понедельник, 26 марта 2018 г.

Новый этап в развитии заповедника

Андрей Николаевич МАЛЮТИН. Фото Андрея АЛАТЫРЦЕВА

Дальневосточный морской биосферный государственный природный заповедник ДВО РАН достиг своего 40-летия. 40 лет – много это или мало? Например, всемирно известный морской национальный парк Большой барьерный риф Австралии был основан годом позже – в 1979 году, так что уж как минимум не мало. За эти годы было всякое: и взлеты, и паденья. Став первым и до сих пор во многом единственным морским заповедником России, он сразу же получил признание в стране. Многие стремились своими глазами увидеть его незабываемые ландшафты как побережья, так и подводные. Заметно хуже стало в новейшие времена, когда заповедник подвергся многочисленным атакам, как браконьеров, так и различных административных структур. Конечно, цели у них были разными: одни просто нещадно грабили заповедник, другие стремились забрать заповедник у Академии наук и зачем-то передать его в Министерство природных ресурсов, хотя опыта управления морскими охраняемыми акваториями у последнего не было. Цели-то разные, но и то, и другое было весьма болезненным и создавало значительные трудности в работе заповедника. Но было и международное признание, когда в 2003 году заповедник получил международный статус биосферного резервата.

Просуществовав 28 лет в составе Института биологии моря ДВО РАН (ИБМ), Дальневосточный морской заповедник после длительного согласования необходимых документов в Российской Академии наук и убеждений её руководства с 1 октября 2006 года стал самостоятельным юридическим лицом, что открыло новый этап его деятельности.

Об истории создания и основных вехах существования заповедника написано немало, не забыты и люди, его создавшие и организовавшие его работу, но нельзя не вспомнить о них, хотя бы и кратко, ещё раз, ведь для многих сотрудников заповедника он на многие годы определил их судьбу. Идеологом создания морского заповедного дела в России без всяких оговорок является академик А.В. Жирмунский. Именно благодаря его прозорливости, усилиям, настойчивости и был организован в 1978 году первый в стране морской заповедник. Это стоило значительных усилий, поскольку согласования проводились на очень высоких уровнях. Но кроме согласований ещё надо было провести очень непростую работу, чтобы учреждение, существовавшее только на бумаге, превратилось в нормально функционирующую многофункциональную структуру, способную в полном объёме решать стоящие перед ней задачи. Человеком, решившим эту проблему, стал замечательный учёный и организатор, кандидат биологических наук Ю.Д. Чугунов. Он руководил заповедником в один из самых, пожалуй, непростых периодов его существования – период становления. Нельзя не вспомнить также академика В.Л. Касьянова, благодаря которому удалось сделать заповедник самостоятельным юридическим лицом. Он также значительно содействовал в получении им статуса биосферного резервата.

Юрий Дмитриевич ЧУГУНОВ

Дальневосточный морской заповедник, занимая около 10% площади залива Петра Великого, является без преувеличения эталоном его побережья, малых островов и шельфа. Залив благодаря взаимодействию холодного и тёплого течений, своеобразным климатическим условиям и разнообразию местообитаний являет собой довольно примечательное явление природы. Воды залива населяют почти 4000 видов (включая микроорганизмы, грибы и виды-паразиты) из которых 2600 – это беспозвоночные. Поскольку морская фауна не только залива Петра Великого, но и заповедника изучена относительно неплохо, можно сделать определенный вывод о том, что биота залива представлена в заповеднике довольно репрезентативно, то есть, говоря языком математики, вполне характеризует всю генеральную совокупность. Так, если в заливе Петра Великого зафиксировано 316 видов рыб, то в заповеднике – около 200, что составляет примерно 63%. В действительности последнее число несколько выше, поскольку далеко не все субтропические и тропические виды, в тёплое время года изредка заплывающие в залив Петра Великого, были зафиксированы в заповедных водах: здесь не проводится регулярных отловов. По-видимому, все морские птицы залива так или иначе встречаются и в заповеднике – гнездятся, зимуют или отмечены на пролёте. Это же относится и к китообразным, которые являются кочующими по всей акватории залива животными. Из пяти видов ластоногих, наблюдаемых в заливе, три зафиксированы в охраняемых водах, причём единственный оседлый вид тюленей залива – ларга – размножается практически исключительно на островах заповедника. Что касается беспозвоночных, то и здесь мы находим весьма выразительные цифры, как нельзя ярко характеризующие роль Морского заповедника в сохранении биоты залива Петра Великого. Именно благодаря всему вышесказанному заповедник образован именно здесь, и поэтому же он представляет значительный интерес для учёных разных специальностей и, прежде всего, биологов.

Заповедник решает три основных задачи: сохранение биоты и различных феноменов неживой природы, научно-исследовательская деятельность и мониторинг происходящих в заповеднике изменений, а также эколого-просветительская деятельность.

В 1984 году в заповеднике сформирована лаборатория гидробиологии, которую возглавил кандидат биологических наук В.В. Гульбин. Впоследствии она была преобразована в отдел. С него и начнём. В научном отделе заповедника никогда не работало больше 10 сотрудников. Однако небольшое число штатных работников компенсировалось интересом, который проявляли к работе в заповеднике сотрудники не только ИБМ ДВО РАН, в состав которого до октября 2006 года входил заповедник, но и желание представителей других академических институтов и учебных учреждений исследовать именно нетронутую природу.

Основными научными гидробиологическими направлениями, которыми сейчас занимаются в заповеднике, являются инвентаризация биоты, мониторинг численности популяций дальневосточного трепанга, проведены многолетние наблюдения за состоянием биоты в бухте Миноносок под воздействием деятельности хозяйства марикультуры, проводятся исследования биологии некоторых видов рыб, а также растительности островов и материкового побережья. Работы по изучению распределения и численности дальневосточного трепанга, которым в заповеднике в последние несколько лет уделялось особое внимание, проводятся кандидатом биологических наук В.Н. Лысенко в сотрудничестве с сотрудниками Тихоокеанского института ДВО РАН. Эти работы можно рассматривать, как весьма актуальные и важные, поскольку трепанг является основным объектом браконьерского промысла и, кроме того, чрезвычайно важна его роль в донных сообществах.

Для того чтобы эффективно решать задачу сохранения биоразнообразия заповедника, необходимо получить максимально точные сведения о видовом составе морской биоты. На протяжении нескольких десятков лет изучением ихтиофауны заповедника, распределением рыб, соотношением видов в сообществах, их динамике и биологии посвящены исследования кандидата биологических наук А.И. Маркевича. Для изучения беспозвоночных привлекаются сотрудники других научных учреждений.

Кекуры Бакланьи. Фото Владимира СЕРЕБРЯНСКОГО
Хотя инвентаризация фауны заповедника в целом завершена, некоторые таксономических группы животных ещё требуют своего изучения. Это касается также и целых экологических группировок мелких бентосных животных, таких, например, как инфауна и эпифауна.
Но не только морская биота является предметом научных исследований. Многие годы на заповедных островах и прилегающем к заповеднику материковом побережью силами геоботаника кандидата биологических наук Е.А. Чубарь проводятся флористические исследования. Неплохо изучены состояние популяций некоторых видов растений, их численность, характер распределения редкой флоры, осуществляется мониторинг, помогающий оценить динамику природных процессов и планировать мероприятия по сохранению биоразнообразия островных экосистем.

Весьма впечатляет научно-издательская деятельность заповедника. Так, в 2004 году заповедник издал двухтомную коллективную монографию о его биоте и исследовании всех других составляющих. Эта монография вошла в число основных достижений ДВО РАН в том году. Кроме того, описанию флоры и фауны заповедника посвящены несколько научных сборников, сотни статей, защищено несколько кандидатских диссертаций. Опубликовано множество популярных и научно-популярных статей в газетах и журналах. Можно смело сказать, что немногие охраняемые природные территории и акватории могут похвастаться такой научной активностью и пропагандой охраны природы моря.

Долгие годы в заповеднике проводилось изучение различных аспектов биологии тюленя ларги. Эти исследования были интересны и в чём-то уникальны не только с точки зрения биологии, но и кооперации. Проводились они совместно сотрудниками морского заповедника (кандидат биологических наук И.О. Катин) и Биолого-почвенного института ДВО РАН (доктор биологических наук В.А. Нестеренко) с привлечением специалистов из Республики Корея. К сожалению, они были прекращены. Были прекращены также разработки по организации глубоководных морских охраняемых районов (кандидат биологических наук А.Н. Малютин), чем в нашей стране до этого вообще никто не занимался. Предлагаемые рекомендации могли бы заметно поднять авторитет Дальневосточного морского заповедника, тем более что выработка таких рекомендаций – одна из задач заповедника.

Тюлень ларга. Фото Олега ПЯТИНА
Научная деятельность в академическом заповеднике, несомненно, является важнейшей составляющей. Но какую бы ведомственную принадлежность не имел тот или иной заповедник, основу его деятельности определяет охранная функция. Особо охраняемые природные территории и акватории интересны для учёных различных специальностей прежде всего потому, что их биота, природа, ландшафты, исторические памятники затронуты антропогенной деятельностью лишь в очень незначительной степени. Не будет надлежащей охраны, нечего будет изучать. Нет, конечно, изучать можно что угодно и где угодно, но ведь эталонные участки изучать гораздо интереснее ещё и потому, что здесь возникают другие направления научной активности, в частности, возможность сравнить их с нарушенными в результате деятельности человека участками. В то же время существует и обратная связь: изучение биоты – одна из основ её сохранения.

Не будем забывать, что на островах и в охранной зоне заповедника находится ряд военно-исторических объектов Владивостокской крепости, которые также подпадают под охранный режим. Мы должны сохранять не только природу во всем её многообразии, но и нашу историю.

Эколого-просветительская деятельность заповедника базируется на двух основных «китах» – это музейная и экскурсионная деятельность.

Одновременно с работой по согласованию документов об организации заповедника, на о. Попова создается Музей охраны природы моря. Решение о создании Музея рассматривалось не только как способ популяризации знаний о море и необходимости его сохранения, но и как рупор идеи о необходимости создания в заливе Петра Великого государственного морского заповедника. Впервые в стране идея о необходимости охраны природы моря была высказана и услышана. Музей успешно решает поставленные перед ним задачи и сегодня. В 1996 году он был зарегистрирован во Всероссийском реестре музеев. С момента открытия музея и до недавнего времени его деятельностью руководила А.А. Гульбина. В этом же году при Музее организуется Центр экологического просвещения. Открывается учебный кабинет, разрабатываются и прокладываются экскурсионные маршруты как на о. Попова, так и в охранной зоне заповедника и они пользуются популярностью.

Экскурсия по этнографическому комплексу «Наследие»
В 1995 году был составлен проект островного ботанического сада заповедника на о. Попова. По этому проекту территория сада разбита на несколько функциональных зон, на которых проводится восстановление редких видов растений, проложена экологическая тропа, планируется создание фрагментов лесной растительности Приморского края.

А что сейчас? Сейчас начался очередной новый этап в развитии заповедника. К счастью, в значительной степени сменилась администрация заповедника. Сегодня он входит в состав Национального научного центра морской биологии ДВО РАН (ННЦМБ). Несомненно, реорганизация в системе ДВО РАН, в результате которой морская биологическая составляющая отделения была объединена под одной «крышей», добавила определенный импульс её развитию, как и развитию самого заповедника. Сотрудничество ННЦМБ и его филиалов – Дальневосточного морского заповедника и Приморского океанариума, которые, по сути, решают схожие и довольно взаимосвязанные задачи, вполне логично. Но хотя заповедник и океанариум называются филиалами Центра, они фактически могут проводить самостоятельную политику. Однако в наше время различных коопераций и объединений именно сотрудничество родственных структур может серьёзно расширить возможности каждой из них и добиться наилучших результатов.

Андрей МАЛЮТИН,
старший научный сотрудник лаборатории систематики и морфологии ННЦМБ ДВО РАН,
с 2001 по 2012 годы – директор Дальневосточного морского биосферного государственного природного заповедника ДВО РАН,
кандидат биологических наук

Остров Большой Пелис. Фото Игоря КРЮКОВА



Комментариев нет:

Отправить комментарий