пятница, 2 мая 2014 г.

Добро пожаловать в Зону, или Добро в зону не пожалует?



Президент РФ Владимир Путин поручил правительству 
создать особую экономическую зону во Владивостоке к 15 июня с.г.

Любой ветер будет попутным,
если не знаешь, куда плыть.

 Юрий Алексеевич Авдеев

С высоты четырех десятков лет работы на Дальнем Востоке, мне, человеку, приехавшему сюда из европейской части страны, весьма интересно наблюдать за теми, кого сюда по долгу службы отправляют решать проблемы региона. – Их первые впечатления, их «свежие» порывы сделать нечто экстраординарное, а главное, стремление придумать такое, будто до них здесь никто и ничего не пытался сделать. 



 Остров Русский. Владивостокская крепость

Наиболее явно эту мысль сформулировал в своё время генеральный подрядчик строительства объектов к саммиту АТЭС А. Агаларов: «До меня на остове Русский не было никого, кроме клещей и комаров!». Собственно, примерно на таком же базовом основании строится концепция новой команды Министра по развитию Дальнего Востока. Достаточно сказать, что несколько месяцев глубоких размышлений привели эту команду-таки к революционному «открытию»: местный рынок ограничен, возить на запад дорого, поэтому главным направлением специализации региона должна стать экспортная ориентация, будто мы этого не знали, или занимались последние годы чем-то другим! Или эмоциональный всплеск первого вице-премьера, который, встречаясь накануне саммита со студенческой аудиторией, а та приняла его более чем сдержано, заявил, что «мы для них стараемся, делаем, а они неблагодарные…». Вот в этом «для них», как мне кажется и кроется главная причина неуспеха последних лет в развитии Дальнего Востока. – Если бы в тот момент чиновник смог донести до молодёжи, что столько-то ваших сверстников, выпускников дальневосточных вузов приняло участие в стройках, вот такой у них был карьерный рост по мере создания нового университета, думаю, что и реакция была бы иной. 

  Золотой мост

  Русский мост

 Низководный мост

И ведь ровно то же самое можно говорить и о других сферах жизни населения восточных районов страны, которые за последние два десятилетия не столько бунтовали, сколько, сцепив зубы, искали способы выживания в условиях, когда центральной власти было не до нас. Да, было немало и тех, кто уехал отсюда, но основная часть все же пыталась делать своё дело, не ожидая от центра благословения. – И нужно заметить, что делали не так уж и плохо: проблема автомобилизации была решена не благодаря, а вопреки решениям сверху, продовольственную проблему, и проблемы с питанием здесь решали без особых указаний, но каждый раз под усиливающимся фискальным бременем. Да, здесь не было реализовано крупных инвестиционных проектов до начала строительства мостов, так и финансовых ресурсов здесь не оставалось, все отжимал федеральный центр, здесь же удавалось сохранить лишь малую часть, которая правдами и неправдами оставалась в тени. Не случайно, нас называли «пиратской республикой»: с волками жить…

Вот и теперь, вновь пришедшие руководители, наделённые и без того немалыми полномочиями, и не обделённые штатным расписанием, понимают, что без особых условий, без очевидных преференций Дальнему Востоку подняться будет невозможно. Отсюда и возврат к идеям Особых экономических зон, а теперь ещё и новации в виде «Территорий опережающего развития». Нет смысла обсуждать всё то, что предлагалось новой командой за последние полгода, но обращает на себя внимание одно очень важное обстоятельство: всё время идёт разговор о неких привходящих условиях, о чём-то второстепенном, тогда как о главном, если и говорится, то как бы случайно, мимоходом. И дело представляется примерно так, будто задача управленческой команды состоит в том, чтобы создать конкурентные условия, а кто придёт, что будет делать, это не имеет ровным счётом никакого значения. Отсюда и неопределённый список будущих бизнесов, головные офисы которых должны переехать на Дальний Восток, отсюда и неясность – на кого будет распространяться льготный режим и т.д. Именно поэтому закрадывается сомнение, что в этом бурлящем потоке «свежих идей» мы не наткнёмся через некоторое время на то, что уже проходили раньше: и когда-то почившая ОЭЗ «Находка», и отсутствие на протяжении пяти лет существования особых условий в порту Ванино якорных инвесторов, и нечто, что также называется в Магадане. 

Опасение вызывает и тот ход мысли, который пробивается в процессе мозгового штурма в Минвостокразвитии. В попытках решить коренным образом задачу привлечения населения сюда и довести численность до 10 млн. человек (при устойчивой тенденции сокращения населения в течение последних 20 лет, это более чем смелое заявление!), предлагается здесь разрешить всё, что законодательно запрещено на территории России – от «золотой лихорадки» до беспошлинной торговли алкоголем и сигаретами, казино, игорных домов и других ещё домов. Прошу понять меня правильно, речь идёт не о том, чтобы отрицать или не обсуждать те или иные варианты развития, и многие идеи могут быть взяты на вооружение, но как бы то ни было, сначала необходимо определиться о базовых основаниях, на которые потом уже «насаживаются» или нет различные предложения.

Но нельзя обойти вниманием такой вопрос, который тоже обсуждается, но опять же в отрыве от того, что мы уже имеем, или имели до недавнего времени. Речь идёт о привлечении высококвалифицированных кадров, и в частности научных кадров. Здесь есть два момента, которые, на мой взгляд, имеют принципиальное значение. Первое – это то, что рассчитывать на квалифицированных кадров можно при условии более или менее высокого уровня инфраструктурного обустройства территории. Этот высокий уровень может быть обеспечен, в том числе и за счёт привлечения строителей не всегда высокого уровня (с точки зрения претензий на высокий уровень жизни). А другой момент – это то, что сегодня потенциал Дальневосточной академической науки в рассуждениях министерских работников как бы выносится за скобки, де, мол, у нас есть Дальневосточный федеральный университет, на базе которого предлагается создать некий инновационный центр. На этот счёт моя позиция остаётся неизменной: дальневосточная наука, конечно же, нуждается в обновлении и в приливе молодёжи. Делать это можно и нужно не только за счёт местных кадров, но и за счёт приглашения выпускников вузов центральной России. Кроме того, ДВФУ с его не очень приличной аббревиатурой, нуждается в концептуальном пересмотре – это должен быть Азиатско-Тихоокеанский российский университет, и его направленность должна быть ориентирована на привлечение молодёжи из соседних стран и по тем специальностям, которые могут быть востребованы в перспективе. 

 ДВФУ

Собственно, о чем это я? – Беда наша общая (России, россиян) в том, что мы за эти годы так и не обрели ни национальную идею (даже главный Закон против идеологии), ни целеполагание для такой огромной части страны, какой является Дальний Восток. Не скажу, что новая команда не предпринимала усилий. Нет, поработали, оценили, предложили, даже сверху одобрили: в качестве стратегии развития Дальнего Востока станет экспорт в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР). – А разве не экспорт был основным источником благополучия и выживания дальневосточников? Не за счёт ли экспорта (рыбы, леса, металлолома, бора и цветмета) мы покупали подержанные автомобили, продукты, одежду и прочее? А что теперь станет предметом экспорта? Или речь о том, что мы «торговали» неправильно, а вот вновь созданные структуры будут делать это как надо? Тогда мы кто, зачем мы здесь, может, мы здесь лишние и только мешаем? И совсем крамольная мысль: неужели именно такая стратегия суть развития Дальнего Востока и национальный приоритет России на весь XXI век? – Неужели успеем распродать богатства региона в этом столетии?

 Космодром "Восточный"

В качестве альтернативы предлагаю посмотреть на регион иначе. – В 2015 году в Амурской области будет произведён первый запуск с нового космодрома. А откуда повезут негабаритные изделия? – Ах, из Самары, а что в это время будет с Транссибом? – Дворкович заметил, что во Владивосток быстрее будет добраться пешком. Так, может, подумать о том, чтобы начать формировать тот самый космический кластер: производство ракет, КБ и ОКБ, микроэлектроника (сам видел в Штатах, как малое предприятие делало чипы по заказу НАСА), и обучение кадров в ДВФУ, о котором говорил президент.

Не менее актуальным направлением должно стать всё, что нацелено на освоение Мирового океана. За последние десятилетия мы угробили или увели отсюда весь флот, который позволял нам сохранять первенство как морской державе. Пока не добили академические и проектные наработки в этой сфере. Наши моряки пользуются повышенным спросом на мировом рынке. Остаётся опыт, есть люди, но если не поднимать сегодня, завтра исчезнет предмет для обсуждения. 



Студенты ДВФУ - лучшие создатели подводных роботов

И третьей составляющей предлагаемой альтернативы может и должна стать русская культура. – Азиатские культуры обладают богатой историей, к ним интересно прикоснуться, но ни одна из них не в состоянии выступить в качестве интегрирующего начала, тогда как русская культура может претендовать на эту роль. Другое дело, население Дальнего Востока само нуждается в подпитке своим культурным наследием. Если плотность демографического потенциала региона – 1 человек на квадратный километр, то плотность «культурного потенциала» здесь существенно меньше. Хорошо, что начнет функционировать игорная зона в бухте Муравьиной, но более актуальной региональной задачей является насыщение территории объектами культурного наследия. Почему, например, в Париже есть филиал Эрмитажа, а во Владивостоке – нет? Представим ситуацию: сюда пришли в виде филиалов ведущие музеи, выставочные залы, художественные галереи, открыли свои сцены лучшие театры страны, появились новые учебные заведения данного профиля – каким бы стал поток туристов из соседних стран!

 Летняя школа ДВГУПС открывает для молодежи из Азии русские традиции

Все это позволяет более отчётливо понять задачи региона до конца нынешнего столетия, полпреду и министру определиться с территориями опережающего развития, со списком штаб-квартир госкомпаний, и тех вопросов, которые им нужно будет решать, бизнесу понять, в какие ниши встраиваться и чем заниматься. А главное, усвоить, что здесь живут люди, которым инициативы не занимать, только не нужно для них создавать препятствия, не нужно делать для них и за них, вы им только покажите цель, и скажите, какими мерами государственной поддержки эти цели будут обеспечиваться если не на весь ХХI век, то хотя бы на ближайшие два-три десятилетия, и тогда здесь не только останутся те, кто ещё не уехал, но и многие другие, которые сделали ноги в условиях экономической несвободы. Вот это и может стать главным условием того, что Зона, а лучше ТОРы здесь состоятся, в противном случае, будет как всегда  

Юрий АВДЕЕВ,
ведущий научный сотрудник ТИГ ДВО РАН,
кандидат экономических наук

Комментариев нет:

Отправить комментарий