вторник, 26 апреля 2016 г.

Владимир РАКОВ: «Наши бухты и заливы — это отстойники»


Что мешает Приморью преодолеть «мусорный кризис», рассказал Владимир Александрович РАКОВ, доктор биологических наук, главный научный сотрудник Тихоокеанского океанологического института им. В.И. Ильичёва ДВО РАН.

— Владимир Александрович, насколько серьёзно стоит во Владивостоке проблема загрязнения окружающей среды?
— Очень серьёзно по сравнению с большинством других городов, во многом потому, что чистая вода поступает в город со Шкотовского района, где находится водохранилище, а сбрасывается в Амурский залив, в Золотой Рог, которые являются федеральной собственностью, за которые ни муниципалитет, ни край не несут ответственности. По этой причине наши бухты и заливы служат отстойниками, куда всё уходит в неочищенном виде. Пойдите на любую речку, и вы увидите помойку, где бежит канализация. В Москве, например, такого нет.
— Значит, одна из главных проблем — разграничение зон ответственности?
— Совершенно верно. Море — федеральная собственность, и поэтому каждую выброшенную туда бутылку подбирать должна Москва. Свалки на берегу или мусор, выброшенный на лёд в зимний период, официально не подведомственны городу. Та же история с лесным фондом. А если это частный сектор, его жители вынуждены скидываться, чтобы вывезти горы мусора, которые они собирают во время субботника. Возьмем Русский остров — когда там строился студенческий городок, мусор свозили к мысу Тобизина и сваливали чуть ли не в море, в овраги, где до сих пор существует незарегистрированная свалка. Подобных островных свалок очень много, и в лучшем случае туда иногда приезжает бульдозер, чтобы присыпать сверху землей всё это безобразие, как говорится, «с глаз долой — из сердца вон». Так ведь гораздо проще, чем по мосту везти на городской полигон ТБО — единственный во Владивостоке.

— Кстати, как обстоят дела с нашумевшими очистными сооружениями?
— Университет производит немало вредных выбросов. Очистные со­оружения получили отрицательное заключение экологической экспертизы, и в бухту Новик по-прежнему сбрасывают «условно очищенную» или грязную воду.
— Много ли несанкционированных свалок на материке?
— Полно. В лесу, вдоль дорог, в любом овраге. Каждый, кто пользуется электричкой, может оценить горы мусора вдоль железнодорожных путей, особенно за Второй Речкой. Если в самом городе, на центральных улицах как-то убирают, наводят лоск, то стоит удалиться в сторону старых бараков, частного сектора, и вы увидите масштабы проблемы.
Я сам часто, проезжая в электричке, наблюдал свалки, протянувшиеся от Моргородка до самой Первой Речки, — самосвалы регулярно пополняют их, возможно, по ночам. Это тяжёлая ситуация, которую не изменить разовыми акциями. А для того чтобы собрать и вывезти всё накопившееся, наверное, нужно будет построить ещё один полигон бытовых отходов во Владивостоке, потому что тот, что работает сегодня, явно не справляется, да и кто будет платить деньги, чтобы сдать туда «ничейный» мусор.
— Штрафная система в данном случае абсолютно бесполезна?
— Штрафы мизерные и совсем не бьют нарушителей по карману. Юрлицам зачастую проще заплатить штраф, чем убраться. Так же обстоит дело и с жидкими отходами. Приведу примером недавнюю ситуацию на Угловой, куда в прошлом году мы ездили на нефтебазу и с помощью прокуратуры проникали на её территорию, так как иначе нас туда просто не пускают. Показывали результаты химического анализа воды, доказывали, что «именно нефтепродукты, вылитые в речку с вашей нефтебазы, стали причиной загрязнения, а выше вас вода чистая». То есть надо ещё доказать, кто виноват. Обычно предприятия платят незначительную сумму и до следующего штрафа продолжают мусорить.
— А как обстоит дело с особо вредными производствами? Они загрязняют окружающую среду безнаказанно?
— Дело в том, что у многих предприятий этот вред запланирован. Допустим, строится завод в Находке — у него в плане тысячи тонн выбросов загрязняющих веществ в атмосферу, столько-то тысяч тонн грязной воды, мусора в год. За ущерб, нанесенный окружающей среде, платится компенсация, если это описано в проекте. Заплатить всегда легче. В краевом управлении Росприроднадзора нередко можно увидеть очередь из сотрудников проштрафившихся предприятий.
— А выбросы с многочисленных киосков c шаурмой являются проблемой?
— Я живу в районе Третьей Рабочей. Там есть киоски, где жарят пирожки и т. п. Все они приспособились: отходы своей деятельности, которых накапливается не так много, — допустим, ведро-два в день, — сливать по ночам в обычную ливневую канализацию, куда должна попадать только чистая дождевая вода. И такое у нас творится сплошь и рядом, везде. Поймать нарушителя за руку очень сложно, да и кто будет этим заниматься?! Так что я не возлагаю больших надежд на скорое разрешение ситуации, которая длится уже не одно десятилетие.

КОММЕНТАРИЙ 

Татьяна Сергеевна ВШИВКОВА, член Общественного экспертного совета по экологической безопасности, сохранению окружающей среды и воспроизводству биологических ресурсов в Приморском крае: «Посмотрите на наши речки — мусор везде, и никому до него нет дела. В полицию, сколько ни пишем, — никто не реагирует. А бездействие Росприроднадзора просто вызывает возмущение, ведь эта структура оставляет без внимания все обращения, все предоставленные ей материалы. Нам говорят, что маленькие речки вообще не внесены в водный реестр, а значит, никому до них нет дела.
Помимо несанкционированных свалок есть немало других проблем. Владивосток — и так город экологически неблагополучный, но зелёные насаждения продолжают беспрепятственно вырубаться. В градостроительном плане леса вообще не обозначены, а порубочные талоны на деревья выдаются регулярно. Я считаю, что те, кто получает деньги за чистый город, должны действительно работать — ездить с утра до вечера вместе с полицией, реагировать на каждое обращение, чтобы ни одно письмо не оставалось без ответа. Сегодня, увы, проблемы окружающей среды оставлены без внимания».
Источник здесь

Комментариев нет:

Отправить комментарий