воскресенье, 14 марта 2010 г.

Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации С.Б. Иванов о модернизации и переводе экономики на инновационный путь развития. Выступление в Государственной Думе.


Альбом: Официоз

Добрый день, уважаемые депутаты, уважаемые коллеги!
Без сомнения тема сегодняшнего «правительственного часа» одна из наиболее актуальных и жизненно важных для современной России. А с учётом нашей экономической специфики, я думаю, вы понимаете, что я вкладываю в это понятие, я бы даже назвал эту тему и судьбоносной, и это не простые слова, это не пафос.
Государство сделало принципиальный выбор в пользу масштабной технологической модернизации и перевода экономики на инновационный путь развития, формирования конкурентоспособной национальной инновационной системы, выбор, за которым последовало принятие целого комплекса конкретных мер и решений.
В 2009 году Президентом России Дмитрием Анатольевичем Медведевым определены пять основных приоритетов модернизации экономики страны. Я думаю, вы все об этом знаете, и перечислять их не надо.
Была создана Комиссия при президенте по модернизации и технологическому развитию экономики России. Уже более года работает правительственная Комиссия по высоким технологиям и инновациям. Кстати, на прошлой неделе её возглавил Председатель Правительства Владимир Владимирович Путин. Чуть ранее в составе аппарата правительства появилась новая структура - Департамент науки, высоких технологий и образования. И, кстати, глава этого департамента сегодня здесь присутствует - Александр Витальевич Хлунов. Активно действует Совет генеральных и главных конструкторов, ведущих учёных и специалистов в области высокотехнологичных секторов экономики.
Что касается целей и задач инновационной политики, то напомню, они сформулированы в серии стратегических документов разного уровня. Во-первых, в Концепции долгосрочного социально-экономического развития на период до 2020 года и Основных направлениях деятельности Правительства Российской Федерации до 2012 года. Во-вторых, в так называемых специализированных стратегических документах. Прежде всего, в Стратегии развития науки и инноваций в Российской Федерации на период до 2015 года и комплексной Программе научно-технологического развития и технологической модернизации экономики России до 2015 года.
Кроме того, в эту систему встраивается долгосрочный научно-технологический прогноз, а также перечень критических технологий и приоритетные направления развития науки, технологий и техники, которые постоянно обновляются. В конце 2009 года на правительственной Комиссии по высоким технологиям и инновациям по предложению Минобрнауки (Андрей Александрович Фурсенко специально докладывал этот вопрос) мы подготовили проект нового указа президента о приоритетных направлениях развития науки, технологий и техники в Российской Федерации и перечни критических технологий Российской Федерации. Очевидно, в этом году этот указ вступит в силу.
Уточнение приоритетов позволяет нам сконцентрировать ресурсы государства и бизнеса, хотел бы это подчеркнуть, на развитие существующих и создание новых технологий, необходимых для ускорения экономического роста, укрепления безопасности и конкурентоспособности страны.
В целом этот комплекс мер должен повысить эффективность и отдачу госсектора науки, а также бюджетных средств, выделяемых на исследование и разработки.
Если говорить о науке конкретно, то на сегодняшний день количество организаций, выполняющих научные исследования и разработки, у нас в стране составляет около 4 тысяч, в том числе 2 тысячи 600 научных организаций в виде государственных форм собственности, плюс, естественно, шесть государственных академий. Численность работающих в них превышает 800 тысяч человек и почти половина из них - это исследователи. Цифры, как видите, внушительные.
Добавлю, что все последние годы расходы на науку постоянно росли в реальном выражении, вместе с ростом ВВП. Если нужны цифры, я готов их озвучить. Поддержка фундаментальной науки около 800 миллиардов рублей, а прикладной науки, в том числе через ведомственные НИОКРы и НИОКРы, которые у нас идут через федеральные целевые программы, общий объём составляет 128 миллиардов рублей. Внушительная сумма.
Более того, наши бюджетные, подчёркиваю, бюджетные расходы, как часть внутренних затрат на исследование и разработки, весьма приличны и сопоставимы с аналогичными расходами таких стран, как: Соединённые Штаты Америки, Германия, Франция, Корея и даже превышают расходы таких стран, как Великобритания и все остальные наши партнёры в группе БРИК. То есть по бюджетным расходам часто приходиться слышать, что государство мало финансирует науку, разработки. По бюджетным расходам - это не так, мы уже достаточно на высоком уровне. Но мы очень сильно, буквально, в разы отстаём от финансирования таких исследований и разработок за счёт внебюджетных источников и частных корпораций и так далее.
Вот здесь мы отстаём очень сильно. Я это признаю. Но надо разделить всё-таки две вещи - бюджетное финансирование и расходы на науку, образование, инновации, которые в большинстве, конечно, развитых стран мира берут на себя не бюджет, а другие организации, скажем так, прежде всего, конечно, крупные промышленные компании. 
Поэтому у нас и другая ещё проблема. Конечно, мы это прекрасно все видим и понимаем. У нас переход количества, если брать бюджетные средства, в качество пока не происходит.
Об уровне эффективности и результативности фундаментальной отечественной науки красноречиво свидетельствуют следующие показатели. В 2007 году по количеству публикаций в признанных мировых научных изданиях - 2,42 процента. Россия по этому показателю находится на 14 месте, уровень Бразилии и Нидерландов. По показателю цитируемости на 19 месте - 1,32 процента. Это уровень Израиля.
Основная проблема в сфере поддержки фундаментальных исследований - недостаточная доля конкурсного финансирования, поддержка преимущественно организаций бюджетных через смету. При этом поддержка по существу вот до недавнего времени осуществлялась как сильных, конкурентоспособных коллективов, так и слабых, а иногда, признаю это, фактически через смету мы финансировали не науку и исследования, а так называемые вывески. То есть вот есть вывеска на учреждении - институт каких-нибудь исследований - вот по смете его и финансировали. А что этот институт делал, что он производил, так сказать, выдавал на-гора это мало кого интересовало. Больше мы вывески поддерживать не будем.
В итоге невысокая результативность научного сектора, низкое в среднем качество исследований и, начиная с 2008 года, в России внедряется новый подход качественной модернизации сектора исследований и разработок, осуществляется внедрение системы новых форм организации научной деятельности. В качестве примера могу вам привести национальные исследовательские центры, которые мы стали создавать, Курчатовский институт здесь - первая ласточка, это уже новая форма финансирования.
Проводится серьёзная работа по снятию всевозможных административных барьеров на пути формирования в нашей стране полноценного рынка интеллектуальной собственности и создания экономики знаний. Её результаты вам известны, в течение 2008-го и первой половины 2009 года принят целый ряд федеральных законов в области корпоративного права, стимулирующих инновационное развитие.
Кроме того, в соответствии с федеральным законом, всем, наверное, хорошо известным, от 2 августа 2009 года № 217-ФЗ бюджетные, научные и образовательные учреждения получили наконец-то право создавать малые инновационные предприятия и коммерциализировать свои разработки. Это, конечно, своевременная, если не сказать долгожданная, мера. Мы впервые подняли этот вопрос ещё в конце 2008 года на правительственной комиссии по высоким технологиям и инновациям, куда, кстати, входят и представители Государственной Думы, и Совета Федерации. И, несмотря на такое не очень позитивное отношение к этому закону со стороны Министерства финансов, мы его всё-таки вместе с вами, и я благодарен вам за это, приняли.
Не значит, что он сразу заработал, есть проблемы, даже с реализацией, с администрированием этого закона, у нас гладко, к сожалению, бывает только на бумаге. Но вместе с тем, мы уже увидели определённые недостатки и работаем над их устранением. Например, федеральный закон о бюджете на 2010 года и на плановый период 2011 и 2012 годов, уже сняты ограничения на возможность федеральным бюджетным учреждениям направлять средства, полученные от приносящей доход деятельности, на создание хозяйственных обществ.
Обобщая сказанное, можно с полной уверенностью констатировать, что принимаемые меры позволили включить в инновационную деятельность бюджетные, научные и образовательные учреждения, и это всё стало реальным стимулом развития государственного сектора науки.
Параллельно с этим мы продолжаем и активную бюджетную поддержку вузов. На их научную и инновационную деятельность вот в эту трёхлетку, в 2010-2012 годы, предусматривается выделение 90 миллиардов рублей.
Разумеется, финансовые инъекции должны быть адресными, иначе они не принесут пользы. К вузам мы относимся по-разному, хочу прямо тоже и открыто об этом сказать. Вузы у нас разные. И в основном государственная поддержка предоставляется сильным вузам, тем, которые через конкурс доказывают и выигрывают это право на получение дополнительной федеральной помощи. А для этого необходима соответствующая экспертиза, чёткое понимание того, что оказываемая поддержка даст отдачу.
В целях проведения оценки результативности деятельности научных организаций, увеличения вкладов в инновационное развитие экономики, в апреле 2009 года правительство приняло постановление об оценке результативности деятельности научных организаций, выполняющих НИОКРы, опытно-конструкторские и технологические работы гражданского назначения. Это, кстати, сделано впервые, и работа действительно проведена и нужная, и полезная, и уже отчасти результативная.
Отдельная тема - это инновационная инфраструктура. В течение ближайших трёх лет 8 миллиардов рублей планируется выделить на формирование и развитие при вузах различных бизнес-инкубаторов, технопарков, инновационно-технологических и инжиниринговых центров, центров сертификации и трансфера технологий, коллективного пользования и инновационного консалтинга. Эти 8 миллиардов рублей выделяются по схеме: 3 миллиарда в 2010 году, 2 миллиарда в 2011 году и 3 миллиарда в 2012 году.
Кроме того, уже в масштабе страны продолжится реализация программы по созданию технопарков. Формируется сеть национальных исследовательских университетов и национальных исследовательских центров.
Я уже говорил про Курчатовский институт, не буду суть повторять. Но в 2010 году на поддержку этого пилотного проекта выделяется 3 миллиарда рублей. Принято решение о создании 5-6 подобных центров.
Их, конечно, не может быть много, но пять-шесть, по мнению правительства, консолидированному мнению правительства это оптимальная цифра.
В соответствии с указом президента проводится работа по формированию национального исследовательского ядерного университета и национального исследовательского технологического университета на базе двух известных московских вузов, МИФИ и Московского института стали и сплавов. В результате конкурсного отбора программ развития университетов категория «национальный исследовательский университет» уже присвоена 12-ти вузам. Общий объём финансирования программы развития исследовательских университетов составит порядка 50 миллиардов рублей.
Уважаемые коллеги, как я уже говорил, государственные приоритеты технологического обновления были определены президентской комиссией. Всего по пяти приоритетным направлениям уже подготовлено около 30 проектов. Даже более 30 проектов. В 2010 году на их реализацию в бюджете выделено 10 миллиардов рублей.
Кроме того, планируется запуск новых программ Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере, так называемый, наверное, известный более широко как Фонд Бортника. В соответствии с Федеральным законом «О бюджете на 2010 и на плановый период 2011-2012 годов» на финансирование деятельности этого фонда только в 2010 году запланировано 2,4 миллиарда.
Ещё одним важным направлением стимулирования инновационной активности предприятий является деятельность так называемых институтов развития. К ним я прежде всего отношу Акционерное общество «Российская венчурная компания», Государственная компания «Российская корпорация нанотехнологий», Внешэкономбанк и механизм особых экономических зон, прежде всего технико-внедренческих зон, где количество резидентов растёт постоянно. И мы это проверяем, контролируем, резидентов должно быть много хороших и разных. Говорю это сам, как бывший резидент.
Также на повышение востребованности результатов научной деятельности направлена и практика привлечения бизнес-сообщества к формированию тематики и дальнейшему участию в финансировании научных исследований и разработок, выполняемых в том числе в рамках мероприятий федеральных целевых программ, имеющих разделы по НИОКРам.
Я плавно подошёл, наверное, к одному из ключевых вопросов, от решения которого во многом зависит успешность нашей деятельности, имею в виду создание эффективной системы внедрения инноваций, обеспечивающей реальную отдачу от вложений в разработку ноу-хау и финансовых ресурсов. И, к сожалению, здесь нам похвастаться пока нечем.
Приведу статистику. По данным Минэкономразвития, если все инновационные расходы бюджета взять за 100 процентов, то на генерацию знаний, науку и образование у нас уходит 63 процента из этих ста, на поддержку выпуска высокотехнологичной продукции в соответствующих отраслях промышленности 36 процентов, а на сферу коммерциализации (продвижение продукта на рынок) один процент.
Вот такое у нас соотношение. Явно ненормальное, явно ненормальное. То есть диспропорция, как говорится, налицо. Очевидно, что для её исправления необходимо в полной мере использовать в качестве инструмента стимулирования инновационной активности такой мощный, мощнейший, я бы сказал, рычаг, как госзакупки. Общий объём госзакупок, как федеральных, так и областных, муниципальных, четыре триллиона рублей. Вот что значит этот рычаг.
Включая закупки в рамках реализации приоритетных национальных проектов, я, например, говорю или подразумеваю закупки лекарств, развитие системы высокотехнологичной медицинской помощи, реализацию почти половины всех федеральных целевых программ, других программ, например, строительство транспортной инфраструктуры. Все они предполагают закупку технически сложной и инновационной продукции. Даже если на инновации использовать только часть средств из госзакупок, эффект, конечно, будет и должен быть обязательно очень большой.
Необходимость повышения инновационной активности госзакупок отражена уже в Концепции долгосрочного социально-экономического развития на период до 2020 года и в Плане мероприятий по стимулированию инновационной активности предприятий, осуществляемых в рамках реализации Основных направлений деятельности правительства до 2012 года.
В течение 2009 года велась работа по подготовке поправок к 94-му (я его иногда называю «пресловутым»), 94 федеральному закону, дающему правительству право устанавливать особые процедуры по типам закупок и отдельным закупкам.
Помимо этого, в целях повышения эффективности бюджетных ресурсов в сфере науки, предлагается предоставить Минобрнауки больше полномочий по координации государственных расходов на НИОКРы гражданского назначения. В том числе, внести в федеральный закон о бюджете на текущий финансовый год и плановый период соответствующее приложение, группирующее все бюджетные расходы на гражданскую науку. Я считаю, что эта мера уже назрела.
Также считаю необходимым сформировать систему координации фундаментальных научных исследований, как между собой, так и с прикладными научными исследованиями, которые выполняются в рамках федеральных и ведомственных целевых программ. Важнейшим элементом такой координации, обеспечивающим программно-целевое финансирование фундаментальных научных исследований на конкурсной, конечно, основе, должна стать Программа фундаментальных научных исследований Российской Федерации.
Уважаемые коллеги, подытоживая своё выступление, хочу подчеркнуть следующее. Государством в последние годы предприняты весьма решительные меры по переводу национальной экономики на рельсы инновационного развития. Но очевидно, что мы находимся с вами только на самом начальном этапе этого трудного пути. Перед нами стоит ещё много задач, от решения которых напрямую зависит будущее Российской Федерации, ибо экономика знаний опирается, прежде всего, на человеческий капитал, потенциал которого напрямую зависит от состояния отечественной науки и образования.
Благодарю за внимание.

Комментариев нет:

Отправить комментарий