четверг, 8 мая 2014 г.

Подарок моему деду




9 Мая – День Победы



Мой дед, Гаврил Алексеевич Лопатин, родился 8 апреля 1919 года в селе Новотроицкое Еврейской автономной области. В начале войны он был отправлен в г. Свободный (Амурская область) в школу разведки. 

 Г. Лопатин



Воевал под командованием генерала Рокоссовского на первом Белорусском фронте. В 1944 году подорвался на мине, потерял левую ногу, лечился в госпитале г. Кисловодска.

 
  Г. Лопатин (внизу справа)

 Вернулся на родину и после войны женился на моей бабушке Лопатиной (в девичестве Духовниковой) Зое Гавриловне, которая во время войны работала трактористкой в тылу. Всю оставшуюся жизнь они прожили вместе.

  Гаврил и Зоя Лопатины

Дед умер 8 июня 2002-го, а бабушка – 25 декабря 2007 года. 

Когда я учился в 11-м классе средней школы № 5 г. Биробиджана (это был 2000 год) к уроку литературы, который, как всегда хорошо, вела Ольга Ивановна Красинская, я написал стихотворение. Урок был посвящён 55-летию Победы и назывался «Вклад моей семьи в летопись Великой Отечественной войны». Привожу текст стихотворения далее. Я успел подарить его моему деду.

Надеюсь, что мы все не забудем уроков этой страшной войны и будем чтить светлую память наших защитников.

Посвящается моему деду Гаврилу Алексеевичу Лопатину


Год сорок первый –
Тяжких испытаний год:
Истлевшие, разорванные нервы
И тысячи, и тысячи сирот.

Зелёным парнем,
Вес ружья не зная,
Мой дед вошел в ряды солдат.
И помнил он пьянящий ветер мая,
И всех оставшихся на родине ребят.

Он в Белорусском первом
Пронёс всю боль войны,
И никому нельзя измерить
И тысячную долю этой мглы.

Познал он тяжесть поражений
И радости мелькнувшие побед,
И тонны тех земельных укреплений,
Что говорят фашистам: «Нет!!!».

Война смеётся орудийным залпом,
И кровью умывается она,
И жизнь проскальзывает калькой
Сквозь обгоревшие глаза.

Мой дед в сорок четвертом
В ряды разведчиков попал.
В году же этом, злом и чёрном,
Немалое он испытал.

Однажды шли они тропою
Меж мин, ловушек и травы,
И оступился ненароком,
И прямо в пасть он угодил.

Осколок жадный, ненасытный
С свистящим визгом впился в плоть,
И молодой парнишка хилый
Не смог железо побороть.

В больнице белой и холодной
Молоденькая медсестра
В халате жёлтом и немодном
Всё торопилась, суетясь.

Стараньями врачей и Бога
Парнишка тот остался жить,
Но он не мог ещё так долго
Глаза на жизнь свою раскрыть.

Осколок поглотил всю ногу,
И, кажется, что незачем и жить,
Но этот парень понемногу
Стал грешную жизнь свою любить.

И вот сменился сорок пятый,
Тот парень возмужал и повзрослел,
Лишь его жизни лист помятый,
Никто разгладить не сумел.

Когда спрошу я о войне,
Он что-то неохотно мямлит,
Не скажет он о жизни мне,
Лишь старую колоду карт достанет.

Не знаю, что в его душе:
спокойствие и чистота?
Лишь стоны горькие во сне
Я слышу мельком иногда.

Михаил ХАВИНСОН, 
научный сотрудник Института комплексного анализа 
региональных проблем ДВО РАН, кандидат экономических наук, г. Биробиджан
 
 
 

Комментариев нет:

Отправить комментарий