пятница, 9 мая 2014 г.

История из семейного альбома



9 Мая – День Победы

Сейчас все чаще и чаще мы вспоминаем о тех, кто защищал родину от фашистского нашествия. Вот и внучка пришла из школы – Владивосток формирует Бессмертный полк. Предлагают всем, кто хранит память о фронтовиках победителях, пройти с фотографиями участников войны парадным строем по главной улице Владивостока. Это заставило вспомнить о своих близких, переживших тяжёлое суровое время. 

Война – она прошла по всем судьбам и членов нашей семьи. Кто-то непосредственно был на фронте, кто-то оказался на оккупированной территории, а кто-то испытывал тяготы военного времени, находясь в глубоком тылу. Передо мной семейный фотоальбом. Однако фотографий того времени, практически нет. 

Мой отец Василий Федорович Трубников родился в 1917 году. Принимал участие во Второй Мировой войне. Он был военным машинистом – железнодорожником. Во время войны железная дорога была приравнена к действующей армии. Все её рабочие и служащие объявлялись мобилизованными, и на них распространялись все законы, действовавшие в Красной Армии. Жили мы в Забайкалье. Отца призвали на Урал, и уже там, в Челябинске, формировались поездные бригады, которые отправляли на фронт. Основной задачей железнодорожников-машинистов во время войны было бесперебойное обеспечение подвоза для линии фронта боеприпасов, живой силы и необходимой техники, а оттуда – вывозить раненых. В течение всей войны судьба берегла моего отца, и он не имел ни одного серьёзного ранения. Хотя при налётах вражеской авиации пикирующие немецкие лётчики стремились сбросить бомбу в первую очередь на головную машину состава, то есть на паровоз. Несколько раз взрывной волной его отбрасывало далеко в сторону от паровоза. Был оглушен, контужен, имел мелкие осколочные ранения, но остался жив. Доблестно прошел всю войну. Был награжден медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другими. Особенно гордился грамотой от наркома обороны И.В. Сталина и министра путей сообщения Ковалёва. Эта грамота в рамочке у нас дома всегда висела на самом видном месте. Последним местом службы во время войны был Брест-Литовск. 

С фронта отец вернулся в августе 45-го. Вот этот эпизод из своего самого раннего детства я помню. Мне было всего месяц, когда началась война, отец ушел на фронт. Мать осталась беременной с крошечной малюткой на руках, и уже без отца родила в 1943 году сына. В моей памяти отпечаталась картинка: мы с младшим братом одни дома, смотрим в окно, и вот видим группу людей, узнаём маму. Среди людей выделяется мужчина в военной форме, вероятней всего, отец. Они несут какие-то мешки. Чувства радости, страха, неосознанного любопытства переполняют нас. Однако когда взрослые вошли в квартиру, мы с братом сидели под кроватью и ни за что не хотели выбираться оттуда. Отец привёз гостинцы – спички, мыло, соль, муку.



А после войны водил уже мирные поезда. Железная дорога в России была военизирована до 1957 года. Все железнодорожники носили военную форму. На Всемирный фестиваль, проходивший в Москве в 1957-ом, приехало много иностранных гостей, которые и обратили внимание на этот факт, что вроде бы война давно закончилась, а железная дорога в России все ещё военизирована. Вот это-то и заставило министерство железнодорожного транспорта пересмотреть сложившееся положение. Мой отец, сколько его помню, всегда носил форму. Правда, вместо звёздочек на погонах были золотистые паровозики. У нас сохранилась семейная фотография 1952 года. 

Великая Отечественная война оставила метки на судьбах всех людей до военного времени, да и послевоенное поколение не пощадила. И по нашему детству прокатилось эхо войны, хотя жили мы в глубоком тылу. А вот моему мужу и его близким пришлось перенести страшные годы под немцами. Всю войну они прожили на оккупированной территории, на Украине. Суровые испытания выпали семье, в которой было двое взрослых (мать и бабушка) и четверо детей. Возраст, которых был один год, четыре года, 7 лет и 12. Горе семье пришлось хлебнуть сполна.

Питались скудно. Нередко не было никакой еды. Часто приходилось есть обрезки овощей, полугнилую картошку – продукты, годные разве что только в пищу свиньям. Ели всё – лишь бы было чем наполнить желудок. Хлеб был из отрубей, лебеды и даже из опилок. Несмотря на все лишения, дети оказались жизнестойкими и всё это мужественно перенесли, выжили. Не раз приходилось смотреть в глаза смерти, видеть, как гибли люди – дети, женщины, солдаты. Самим приходилось прятаться в землянках. Память моего мужа сохранила то, что всегда хотелось есть. Какое это мучение – постоянно думать о еде!

Семья прошла тяжёлый жизненный путь под фашистской оккупацией. Послевоенные годы оказались не столь радужными, как рисовало воображение. Страна залечивала военные раны – восстанавливала хозяйство.

Война, отобрав у детей детство, уравняла их с взрослыми. В свои детские годы они впитали взрослую мудрость и рассудительность. Мой муж багаж знаний и жизненный опыт начал приобретать с детских лет. Детство его было тяжёлым и закончилось вместе с войной. В то время дети рано взрослели. С семи лет он работал, возил на лошади солому, навоз, был водовозом. Чтобы запрячь лошадь, ему приходилось моститься на ящик из-под военных снарядов. 

Разруха, голод, нищета были спутниками в жизни семьи. На участке земли, который у них имелся, выделялись полоски для посева льна, пшеницы и прочих культур. Надел был мал для большой семьи. Получаемого урожая всегда было недостаточно, и уже к весне голод давал о себе знать.

Важным обстоятельством, оказавшим решающее влияние на всю последующую судьбу семьи, стало переселение на восток. Весной 1954 года они проделали долгий путь с Украины по Транссибирской магистрали. 

На Дальнем Востоке переселенцам давали земли столько, сколько они смогут обработать, освобождали от налогов, а также выделяли денежную компенсацию на хозяйство. Только в Приморском крае они впервые за многие годы досыта наелись хлеба. 

Память человеческая несовершенна, некоторые детали тех лет уже забылись, но кое-что забыть невозможно, потому что помнит подсознание. Спустя годы тяжёлые воспоминания наваливаются, когда приходится видеть в хронике в фильмах сюжеты военной оккупации, сходные с детской жизнью. Самое жуткое и тревожное чувство вызывают кадры сюжетов с детьми, слёзы непременно застилают глаза. 

Трудно найти в России семью, откуда бы мужчины навсегда не ушли на фронты Великой Отечественной войны. Об этом говорят следующие факты. У моего папы и мамы не вернулись с войны братья. С той и другой стороны по три человека. У маминых четырех сестер сложили головы мужья (осталась дети). Из нашего семейства только мой отец вернулся с войны. 

Вместе с женой отец воспитал четверых детей. Ушел из жизни в 1998 году. Светлая память об отце, участнике войны, жизнелюбивом и неординарном человеке останется со мной навсегда. 

Память о войне непременно надо хранить, передавая эстафету своим внукам, чтобы они знали, какое это страшное слово – война и каковы её последствия, и как это важно – хранить и защищать мир на Земле! 

Римма Васильевна ВАХНЕНКО (ТРУБНИКОВА),
старший научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН, кандидат географических наук

Комментариев нет:

Отправить комментарий