четверг, 23 апреля 2015 г.

К 70-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945: "Нам дороги эти позабыть нельзя…"



Приближается празднование 70-летия Великой Победы в Великой Отечественной войне, и так мало остается живых свидетелей и участников тех событий… В нашей семье воевали наш дед Иван Иванович Рассоха и его сыновья Николай и Володя. Иван Иванович Рассоха воевал в строительных войсках, Николай – в зенитных, Володя – в танковых. Участвовали в войне и отцы наших мужей. Куликов Петр Григорьевич прошёл две войны – Финскую и Великую Отечественную от начала и до конца, служа в войсках связи, дважды был ранен, имел награды. Иван Аврамович Луценко, красноармеец стрелкового полка, участвовал в боях на Сталинградском направлении, сражался за освобождение Будапешта, награждён орденами и медалями, получил два ранения.
Несмотря на разные военные судьбы, в которых были и окружение и плен и возвращение в строй, и тяжёлые ранения и контузии, – все вернулись с фронтов живыми! Дожил до 70-летнего юбилея Победы только наш папа, Николай Иванович РАССОХА, и этот рассказ о нём.

Николай Иванович РАССОХА, 1944 год, Одесса
Нам, своим дочерям, папа не рассказывал о событиях войны, только несколько лет назад удалось записать несколько его рассказов. Еще мама сохранила газету «Вымпел» Хабаровского судостроительного завода (1986), где папа однажды поделился своими воспоминаниями. В то же время жизненный опыт и судьбы людей военного поколения являются редким примером чувства долга, патриотизма, стойкости духа и жизнелюбия. И особенно теперь понимаешь, что война и её солдаты – это наша недавняя и все еще живая история, о которой нам надо помнить и сохранить для наших детей и внуков.

Папа родился 22 декабря 1922 года в с. Комышня, Миргородского района Полтавской области. Учился в сельской школе, помогал родителям по хозяйству, многое научился делать своими руками – мастерить, ремонтировать, строить. В юности, как и для многих молодых людей СССР, кумиром для него был Валерий Чкалов. Поэтому он готовился стать лётчиком, а для этого активно занимался физической подготовкой и сдавал нормы ГТО. После окончания школы сдал экзамены в Харьковское лётное училище, но мечте не суждено было осуществиться, он не был зачислен из-за дефекта зрения – небольшой аномалии цветоощущений. Осенью 1940 года семнадцатилетний Николай Рассоха был призван для прохождения срочной службы в Ленинград, в железнодорожные войска НКВД. Задачей части была охрана железной дороги от Ленинграда до Таллинна и, особенно, мостов и туннелей. В дни увольнений молодой солдат ездил в Ленинград и был очарован красотой этого города на всю жизнь.

С первых дней войны папе довелось принимать участие в боях против захватчиков. Часть, где он служил, вместе с погранотрядами с большими потерями сдерживала наступление мотомеханизированной немецкой дивизии и попала в окружение, отрезанные от штаба подразделения прорывались к своим. В бою 5 июля 1941 года папа получил тяжёлое ранение в плечо. Правая рука была перебита (спиральный перелом кости) и висела за спиной, как плеть. Папа заправил руку за пояс и отправился в сторону эвакогоспиталя, пришлось пройти несколько километров и потерять много крови.

Лечился три месяца в госпиталях Ленинграда и был отправлен в Башкирию в команде выздоравливающих. Снова готовился вернуться на фронт, но в это время вышел приказ И.В. Сталина – всех выздоравливающих с высшим и средним образованием направить в военные училища – зенитные, лётные, танковые. Папа попал в зенитное училище им. Г.К. Орджоникидзе в город, носящий имя кумира его юности – г. Чкалов (сейчас – Оренбург), прошёл там ускоренный курс, и в 1943-м был направлен в Москву в звании лейтенант-зенитчик. В г. Мытищи был назначен командиром огневого взвода 76 мм пушек на 204 отдельный бронепоезд ПВО.

На 2,5 долгих года 204 бронепоезд стал фронтом и домом для папы и его товарищей. На бронепоезде воевали более 100 человек, он прошёл не одну тысячу километров, вёл боевые действия в составе Степного, Воронежского, Юго-Западного и 2-го Украинского фронтов, прикрывая от вражеской авиации крупные железнодорожные узлы, где скапливались эшелоны с нашими войсками и техникой. Основной целью зенитной батареи были «мессершмитты», «хенкели», «юнкерсы». Папа рассказывал, что немецкая разведка работала хорошо, и очень часто, как только на станции начиналась выгрузка или погрузка, в воздухе появлялись немецкие штурмовики.

Зенитная артиллерия – коллективное оружие, и для того, чтобы результат стрельбы был успешным – работа каждого должна быть безупречной. Поэтому у зенитчиков должны быть очень крепкие нервы и сила воли, чтобы в условиях налёта выполнять свои обязанности. Много раз каждому из зенитчиков (а в составе расчётов были и девушки) казалось, что бомба, свистящая в этот момент в воздухе, упадет именно на него. В такие минуты человек инстинктивно съёживался, стараясь укрыть хотя бы голову. Папа рассказывал, что невозможно привыкнуть к оглушительно рвущимся бомбам и снарядам, гибнущим товарищам, разрушенным городам и станциям. Однажды бронепоезду пришлось прикрывать под бомбежкой погрузку конницы генерала И.А. Плиева, и это было похоже на кромешный ад. Пылали вагоны с сеном, в дыму и грохоте метались и ржали перепуганные лошади… И таких случаев было много, но зенитчикам, отражающим воздушные налеты, в первую очередь командирам, приходилось собирать всю свою волю и выполнять свой долг.

В 1943-1944 годах зенитной артиллерией 204 бронепоезда было сбито 12 (на бронеплатформах было нарисовано 12 звезд) и повреждено 9 немецких самолетов. Бронепоезд много раз привлекался для уничтожения полевых укреплений на линии фронта. Вместе с пехотными войсками участвовал в штурме и освобождении наших городов: Ростова-на-Дону, Воронежа, Миллерово, Купянска, Харькова, Кременчуга, Одессы и других.

Н.И. Рассоха (во втором ряду – четвёртый справа) с боевыми друзьями, 1944 год,
Юго-Западный фронт
После тяжёлых боев бронепоезд трижды отводился в тыл для ремонта состава и вооружения. Выбывали из строя люди, и четыре раза приходилось пополнять личный состав. В этот период папа получил второе ранение в грудь (осколок прошел навылет). Последней крупной операцией с участием бронепоезда был разгром Яссо-Кишиневской группировки немцев. Здесь пушкам бронепоезда пришлось больше вести огонь по наземным целям, поскольку советская авиация уже полностью господствовала в воздухе. За активные боевые действия, участвовавшим в этих боях войскам, в том числе и личному составу бронепоезда, была объявлена благодарность Верховного главнокомандующего И.В. Сталина.

В конце марта 1945 года бронепоезд находился на первой заставе Одессы и получил новый боевой приказ. Бронепоезд замаскировали под товарный состав, в апреле тронулись в путь. Информации не было никакой, и тут среди солдат и офицеров стали выдвигаться разные версии относительно того, куда идёт бронепоезд. По составу блуждали предположения: Польша, Венгрия, Германия. Никто ни разу не упомянул Дальний Восток. В пути встречались и другие бронепоезда, но все также были в неведении. Все предположения рассеялись, как только бронепоезд пересек Волгу, прибыл в Куйбышев и взял курс на Челябинск, а затем повернул в Сибирь. Во время движения на восток на бронепоезде шли занятия по боевой подготовке, обсуждались сводки Совинформбюро. Приказом Сталина 200 зенитных поездов были направлены через Волгу на Восток – Советский Союз стремился выполнить свой долг перед союзниками, обеспечить безопасность дальневосточных границ, выступить против империалистической Японии – последнего союзника Германии.

День Победы встретили в Новосибирске, услышали эту весть по радио, когда бронепоезд заправлялся углем и водой на станции Новосибирск-2. На привокзальной площади возник стихийный митинг, в нем приняли участие танкисты из соседнего эшелона, работники санитарного поезда, железнодорожники и местные жители. По радио транслировались марши, незнакомые люди обнимались, целовались, плакали, пели и танцевали. В честь такого великого праздника был произведён неофициальный артиллерийский салют, и вдогонку палили все, у кого было личное оружие. Бронепоезд дал такой мощный залп, что стекла вокзала не выдержали, и начальник вокзала постарался побыстрее отправить зенитчиков.
Бронепоезд пересек всю страну. В пути, в свободное от службы время фронтовики с большим интересом вглядывались в незнакомую местность, степи, горы, тайгу, нетронутые войной города и посёлки. Увидели Байкал, Амур. Впереди была дорога до Тихого океана, где ждала неизвестность.
В Маньчжурии бронепоезд дислоцировался в районе Харбина, но непосредственно в боевых действиях ему участвовать не пришлось. Папа рассказывал, что у Квантунской армии были огромные многокилометровые склады с вооружением, боеприпасами, палатками, продуктами, обмундированием и даже кимоно. Перед бронепоездом была поставлена задача – вывозить трофеи. Оружие оставляли Китайской народно-революционной армии. После провозглашения победы над Японией пушки бронепоезда также передали Китаю. Подвижной состав вернулся в Приморье, офицеров расформировали по частям ПВО. Так закончился боевой поход отдельного 204 бронепоезда.

23-летний лейтенант Николай Рассоха остался на Дальнем Востоке, решив стать профессиональным военным. Папа прослужил в Вооруженных силах 29 лет, пройдя путь от рядового до полковника – командира артиллерийского полка, самого молодого командира полка Дальневосточного военного округа.

В 1951 году в Хабаровске он познакомился с врачом-интерном Зоей и вскоре они поженились, родились две дочери. Из детства запомнилось, что родители много работали. Служба папы была связана с частыми выездами на учения, «на точки», как он говорил. В то время городского телефона у нас не было, дома стоял спецтелефон, по которому могли позвонить ночью и вызвать папу в часть по тревоге, на учения.

Мама работала в роддоме и часто оставалась дежурить. Пока мы были маленькими, после садика ждали родителей у няни. Когда подросли и стали школьницами по вечерам в дни маминых дежурств оставались дома одни и ждали папу, и какая же это была радость – услышать в тишине подъезда знакомое покашливание!

Мама рассказывала, что в 1962-1965 годах папа очень часто дежурил и отсутствовал дома потому, что это было напряжённое время: американские самолеты летали у самых границ нашей страны, и ракетные войска были в готовности номер один.

Запомнились тревожная весна 1966 года, когда стало известно, что папа уезжает в командировку куда-то очень далеко, нам не говорили куда. Но через некоторое время стали приходить письма с Кубы, где он прослужил военным советником два года. Потом была военная служба под Ленинградом, с которой он и ушёл в отставку.

В свои 48 лет наш неутомимый папа поступил во Всесоюзный заочный юридический институт, через пять лет получил специальность юриста. Преподавал в том же вузе, в Хабаровской школе милиции. Работал на Хабаровском судостроительном заводе, где десять лет возглавлял Первый отдел. Эта работа требовала особой ответственности и тщательности, так как была связана с подготовкой сопроводительной документации при судовых испытаниях. Папу всегда и во всем отличали собранность, аккуратность и ответственность. Не было такого дела и такой работы, которые бы он не сумел сделать. Все вещи, созданные папиными руками, вызывали и вызывают восхищение. Будь то новогодние костюмы или искусно переплетённый толстый альбом художественных репродукций «Огонька», или построенный им дачный домик. Выросший в садах Полтавщины, он терпеливо старался вырастить у нас на даче яблони и груши, абрикосы и виноград, невзирая на все сюрпризы приморского климата.

Папе сейчас 92 года, к сожалению, в последние годы здоровье его ухудшилось, но каждый раз на вопрос о самочувствии он стойко отвечает – «нормально» или «отлично». Его искренне обрадовали награды правительства, врученные недавно к 70-летию Великой Победы: памятный знак в честь 70-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, медаль Министерства обороны Российской Федерации «100 лет противовоздушной обороны» и медаль «70-лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945». Хотя, как мы помним, папа всегда предпочитал надевать на День Победы орденские планки, а не многочисленные ордена и медали.

Николай Иванович Рассоха, 1985 год
Для этого газетного материала мы оставили название, которое папа дал своей единственной статье о войне, напечатанной в заводской газете. Папа написал свою историю о военных годах и военных дорогах, которую мы в основных событиях сохранили здесь. Он назвал свои воспоминания: «Нам дороги эти позабыть нельзя…», строчкой из песни, которая теперь звучит как наказ потомкам.

Когда мы читаем о прошлом, мы сравниваем его с настоящим и задумывается о будущем. Но читая и думая о тяжелейшей войне и великой Победе, мы, прежде всего, надеемся, что в нашей семье наши дорогие фронтовики останутся единственными солдатами, которым пришлось пережить Войну, пройдя её от начала и до конца. Мы надеемся, что трое папиных внуков Николай, Иван и Артём и пятеро правнуков Саша, Сережа, Гриша, Андрюша и Верочка будут знать, что такое дороги войны только по фильмам, книгам и по воспоминаниям своего деда и прадеда, Николая Ивановича Рассоха, полковника ракетно-зенитных войск и артиллерии в отставке, ветерана Великой Отечественной войны.

Татьяна ЛУЦЕНКО, научный сотрудник ТИГ ДВО РАН, кандидат географических наук;
Марина РАССОХА, профессор ДВФУ, кандидат филологических наук
Апрель, 2015, 
Владивосток



Комментариев нет:

Отправить комментарий