аргумент: «Курильская проблема» остается, и политики ее решают, а Атлас будет показывать, кем изучена эта территория. Подавляющая часть исследований на Курилах выполнена российскими учеными.


Зав. лаб. геохимии ТИГ ДВО РАН, д.г.н. В.М. Шулькин и к.г.н. С.Г. Юрченко отбирают пробы воды   Альбом: Географы, экономисты

– Итак, «Атлас Курильских островов» – один из крупных результатов работы Тихоокеанского института географии ДВО РАН прошлого года. Петр Яковлевич, а что Вы бы еще хотели отметить?
– Мы успешно завершили международный проект «Амур-Охотск». Проект совместный, в основном финансировался японской стороной, а с российской стороны в нем участвовали наш Институт и Институт водных и экологических проблем ДВО РАН. Мы оценивали вклад Амура в изменение экологического состояния Охотского моря. Японские коллеги полагают, что рост содержания железа в воде может сильно влиять на биопродуктивность, а потому интересовались его содержанием в водах Амура. Сотрудники ИВЭП ДВО РАН в ряде экспедиций провели качественную и количественную оценку загрязнителей, которые несет Амур. А мы сделали оригинальную часть работы: впервые составили серию карт для всего бассейна Амура. Бассейн реки состоит более чем наполовину из наших территорий. Остальное: примерно 44% – китайские, около 2% – монгольские земли и около шести квадратных километров – северокорейские. Используя монгольские, китайские и свои материалы, в том числе – космические снимки, мы составили целую серию электронных карт: геологические геоморфологические, почвенные, карты растительности и землепользования. Последних, кстати, сделано на два временных среза. Одна – отражает современное состояние землепользования бассейна Амура. При ее разработке использовали космические снимки. А по историческим материалам удалось выполнить карту землепользования всего бассейна по состоянию на 1930-40-е годы. Сопоставляя эти карты, видим, как изменилось землепользование: происходило сокращение лесов, росла площадь пахотных угодий (особенно ярко видно на китайских землях) и так далее. На основе этих карт можно сделать  интересные прогнозные оценки. Хочу отметить большой вклад в эту работу наших ученых  доктора географических наук Сергея Степановича Ганзея, кандидата географических наук Виктора Васильевича Ермошина и кандидата географических наук  Натальи Васильевны Мишиной.


Участники одной из международных конференций в конференц-зале ТИГ ДВО РАН   Альбом: Географы, экономисты

По завершении работ, в Японии состоялся международный симпозиум, на котором коллеги высоко оценили нашу работу. В частности, наши карты вызвали большой интерес японских исследователей. Они не только очень информативны, но и выполнены с применением современных геоинформационных технологий. А для нас очень важно, что впервые выполнен такой большой объем работ по бассейну Амура. Данные карты открыты для широкого использования, интересны специалистам сегодня, пригодятся они и в будущем.
Еще я хочу отметить выход в конце прошлого года интересной монографии «Экономико-географическое и геополитическое положение Тихоокеанской России» (авторы – я и доктор географических наук Матвей Тихонович Романов). В ее названии отражено использование достаточно нового названия нашего региона – Тихоокеанская Россия. И действительно, Дальний Восток, для кого он – дальний?


Дальневосточные и сибирские географы у памятника первого генерал-губернатора Восточной Сибири и Приамурья Н.Н. Муравьева-­Амурского   Альбом: Географы, экономисты

– Для нас, живущих здесь – наш регион – Восток России скорее Ближний, чем Дальний. И даже Камчатка, Сахалин не так уж далеко от нас…
– Понятно, что в названии «Дальний Восток» отразился процесс освоения и изучения региона, дальнего по отношению к европейскому центру страны.


– Так что, как назовешь корабль, так он и поплывет?
– В каждой шутке есть доля шутки. Если серьезно, то страна выходит нашим регионом к Тихому океану. Страны бассейна Тихого океана в 21 веке будут определять развитие всего современного мира. В нашем хозяйстве велик вклад морских составляющих. Как говорится здесь море морехозяйственных структур. Это и рыбный промысел, и зарождающаяся марикультура, и морской транспорт, и остатки судостроения и судоремонта… Якутия, Приморье, Хабаровский, Камчатский край, Амурская область, другие субъекты федерации не только являются связующими звеньями взаимодействия российской экономики со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, но и сами, собственными хозяйственными структурами, всё теснее связываются с Китаем, Японией, обеими Кореями, другими странами АТР. Действительно, этот район все сильнее тяготеет к Тихому океану и может называться «Тихоокеанская Россия», то есть Россия, прилегающая к Тихому океану и испытывающая  значительное влияние океанических факторов в своем долгосрочном развитии. И в дальнейшем, когда мы минуем экономический кризис, их роль будет только усиливаться. Будущее – за освоением природных ресурсов океана. Уже сегодня мы добились больших успехов  в добыче нефтегазовых ресурсов на Сахалинском шельфе. А развитие марикультуры, биотехнопарков?
Это как бы обоснование названия монографии. А в самой монографии мы рассмотрели два фактора, очень важных для развития Дальнего Востока. Многие исследователи экономико-географическое положение региона называют уникальным. Уникальность заключается в его двойственности.
Мы рассмотрели отдельные составляющие экономико-географического положения и впервые для региона – разные аспекты геополитического положения. А главная особенность России такова, что ее экономический и социальный потенциал очень заметно снижаются с запада на восток. Еще резче выражено падение демографического потенциала. Например, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке живет около 15 миллионов человек, в то время как дальневосточников только 6,5 миллионов.
С другой стороны, если учитывать геополитический потенциал, экономическое развитие, численность населения, военно-промышленный потенциал стран-соседей, то получается обратная картина. В европейской части страна граничит с молодыми странами, республиками бывшего Советского Союза, а в АТР она окружена тремя государствами с крупнейшими в мире экономиками: США, Китаем, Японией. В свое время, безусловно, произойдет объединение Республики Корея и Корейской Народно-Демократической республики. В целом это будет мощная страна с населением около 70 миллионов человек, в которой объединятся мощный технологический потенциал Юга с ресурсами Севера и у которой будет участок общей с нами границы.
Эти особенности геополитического положения, безусловно, должны учитываться в программах развития региона. Об этом мы писали в предложениях к стратегии развития Дальнего Востока до 2025 года. Эта Стратегия в конце прошлого года была утверждена Правительством Российской Федерации.
Вот, вкратце, о нацеленности этой книги.

– Хотя монография и была выпущена в конце прошлого года, и прошло совсем немного времени, но, наверное, она уже вызывает интерес?
– Да, особенно у тех, кому мы успели ее подарить.

– Петр Яковлевич, какие из исследований ТИГа вызывают помимо специального, научного, еще и интерес общественности?
– Таких много в институте. Например, палеогеографы, работающие с прошлого года по гранту РФФИ на Курилах, нашли следы древнего вулканизма, древних цунами. Получен ценный материал о том, какова регулярность, цикличность этих стихийных явлений, проведена реконструкция природной среды катастрофических явлений на Курилах. Сопоставляя эти результаты с современными исследованиями, которые ведет Институт морской геологии и геофизики ДВО РАН, удается стоить прогнозные оценки.


Зав. лаб. палеогеографии ТИГ ДВО РАН, д.г.н. Н.Г. Разжигаева и к.г.н. Л.А. Ганзей документируют шурф на о. Шикотан   Альбом: Географы, экономисты

Или, например,  мониторинговые исследования состояния популяции амурского тигра и дальневосточного леопарда. Эта тема у всех на слуху. Мы ведем ее совместно с Биолого-почвенным институтом ДВО РАН. Периодически специалисты проводят детальный учет численности особей, охватывая весь ареал обитания, а это – Сихотэ-Алинь, Приморский и Хабаровский края. В последующие годы они обследуют выборочные площадки, по специальному вопроснику получают данные от егерей и охотников, а потом – сопоставляют результаты. Одновременно они отслеживают еще и состояние популяции кабанов, изюбрей, оленей и других животных, которые формируют кормовую базу хищников.
Кстати, премьер-министр В.В. Путин  26 января подписал распоряжение Правительства о проведении во Владивостоке 9-12 сентября Международного форума по проблемам, связанным с сохранением тигра на Земле. Цель форума – выработка скоординированных мер для спасения тигра, численность которого в мире продолжает снижаться. В ответ на инициативу уже получены положительные отклики от участников Первой азиатской министерской конференции по сохранению тигра, в которой участвовали представители 13 стран ареала его обитания.
Минприроды России отвечает за работу организационного комитета и проведение Форума. На Форуме будут доложены результаты изучения популяций не только нашего - амурского тигра, но и индийско-непальской, и азиатской популяций. Будут рассмотрены вопросы интродукции и многие другие. В наших материалах подведены итоги многолетних наблюдений за состоянием популяций амурского тигра и леопарда. Конечно, ситуация остается сложной, потому что леса вырубаются, сужается кормовая база. Да и строительство крупных объектов, таких как трубопроводы, не лучшим образом влияет на сохранение этих животных. Например, во время недавней реконструкции автомобильной трассы на Хасан, наши ученые «забили во все колокола», требовали заботиться и о леопарде, и о тигре, в частности, обеспечить им возможность беспрепятственного перехода из одной части своего ареала в другую.

– Неужели построить для животных подземный переход?
– Да. Мы написали пояснительную записку, передали ее проектировщикам. Посоветовавшись с нами, специалисты определили, в каком месте лучше сроить переход (а лучше там, где ареал больше). И нам было очень приятно, что чиновники и строители отнеслись к этой просьбе с пониманием. Выделили деньги на проектирование такого сооружения, и уже строят подземный переход для животных. Хочу особо отметить во всем этом большую  роль одного из ведущих ученых института, доктора биологических наук Дмитрия Григорьевича Пикунова.

 

Д.Г. Пикунов   Альбом: Географы, экономисты

 
А вообще прошлый год отмечен целым рядом интересных научных событий. Во Владивостоке под эгидой Института были проведены две крупные международные конференции. Наши ученые выезжали во многие страны, принимали участие в различных международных мероприятиях. Рассказывали о своих достижениях, смотрели, как идет работа у коллег.

– Петр Яковлевич, что, по Вашему мнению, происходит с промышленностью Дальнего Востока в последнее десятилетие?
– Промышленность Дальнего Востока, да и страны в целом, не успев восстановиться после кризиса 90-х годов, попала под жернова нового. Есть страны, которых кризис коснулся, а вот по России он «проехал посерьезнее».

– Какие отрасли пострадали в большей степени?
– К настоящему времени фактически исчезли станкостроение и инструментальная промышленность, а это были крепкие отрасли с крупными и известными предприятиями. Вспомните станкостроительный завод в Уссурийске, инструментальный завод во Владивостоке, другие предприятия… Сейчас их в регионе нет. Исчезли приборостроительные заводы, а их представляли такие хорошо оснащенные предприятия военно-промышленного комплекса как «Варяг», «Изумруд», «Дальприбор», «Радиоприбор». Кстати, они выпускали вполне приличные и надежные товары для населения.
В сложном положении оказались важные для Дальнего Востока судостроение и судоремонт. Фактически прекратил свою деятельность крупнейший в регионе судостроительный завод в Комсомольске-на-Амуре. Рядом с нами, в Большом Камне, мощные судоремонтные предприятия работают, но их периодически лихорадит из-за отсутствия заказов. Судоремонтный завод в Славянке, не старое еще предприятие, часто простаивает без работы. А знаменитый Дальзавод, не так давно отметивший свое столетие, практически прекратил существование. С его именем связана вся история развития отрасли. На нем ремонтировались плавбазы, китобойные флотилии, самые крупные военные суда. Дальзавод был оснащен уникальным оборудованием, и заслуженно славился своими кадрами…
Но с другой стороны, в настоящее время стало понятно, что расположение завода практически в самом центре города не очень-то удобно для развития инфраструктуры Владивостока. Судите сами: бухта Золотой Рог прорезает практически весь центр города, но к берегу моря не подойдешь – кругом причалы, доки, производственные здания, исключение – крохотный участок набережной около (уже бывшего!) вокзала прибрежных сообщений. А теперь представьте себе, что большая часть бухты (или еще лучше – почти вся бухта) будет свободной от предприятий и судов и доступна горожанам как место отдыха! Построены набережные, разбиты скверы, водная гладь бухты очищена от загрязнений. Работая над предложениями в последний Генеральный план города, мы высказали  соображения на этот счет, но пока что особой поддержки они не получили.
  
 

 

– Конечно, такая набережная стала бы украшением города!
– А сейчас Золотой Рог полностью можно увидеть лишь с высоты птичьего полета, и то, занятым старыми судами, притертыми друг к дружке… Года два-три назад правительством была выдвинута и формально реализована хорошая идея по объединению судостроительных предприятий в холдинги – организационные структуры для координации и более эффективной деятельности. Они могли бы провести всесторонний анализ состава, технического состояния, численности флота, изучить общую базу судоремонта, независимо от собственников. К сожалению, хорошее начало не получило должного развития.
Я считал и считаю, что судостроение и судоремонт были и остаются  приоритетом для Дальнего Востока. Кому, как не России, имеющей хорошую металлургическую базу, соответствующие кадры, науку и такие просторы, с выходами к морям и океанам, – развивать судостроение и судоремонт? Что это за морская держава без этих отраслей?
Жаль, что исчезла совсем целлюлозно-бумажная промышленность. Я видел огромный комбинат в Амурске, который перерабатывал до двух эшелонов древесины в сутки и производил картон, целлюлозу высокого качества в огромных объемах. Сегодня этого предприятия нет, и его уже не восстановишь. На Сахалине было несколько заводов, правда, довольно стареньких. Но продукцию они выпускали хорошую…
Территория Дальнего Востока покрыта лесами, поэтому здесь должна развиваться глубокая переработка древесины и прежде всего - низкосортной. Оставим в стороне нашу гордость – кедр, дуб, ясень. Таких лесов осталось немного. А также – круглый лес, который пользуется большим спросом у наших соседей. Но остается много вторичных лесов, мелколиственной древесины – береза, осина и другие породы. Технологии переработки низкосортной древесины есть, и база для лесопромышленного комплекса на Дальнем Востоке не исчезла, так что заниматься его развитием необходимо.
Остальные отрасли здесь остались, работают более или менее устойчиво. Многим, конечно, навредил кризис. А кое-где эти трудности усугубил передел собственности, смена владельцев предприятий. Почти все приморские, хабаровские, якутские предприятия горнодобывающей промышленности продемонстрировали спад. Сегодня понемногу начинается рост производства. Иногда требуется решение правительства, чтобы предприятие заработало. Так было, например, в поселке Восток с горнорудной компанией по добыче вольфрамовой руды.
Добывающие предприятия все-таки работают. Плохо только, что очень медленно развивается обработка и переработка. Мы много об этом говорим, правительство стало принимать нужные постановления, в программах развития отражается создание производств по более глубокой переработке природных ресурсов: рудных, лесных, и рыбных. Но, к сожалению, за прошедший период утрачено очень много из того, что было создано раньше.
Многие предприятия деревообработки просто прекратили свое существование. В те же годы у наших соседей в северо-восточном Китае возникло около 20-ти новых деревообрабатывающих предприятий. Вот почему официально и контрабандой идет туда наш круглый лес. А после его переработки, в виде готовых пиломатериалов, за более высокие деньги возвращается к нам, переправляется в Японию, в Корею, в другие страны. Прибыль, естественно, остается в Китае.
Поэтому очень радует появление точек роста углубленной переработки древесины. Пример – поселок Пластун, там уже несколько лет успешно работает деревоперерабатывающий завод. И в прошлом году, в год кризиса был построен и уже запущен еще один завод, уже по выпуску пиломатериалов. И это здорово! Они производят брус, шпон, фанеру, другие клеёные изделия экспортного, солидного качества. И люди заняты, и зарплаты получают неплохие, и налоги идут в бюджет.


Ведущие экономико-географы ТИГ ДВО РАН. Стоит – к.г.н. А.А. Степанько, Ученый секретарь Института, сидят слева направо доктора географических наук А.В. Мошков, М.Т. Романов, П.Я. Бакланов   Альбом: Географы, экономисты


– По оценкам некоторых специалистов, Россия в большей степени планирует развивать добывающие производства, в то время как КНР развивает перерабатывающие. Стоит ли опасаться стать сырьевым придатком Китая или эта ситуация отражает реальное межгосударственное распределение труда и не несет угрозы будущему нашей страны?
– Вопрос вы ставите правильный. Наши соседи будут продолжать втягивать нас в обеспечение сырьем их промышленности. Это началось давно: в Японию шла руда, уголь, лес, рыба. А в последнее время – и в Китай.
Я не раз обращал внимание, что китайцы не проявляют особого интереса к созданию совместных предприятий, например, по переработке древесины или полиметаллических руд. А вот сырье – давайте! Готовы покупать в любых количествах. У них избыток дешевой и достаточно квалифицированной рабочей силы, к тому же они нацелены на создание предприятий глубокой переработки сырья на своей территории.
Наши соседи упорно добивались заключения договора об ответвлении нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан вблизи Сковородино в сторону Дацина. В провинции Хэйлунцзян, неподалеку от Дацина, есть нефтяные месторождения, и там уже создано несколько нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств. Но поскольку своя нефть заканчивается, они заинтересованы в получении устойчивого потока углеводородов из-за рубежа.

– А нам, приморцам, какая польза от трубопровода, снабжающего углеводородами соседние государства?
– В любом случае он – благо для дальневосточников, поскольку нефть и газ составляют основу энергетики. Появляется возможность создания предприятий газо-и нефтепереработки. Приморский край и раньше потреблял до 40 процентов всех нефтепродуктов, завозимых на Дальний Восток. Край наш большой, флот транспортный, рыбацкий, военный были сконцентрированы здесь – потому такой высокий процент. Строительство нефтеперерабатывающего завода и раньше рассматривалось в планах развития Приморского края. Такой завод не только обеспечит регион нефтепродуктами, но также позволит хотя бы частично уйти от экспорта сырых углеводородов к поставке продукции глубокой переработки. Одновременно создание здесь перерабатывающих предприятий увеличит устойчивость региональной экономики, повысит доходы, качество жизни населения.
Конечно, от экспорта сырьевых ресурсов в ближайшее время не уйти. На этом сегодня стоит наша экономика. Однако любые запасы природных ресурсов исчерпываются. История – пожалуйста – показывает примеры того, что происходит с поселением вблизи месторождения, когда заканчивается добыча сырья – оно чахнет какое-то время, а потом исчезает вообще. Другое дело – поселок у перерабатывающего завода. Закончились первичные ресурсы – подведут сырье с других месторождений. Тем более что на Дальнем Востоке большие перспективы добычи собственной нефти. Вовсю осваивается Сахалинский шельф, на очереди – Магаданский, а в перспективе – шельф Камчатки…
Но позволить втянуть себя в экономику АТР лишь сырьевым придатком, было бы большой ошибкой для России.

– Как вы думаете, к какому результату приведет реализация программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири с Северо-Востоком КНР, утвержденной главами государств 23 сентября 2009 года на двусторонней встрече в Нью-Йорке?
– Программа, которую вы упоминаете – рамочная, каждая из сторон самостоятельно принимает планы развития своих приграничных территорий. Впечатление от программы двоякое. Радует, что правительство всерьез озабочено развитием региона, планирует развитие производства в приграничье и старается закрепить здесь население. Однако большинство обозначенных российской стороной проектов связано с добычей природных ресурсов. В ряде случаев говорится о китайских инвестициях, привлечении китайской рабочей силы – опять же в добывающий сектор. Получается, что в основном программа предусматривает поставку наших природных ресурсов практически без всякой переработки в Китай для подпитки их гигантской экономики. И это, конечно, не лучший вариант использования наших невосполнимых запасов природных ресурсов.


Академик П.Я. Бакланов в недавно открытом после ремонта актовом зале Института вручает диплом кандидата географических наук молодому ученому А.Г. Болдескул   Альбом: Географы, экономисты

– Почему у нас слабо развивается малое предпринимательство? Есть ли надежда на значительный рост малого наукоемкого предпринимательства (в частности, в связи с принятием ФЗ 127, разрешающего институтам участвовать в организации ООО, ЗАО)?
Понятно, что развитие малого предпринимательства очень важно, особенно в кризисный период. Не зря же руководитель нашего Правительства и Президент страны находят время заявлять об этом. Развитие малого бизнеса способствует занятости населения, тем самым снижая социальную напряженность, увеличивает устойчивость экономики, облегчая ее гибкость, трансформацию, обеспечивает немалую доходность. Сфера обслуживания, торговля уже сегодня демонстрируют успешное развитие малого предпринимательства.
Давайте порассуждаем, в каких еще нишах могут успешно работать малые предприятия. У наших высокоразвитых соседей по АТР – США, Японии распространены малые предприятия, обслуживающие крупный бизнес. Они, например, выпускают запчасти, комплектующие или другие изделия для крупнейших компаний, заводов. Так, например, вокруг концерна «Тойота» успешно трудятся тысячи малых фирм. Добывающее предприятие, например рудник, тоже может заказать услуги малым компаниям, но в значительно меньшей степени, чем автомобильный завод или компьютерное производство.
Малые предприятия могут заняться производством товаров массового спроса. Но они должны производить товары в значительных количествах, чтобы это было экономически эффективно. В этом сегменте рынка выдержать конкуренцию с Китаем сложно. Все, что может прийти в голову уже продается на китайском рынке и по самым низким ценам.
Поэтому нам нужно больше поддерживать малый бизнес, основанный на наукоемких технологиях. Усилиями ДВО РАН, вузов удалось сконцентрировать значительные научные достижения в области химии, биохимии, биотехнологии, приборостроения, океанологии, которые могут быть успешно реализованы в бизнес-проектах. Конечно, прежде всего, нужна хорошая маркетинговая проработка запросов и возможностей рынков. Как российских, так и сопредельных стран. Главные вопросы – будут ли покупать выпускаемую продукцию, где и как много?
В каждом случае найдется свое решение. Но, например, я уверен, что должен быть успешен малый бизнес, который займется производством биологических активных добавок, лекарственных препаратов из нашего морского и таежного сырья.
Теперь о вашем вопросе по Федеральному закону № 217, разрешающем организацию хозяйственных обществ, деятельность которых заключается в практическом применении результатов интеллектуальной деятельности. В целом это интересный законодательный акт. Но даже самого лучшего законодательства еще недостаточно для успеха малого предпринимательства. В каждом малом предприятии должен быть движитель – конкретный человек, энергичный и понимающий дело.
Пока что в институтах существует определенная инерция, и среди нас не много таких людей. Да и не все институты имеют потенциал для развития частного предпринимательства. Хотя в будущем, видимо, такие предприятия будут появляться и у нас.

– Есть ли у ТИГ разработки, которые могли бы стать основой малого бизнеса?
– Наш Институт принимал участие во всех крупных проектах, реализуемых на территории Приморья. Выполнял работы по оценке трассы нефтепровода, в свое время – по оценке воздействия нефтеналивного терминала. Во многом благодаря нашим усилиям строительство этого объекта перенесли из бухты Перевозной в бухту Козьмино. По нефтеперерабатывающему заводу, газопроводу мы также провели крупную работу, с выездами в поле, где выполняли эколого-географические оценки, составляли карты участков трасс. Мы наработали значительный интеллектуальный, методический продукт и на его основе могли бы создать предприятие. Но для его ритмичной работы нужен постоянный заказ, которого, к сожалению, пока нет.
Например, базы данных для конкретной территории, включающие картографический и топографический материалы, космические снимки, наш методический материал – могут быть вкладом Института в уставный капитал малой фирмы. При разработках программ развития края, районов или городов, эти данные нужны, и даже спустя год-два надобность в таких наработках не пропадает.
Другая возможность. В свое время мы разрабатывали авторские варианты «Атласа Приморского края». Они остаются ценными для последующих программ развития, для территориальн6ого управления. Можем делать туристические карты. Для малого предприятия – подходящее занятие. Но рынок никого не ждет: ряд местных издательств  и картографическое предприятие уже выпускают такие карты, путеводители или атласы. Они не всегда лучшего качества, но их покупают. Значит, такому малому предприятию предстоит тщательно исследовать рынок, точно позиционировать продукцию, определить своего покупателя и, самое главное, выдержать конкуренцию с участниками рынка.
В нашем Институте существовал центр эколого-географической экспертизы. Мы даже думали о его работе на хоздоговорной основе. Формально, любые строительные объекты обязаны проходить экологическую экспертизу. Выполняя эколого-географическую экспертизу, мы можем дать комплексную оценку того, как объект вписывается в природную среду. Мы умеем и готовы выполнять такие комплексные оценки. И на этом можно построить малый бизнес.
Я с удовольствием отмечаю востребованность наших комплексных оценок территории. У нас есть специалисты, владеющие соответствующими методиками. Периодически мы такие работы проводим. Но, к сожалению, постоянный спрос, заказы  на них отсутствуют.


 Пятая молодежная конференция-конкурс "Географические и геоэкологические исследования на Дальнем Востоке"   Альбом: Географы, экономисты


– Петр Яковлевич, оправдываются ли надежды на развитие местных производительных сил, предприятий Приморья в связи с проведением подготовительных работ к Саммиту стран Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) в 2012 году во Владивостоке или большая часть заказов достается «варягам»?
– Вступая третий раз в должность губернатора, Сергей Дарькин с гордостью сообщил, что Приморье закончило кризисный 2009 год с небольшим ростом валового регионального продукта. Конечно же, это стало возможным благодаря реализации программы подготовки к Саммиту. Много ли заработают «местные»? На этот счет нет официальных данных. Некоторые эксперты дают оценки на уровне 10%. Учтите, что такие работы выполняются на конкурсной основе. А это значит, если победила ваша компания, то даже губернатор не в силах вам приказывать. Пригласите вы местных работников или привезете таких, которые обойдутся дешевле – решает победитель конкурса. К тому же, некоторых специалистов, например, по строительству мостов, океанариумов у нас просто нет. Квалификация владивостокских строителей не всегда соответствует уровню уникальных задач на строительстве объектов Саммита.
Не забывайте, что построенные здания после проведения Саммита займет Дальневосточный федеральный университет. Эти значительные вливания станут мощным импульсом к дальнейшему развитию Приморья, в том числе его интеллектуального потенциала. Тот же мост на остров Русский гарантирует устойчивое и постоянное использование и развитие этой территории. Пусть сейчас не так много местных специалистов заняты в строительстве, потом компенсируем их недостаток при эксплуатации построенных объектов. Все что ни делается, делается к лучшему!

П.Я. Бакланов у здания ТИГ ДВО РАН   Альбом: Географы, экономисты


Тигра фотографировал Антон Аверьянов 

Комментариев нет:

Отправить комментарий