четверг, 18 марта 2010 г.

Вспоминаю с благодарностью, гордостью и теплотой… К 80-летию со дня рождения Эрнста Владимировича Шавкунова

Опубликовано с любезного разрешения автора Л. Гусевой
Э.В. Шавкунов, 1979 г. 

В августе 1973 года пятеро бывших однокурсников, в том числе и я, отправились автостопом по Приморью. Дороги привели нас в конце путешествия в Сучанскую, ныне Партизанскую, долину. Здесь мы случайно, а может быть и нет, узнаём о Шайгинском городище, где очередной год ведутся археологические раскопки сотрудниками Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВНЦ АН СССР из г. Владивостока. До обеда оставался час, когда мы объявились в лагере археологов. У костра хлопотали дежурные.
Казалось, больше никого нет, но вот мы увидели, идущего к нам высокого мужчину средних лет, в полотняном белом берете, футболке и широких штанах цвета хаки. Мы рассказали, кто такие и что хотим узнать. Он тоже представился, пригласил нас под навес, где стояли сколоченные из досок длинные столы и лавки. Лекция началась. Разве можно было назвать это лекцией? Это был вдохновенный рассказ о бохайском и чжурчжэньском государствах! Мы сидели с раскрытыми ртами, внимая совершенно новой для нас информации. О первом государстве Шавкуновым уже была написана книга после защиты кандидатской диссертации: «Государство Бохай и памятники его культуры в Приморье». Теперь темой его исследования является культура чжурчжэней XII – XIII вв. С этой целью уже не первый год ведутся ахеологические раскопки Шайгинского городища под его руководсвом. В Приморье исследуются и другие городища чжурчженей, но ни одно из них не давало пока такого обилия археологических находок, свидетельствовавших о самых разных сторонах жизни и деятельности населения чжурчжэньского государства. Поэтому археологи на много лет «застряли» на этом памятнике.
Заканчивая свою лекцию, Эрнст Владимирович сказал, что непокорные чжурчжени несколько лет упорно сопротивлялись монгольскому нашествию. Только после окончательного разгрома чжурчженьского государства, монголы смогли осуществить свой военный поход на запад. Кто знает, что было бы с Русью, если бы чжурчжэни не удерживали монголов так долго на Востоке? Затем на столе появился лоток с находками: фрагменты глинянных сосудов, железные наконечники стрелы, ножи, гвозди, топорик, бронзовые накладки, стеклянные и сердоликовые бусины и много других интересных вещей. Наконец на моей ладони уютно разместился  небольшой, овальный формы, белый камешек. Подняв руку на уровень глаз, я увидела чудо, повлиявшее на весь дальнейший ход моей жизни. Дело в том, что я закончила художественнографический факультет ХГПИ и писала дипломную работу по искусствоведению, работала в Хабаровском Доме народного творчества и искала тему для исследования, а тут такое чудесное изображение: два белых лебедя (лебедь и лебедушка) положили на спины друг друга свои головки, выражая верность и любовь. Я затаила дыхание. Подумала: «Вот то, что я точно хотела бы изучать, исследовать, – искусство чжурчжэней!».
Потом я уже из Хабаровска позвонила Эрнсту Владимировичу с просьбой взять меня в аспирантуру. Он ответил, что для начала надо приехать и поработать на раскопках. На следующее лето я беру отпуск и приезжаю на Шайгинское городище, как я поняла, на испытательный срок. Мне поручалось в специальном альбоме простым карандашом делать зарисовки новых находок. Мои рисунки, видимо, устроили Эрнста Владимировича, и он предложил мне место лаборанта в своем секторе. Я согласилась и этой же осенью переехала во Владивосток. К этому времени с Эрнстом Владимировичем уже работала команда увлеченных археологией молодых людей, пожелавших стать его учениками: В.Д. Леньков, В.А. Хорев, С.М. Тупикина, Ю.М. Васильев, Т.А. Васильева, В.И Болдин, Л.Е. Семениченко, А.Л. Ивлиев. Впоследствии почти все стали кандидатами исторических наук. Бывший выпускник востфака ЛГУ, археологическую школу Эрнст Владимирович проходил непосредстенно в экспедициях у А.П. Окладникова, к тому времени уже всемирно известного ученого, археолога Сибири и Дальнего Востока. Синтез знаний археологической и восточной литературы очень помогал Э.В. Шавкунову в его исследованиях.

 
На 50-летие Э.В. Шавкунова, 1980. Первый ряд, слева направо: О. Галактионов, Л. Гусева, В. Хорев, В.Болдин; второй ряд: Э.В. Шавкунов, Л.К. Розенберг, С. Тупикина, Т. Васильева, А. Ивлиев; третий ряд: Н. Рубленко (Артемьева), Н. Лупандина (Лещенко), В.Д. Леньков, Ю. Васильев, Ю. Никитин

Он был требовательным учителем. Его, как лингвиста, мягко говоря, очень не устраивал стиль моих первых статей. Он правил текст и заставлял переделывать его по много раз, пока тот не превращался в «читабельный» вариант. С годами правок становилось все меньше, но я по-прежнему давала свои статьи ему на рецензию. Если он пропускал мою статью в печать, я была спокойна. Меня потрясала его работоспособность.
Кроме своих исследований, Эрнст Владимирович вел сразу несколько своих учеников, был составителем и редактором многочисленных сборников, где молодым археологам предоставлялась возможность публиковать свои материалы. Не знаю как сейчас, а тогда статьи обсуждались в секторе, в том числе и статьи самого заведующего, коим был Эрнст Владимирович. Мы его все между собой называли Шефом. Когда не было возможности апробировать текст в секторе, он имел обыкновение приглашать в свой кабинет кого-нибудь из сотрудников и читал вслух текст своей очередной статьи, исправлял на ходу, спрашивал мнение, просил задавать вопросы, делать замечания.
Я тоже не была исключением – и слушала, и спрашивала, и высказывалась, а если была не согласна или сомневалась по поводу его гипотезы, он начинал приводить доказательства, и таким образом еще раз убеждая в своей правоте. Бывало так, что мое замечание, как говорят, «попадало в десятку», тогда он легко признавал свою неправоту, благодарил и вносил какие-то исправления в текст. В этом проявлялась его демократичность. Ну кто я, собственно, такая, чтобы давать советы ученому, учителю?!
Таких черт характера, как заносчивость, амбициозность у него не было. Это я поняла уже при первой встрече с ним. Он общался со всеми как с равными. Эрнст Владимирович, действительно, был очень прост и обаятелен, будь перед ним школьник, академик, турист или иностранец. Помнится, как мы ехали на машине, кажется она «козликом» называлась, на какой-то археологический памятник. Рядом с шофером сидел А.П. Окладников, а сзади Шавкунов, кто-то из сотрудников и я. В дороге я, по обыкновению, закрывала глаза, чтобы не так укачивало, а Алексей Павлович подумал, что я заснула и укрыл меня своим пиджаком. Эрнст Владимирович стал подшучивать: «Лариса, запомните этот момент, сам академик Вас укрыл пиджаком со своего плеча, когда-нибудь будете внукам рассказывать».
В 2008 году я уже работала в Приморской государственной публичной библиотеке им. А.М. Горького, где представился случай познакомиться с Патрицией Полански, русским библиографом библиотеки имени Гамильтона Гавайского университета. Когда она узнала, что я много лет работала под началом Э.В. Шавкунова, она с восхищением произнесла «Вот это да!». Оказывается, Патриция, которая сотрудничает многие годы с библиотеками Дальнего Востока, в один из своих приездов во Владивосток была со своим сотрудником в музее Института истории. По музею их водил Эрнст Владимирович Шавкунов. «Какой он простой! Как интересно он нам рассказывал! Как по-доброму он шутил! Какой он обаятельный человек!» – восклицала Патриция. «Вам здорово повезло, что вы с таким человеком работали!» – добавила она. Я сказала, что согласна с ней.
В библиотеке им. А.М. Горького в 1998 году проводился вечер «Приморская книга – путь через столетие». На нем шла речь о самых главных книгах, написанных о Приморье. Гостей вечера знакомили с авторами, принявшими участие в подготовке этих книг. Одной из таких ожидаемых, в свое время, читателями книг был сборник «Приморский край» (1958 г.), в работе над которым принимал участие 25-летний Э.В. Шавкунов.
Когда его пригласили написать статью «Древний период и средневековье» в этот сборник, он к тому времени после окончания университета в 1955 году приехал во Владивосток и работал в отделе истории Дальневосточного филиала СО АН СССР. Через год он уже младший научный сотрудник и вот, вскоре, участвует в таком солидном издании. «Что Вы чувствовали, когда работали над статьей?» – спросили его на вечере. «Точно не помню. Я тогда был так молод». Затем лукаво улыбнулся и добавил: «Я старался».
Эрнст Владимирович очень увлекающийся человек. С первой, найденной на раскопках монетой, начинается его увлечение нумизматикой, и он напишет потом много статей на эту тему. Появляются друзья геологи, и он увлекается красивыми камнями и собирает коллекцию.
Изучая буддизм, собирает коллекцию изображений Будд и т.д. «Нас, коллекционеров, называют «чокнутые» – смеется он, подчеркивая срастность увлечения коллекционеров. В экспедициях во время дождей из его палатки доносится: «вжик - вжик». Это Шеф напильником из галечек вытачивает зверьков, пытаясь понять чжурчженьских мастеров, изготавливавших свои каменные скульптурки. Потом он, при случае, раздаривал их сотрудникам. Впервые о восточном календаре я узнала от Эрнста Владимировича. Оказалось, что я родилась в Год мыши. Так мне досталась мышка. Она сохранилась у меня до сих пор. Узнав, что я тоже к камешкам не равнодушна, он сказал, что на железнодорожной насыпи недалеко от нашего лагеря встречаются сердолики. В свободное время я стала пропадать на этой насыпи. Насобиралась целая пригоршня. По сей день они со мной. Потом я узнала, что мой камень – сердолик. Все не случайно!
Как-то мы беседовали о том, почему у некоторых людей происходит совершенно непроизвольно считывание невидимой информации? Разобрали несколько и моих случаев, когда я видела во сне находку, а на следующий день ее находили или непроизвольное восклицание: «Принесите сегодня птичку!» оборачивалось тем, что к удивлению всех, в том числе и моему, с раскопа несли нефритовую накладочку в виде павлина с бантом в клюве и т.д. Позже эти рассуждения будут описаны на последней странице книги Э.В. Шавкунова «Тайны древних зеркал».
Мне кажется, что Эрнст Владимирович эту книгу писал от души и для души. Он взял для своего исследования самые информативные из археологического материала предметы – бронзовые зеркала. Отнесся к ним как к одному из исторических источников и использовал их для подтверждения своих гипотез, в частности, о существовании кроме «шелкового пути» еще более северного пути, который он назвал «собольей дорогой». Насколько я помню, Эрнст Владимирович всегда изучал мировоззрение восточных народов, в том числе чжурчженей и его искусство. А зеркала в этом плане давали широкий простор для наблюдений, размышлений и выводов.
Однако основной его книгой, на мой взгляд, является «Культура чжурчжэней-удигэ XII-XIII вв. и проблема происхождения тунгусских народов Дальнего Востока». 200 опубликованных работ, отражающих его многолетнюю археологическую деятельность, послужили основой для написания фундаментального труда. Тем не менее, ее писал не столько археолог, сколько историк-востоковед, вполне оправдывая свое базовое образование. Проанализировав материальную и духовную культуру чжурчжэней, используя кроме археологических, данные письменных источников, лингвистики и этнографии, Э.В. Шавкунов смог выявить и рассмотреть пять этнокультурных этапов, которые прошли тунгусские племена Дальнего Востока в своем развитии, а также три фактора, определяющих своеобразие культуры чжурчжэней и их предшественников. Не буду их перечислять, интересующиеся прочтут это в книге. Она написана хорошим языком и лишена «наукообразности», каким грешат современные ученые. Скажу только, что мне приятно сознавать, что мы с Людмилой Кирилловной Розенберг приняли участие в создании этой книги, выполнив рисунки и таблицы.
Сегодня я могу сказать, что я благодарна судьбе за то, что мне довелось много лет проработать с человеком, обладавшим большим трудолюбием, аналитическим умом, обширными знаниями в разных областях, широтой интересов. Он щедро делился этими богатствами со всеми, кто был открыт для них. Я была открыта. Все, чему я научилась у него, впоследствии мне очень пригодилось. Вспоминаю о нем с благодарностью, гордостью и теплотой.

Лариса ГУСЕВА,
главный сотрудник сектора редкой книги и рукописей ПГПБ им. А.М. Горького

1 комментарий:

  1. Профессор В.И. Высоцкий пишет: Дорогая Анастасия!
    Большое спасибо за материал об Э.В.Шавкунове. Так уж получилось, что меня заинтересовала археология вообще и археология Приморья в особенности. Представить последнюю без Эрнста Владимировича невозможно - и я много раз слушал его великолепные лекции. Позже, когда я работал председателем Общества изучения Амурского края, мне неоднократно приходилось контактировать с Э.В. Обстановка тогда была напряженная, конфликты возникали то и дело, и вот я хочу особо отметить исключительную порядочность Эрнста Владимировича, которая не раз помогала благополучно эти конфликты разрешать. Увы, я не был особо близок с Эрнстом Владимировичем, но я всегда преклонялся перед этим великолепным ученым и прекрасным человеком.
    Искренне Ваш - В.И. Высоцкий

    ОтветитьУдалить