суббота, 30 мая 2009 г.

Во имя союза науки и бизнеса

      В рамках реализации недавно принятой Федеральной целевой программы «Повышение эффективности использования и развитие ресурсного потенциала рыбохозяйственного комплекса в 2009–2013 гг.» Дальний Восток получит более 19 млрд. рублей. Это почти треть – 31% – от общего финансирования мероприятий ФЦП. При этом из федерального бюджета будет выделено свыше 11 млрд. рублей, а остальное составят средства частных инвесторов. Предполагается, что основными направлениями инвестиций станут строительство рыбопромысловых судов, береговая переработка, развитие аквакультуры.
      Цифры говорят сами за себя. Однако Россия не относится к числу мировых лидеров в этой области. Даже в лучшие годы доля СССР в мировом рыболовстве составляла около 10%, а объем искусственно выращенной продукции – 3%. Теперь эти показатели составляют, соответственно, 2% и 0,2%.

      На Дальнем Востоке России сосредоточен огромный потенциал развития марикультуры. По подсчетам, площади под выращивание гидробионтов могут занимать 2 млн. кв. км. Общий возможный объем продукции марикультуры в прибрежных водах Японского и юга Охотского морей оценивается в 3,5 млн. тонн продукции в год. Кроме продукции, реализация такого проекта закрепит население вдоль границ, создаст десятки тысяч новых рабочих мест, возродит и укрепит умирающие нынче прибрежные поселения. К сожалению, реальность такова, что, например, в Приморском крае насчитывается всего три десятка хозяйств, занимающих площадь 6 тысяч га. Большинство из них существуют только на бумаге, а работают – лишь единицы.
      Наибольшее развитие аквакультура получила в Китае и в странах Юго-Восточной Азии, обеспечивая свыше 90% от общего мирового объема производства, или 50 миллионов тонн ежегодно. Поэтому понятен интерес наших специалистов-гидробиологов к успехам их китайских коллег.
      Напомню, год назад из городов Циндао (Институт морского приборостроения) и Янтай (Институт морских рыбохозяйственных исследований), провинции Шэньдун к нам приезжала делегация китайских ученых. За два года до этого, в Китае, были подписаны проколы намерений, а во время визита китайской делегации во Владивосток были подписаны документы о сотрудничестве в интересах развития марикультуры.
В 2007 году в Янтае совместными усилиями Академии наук Китая и Академии наук провинции Шэньдун был создан Институт устойчивого развития прибрежной зоны.
      В ноябре 2007 года состоялось открытие совместной китайско-российской лаборатории морских исследований в Институте морских рыбохозяйственных исследований города Янтай провинции Шэньдун. Делегация ДВО РАН присутствовала на этом мероприятии, а Сергей Иванович Масленников, старший научный сотрудник лаборатории экологии шельфовых сообществ Института биологии моря ДВО РАН имени А.В. Жирмунского, кандидат биологических наук, по поручению руководства института поздравил китайских коллег с этим событием.




      Эти события газета осветила в материале «Аквакультура: право на жизнь, или Как достичь счастья» («ДВ ученый» №3 от 20 февраля 2008 года). За прошедшее время сотрудничество с китайской стороной продолжало укрепляться, а самыми свежими новостями с нами поделился С.И. Масленников, недавно вернувшийся из поездки в провинции Шэньдун и Чжэцзян.
      В провинции Шэньдун наибольшие успехи были достигнуты во взаимодействии с Институтом устойчивого развития прибрежной зоны города Янтай, совместно с крупной многоотраслевой компанией «Восточный океан». Общими усилиями создан совместный китайско-российский центр по развитию морской биотехнологии. Его цель – культивирование, воспроизводство и глубокая переработка продукции марикультуры. На это же нацелены многие проекты институтов Дальневосточного отделения РАН. Можно сказать, мы двигаемся в одном направлении.
      Ранее был подписан протокол о научном сотрудничестве Института устойчивого развития прибрежной зоны с Институтом биологии моря. Договор по созданию совместного китайско-российского центра был также подписан с ИБМ. Получился международный союз науки, технологии и бизнеса. С российской стороны – Институт биологии моря, с китайской – Институт устойчивого развития прибрежной зоны и компания «Восточный океан» и общий – международный центр по развитию морской биотехнологии. Есть еще один скрытый участник – государство. Как закон тяготения – невидимый, но необходимый участник естественного протекания множества процессов, так и государственная политика делает возможным то, что в ее отсутствии может реализоваться только как исключение: союз науки и бизнеса.




      – Сергей Иванович, расскажите подробнее, чем занимается компания «Восточный океан» и почему она заинтересована в сотрудничестве с наукой?


      – Это крупная многоотраслевая компания. В ее составе есть заводы по производству посадочного материала для хозяйств марикультуры, на этих же заводах выращивается рыба. Компания владеет гостиницами, на ее предприятиях современные сертифицированные линии по переработке гидробионтов, у компании собственные таможенные склады, даже есть компании, занимающиеся логистикой. Все виды деятельности и вся продукция сертифицированы. «Восточный океан», как многие крупные китайские компании, доставляет свою продукцию практически во все регионы мира: в Россию, страны ЕЭС, США, Австралию, Южную Африку, Корею и Японию. Компания заинтересована в связях с наукой, поскольку помощь ученых позволяет снижать риски и увеличивать объем производимой продукции. Кроме того, государственная политика в Китае способствует укреплению связей науки с производством.
      В Институте устойчивого развития прибрежной зоны я был во второй раз, а всего в Янтае – в пятый раз, тем не менее, увидел много нового с момента последнего визита. Ну а члены делегации приморских деловых кругов, в составе которой я совершал поездку, впервые побывавшие в подобном центре, были просто поражены масштабом увиденного.
На открытие совместного китайско-российского центра по развитию морской биотехнологии были приглашены представители муниципалитетов, власти города Янтай и округа. Это событие было подробно освещено в СМИ: по всекитайскому телевидению, в местной и центральной прессе.



      Мне был выдан сертификат, в котором я значусь как специалист этого центра от российской стороны.

      – Почему сотрудничество с российской стороной интересно китайцам?

      – Сегодня в Китае прирост объема продукции марикультуры очень небольшой. Если раньше ежегодно «прирастало» 10-20-30%, то теперь – проценты или доли процента. Практически все пригодные для расширения производства акватории заняты. Расширяться далее внутри страны некуда. Ресурса для экстенсивного развития просто нет. Поэтому вполне естественно, что китайцы смотрят на наши воды, и готовятся к сотрудничеству. У нас не просто свободная акватория. У нас от Бога идеальные условия для выращивания гидробионтов – чистая и прохладная вода, а они вынуждены чистить воду и охлаждать ее.
В отличие от так называемых «инвесторов», а точнее перекупщиков, которые как пена пронеслись на первой волне предпринимателей из Китая, компания «Восточный океан» – это реальные производители, которые могут быть и настоящими инвесторами. Однако инвестиции пойдут лишь тогда, когда они будут надежно защищены. На пути развития аквакультуры в нашем Отечестве немало преград, но в первую очередь – проблемы правового характера и отсутствие развитой инфраструктуры. Несмотря на то, что проект федерального закона «Об аквакультуре» был внесен на рассмотрение Госдумы РФ два года назад, на сегодняшний день не назначена даже дата его обсуждения в первом чтении. Китайцы знают о наших бюрократических препонах и, чтобы дело не стояло, предлагают начинать с доступного – научно-технологического сотрудничества. И первые успехи не заставили себя долго ждать: создан и уже функционирует центр по развитию морской биотехнологии. Выполнена первая совместная работа, мы обсуждаем дальнейшие проекты.

      – А что такого значимого произошло в провинции Чжэцзян?

      – Эта провинция расположена на юго-восточном побережье Китая к югу от дельты Янцзы, протяженность морской береговой линии – 6486 км, это самый высокий показатель среди провинций Китая. В границах провинции находится 3061 остров площадью более 500 кв. м каждый, у нее наибольшее число островов по сравнению с остальными административно-территориальными единицами Китая. Недавно состоялось празднование 50-летия образования крупнейшего университета провинции Чжэцзян, занимающегося подготовкой специалистов и научно-исследовательской деятельностью по изучению океана. Я находился в составе российской делегации, которая была приглашена на празднество.



Специалисты морских научно-исследовательских институтов этой провинции очень заинтересованы в сотрудничестве с аналогичными организациями в России, в частности, с ИБМ. В прошлом году Институт биологии моря подписал меморандум о взаимодействии с университетом. А в этом году аналогичный меморандум китайские коллеги подписали с Дальневосточным рыбохозяйственным университетом – Дальрыбвтузом.
      В честь юбилея университета был проведен международный симпозиум по марикультуре. Кроме хозяев в работе симпозиума приняли участие ученые, предприниматели из России, Италии, Южной Кореи, Японии и других стран. Из Владивостока был проректор по научной работе «Дальрыввтуза» Эдуард Николаевич Ким. Небольшая делегация прилетела из Санкт-Петербурга.

      – Вы выступали на симпозиуме?

      – Да, я прочитал доклад на английском языке.

      – Для ученых английский привычен, а как происходило общение с остальными?

      – Провинция Шэньдун, самая южная из северных провинций, – обычная китайская провинция, а вот Чжэцзян – более «продвинутая», она расположена рядом с Шанхаем, в «Голове китайского дракона». Шанхай уже давно считается в Китае воротами в «Западный мир». Многие его жители говорят на английском языке, особенно хорошо и практически поголовно – студенческая и научная молодежь. В провинции Чжэцзян говорят на английском и считают, что этот язык не так уж сложен для изучения специалистами других стран. Но они также готовы учить русский язык. В первую очередь, это относится к преподавателям и специалистам. Не так давно перед Дальрыбвтузом был поставлен вопрос подготовки специалистов русского языка. Вуз уже работает с тремя китайскими университетами, подготавливая специалистов, в том числе, русского языка для китайцев. Они понимают, что во время совместной работы желательно говорить на одном языке без переводчика. Хотя, конечно, без переводчиков пока не обойтись.



      Чтобы работать в Китае, достаточно знать английский язык. В новом, современном Янтайском Институте устойчивого развития прибрежной зоны половина штата сотрудников свободно говорит на английском. И никаких проблем с коммуникациями не существует.

      – Сергей Иванович, расскажите подробнее о впечатлениях от поездки в малоизвестную большинству наших читателей провинцию Чжэцзян.

      – Чжэцзян – островная провинция, древнее ее название – «провинция трех тысяч островов». Университет находится на самом большом острове – Зоушань, название которого означает «Корабль-гора» или «Гора в море».



На этом острове живет около миллиона человек. От аэропорта Нингбо, расположенного на материке, по скоростной шестиполосной дороге мы за двадцать минут домчались до паромной переправы. Далее 45 мин по морю и мы на острове. На острове есть два великолепных морских моста. Один мост соединяет остров через пролив (кстати, в два раза шире пролива Босфор Восточный, в широкой его части) с аэропортом на другом острове.


     
 Мост построили по плану, не дожидаясь проведения какого-нибудь форума. Второй мост поменьше, шириной, примерно, как через бухту Золотой Рог (когда он будет построен). Этот мост соединяет Зоушань с островом, где располагается кораблестроительный завод. Острова соединены между собой мостами, а с материком – паромной переправой. Паромы приблизительно такие же, как у нас, во Владивостоке. Они отходят «челноком» раз в каждые полчаса от плавучих пирсов, отлитых из железобетона. В планах – три большие островные территории должны быть соединены мостом с материком.
      За прошедший год, прежде всего, бросаются в глаза успехи в строительстве, построена сеть современных пятизвездочных отелей. В общем, есть то, о чем мы мечтаем, с той лишь разницей, что они не готовятся к каким-то важным событиям, а просто живут.



      – Сеть отелей, вероятно, для привлечения туристов?

      – Да, Китай зарабатывает большие деньги на туризме. Интересно как они это делают. Например, на острове Зоушань несколько раз проводился международный фестиваль песчаных фигур. На фестиваль съезжаются лучшие специалисты со всего мира и, кстати, из России.



Средствами массовой информации многих стран освещается это событие. Вот как нужно привлекать туриста, а не дикостью природы в сочетании с дикостью сервиса. Вокруг пляжа, на котором создаются и, кстати, долгое время радуют глаз туриста великолепные скульптуры, построены отели, разбиты парки. И никто не говорит, что бизнес должен был заработать деньги, а потом все построить. Инфраструктура была создана за счет государства, его бюджетных средств. Это нормальная государственная политика. Сам себя за волосы никто не вытягивает. Такие государственные вложения не окупаются в течение двух-трех лет, это не золотые прииски. Самое главное – территория получает мощный импульс развития, а инвесторы – условия для разворачивания прибыльного бизнеса.



      – А что из китайского опыта применимо в наших условиях?

      – Задачи совместного китайско-российского центра по развитию морской биотехнологии полностью совпадают с задачами нашего морского биотехнопарка. Эта наша мечта уже реализована там, в китайской провинции, да еще с международным участием. Поскольку равняться надо на лидеров отрасли по переработке и производству морского сырья, нет смысла тратить время и деньги, нужно использовать именно их опыт. Тем более что китайцы сами идут навстречу: проводят конференции, симпозиумы, знакомят с разработанными ими технологиями, создают совместные программы, финансируют объединенные лаборатории. Кстати, в свое время Россия делилась с Китаем космическими и военными технологиями.

      – Нам самим тоже нужно активнее работать.

      – Конечно. На днях прошло учредительное собрание по образованию Дальневосточной ассоциации аквакультуры. Эта организация займется лоббированием интересов предприятий, работающих в этой области, поддержкой перспективных проектов, укреплением связей промышленников с научными учреждениями, разработчиками перспективных технологий, укреплением международного сотрудничества. Все понимают, что проблемы в отрасли громадные и, несмотря на то, что они озвучены, их решение не сдвигается с мертвой точки. Даже публичные выступления двух президентов: бывшего – В.В. Путина и нынешнего – Д.А. Медведева с призывом навести порядок в отрасли, пока не помогают.
      Начинать нужно с принятия закона об аквакультуре. Если не удается в течение двух лет «продавить» закон в Государственной Думе, значит нужно решать вопрос на уровне субъекта федерации. Почему-то, например, в Кемеровской области, в Краснодарском крае такие законы приняты законодательными собраниями. Чем хуже Приморье?
      
Дальний Восток России располагает богатейшими и уникальными морскими и наземными сырьевыми ресурсами для создания в этом регионе биотехнопарков. Применение современных наукоемких технологий приведет к более рациональному использованию природных богатств Дальнего Востока России. Научный потенциал Приморья позволяет осуществить этот проект, но не в его силах создание мощной индустрии производства биологического сырья и его глубокой переработки Выход из создавшегося положения – всесторонняя государственная поддержка хозяйств марикультуры и создание благоприятных условий для привлечения частных инвестиций. В этом случае марикультура обеспечит не только продовольственную безопасность страны, но и будет способствовать возрождению экономического потенциала прибрежных территорий Дальнего Востока России.

1 комментарий: