воскресенье, 22 декабря 2013 г.

В зале ожидания счастья

В №20 от 13 ноября в нашей газете была опубликована статья «С оптимизмом – в будущее!». К ней рассказывалось о том, что не так давно в Тихоокеанском океанологическом институте им. В.И. Ильичёва прошли защиты диссертаций на соискание учёной степени кандидата наук по специальности «океанология». Одна из защищавшихся – Ольга КОЛЕСНИК. О ней сегодня наш рассказ.

О.Н. Колесник. Фото А.Н. Колесника

Наша справка. Ольга Николаевна Колесник в 2008 году окончила с отличием Дальневосточный государственный технический университет (ДВПИ им. В.В. Куйбышева) по специальности «геоэкология» и в этом же году поступила в очную аспирантуру ТОИ ДВО РАН по специальности «общая и региональная геология». Во время обучения в университете Ольга неоднократно становилась победителем и призёром международных, всероссийских и региональных олимпиад, конкурсов, конференций, принимала активное участие в общественной, творческой и спортивной жизни Приморского края. Она призёр виртуальной экологической олимпиады «Экоэрудит-2008», стипендиат «Потанинского резерва», Губернатора Приморского края. Во время учёбы в аспирантуре в 2009 году О.Н. Колесник стала победителем открытого конкурса стипендий им. В.И. Вернадского.

За время обучения в аспирантуре с 2008 по 2011 годы зарекомендовала себя грамотным специалистом в области геохимии железо-марганцевого рудообразования, освоила микрозондовый анализ аншлифов горных пород и руд, обработку результатов химических и микрозондовых анализов. В 2010-м стала одной из шести победителей открытого конкурса на получение аспирантских стипендий имени В.И. Вернадского. Является победителем конкурса премий молодёжи г. Владивостока 2010, 2011 годов.

Ольга Колесник – руководитель четырёх научно-исследовательских проектов для молодых учёных, финансирование которых поддержано ДВО РАН. Кроме того, она исполнитель в ряде грантов, полученных лабораторией морского рудообразования ТОИ ДВО РАН, в том числе интеграционного гранта ДВО РАН с УО РАН «Минералогия и геохимия железо-марганцевых образований: теоретическое и экспериментальное обоснование технологии переработки».
О.Н. Колесник имеет более 40 научных публикаций, шесть из которых – статьи.

К настоящему времени О.Н. Колесник приняла участие более чем в 20 научных совещаниях (в том числе международных). Неоднократно награждалась дипломами за лучшие доклады.

Ольгу отличает активная жизненная позиция. Она обязательна, ответственна, исполнительна. А ещё Оля энергичная и решительная девушка, приветливая и доброжелательная собеседница.

О.Н. Колесник. Фото А.Н. Колесника

«Знаки были»

– Родилась я в Чугуевском районе Приморского края в семье юриста и математика, – рассказывает Ольга о себе и своей семье. – А через год у меня появился брат Александр. Как-то так получилось, что мы с ним до сих пор шагаем по жизни вместе. Вместе учились в школе (сидели за одной партой), вместе окончили вуз. С 2005 года оба работаем в лаборатории морского рудообразования ТОИ ДВО РАН, заведует которой доктор геолого-минералогических наук Анатолий Сергеевич Астахов.

 Сидят (слева направо): с.н.с., к.х.н. Д.М. Поляков, н.с. О.Н. Колесник, зав. лаб., д.г.-м.н. А.С. Астахов, с.н.с., к.г.-м.н. В.В. Саттарова. Стоят (слева направо): н.с. М.В. Иванов, в.н.с., к.г.-м.н. Н.В. Астахова, н.с. К.И. Аксентов, н.с. А.Н. Колесник. Фото Л.Л. Макогина

Когда и почему решила, что свяжу свою жизнь с наукой? Честно говоря, не припомню конкретного момента, когда бы меня вдруг осенило: стану учёным! Нет, такого, пожалуй, не было. А вот знаки были – просто я их не всегда замечала, а если и замечала, то не осознавала. Теперь, правда, по-другому – и вижу, и понимаю... Приведу пример. Дело было в десятом классе на уроке экономической географии. Учительница, с воодушевлением перечислявшая минеральные ресурсы Мирового океана, упомянула тогда о перспективных и одновременно «таинственных» (видимо, она имела в виду – малоизученных) железо-марганцевых конкрециях. Помнится, я подумала: «Ну, надо же, как интересно!», – а спустя 11 лет под руководством кандидата геолого-минералогических наук Надежды Валерьевны Астаховой защитила кандидатскую диссертацию, целью которой было выявление источников цветных и благородных металлов в железо-марганцевых образованиях Японского моря…

 На фото (слева направо): с.н.с., к.г.-м.н. В.В. Саттарова, в.н.с., к.г.-м.н. Н.В. Астахова, н.с. О. Н. Колесник. Фото Л.Л. Макогина

Малоизученные железо-марганцевые конкреции

– Я уже говорила, что тружусь в ТОИ с 2005 года. Это первое и единственное моё место работы. Работа определенно нравится, поэтому хотелось бы верить, что в дальнейшем не возникнет обстоятельств, которые вынудят что-то менять.

С 2005 по 2008 годы, будучи студенткой, занималась изучением особенностей распределения ртути в абиотических компонентах прибрежно-морских экосистем Южного Приморья (результаты исследований легли в основу моей дипломной работы).

С поступлением в аспирантуру – оно пришлось на лето 2008 года – кардинально изменила область научных интересов: теперь меня стали волновать различные аспекты океанского железо-марганцевого рудообразования, в особенности генезис акцессорных минералов в рудных корках Японского моря. По этой теме – в соавторстве с моим научным руководителем, ведущим научным сотрудником, кандидатом геолого-минералогических наук Н.В. Астаховой и старшим научным сотрудником, кандидатом геолого-минералогических наук В.Т. Съединым (он тоже работает в ТОИ) – вышла серия научных публикаций, по ней же защищалась диссертация (но об этом я уже говорила).

 Командировка на исходе... Днепропетровск, май 2011 года. На фото: к.г.н., доц. О.Е. Афанасьев – один из организаторов Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «География геоэкология, геология: опыт научных исследований в контексте международного сотрудничества», и участницы конференции, сотрудницы ТОИ ДВО РАН (слева направо) В.В. Саттарова, И.А. Моисеенко, О.Н. Колесник.

В последнее время захватил процесс изучения железо-марганцевых конкреций Чукотского моря. Любая информация по этому вопросу, ввиду слабой освещённости в специальной литературе, представляет значительную ценность, причём ценность именно научную, ведь промышленного интереса конкреции не представляют (во всяком случае, пока).

Дважды молодая лаборатория

– Лаборатория морского рудообразования ведет исследования по четырём основным научным направлениям: 1) химический состав морских отложений и накопление рудных элементов в различных климатических и структурно-тектонических условиях; 2) осадконакопление в пределах современных рудообразующих систем континентальных окраин, их морфоструктурный контроль и сопоставление с моделями формирования древних месторождений; 3) химический и минеральный состав руд и отложений в пределах современных морских рудообразующих систем, выявление и оценка перспектив новых рудных залежей; 4) анализ геоэкологических условий существования морских экосистем на основе изучения поведения тяжелых металлов и ртути.

 Полярная экспедиция по российско-американскому проекту RUSALCA на НИС «Профессор Хромов» (сентябрь 2012 года). Отбор колонки донных осадков сотрудниками ТОИ ДВО РАН – А.Н. Колесником и А.А. Босиным. Фото Е.Г. Вологиной

Лабораторию по праву можно считать молодой как минимум по двум показателям: собственному возрасту (ей немногим более 10 лет) и среднему возрасту сотрудников. Коллектив лаборатории (если не считать заведующего) состоит из 10 человек, трое из которых – кандидат геолого-минералогических наук Н. В. Астахова, кандидат химических наук Д.М. Поляков и кандидат геолого-минералогических наук Н.Г. Ващенкова – уже сложившиеся учёные, грамотные специалисты, каждый в своей области; еще пять человек – кандидат геолого-минералогических наук В.В. Саттарова, М.В. Иванов, К.И. Аксентов (защитил в этом году кандидатскую диссертацию), А.Н. Колесник и, собственно, я – молодые учёные до 35 лет. Е.А. Лопатников – наш многообещающий аспирант. А.В. Алаторцев – студент 4-го курса ДВФУ, который работает в лаборатории под руководством К.И. Аксентова. Очень ценим нашего техника, Н.Е. Константинову.

 Немецко-российская экспедиция на НИС «Зонне» (Sonne) по проекту KuramBio, рейс So223 (19 июля -7 сентября 2012 года). В желтом костюме – с.н.с. ТОИ ДВО РАН, к.г.-м.н. В.В. Саттарова. Рядом – коллеги из Германии и Швейцарии. Фото А.В. Лаврентьевой

 Аспирант ТОИ ДВО РАН Е.А. Лопатников. НИС «Академик М.А. Лаврентьев», 63-й рейс (июль-сентябрь 2013 года). Фото Е.Н. Суховеева

Коллектив дружный, сплочённый, и в этом большая заслуга заведующего лабораторией доктора геолого-минералогических наук А.С. Астахова. Регулярно проводятся семинары, на которых есть возможность обсудить текущие вопросы. Торжества – ещё один повод собраться вместе, и мы активно им пользуемся.

В ближайшие годы, безусловно, буду продолжать работу по железо-марганцевым конкрециям Чукотского моря.

 Экспедиционные забавы. Сотрудники ТОИ ДВО РАН А.А. Босин (спиной) и А.Н. Колесник. Чукотское море, 76° с. ш. (сентябрь 2012 года). Фото Е.Г. Вологиной

Неопубликованными остаются кое-какие (довольно любопытные) материалы по наложенной минерализации в магматических породах подводных возвышенностей Японского моря – ситуацию нужно срочно исправлять!

Есть и другие планы, но о них я предпочла бы поговорить позже – когда из планов они начнут превращаться в результаты.

«Что люблю»

– В свое время мы с братом окончили (спасибо родителям за мудрость и терпение!) музыкальное и художественное отделения Школы искусств. Этого вполне хватает теперь для того, чтобы иметь собственное мнение в основных вопросах искусства и культуры…

Не скажу, что часто слушаю музыку. Но если слушаю, то в основном инструментальную. Особенно нравятся композиции, где солируют саксофон, скрипка или электрогитара. Предпочитаю живое исполнение, поэтому – когда появляется такая возможность – с удовольствием хожу на концерты, в основном в краевую филармонию.

Если говорить о живописи, то меня всегда впечатляли работы русских художников 19-го века, но больше прочих – полотна В.В. Верещагина (один «Апофеоз войны» чего стоит!) и И.И. Левитана (особенно нравится настроение картины «Весна. Большая вода»).

В последнее время стала интересоваться фотоискусством – брат увлёк. (Мое портретное фото для этого интервью, кстати, Александр сделал.) Недавно на выставке фотографий научных опытов звезды американской фотографии Беренис Эббот (выставка проходила в Мультимедиа Арт Музее, Москва) увидела такое её высказывание: «Вы, учёные, самые плохие фотографы в мире». Возможно, так оно и было в прошлом столетии, когда Эббот жила и творила. Сейчас, на мой взгляд, ситуация если не изменилась, то стремительно меняется в лучшую сторону: у науки появляются хорошие и очень хорошие фотографы.

Люблю смотреть фильмы. Но не всё подряд, а особые – с послевкусием, и в камерной обстановке. Из недавно просмотренных могу отметить три кинокартины: «Впусти меня» Т. Альфредсона (прекрасная экранизация одноименного романа: порядком надоевшая тема вампиризма преподносится под совершенно удивительным углом), «Дорога» Дж. Хиллкоута (пессимистический сценарий будущего, до жути правдоподобный) и «Лучшее предложение» Дж. Торнаторе (сверхтонкая хирургия человеческих душ – ни больше, ни меньше).

…Какое-то время активно занималась легкой атлетикой. Теперь, уже в качестве болельщицы, всецело разделяю увлечение брата боксом. Прихожу на соревнования, смотрю бои и убеждаюсь: бокс – это искусство!

А ещё для души… Полтора года назад приютили котёнка, назвали Бонифацием. Он рос не по дням, а по часам, вскорости возмужал и теперь это, выражаясь словами небезызвестного линдгреновского персонажа, «в меру упитанный мужчина в полном расцвете сил». Любим нашего Боню – холим и лелеем. А он благосклонно принимает нашу любовь.

Когда рождается поэзия

– Пишу стихи. Поэтический стаж у меня скромный – два-три года, не больше. Пишу не взахлеб и только тогда, когда не могу не писать. В этой связи хочется процитировать английского поэта Дж. Китса: «Если поэзия не рождается так же естественно, как листья на деревьях, пусть она лучше совсем не рождается» (мысль не нова, но в таком словесном обрамлении смотрится очень даже свежо).

О.Н. Колесник. Фото А.Н. Колесника
В суть творческого процесса внедряться не буду. Все равно главное – это результат: подействовало – не подействовало, понравилось – не понравилось… Мне сложно предположить, какое из стихотворений подействует в данный момент на данную аудиторию. Поэтому просто дам ссылку ( http://www.stihi.ru/avtor/zeya888 ), пройдя по которой, читатели сами смогут ознакомиться с основными моими работами.

Знаю, что номер газеты с этим интервью должен выйти в канун Нового года. Было бы непростительно не воспользоваться такой возможностью и не поздравить «Дальневосточный учёный» и его читателей, в числе которых, пожалуй, все мои коллеги по работе, с наступающим праздником – самым ожидаемым, самым волшебным! Французский писатель Ж. Ренар как-то удачно заметил: «Если бы строили дом счастья, самую большую комнату пришлось бы отвести под зал ожидания». Пусть в ваших сердцах всегда живут мечта и надежда на её осуществление – будьте счастливы!
Беседовала Анастасия КУЛИКОВА


Ольга Колесник скромно говорит о своих поэтических способностях, но в этом году она стала призёром открытого городского конкурса молодых поэтов им. П.И. Гомзякова «Гул океанского прибоя» в номинации «Поэзия». Мы предлагаем вашему вниманию, наш уважаемый читатель, некоторые из её поэтических сочинений.

 

 

Любовь дальневосточная

 

Родителям

Любовь бывает разная:
И хрупкая, и прочная.
А есть любовь особая –
Любовь дальневосточная.
В тайге приморской прячется,
Как редкий дивный зверь она.
Возможность с нею встретиться
Не каждому, увы, дана.
Косулей быстроногою, пугливою, сторожкою,
Несётся чащей девственной, неведомыми стёжками.
Но в чувство двух поверила
И вышла из укрытия.
И свадьбою отметилось
Великое событие.
Медовая и горькая,
Святая и порочная.
Но вне классификации
Любовь дальневосточная.
Сосною ввысь корейскою
К теплу и солнцу тянется,
Смолисто-ароматною
Таёжною красавицей!
Лимонника лианою в семью – прочнее прочного –
Связала папу с мамою любовь дальневосточная.
Плоды алеют пламенем
На ветках на рябиновых –
Так небо одарило вдруг
И дочкою, и сыном их.
Бежит, бежит, торопится
В часах река песочная,
Но не подвластна времени
Любовь дальневосточная.
Прошло немало лет уже,
Но жарче лишь горит она:
И от того тепло в сердцах,
И грудь весенних чувств полна!
Узорно-прихотливая, как бабочка-затейница:
Что день – то в новом образе, что ночь – то переменится.
Рисует краской сочною,
Мелками разноцветными,
Чтоб жизнь украсить яркими,
Счастливыми моментами!
Прошли года – соскучилась
И стала звать настойчиво
Домой, в район Чугуевский,
Любовь дальневосточная.
Ключи сладкоголосые –
Красивых чувств свидетели –
Восторгом звонко-радостным
Приезд друзей отметили.
И Но́та полноводная, и сопки крутосклонные
Встречали папу с мамою нижайшими поклонами.
Шаги в траве – чуть слышные,
Дыханье в небе – нежное.
Рождается во мне оно,
Прекрасное, безбрежное.
Не грежу, не предчувствую,
Теперь уж знаю точно я,
Что скоро и ко мне придёт
Любовь дальневосточная!



Букашка

Н. Т.

Доев кое-как (за папу, маму и прочих) тарелку борща
и выпив (уже по собственной воле) компот,
в детстве, бывало, бежала по саду вприпрыжку
(в руках самодельный сачок и банка под мышкой)
ловить насекомый народ.
А тот, вереща,
вразлёт.

...И на букашку, посаженную в банку –
за блестящую спинку, большие усы или крыльев огранку, –
падали в любопытстве зелёными громадами
широко распахнутые твои глаза.
И у несчастной ум заходил за:
она кружила в стекле с кандибобером и шелестела нарядами,
а потом затихала...


Теперь,
столько лет спустя,
всё глубже болея и тоньше грустя,
ч у в с т в у е ш ь  с е б я  б у к а ш к о й,
г о т о в о й  в о т - в о т  н а к р ы т ь с я
приземистым небом стекляшки,
привинченным наглухо крышкой,

н о  т е м  н е  м е н е е  д о  с и х  п о р  н е  н а к р ы в ш е й с я,

потому что надеяться (хотя бы чуточку) – это не «слишком»,
потому что сама, ещё маленькой девочкой –
налюбовавшейся досыта, надивившейся, –
ты выпускала грустных букашек в ликующую траву,
а кто-то сверху, сквозь небесную синеву,
улыбался этому
солнечной, лучезарной вспышкой.

 

 

 

Никудышные стихи

 

Отцу

Мне стыдно признать,
но выходит, что так:
язык превращается в грубый наждак
при всякой попытке затеять стихи
про нежно любимого папу.
Бузит и цепляет бумагу перо,
и муза кривляется – нет бы помочь!
Сидит за столом бестолковая дочь –
сосёт, как медведица, лапу.

А в воздухе реют
сюжеты картин.
Поймать бы из сотни хотя бы один –
живой и счастливый – и ловко облечь
в витую стишистую рамку.
Но в руки ловца не даётся сюжет:
и манит, и дразнит своей глубиной.
Кокетливо память играет со мной.
От злости – почти наизнанку!

Плывёт перед носом –
не сцапать, увы! –
видение сада. Прорехи листвы
всё кажут цветастое платье и бант:
девчушка – верхом на калитке.
Глаза упираются в пыльную даль,
где должен вот-вот появиться отец.
К нему с поцелуем помчится гонец
по тонкой тропиночной нитке...

Картину накрыло
другим полотном.
Всё та же девчонка (но старше) на нём
рыдает в углу, потому что опять
обидели злые мальчишки.
Но папа, смеясь, говорит: «Не беда!» –
и самбо даёт боевого урок.
С тех пор все мужчины у дочкиных ног
(поклонников даже излишки).

Качаются света
и тени весы,
по телу асфальта – мурашки росы.
На площади людной подросток стоит,
глядит на отца-командира:
парадного кителя гладкая сталь,
от белой рубашки – невольное «ах»!
В глазах подчинённых – почтенье и страх.
И «смир-р-рно!» накроет полмира…

Заря обжигает
озёрную гладь.
Сидеть в камышах, затаясь, – благодать!..
и ждать, досыпая в перинах мечты,
когда поплавок загарцует.
С отцом на рыбалку – великая честь.
Побольше б карасиков – гуще уху.
Какое блаженство – нести «чепуху»
и знать, что болтаешь не всуе.

Тебя ободрят
и совет подадут.
Казалось бы, падал... и вот – парашют.
Чудесно спасённый, хлебаешь супец,
а к чаю – слоёнка историй
о крае, где катит на берег волна,
о дивных садах малоросских степей,
о Польше во мгле моросящих дождей
в подливе мужских аллегорий.

Захочется очень –
до одури – вдруг
коснуться щекою родительских рук,
но пальцев движенье – и мыльный пузырь
растает: фантом испарится.
Удавка досады затянет мозги,
и буквы заскачут под разным углом;
украсит линолеум битым стеклом
задетая в гневе вещица.

Встревоженный шумом,
заглянет отец,
обнимет заботливо: «Что ты, птенец?»
Я чмокну в высокую ску́лу его,
на цыпочках, вытянув шею:
«Никак не выходят стихи про тебя!»
«Но счастье-то, донечка*, разве в стихах?» –
и я прочитаю в отцовских глазах
всё то, что сказать не умею…

* доченька (укр.).


Рубикон

 

Финальное
зимнее утро.
Легчайшего инея пудра
по бордюрам искрится и блещет.
На прохожих – тёплые вещи.
Мороз!
Но уже что-то в воздухе млеет,
улыбки глупые клея
на лица
и взгляд зажигая.
А мне?!

И в саже
чумазые гули,
как будто дурмана глотнули,
пируэты на стылом асфальте
под концерт неслышный Вивальди
вершат.
Воробьи на пружинистых ножках,
забыв на время о кошках,
шныряют
у тех перед носом –
дела!

И солнцу
уж боле не спится:
свои золотые косицы
разметало по белым подушкам
облаков и лысым верхушкам
дерев.
Потянувшись как следует, встало
и жарит снежное сало
на завтрак:
голодное очень
с зимы.

А в семь
очумелые люди
без нудных разминных прелюдий
оккупируют все тренажёры,
что найдут в округе – умора,
комедь!..

Озоруют безбожно гормоны.
Не катят больше законы
науки:
всё ясно без формул
и так...

Домой
возвернувшись, не станут
тела отдаваться дивану,
как бывало в январские стужи,
что мышцы держали и души
в тисках.
Монитор гипнотическим оком
поманит прямо с порога:
начнётся
вот-вот мелодрама
«за жисть».

Слезинки
покатятся робко.
Конфет опустеет коробка.
И вино им вослед испарится.
Паренёк утешит деви́цу –
хитрец!
А за окнами будет фонарик
не спать... и громкое «Шарик!»
носиться,
но пёс «не расслышит» –
любовь...


В канун зимы

 

В канун зимы,
когда уже не осень,
когда вся зелень –
пара чахлых сосен,
мутнеющих в заплаканном окне;
когда в своей тоске
на самом дне
находится простуженный поэт
(укутавшись по горло
в тёплый плед,
а ноги окунув в раствор горчицы,
он мается в попытке вдохновиться,
но всё, что ни выходит, –
чистый бред!),
не лучше ли прикинуться лягушкой,
что вмёрзла до поры в озёрный лёд?
И лекарем смирение придёт
и скажет что-то важное на ушко...


Счастье

 

Скользнув под пальто озорною девчонкой,
измазала душу больную зелёнкой
весна.
Подула на рану, шепнула: «Не больно?» –
и дальше помчалась, собою довольна,
она.

А я, распрощавшись с серьёзным недугом,
по лету иду со студенческим другом
гулять.
И счастье, смущаясь от долгой разлуки,
доверчиво мордочкой тычется в руки
опять.

Ольга КОЛЕСНИК

Комментариев нет:

Отправить комментарий