понедельник, 24 ноября 2014 г.

Таинственный свёрток


Археология – такая область научных знаний, которая может увлечь и стать как хобби, так и специальностью для человека в любом возрасте. Путешествуя по малопосещаемым уголкам Приморья, мне не раз удавалось встречать скрытые растительностью и сглаженные временем крепостные валы древних городов. Кто были люди, жившие здесь сотни лет тому назад? Откуда они пришли и куда ушли?



Зайдя на днях в Институт истории археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН к доктору исторических наук Ирине Сергеевне Жущиховской за консультацией по найденным в Дальневосточном морском биосферном заповеднике ДВО РАН образцам керамики, я оказался свидетелем работы археологов, разбиравших находки прошедшего сезона. Большой стол был заставлен разнообразными сосудами, тщательно склеенными из осколков, черепицами, концевыми дисками черепицы с изображениями голов мифических животных и ещё какими-то предметами, назначение которых было мне непонятно. 













Среди них лежал небольшой свёрток. Любопытство взяло верх над правилами приличия, и я попросил руководителя отдела средневековой археологии Института истории ДВО РАН кандидата исторических наук Надежду Григорьевну АРТЕМЬЕВУ показать, что было внутри таинственного свёртка? Она любезно согласилась и развернула упаковку. Внутри оказалась голова от керамической статуэтки Будды. 




Я был совершенно покорен её красотой и мастерством обработки материала:

– Надежда Григорьевна, откуда такая красота?

– Эта красота найдена на территории Южно-Уссурийского городища.



– В пригороде Уссурийска?

– Да. Нам очень повезло, что на территории Приморского края остались памятники образованного 900 лет тому назад чжурчжэнями государства Цзинь (Золотая империя), просуществовавшего с 1115 по 1234 год. Это была могучая империя, построившая много новых городов, объединившая в своих границах две трети Китая, вобравшая в себя культуру покорённых народов и обогатившая её собственным вкладом.






Страна делилась на губернии, одна из которых – Сюйпинь располагалась в южной и центральной частях Приморья, а также на востоке Маньчжурии. Численность населения, проживавшего здесь в то время, была больше по сравнению с нынешней. Административным центром губернии являлся г. Сюйпин, т.е. Южно-Уссурийское городище. 



Рядом с ним находились еще два городища, укреплённые высокими валами  Западно-Уссурийское равнинное городище, разрушенное в настоящее время, и Краснояровское городище, расположенное на высоком правом берегу реки Раздольная, к югу от Уссурийска, находящееся сейчас под угрозой уничтожения из-за планируемой жилищной застройки.



– Кстати о высоких валах. Как вы определяете принадлежность крепостного вала к бохайскому или чжурчжэньскому периоду?

– Техники возведения валов бохайского и чжурчжэньского времени сильно различаются. На разрезе вала Южно-Уссурийского городища хорошо видно, что его строили путем трамбовки чередующихся разных слоёв грунта – характерный признак для чжурчжэньских валов XII–XIII вв. Напротив, на бохайских памятниках Приморья наружная и внутренняя стороны вала образованы каменными кладками, пространство между которыми заполнено землей.

Поэтому можно утверждать, что вал Южно-Уссурийского городища возводился в чжурчжэньское время. Тот факт, что на внешней стороне вала была зафиксирована достройка из слоёв плотной глины, может указывать на то, что этот вал был достроен во время существования чжурчжэньского государства Восточное Ся (1215-1233 гг.), тем более что техника досыпки здесь полностью совпадает с той, что прослежена на валу Краснояровского городища.

Сейчас с Южно-Уссурийским городищем надёжно идентифицируется место переселения еланьских Ваньянь, так как здесь обнаружены остатки мавзолейного комплекса Ваньянь Чжуна. Согласно литературному памятнику «Цзинь ши» – летописи чжурчжэньской династии Цзинь, в местности Елань обитало племя еланьских Ваньянь, вождь которых Ваньянь Чжун (Эсыкуй) в 1124 году переселился со всем племенем в Сюйпинь, где земли более подходили для занятий земледелием. Именно здесь чжурчжэньский вождь и военачальник Ваньянь Чжун сделал свою ставку.

– Надежда Григорьевна, если я не ошибаюсь, о существовании на нашей территории государства Восточное Ся стало известно сравнительно недавно? Расскажите немного о нём и о Краснояровском городище.

– Краснояровское городище является памятником, благодаря которому была изменена концепция средневековой истории Дальнего Востока. Ранее исследователи выделяли две археологические культуры – бохайскую (VII-X вв.) и чжурчжэньскую (XII-XIII вв.). В 1995 году Приморской археологической экспедицией нашего института были начаты исследования Краснояровского городища по программе «Сохранение археологического наследия Российской Федерации». В первые годы работы на Краснояровском городище нами были получены эпиграфические материалы, расшифровка которых дала возможность выявить девизы правления императора Пусяна Ваньну – основателя чжурчжэньского государства Восточное Ся (1215-1233 гг.)



К таким находкам относятся: печать Еланьского мэнъаня, сделанная в 7-м году «Тянь-тай» (1222 г.), печать гоудангунши, сделанная в день 12-го месяца шестого года эры правления «Тянь-тай» (1221 г.) и девятнадцать эталонных весовых дисков с датой выпуска «7 год Да-тун» (1230 г.).



Первоначально на месте, где сейчас располагается Внутренний город, был построен город-крепость, прикрывавший доступ в долину, где находились два чжурчжэньских долинных городища – Южно-Уссурийское и Западно-Уссурийское. Причём крепость существовала ещё до образования государства Восточное Ся. После прихода Пусяня Ваньну и учреждения на этом месте нового города, старый – перестраивается. Его территория превращается в императорскую резиденцию, вокруг которой строится новый столичный город, по размерам значительно больше других средневековых памятников Приморья.

– А кто такой был Пусянь Ваньну? Откуда и зачем он пришел на эти земли?

– Он был видным военачальником, представителем императорского рода Цзинь, а пришел со стотысячным войском с территории Ляодунского полуострова, когда поражение чжурчжэней в монгольско-цзиньской войне стало очевидным. Он провозгласил создание государства Восточное Ся в городе Кайюань и сделал его верхней (главной) столицей, устанавил дипломатические отношения с Корё, с монголами и с огромной энергией приступил к строительству горных крепостей, понимая, что большая война с монголами неизбежна. Восточное Ся сохраняло свою самостоятельность до победы монголов в Корее в 1231–1232 годах. В 1233 году Пусянь Ваньну отправился в Южную столицу, где был пленён монголами, после чего государство Восточное Ся было уничтожено в результате нападения со стороны Кореи монгольских войск.



– Получается, что Краснояровское городище и есть легендарная столица Кайюань?

– Именно так! Отмечу, что в первую очередь чжурчжэньские города XIII века были административными центрами, в которых находились представители центральной власти, управляющие соответствующими территориями. В тех военных условиях, в которых было образовано и существовало государство Восточное Ся, необходима была исключительно сильная государственная власть и строжайшая централизация.

После наших исследований уже нет сомнений, что Краснояровское городище является Верхней столицей государства Восточного Ся – городом Кайюанем. Кроме эпиграфических материалов, обнаруженных на Краснояровском городище, идентифицировать его с г. Кайюанем дают основания огромная площадь памятника, наличие большого внутреннего города, внутри которого находился запретный город с дворцовыми и культовыми сооружениями и административные кварталы со зданиями колоннадного типа под черепичной крышей. Ведь организацию территории столичного города всегда определял дворцовый комплекс, планировка и его архитектура. Это подтверждается и исследованиями китайских историков и археологов, в основном базирующихся на материалах исторической географии и эпиграфических материалах из Северо-Восточного Китая. В этом городе были сосредоточены политическая власть и военно-административный аппарат. Он являлся узловым очагом торгово-ремесленной активности и духовной жизни нового государства, а также крупным производственным центром, которому подчинялись и были с ним экономически связаны другие города.



– И куда делась вся высокая культура, которую чжурчжэни развивали более ста лет? Погибла, растворилась во времени без следа?

– После поражения от монголов, отсюда был очень большой отток населения. Чжурчжэни частично влились в монгольскую армию, создав воинские подразделения, другие вернулись в места прежнего проживания. С монголами на запад ушли мастера, изделия которых впоследствии нашли, например, в Поволжье.

Отмечу ещё один интересный факт. На Краснояровском городище была обнаружена панцирная пластинка с регистрационной надписью «1 месяц 11 года Да-тун». Это февраль-март 1234 года, то есть после гибели Пусянь Ваньну. Получается, что до образования монгольской династии Юань на этих землях государство Восточное Ся продолжало существовать уже в вассальном положении.

Чжурчжэньский этнос не погиб, и уже в XVI веке мы наблюдаем зарождение многонациональной империи Цин (первоначально называемая Поздняя Цзинь – по бывшему государству чжурчжэней, потомками которых считали себя маньчжуры), созданной и управлявшейся маньчжурами, в которую позже был включён Китай.

– Надежда Григорьевна, возможно ли сохранить памятники прошедших веков и вместе с тем сделать их доступными для посещения?

– Да, это возможно! Несколько последних лет мы ведём работы по созданию археологического заповедника «Краснояровское городище». Великолепный памятник расположен в доступном месте, есть возможность привлечь заинтересованные организации, которые «вложатся» в создание необходимой инфраструктуры. Нам удалось провести межевание, мы добились того, что на половине территории городища уже не будет вестись строительство коттеджей, но, к сожалению, ряд бюрократических препонов пока что не удается преодолеть. Так, например, муниципалитету Уссурийска были переданы для нас земли войсковой части, занимавшей часть городища, но город не спешит отдавать их нам. Мы, тем не менее, надеемся, что удастся заинтересовать администрацию Уссурийска идеей археологического заповедника. Сейчас очень много говорят о создании туристических кластеров, а археологический заповедник может стать украшением для любого туристического проекта.





– Да, нелегко вам приходится.

– А мы не жалуемся. Проблемы, безусловно, возникают, но мы находим пути их решения. Мы живем интересной и полноценной жизнью. У нас часто проходят конференции, которые не обходятся без участия зарубежных коллег.

Хочу отметить, что наши соседи работают не так, как мы с памятниками средневековья. Нас отличает более фундаментальный подход, мы привлекаем к сотрудничеству физиков, химиков, металлургов, технологов, геологов и по результатам исследований стремимся произвести максимально полную реконструкцию исследуемого памятника и соответствующего ему времени. Наши соседи обнаруживают, описывают памятники, сохраняют их, публикуют красивые отчёты и… переводят наши монографии, в которых помимо описательной представлена большая аналитическая работа над материалом.

– Надежда Григорьевна, желаю вам встретить 900-летие образования империи Цзинь новыми интересными находками как на раскопках, так и на кончике пера, и обязательно создать археологический заповедник!

–Спасибо, и я надеюсь на это.


Беседовал Александр КУЛИКОВ




Комментариев нет:

Отправить комментарий