среда, 17 марта 2010 г.

Японская ловушка: где выход?

Николай Иванович Фокин  Альбом: Географы, экономисты



Постановка проблемы

Глобальный экономический кризис породил специфические бестселлеры. Мировой бестселлер 2009 года под номером один – книга самого читаемого экономиста 21 века, лауреата Нобелевской премии по экономике за 2008 год Пола Кругмана с характерным названием "Возвращение экономики депрессии и кризис 2009 года". У самой концептуально значимой, на наш взгляд, третьей главы этой книги также примечательное название - "японская ловушка". Последние данные о состоянии японской экономики накануне 2010 года еще раз убеждают в актуальности выделенной автором проблематики.
Японская ловушка – уникальная ситуация в экономике. Ее содержание – ловушка ликвидности. Ее фундаментальная характеристика - не срабатывание традиционных инструментов экономического оживления: дешевых денег и правительственных расходов. Ее первое проявление – пузыри на финансовых рынках. Ее последующее проявление и формат – рецессия с обострениями. Ее длительность – не имеет аналогий: свыше десяти лет. Ее интеллектуальные последствия – значительная потеря интереса к Японии со стороны многих экономистов, управленцев, бизнесменов, прежде всего, в США.
К последнему обстоятельству – потере интереса к Японии – Кругман возвращается неоднократно. Почему это произошло? Возможная причина – для американцев по-настоящему интересны только успешные экономики. Но это лежащее на поверхности объяснение. Глубинная причина – не готовность экономической науки и бизнеса воспринять то, что произошло и происходит в Японии. Воспринять то, что может быть названо движением по пути "от японского чуда – через японскую ловушку – к неопределенному экономическому будущему". Поэтому Кругман и пишет: "Я продолжаю изумляться, как мало экономистов во всем мире осознают, насколько важна проблема японской ловушки и в практическом плане, и как вызов всем нашим экономическим доктринам".
Между тем проблема японской ловушке не обойдена вниманием в российской экономической и востоковедческой литературе. В этом плане выделим опубликованную в 2007 году работу Е.Л. Леонтьевой с очень точным, на наш взгляд, названием "Дефляционный кризис в Японии". Название удачно передает остроту проблем японской ловушки, придавая им статус кризисных проблем.

Ловушка - не японская

Почему же важна проблема японской ловушки? Потому что ее острота и содержание соотносится с экономическим кризисом. Потому что для многих исследователей японская экономика предстает как модель-ориентир. Потому что, и это на наш взгляд, главное, проблема японской ловушки важна в силу ее универсальности. Ранее данная ей характеристика как уникальной ситуации в японской экономике не является точной.
Что свидетельствует об универсальности японской ловушки?
Во-первых, ее предыстория.
С одной стороны – это предыстория не просто успеха, а неповторимого чуда. Японских темпов экономического роста ни одна страна, даже Советский Союз во времена Сталина, никогда не достигала. Поэтому и есть только одно экономическое чудо - японское, а не советское или южнокорейское, или индийское или какое-то другое. С другой стороны, важен тренд. В начале высокие темпы, потом замирание и проблемы с оживлением. Японию отличает только амплитуда разброса экстремальных точек этого тренда, а по своим изломам он является общим для многих стран, включая и Россию .
Во-вторых, феномен пузыря.
С одной стороны, размеры японского пузыря не могут не впечатлять. В своей максимальной точке в начале 90-х годов японская экономика по капитализации компаний, то есть суммарной цене их акций, стала больше американской. Самый запоминающийся фактоид: квадратная миля земли под Императорским Дворцом в Токио стоила дороже всей территории американского штата Калифорнии. Но причины раздувания пузыря не зависят от его размера, они универсальны для любой страны.
В-третьих, парадоксы новейшей экономической истории.
С одной стороны, Япония - вторая экономика мира, с высокообразованными и внутренне мотивированными к труду работниками, с современными производственными фондами, впечатляющими технологиями, стабильным правительством. Экономика, способная кредитовать многие нации. Экономика, по большому счету ни от кого не зависящая – несмотря на громадные абсолютные размеры экспорта его доля по отношению к ВВП относительно мала - в 2,5 раза ниже, чем в среднем в мире .
С другой стороны, экономика, большую часть времени после начала 90-х, проведшая в просадке и сползании, то есть в состоянии, которое описывается понятием "slump", не сводимому к понятию "crisis". Экономика, с исчезающим положительным сальдо торгового баланса .
Потерю одного десятилетия можно рассматривать как неблагоприятное стечение обстоятельств, внешний рок. Потерю второго, а Япония в этом состоянии уже 16 лет - внешними обстоятельствами не объяснить.
С учетом этих трех обстоятельств и ситуация в экономике Японии, описываемая понятием "ловушка", не является уникальной. Поэтому и сама ловушка предстает не как исключительно японская. Она – не только японская. Но в Японии она достигла своих зрелых форм, потому в исследовательском плане - более продуктивна. Исследовать ее важно и в силу неизбежности вопроса – если в ловушку попала Япония, то почему в нее не попадет Америка или другая страна?

Как выйти из ловушки: анализ японского опыта

Для выхода из ловушки задействован весь конвенциональный набор известных подходов и инструментов экономической политики. Через учетную ставку Банка Японии достигнута понижательная динамика всего спектра процентных ставок. Цель - сделать кредиты доступными и через их доступность стимулировать инвестиционную и потребительскую активность в японской экономике. Через фискальную политику обеспечивается рост правительственных расходов. Цель – поддержать совокупный спрос.
С осени 2008 года реализуется программа антикризисных действий. Есть все основания рассматривать ее и как программу выхода из японской ловушки. Первое основание – временной формат программы. Она включает меры не только краткосрочного, но и среднесрочного и долгосрочного характера . Второе основание – цели программы. Их три. Они фундаментальны. Они не сфокусированы исключительно на кризисе. Снятие общественного беспокойства с акцентом на поддержание уровня жизни и занятости. Ускорение создания "общества устойчивости" через энергосбережение и 50 процентную самообеспеченность продовольствием. Содействие адаптации к новой структуре издержек и усиление потенциала роста через поддержку малых и средних предприятий и местных органов власти.
Отметим и такую уникальную особенность японской антикризисной программы как акцент на поддержке повседневной жизни людей и занятости. Он контрастирует с общепринятым пониманием антикризисных мер, таких как проекты общественных работ. Оно выражается в поддержке внутреннего спроса не только через банки, а напрямую через людей. Знаковым и психологически важным символом такой поддержки стали ежегодные субсидии по 120 долларов на взрослого, 200 - на ребенка и престарелого. Сюда можно отнести и упрощение процедура страхования для временных работников, снижение налоговых ставок для физических лиц, повышение необлагаемых налогом расходов на приобретение жилья составят до 60 тысяч долларов – исторически максимальной суммы налоговых вычетов.
Как оценить эффективность разработанной программы
Ее антикризисная составляющая реализована достаточно успешно. Но "антирецессионная" составляющая положительного эффекта не дала. Об этом свидетельствуют показатели экономического развития за 2009 год. С другой стороны, возможно, о положительных эффектах говорить преждевременно – значительная часть программы, как мы уже отметили – это меры среднесрочного и долгосрочного периода.
В тоже время можно с достаточно высокой степенью аргументированности заключить, что сильно выраженное предпочтение ликвидности как состояние "медвежести" резко ограничило стимулирующий эффект низкой цены денег. Низкие процентные ставки, оказались не способны оживить японскую экономику. К тому же их стимулирующий эффект выбран практически полностью: процентная ставка Банка Японии в ноябре 2009 года уже приблизилась к нулевой отметке – 0,1 процента. И, как отмечают эксперты, Банк испытывает давление на понижение процентной ставки до нуля.
Можно заключить, что не сработала и фискальная составляющая программы санации, несмотря на ее впечатляющие размеры. В целом за 90-е годы было запущено 10 программ бюджетного стимулирования. Единственный результат к которому они привели –нарастающий дефицит бюджета – в 2001 году он приблизился к 10 процентам от ВВП, а государственный долг – к 100 процентам, что отражалась на рейтинге страны. Поэтому и в принятой в 2008 году последней программе антикризисного менеджмента заявлено осторожное отношение к возможностям инфраструктурных проектов.
Итоговый вывод – Японии все еще остается в состоянии перманентной рецессии и выход из ловушки пока не найден. Японская ловушка предстает как рецессия, которая не корректируется рыночным механизмом. Выход из нее требует государственного вмешательства. В связи с этим возникает вопрос, на что оно должно быть направлено, то есть в чем причины ловушки, и почему оно до сих пор не было предпринято, то есть кто виноват.

В чем причины ловушки или кто виноват?

Палитра мнений в отношении причин японской ловушки широка. Здесь и отрицание рецессии как таковой . И попытки объяснить ее высоким уровнем личных доходов . И аргументированное объяснение рецессии замедлением капиталовложений, и падением "жизненной силы" делового сообщества.
Заслуживает внимания и объяснение Кругмана. Причины японской ловушки – в охватившей весь мир в конце 80-х глобальной эпидемии риска недобросовестного поведения. Ее спровоцировала финансовая либерализация. И если США в этих условиях показали "классический пример неосмотрительной, близорукой, подчас коррупционной политики", то Япония – пример вообще гротескный и не приемлемый .
Но Кругман в своих рассуждениях идет дальше. Поиск причин ловушки не может быть ограничен поиском возможных просчетов, ошибок в выбранной стратегии экономического роста и конкретных действиях правительства. Таких просчетов, ошибок, особенно запоздалых действий – можно привести немало. Но даже если бы всего этого "субъективного негатива" и не было – японская экономика все равно могла бы оказаться в ловушке. Свой вывод он подкрепляет "кооперативно-ясельной" моделью кризиса. Ее усложненный вариант станет инструментом анализа японкой ловушки.
В реально существующей организации кооперативного типа - ассоциации молодых пар с детьми "Капитолийский Холм"- родители сами занимаются с детьми. За каждый час занятий получают купон. Он дает право отвести их ребенка на час другим родителям. Жесткой очередности, своего рода плана графика "сидения" - нет. Все решается оперативно, в рабочем порядке, в зависимости от ситуации. Если у пары выпадает несколько свободных вечеров, то они сидят с детьми и накапливают запасы купонов. Количество купонов ограничено. Ограничитель естественный – число детей. Поэтому накопление запасов купонов у одних пар – это уменьшение запасов у других пар.
Неизбежно появляются пары, считающие необходимым накопить достаточное количество "запасных" купонов. Для разного рода непредвиденных ситуаций в жизни. Эти пары стремятся сидеть с другими детьми, чтобы накопить их. Они делают все возможное, чтобы без весомой причины не расходовать купоны. Они приберегают их для особого случая. Возможности сидеть с детьми постепенно сужаются, работа кооператива блокируется и в конечном итоге останавливается. А кооператив – это простейшая модель экономики.
Почему случился кризис? Не потому что члены кооператива делали плохо свою работу. Не потому что не восприняли новые технологии общения с детьми. Не потому что возникли семейственность или коррупция. Не потому что кооператив не производил услуги.
Кризис случился, потому что отсутствовал эффективный спрос. Члены кооператива не расходовали наличные купоны, а наоборот, стремились накопить их. Спрос – это расходы, а расходы на время сидения с их детьми были малы, потому что пары стремились аккумулировать наличность – купоны.
Вывод – в реальном мире кризисы и вызванные им ловушки имеют малое отношение или вообще никакого отношения к состоянию фундаментальных параметров, к прочности или слабости экономики . Если предельно коротко, как заключает Кругман – "bad things can happen to good economies" - плохое может происходить и с хорошими экономиками. Отсюда и вывод, что в попадании Японии в ловушку, в затянувшемся поиске выхода из нее никто не виноват.
Все это очень далеко от сложившегося стереотипа в объяснении причин кризиса, от многозначительных кивков в сторону международной финансовой архитектуры, монополии доллара и ипотечного кризиса в США.

Что делать?

В зависимости от понимания причин японской ловушки предлагаются разные рецепты выхода из нее. В порядке вышеприведенных рассуждений:
- если ловушка как рецессия сопровождается повышением уровня жизни – то это "рецессия роста" и выход из нее не является настоятельной необходимостью.
- если в основе проблем высокие личные доходы японцев, то "видимо, следует приостановить неоправданный рост зарплаты".
- если рецессия вызвана замедлением капиталовложений, то все усилия должны быть сфокусированы в этой точке.
- если попадание в ловушку – результат падения "жизненной силы" бизнес сообщества, то и нужно подпитывать эти силы как ожидания роста предпринимательской активности.
Что следует из модели ловушки, предложенной Кругманом?
Ответ подсказывает реальная жизнь – найденный выход из кризисной ситуации в действующем ясельном кооперативе. Его правление, состоящее в основном из юристов, увидело в кризисе не техническую проблему, а "структурную". А подобного рода проблемы требуют и соответствующих принципиальных решений. И такие решения были предложены. Их суть – обязать каждую супружескую пару минимум два раза в месяц приводить своих детей и тратить купоны.
Но, в конце концов, мнение экономистов возобладало. Были напечатаны дополнительные купоны. Результат превзошел все ожидания. Пары с большим запасом купонов стремились их потратить. Поскольку детей стали приводить больше и чаще, то и кооперативный ВВП увеличился.
Почему стал возможный счастливый финал? Рефрен тот же. Не потому что были проведены фундаментальные реформы. Не потому что изменилось отношение к занятиям с детьми. Не потому что появились новые технологии. Выйти из кризиса удалось потому, что порядок с купонами, то есть монетарный порядок, был исправлен.
Следует ли отсюда вывод, что из ловушки можно выйти простым печатанием денег? И да, и нет. Да потому что в увеличении денежного предложения – суть выхода. Нет, потому что увеличение денежного предложения обеспечивается не простым печатанием денег, а сложным процессом повышения способности банковской системы кредитовать бизнес и население.
В рассматриваемом кооперативе так и поступили. Его члены получили возможность занимать дополнительные купоны под проценты – за один купон необходимо было отдать больше. В таком случае исчезала необходимость держать большие резервы купонов – их можно было в любой момент занять.
Но спрос на купоны и их предложение не были стабильными. Он зависели даже от времени года. Например, зимой меньше возможностей для отдыха, предложение позаниматься с детьми других пар – растет. Большинство членов кооператива соглашаются сидеть с другими детьми за все меньшую плату (процент). Но даже если процент будет нулевым, все равно много пар будут предлагать свои услуги, для того чтобы заработать купоны на лето. Накопленные резервные купоны не будут активно тратиться в ожидании лета, что еще более сузит возможности сидеть с другими детьми. Кооператив сползает в рецессию, оказывается в ловушке даже при нулевой ставке процента. Как предотвратить сползание, как не попасть в ловушку? Ответ только один – обесценить полученные зимой купоны. Как называется обесценение?
Поэтому ответ, который дает Кругман на знаковый вопрос "Что делать Японии?" - и восхищает, и разочаровывает. Как восхищает и разочаровывает любой простой ответ: все гениальное - просто, но все что просто – мы и сами знали, только не думали, что это и есть ответ.
Ответ – как путь выхода из японской ловушки – в ожидаемой инфляции. Нужно сформировать условия для того, чтобы ожидалась инфляция, чтобы росли цены. Только инфляция заставит тратить, только она отвратит от стремления сберегать и накапливать. Каким образом ее повысить – вопрос за рамками нашего исследования .
Сторонникам этой точки зрения приходится противостоять широко распространенному мнению, скорее даже вере, что ценовая стабильность всегда предпочтительна и желанна. Но важность ценовой стабильности не базируется на стандартных экономических моделях. Наоборот, учебник экономической теории применительно к японской ситуации, прямо укажет на инфляцию как на естественное решение проблемы ловушки. "Традиционная экономическая теория и традиционная экономическая мудрость – это не всегда одно и тоже" - заключает Кругман.
Отсюда и вывод - из японской ловушки можно с удивительной легкостью выйти. На наш взгляд, этот вывод следует переформулировать: проведенный анализ разных взглядов на феномен японской ловушки свидетельствует - экономические явления не так просты, как кажется. Они гораздо проще, в чем и заключается неимоверная сложность для их понимания.

Комментариев нет:

Отправить комментарий