вторник, 28 апреля 2015 г.

9 Мая - День Победы. И память добрая осталась...


Посещая кладбище, обходя памятники, видишь две даты – рождения и смерти человека. Маленькая чёрточка между ними вмещает в себя короткую или длинную жизнь, помнить о которой должны потомки. В 70-летие Праздника Победы хочется вспомнить о родных – участниках Великой Отечественной войны…

Иван Васильевич ОЛЬХОВ, Сталинград, 1942 год
О моём дяде по материнской линии – Иване Васильевиче Ольхове, родившемся в 1922 году в хуторе Ямки, Нижнесеребрянского сельсовета Ровинского района Воронежской области. В 30-х годах из-за голодомора семья моего деда Василия Яковлевича перебралась в Ворошиловский район Уссурийской области, добралась до г. Ворошиловграда (ныне г. Уссурийск) и осела в с. Новогеоргиевка Молотовского сельсовета (ныне Октябрьского) Приморского края. Иван работал мотористом, его призвали 4 августа 1941 года в части ТОФ, отправив на фронт со ст. Вторая Речка г. Владивостока. Последнее письмо пришло в ноябре 1942 года. Он погиб под Сталинградом, где происходили ожесточённые бои с сентября 1942 по январь 1943 года. Розыск могилы не дал результатов, памятником ему и более чем 35 тысяч человек стал ансамбль «Героям Сталинградской битвы» на Мамаевом Кургане. В 80-х мы с Е.В. Канюковой привезли туда приморскую землю и возложили цветы нашему Ивану. Он прожил короткую жизнь – 20 лет, защищая вечный огонь жизни, спасая наше будущее…

Борис Ермолаевич ЕГОРОВ, 1947 год
Длинную жизнь прожил мой отец, начинавший военную службу на Дальнем Востоке флотским связистом и закончивший её военным строителем…

Борис Ермолаевич Егоров родился 3 августа 1927 года в селе Едрово Валдайского района, Новгородской области РСФСР.

Боря с мамой Антониной Николаевной, 1933 год
Его отец, Ермолай Фёдорович перед войной работал инженером на кораблестроительном заводе в г. Ленинграде. В 1943 году, когда немецкие войска стали приближаться к г. Ленинграду и с западных районов начали вывозить женщин и детей, 17-летнего Бориса с матерью Антониной Николаевной из Луги, где они проживали, отправили на Урал, в г. Свердловск. Ермолай Фёдорович остался работать на заводе, где требовалось строить и ремонтировать корабли, катера и баржи. После войны он пропал без вести.

Борис работал токарем в РУЗ № 18 с июля 1943 года по декабрь 1944 года. Вывезенные в г. Свердловск подростки точили на токарных станках болванки для орудийных снарядов и мин, в которых очень нуждался фронт. Впервые взявшись за работу, требующую большой точности, используя лекала для сверки профилей, стоя у станков на ящиках (так как рост был мал), дети стремились работать быстро, без брака. Любой брак приводил в ужас – ребята понимали, что от качества их работы зависела боеспособность нашей армии. Им с мамой выделили крохотную комнатку недалеко от завода, но потом подростков собрали в общежитии и установили жёсткий порядок, чтобы они могли трудиться в три смены – снарядов фронту требовалось всё больше.

Свердловск постепенно заполнялся заводами, производившими различную, необходимую для армии технику и запчасти к ней. Месяцами подростков не отпускали в увольнительную, кормили неплохо, но скудно, по военным нормам.

Мама, не получившая хорошего образования, участвовала в подсобных  работах, работала чернорабочей механического цеха. В чём ей только не приходилось помогать! Тысячи женщин, бывших домохозяек или пенсионного возраста, брали на себя самую неквалифицированную, «чёрную» работу. Благодаря им дело спорилось, не было простоев. Мать Бориса, мою бабушку Антонину Николаевну 28 января 1946 года наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», а 5 сентября 1985 года наградили юбилейной медалью «Сорок лет победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Борис Ермолаевич рассказывал, что осенью 1943 года, вместе с двумя приятелями, они решили сбежать с завода и добираться на фронт, помогать бить фрицев. Им казалось, что они там нужнее. Естественно, что за шустрой молодёжью внимательно следили военные, была строжайшая дисциплина, ответственность за поступки. Беглецов начинали разыскивать с первых часов, проверяя все известные каналы. Дважды в 1944 году ребята смогли добраться до р. Волги, но были возвращены на завод. Спасал юный возраст, хотя отец добавил себе в документах годок, сказав, что он с 1926 года. Свидетельство о рождении было потеряно, получить копию стало невозможным. В подобных случаях военком собирал медицинскую комиссию, и она решала, сколько человеку лет по его физическому развитию. Борису с трудом поставили 16 лет – он был невысок ростом, нескладным подростком с большими руками.

Через много лет, когда подошёл пенсионный возраст 60 лет, отец решил восстановить потерянный год, потратив много лет на поиски достоверных документов. Он всегда старался быть честным и верным данному слову. Помню, как в 1959 году в строящемся пгт Тихоокеанский я нашёл в луже часы марки «Спортивные» – пылевлагонепроницаемые, предшественника часов «Командирские». Отец полгода вешал на столбах объявления о находке, но никто за часами не обратился. Так они и прослужили мне до 1979 года, когда их сменили позолоченные часы, подаренные мне сотрудниками лаборатории энтомологии на защите кандидатской диссертации в Зоологическом институте в г. Ленинграде. В 1962 году, среди опавшей листвы, я нашёл целое состояние – 25 рублей. После того, как на множество объявлений никто не отозвался, отец в декабре купил мне на них первые в моей жизни беговые лыжи.

Юность брала своё: много занимаясь спортом, особенно бегом, прыжками и поднятием тяжестей, увлекаясь футболом, Борис стал крепким и красивым юношей. Кроме токарного дела, обучился наладке различных станков, научился слесарному делу и работе с электричеством. В те годы молодёжь увлекалась радиоделом, которое очень нравилось Борису Ермолаевичу, и он хорошо разбирался в нём (в конце 50-х, когда появились первые телевизоры, он сам ремонтировал их, до появления цифровых моделей).

В декабре 1944-го Борис уговорил военкома отправить его на Дальний Восток – война уже заканчивалась, а он всё ещё работал в тылу. Его направили на Тихоокеанский флот, где во Владивостоке зачислили юнгой во флотский экипаж, чтобы «вошёл в службу». У него было неоконченное среднее образование, но умение самостоятельно мыслить и решать поставленные задачи, «схватывание» на лету, скромность, честность и дисциплина были отмечены начальством. За задатки художника, красивый почерк, умение кратко и связно говорить и писать его привлекали к оформлению ленинских комнат, кубриков и, в конечном итоге, забрали писарем-делопроизводителем в канцелярию штаба.

С 9 августа по 3 сентября 1945 года Борис был направлен на службу в Школу связи ТОФ, расположенную на о. Русский, которая входила в состав действующей армии. Получив профессию связиста-шифровальщика, он стал работать на Сучанском участке СНИС, обеспечивая бесперебойную связь с кораблями. Три года руководил прокладкой линий связи в южных прибрежных таёжных районах хребта Сихотэ-Алинь, установкой новой техники для дальней связи в окрестностях села Владимиро-Александровское, руководил приёмом и пересылкой военной корреспонденции ТОФ в узле связи этого села.

За участие в боевых действиях против японских империалистов матрос Б.Е. Егоров указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1945 года награждён медалью «За Победу над Японией». Она была вручена 1 ноября 1946 года. В конце жизни Борис Ермолаевич имел 25 орденов и медалей, десяток памятных нагрудных знаков. «Вся грудь в орденах», – говорила внучка. Он подробно рассказывал ей про них, передал список наград, попросив сохранить их для потомков вместе с удостоверениями. К глубокому огорчению всех родственников, после смерти Бориса Ермолаевича младший сын Александр их срезал и, вероятно, продал вместе с удостоверениями и орденскими книжками. К сожалению, военные ордена и медали имеют уже другую цену на рынке наград. Теперь мы не можем даже рассказать об отмеченных заслугах Бориса Ермолаевича перед страной.

Во Владимиро-Александровском в 1949 году отец познакомился с Клавдией Васильевной Ольховой – учителем биологии в средней школе и у них родился старший сын Андрей. Мой отец вызвал из г. Свердловска свою маму. В апреле 1951-го семью переводят на новое место службы, во Владивосток, а Бориса Ермолаевича срочно направляют на курсы офицеров связи в Москву, которые он закончил в феврале 1952 года. В прилагаемой справке по 22 предметам отмечены отметки «хорошо и отлично». В семейном архиве осталось 600 страниц писем моей маме Клавдии Васильевне и мне от Бориса Ермолаевича. Каждую ночь перед сном он описывал ей прошедший день (не упоминая секреты), спрашивал обо мне, веселил и тревожился. Удивительно, но почта работала как часы – письмо, иногда два, приходили через пять дней. Когда отца не стало, моя мама, а потом я читал для неё эти письма, и она словно молодела на глазах, вспоминая всё, с ним прожитое, просила вернуться к одному или другому упомянутому эпизоду…

Мои родители  Клавдия Васильевна и Борис Ермолаевич Егоровы, 1997 год 
Отец в 1952 году был назначен заместителем начальника базовой военно-морской почтовой станции ТОФ, которая располагалась во Владивостоке в двухэтажном здании ниже Центральной площади, у железнодорожных путей. В те годы обострились отношения СССР и США в связи с событиями на корейском полуострове. Там произошёл военный конфликт, приведший к разделению Кореи на два государства.

Являясь офицером экспедиции штаба Тихоокеанского флота, Борис Ермолаевич часто возил в 1952-53 годы секретные документы в Китай, г. Порт-Артур, на военную базу ТОФ поездом через Гродеково. Обычный пассажирский вагон, с хорошо укреплённым купе в середине, охранялся с входных площадок вооружёнными матросами. Важность документов требовала серьёзной охраны, на многих станциях нельзя было выходить. Всё было засекречено… Каково же было удивление Бориса Ермолаевича, когда в середине 70-х, находясь в гостях у друга – подводника А.Н. Сапрыкина, прибывший в гости из г. Новосибирска его брат, Михаил Сапрыкин, вглядевшись, узнал в отце того самого офицера, жизнь которого он неоднократно охранял в поездках в г. Порт-Артур!

В детстве, расспрашивая про ордена и медали на лацканах кителя, я доходил до наград Монгольской народной и Китайской народной республик, тогда отец умолкал и говорил фразу: «За что получил, узнаешь через 50 лет». Прошло 60 лет, отец умер в конце марта 2009-го, и на Первом канале в феврале 2014 года прошёл многосерийный фильм «Неизвестная война». Как много мы ещё не знаем о том, чем занимались наши отцы, надёжно владевшие очень важной профессией – Родину защищать!

В 1955 году Бориса Ермолаевича переводят из г. Владивостока в гарнизон Крым бухты Абрек залива Стрелок, на участок связи. Там я поступил в маленькую школу и закончил первый класс. Моя мама, после насыщенной работы и множества учеников в школе, в селе Владимиро-Александровское, в Крыму осваивала специальности чертёжника и копировальщика по синьке. Работы по специальности для неё не было, но 20 апреля 1955 года сформировалось Военно-морское строительное управление «Дальвоенморстрой», в посёлке Промысловка началось строительство городка для военных строителей военно-морской базы в заливе Стрелок, в бухтах Павловского, Абрек, Конюшкова, Разбойник, Чажма, Тинкан и Анна, а маме предложили принять в свои руки новую поселковую среднюю школу.

У многих приезжавших в гарнизон офицеров жёны оказались врачами и учителями, поскольку возле военных училищ нередко строили педагогические и медицинские училища. Поэтому мама смогла создать в своей школе сильный педагогический коллектив.

Пришла пора учиться и отцу. Многим ребятам его поколения война помешала закончить школу. Поступив в 1956 году в вечернюю школу, Борис Ермолаевич 22 июня 1959 года получил аттестат об окончании средней школы, позволяющий поступить в высшее учебное заведение. В начале 60-х годов прошло «хрущёвское» сокращение Вооружённых Сил. Борис Ермолаевич попал под сокращение. 13 февраля 1959 года он уволился, а 26 февраля был принят на гражданскую должность старшего инженера производственного отдела в Управление начальника работ № 309, став военным строителем «Дальвоенморстроя».

Отец учился всю жизнь, двигаясь по разным должностям, где была необходима его энергия и знания, как и подобает военному человеку. В 50-х он вступил в Коммунистическую партию СССР, соблюдал её Устав, свято верил в её идеалы. В последние годы жизни он был секретарём Владивостокского отделения Союза Советских Офицеров, при проведении парадов шёл впереди воинской колонны с большой золотой Звездой, символическим знаком упомянутого Союза.
Отец на параде 9 Мая 1999 года с большой золотой Звездой 
В 1962-64 годах Борис Ермолаевич работал старшим инженером СМУ-983. После сокращения Вооружённых Сил 1959 года оказалось, что не хватает знающих, опытных людей, молодые не могли закрыть образовавшиеся вакансии, начался новый призыв старых кадров. В мае 1966-го отец вернулся в ряды Советской Армии и прослужил в Вооружённых Силах Союза ССР 28 лет, по сентябрь 1980 года, работая в Военно-морском строительном управлении «Дальвоенморстроя» Тихоокеанского флота. Борис Ермолаевич был грамотным, надёжным специалистом-плановиком. В 1967 году он окончил Всесоюзный московский заочный финансово-экономический институт, получив высшее образование, что помогло ему ещё больше отдавать себя служению Отчизне. Помню, как он проводил с военными строителями занятия по технике безопасности, используя сделанные им фотографии и демонстрируя специально подобранные фильмы на передвижной киноустановке, насколько строг был при проверках. Зато в курируемых им строительных частях не было несчастных случаев при производстве работ.

Много работая, дома он отдыхал за книгами по исторической тематике – о великих военачальниках, лидерах государств; разбирал победы прошедших войн, увлекался биографическими очерками об известных личностях. Среди наших с мамой книг по биологии и географии у него была своя «историческая» полка. Выписывая с 1967 года «Роман-газету», он отбирал понравившиеся произведения и переплетал их, объединяя твёрдыми корочками, научив этому и меня. На чтение и обсуждение этих книг была целая очередь из соседей и друзей. Много его сил и времени уходило на оформление кабинетов биологии и географии в школах, где преподавала моя мама. Делались интересные экспонаты и макеты, ответственность за них позже тоже переходила на меня. В семье он был обычным человеком, как миллионы военных, – правда, много курил при нервной работе, но не пил; любил петь красивые русские и украинские песни, особенно «морские», был интересен в танцах; выращивал цветы и искусно прививал плодовые деревья, сажал картошку и множество овощей; сам построил дачный домик и помогал в строительстве соседям. Обожал зимнюю рыбалку на льду Амурского залива. Умел делать многое и учил этому детей и внуков. Таким мы его и запомнили.

Клавдия Васильевна и Борис Ермолаевич, 2004 год
27 апреля 2000 года Верховный Главнокомандующий Вооружёнными Силами РФ В.В. Путин присвоил Борису Ермолаевичу очередное воинское звание – полковника. Он прожил 83 года, не дожив два с половиной месяца до 60-летнего юбилея со дня свадьбы. В 50-летний юбилей их поздравляли и вручали на Центральной площади подарки мэр Владивостока Ю.В. Копылов и губернатор Приморского края Е.И. Наздратенко. В 1999-м году отец с мамой легко кружились в свадебном вальсе по площади, вместе с танцевальным ансамблем...

Золотая свадьба моих родителей, 1999 год
В 2005 году, в книге «Чтоб память добрая осталась», посвящённой 50-летию «Дальвоенморстроя», командующий Краснознамённым Тихоокеанским флотом, адмирал Г.А. Хватов подчеркнул, какая громадная работа проводилась в гарнизонах военными строителями по повышению боевой готовности флота, улучшению бытоустройства военнослужащих. В книге он написал, что «этот юбилей – важнейший жизненный этап для всего многотысячного коллектива военно-строительных организаций, промпредприятий, частей военно-морского строительного управления «Дальвоенморстрой» Тихоокеанского флота. За эти годы, благодаря самоотверженному труду инженерно-технического, командного состава, рабочих и служащих, военных строителей на Тихоокеанском флоте введены в строй важнейшие оборонные комплексы, оборудованы места базирования надводных кораблей и подводных лодок. В гарнизонах на Камчатке, Курильских островах, в Советской Гавани, Хабаровском и Приморском краях созданы необходимые бытовые условия для размещения частей и соединений флота. Построены объекты оборонного и хозяйственного назначения – всё то, что позволяло морякам Тихоокеанского флота добросовестно нести боевую вахту по защите интересов нашего государства в Мировом океане».

На 50-летии «Дальвоенморстроя»: Борис Ермолаевич в первом ряду третий слева. Владивосток, 2004 год
Прожив десять лет в пгт Тихоокеанский (ныне г. Фокино), воспитываясь в гарнизоне в семье военнослужащего, что позволяло мне вплотную видеть и чувствовать происходившие с 60-х годов изменения, сам старший офицер запаса, преклоняю голову перед теми, кто защищал и защищает Россию, перед военными строителями «Дальвоенморстроя», одним из которых стал и мой отец. Они упрочили наш мир на долгие годы, обезопасив от вражеского вторжения с моря на Дальнем Востоке. Благодаря их героическому труду мы получили возможность спокойно вырастить новые поколения детей и освоить для их жизни Дальний Восток. В 70-летнюю годовщину Победы в Великой Отечественной войне от всего сердца поздравляю всех, кто её добивался, кто защищает Россию сейчас. Желаю ветеранам крепкого здоровья и долгих лет жизни! Спасибо Вам за спокойную жизнь, без войны.

Андрей ЕГОРОВ, 
кандидат биологических наук ДВО РАН


Комментариев нет:

Отправить комментарий