понедельник, 23 мая 2011 г.

Какая нынче молодежь?


В лабораториях Института автоматики и процессов управления ДВО РАН все чаще появляется молодежь, ставящая целью профессиональную научную деятельность. С каждым годом число молодых ученых в институте растет. Это очень хорошо. Стараниями ведущих ученых ИАПУ, его руководства, исследования, выполняемые в стенах института молодыми учеными, вышли на новый уровень. Результаты последнего конкурса на право получения грантов Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых докторов и кандидатов наук подтверждают это: четверо сотрудников ИАПУ стали победителями конкурса. Об одном из них наш рассказ.

Константин Галкин 

Время бежит очень быстро, ветераны уходят, поэтому важно, чтобы не ослабевал приток в науку молодых, талантливых, инициативных исследователей. Молодость – недостаток, проходящий с годами, ее сменяют знание и опыт, а вместе с ними – обеспокоенность за будущее российской науки. Ученые старшего поколения тревожатся о преемственности поколений. Молодежь в науке сегодня очень разная, но к счастью в своем большинстве – замечательная.

Мой собеседник Константин Николаевич ГАЛКИН родился и вырос во Владивостоке. В свои 28 лет он – научный сотрудник, кандидат физико-математических наук. В детстве, как и у любого мальчишки, у Кости были различные игрушечные солдатики и машинки, но больше всего ему нравились конструкторы, потому что из них можно было создавать то, что рождалось в его воображении.

«Если наши отцы – молодежь 60-70 годов ХХ века мечтала стать космонавтами, то я в свои десять-двенадцать лет мечтал стать летчиком-истребителем», – рассказывает Константин. К сожалению, к седьмому классу Косте пришлось распрощаться со своей мечтой из-за полученной травмы, которая сделала невозможной будущую карьеру военного летчика. Перевод в физико-математический класс СШ №23 города Владивосток заставил его отвлечься от своих мечтаний о военных самолетах, найти другие интересы в жизни. «Мне повезло, – говорит Константин, – я учился в одном классе вместе с парнями, которые занимали десятку первых мест на городских и краевых олимпиадах по математике и физике, и поэтому атмосфера конкуренции была естественной для нас. Но это не была «гонка интеллектов», а скорее мотивация для совершенствования своих знаний. Пусть мы соревновались между собой на олимпиадах, но в первую очередь – мы отстаивали престиж своей школы».

Самым любимым их занятием было – озадачить своего преподавателя по физике, недавнюю выпускницу университета, вопросами, которые выходили за рамки обязательной программы. Отчасти это было для того, чтобы посмотреть на реакцию молодой преподавательницы, но в большей степени – ради развития своих познаний в данном предмете. Уже на выпускном вечере учитель физики Инна Анатольевна Юдина поблагодарила ребят за то, что они часто досаждали ей сложными вопросами. Теперь она была готова к любым вопросам на уроках от своих учеников.

Учась в школе, Костя не просил родителей помочь ему выполнить уроки. Его отец – профессор, доктор физико-математических наук, заместитель директора по научно-образовательной и инновационной деятельности ИАПУ ДВО РАН, научный руководитель лаборатории Оптики и электрофизики ИАПУ ДВО РАН Николай Геннадьевич Галкин, а мама – техник группы делопроизводства ИАПУ ДВО РАН Наталья Степановна Галкина могли помочь советом по любому предмету, но у них было свое понимание о содержании помощи. Однажды, в седьмом классе мальчик не смог справиться с задачей по физике и попросил отца подсказать решение. Но отец, напротив, попросил Костю сформулировать, что именно ему не понятно. После многократного прочтения нужного раздела учебника и обсуждения с отцом, мальчик в итоге смог четко сформулировать, что же он не понимает в этой задаче, и тут же сам решил ее.

Уже в десятом-одиннадцатом классах он начал всерьез задумываться о профессии, с которой хотел бы связать жизнь. Достаточно легко давались математика и физика. Отец, Николай Геннадьевич, преподавал на физико-техническом факультете Института физики и информационных технологий ДВГУ, но не настаивал, чтобы наш герой поступал именно на этот факультет. Сам предмет «физика» Косте нравился не за красивые теории, а за тонкие эксперименты, которые ставили знаменитые исследователи. Поэтому выбор будущей специальности решился сам собой. Мама, конечно, обрадовалась, когда сын решил пойти по стопам своего отца.

Константин Галкин с отцом и сестрой 

Константин, Анна (сестра), Наталья Степановна (мама) и Николай Геннадьевич (отец) в Снежном городе, Харбин 

Николай Геннадьевич всегда помогал сыну советами, но никогда не помогал ему в учебе, не просил других преподавателей относиться к этому студенту более снисходительно, чем к другим. Однокашники шутили, что для Кости легче сдать предметы незнакомым преподавателям, чем те, которые читал его отец. И они были правы: отец гонял сына в два раза больше чем остальных студентов.

А чем сейчас занимаются друзья юности?

– Большинство моих одноклассников выбрали математические и физические специальности, но некоторые учились на гуманитарных, – отвечает Константин. – Сейчас часть одноклассников живет и работает в центральной части России, некоторые перебрались за рубеж, но большинство осталось в дальневосточном регионе. Я стараюсь поддерживать связь с ними, но в наш стремительно бегущий век трудно согласовать место и время, чтобы встретиться – у всех свои планы, дела и заботы. Со студенческими друзьями, одногрупниками мы чаще встречаемся. Многие из них уже работают не по специальности. Только Евгений Чусовитин и Артем Димитриев, как и я, поступили в аспирантуру ИАПУ ДВО РАН, и мы сейчас работаем вместе в отделе Физики поверхности ИАПУ ДВО РАН. С Евгением мы работаем в одной лаборатории.

– Не могу удержаться от вопроса: как складывался ваш путь в академическую науку? Кто помогал советом и действием?

– Свою научную карьеру я начал сразу после окончания школы, когда меня приняли лаборантом в лабораторию моего отца. Меня сразу допустили до экспериментов на научном оборудовании, но в первые два года я «нажимал на кнопки» и «делал что скажут».

Примерно с третьего курса я начал принимать участие в обсуждении полученных результатов, и подготовке планов экспериментов, выступал с докладами
.
На пятом курсе я встал перед выбором: поступать в очную аспирантуру или уехать работать инженером за рубеж по моей специальности. Я выбрал занятия научной деятельностью. На это решение повлиял член-корреспондент РАН Виктор Григорьевич Лифшиц, который помог мне получить грант на четырехмесячную стажировку в National Physical Laboratory в Нью-Дели, Индия. В школе и в университете мне с большим трудом давался английский язык, поэтому стажировка помогла не только с развитием профессиональных навыков, но и побороть страх говорить на английском языке.

Учась в аспирантуре, я совмещал научную и общественную деятельность – был одним из организаторов Владивостокского студенческого отделения международного оптического общества SPIE. Организаторский опыт, полученный в то время, помогает мне сейчас справляться с общественной деятельностью: я – секретарь Совета молодых ученых ИАПУ ДВО РАН.

– Расскажите о своих научных интересах, достижениях. С каким проектом стали победителем конкурса 2011 года на право получения грантов Президента Российской Федерации для государственной поддержки молодых российских ученых докторов и кандидатов наук?

– На многих производствах существует проблема уменьшения выброса тепловой энергии в атмосферу. Эти выбросы приводят к увеличению среднегодовой температуры вокруг данных предприятий, и соответственно, к ухудшению экологической обстановки. Решить проблему помогут термоэлектрические преобразователи энергии, которые не только поглотят выбрасываемую тепловую энергию, но и переведут ее в электрическую. Выбрасываемое в окружающую среду тепло характеризуется температурами 50-200 С, поэтому нужны термоэлектрические преобразователи, у которых максимальная эффективность лежит в этом диапазоне температур.

Константин Галкин 

В настоящее время существует ряд термоэлектрических преобразователей из бинарных и тройных соединений на основе висмута, теллура, сурьмы, но их производство дорогостояще. Альтернативой могут стать кремний-германиевые сплавы, эффективность термоэлектрического преобразования которых достаточно велика, а себестоимость мала, но данные сплавы имеют максимум эффективности при более высоких температурах, чем требуется для реализации в практике.

Другим возможным решением могут стать устройства на основе силицидов переходных и щелочноземельных металлов (хрома, магния, железа и других), максимум термоэлектрического преобразования которых лежит в необходимом диапазоне, но эффективность ниже, чем в случае двойных и тройных соединений на основе висмута, теллура, сурьмы. Поиск путей увеличения эффективности термоэлектрического преобразования материалов на основе силицидов хрома и магния и является темой гранта Президента, который я получил.

Тема гранта соответствует основному научному направлению лаборатории, в которой я работаю – создание новых материалов на основе кремния с уникальными свойствами, на базе которых будут разработаны новые приборы.

– Константин, что вас подвигло на занятия наукой? Собираетесь выполнить свое предназначение или решить мировую проблему?

– Мною всегда двигало «Любопытство»: в том смысле, что я хочу познать то, что на настоящий момент еще не познано. Занятие наукой дает такую возможность. Но нельзя однозначно утверждать, что я удовлетворяю свое любопытство за государственный счет. Да, практически все исследования делаются за счет средств налогоплательщиков, но для получения этих денег мы должны подготовить хорошие проекты и победить в различных конкурсах. Деньги на исследования не поступают «просто так».

– Ради занятий любимым делом вы способны терпеть ограничения в зарплате, свободном времени, подчинить интересы семьи – работе?

– Я бы не назвал себя «Альтруистом» и не готов работать «за еду» или за ничтожную зарплату. Как и любой молодой человек, я должен думать об обеспечении не только себя, но и своей будущей семьи. Моя работа связана с различными сложными экспериментами, мне приходится задерживаться допоздна в лаборатории, а иногда приходить в институт по выходным, поэтому подработка «на стороне» в моем случае не возможна.

– Можете представить ситуацию, что вас перестанут интересовать занятия наукой? Чем вы могли бы тогда заняться?

– Вряд ли мне когда-нибудь станет не интересна исследовательская деятельность. Наука – это всегда творчество, а я уже не могу без него. Но не всегда творчество – это наука. Поэтому я могу допустить, что когда-нибудь уйду из академической науки.

– Константин, кто сейчас приходит в науку?

– В науку приходят те, кто хочет заниматься творческой деятельностью, исследованиями. Это очевидно. Но неоправданно низкие стипендии не позволяют многим перспективным выпускникам вузов поступить в аспирантуру. Обычно аспирантами становятся те ребята, кого на время учебы могут обеспечить родители. Ведь стипендия аспиранта в несколько раз меньше прожиточного минимума…

 Горошко Дмитрий (слева) и Чусовитин Евгений устанавливают новый блок источников в сверхвысоковакуумную установку.

– Как вы видите отношение ученых различных возрастных групп? Как предотвращаются, либо разрешаются конфликты поколений?

– Как и в любом коллективе всегда существуют трудности в общении между нашим поколением и поколением наших отцов. Наше поколение не имеет того опыта, которым обладает старшее поколение, поэтому часто возникают споры и дискуссии. Но именно в дискуссиях рождаются правильные решения. Часто молодежь высказывает идеи, которые поначалу кажутся абсурдными, но иногда именно они позволяют найти решение поставленной задачи, неуловимое ранее. Мне повезло, что в отделе, в котором я работаю, возраст сотрудников описывается гладкой кривой, что обеспечивает преемственность поколений.
Общаясь со студентами, я стараюсь не противопоставлять свои знания их знаниям. Обычно наши занятия проходят в режиме дискуссии: я не просто рассказываю новый материал, а спрашиваю их мнение об этой теме и наводящими вопросами привожу их к тем выводам, которые я планирую дать им.

 
Сотрудники лаборатории Оптики и электрофизики ИАПУ ДВО РАН

 
Сотрудники отдела с членами своих семей 

– Какими вы видите отношения между учеником и учителем в науке?

– Я считаю неправильным, когда учитель подавляет инициативу ученика своим авторитетом, не давая ход его идеям. Ошибаются все люди, но настоящий учитель не только допускает возможность собственной ошибки, но и обнаружив, всегда признает ее. Полагаю, что ученик должен с уважением относиться к мнению своего учителя, и доказывать свою точку зрения, выслушивая аргументы учителя.

– Лаборатория оптики и электрофизики ИАПУ ДВО РАН интегрирована в мировую науку?

– В настоящее время невозможно проводить успешные исследования без достаточного знания состояния дел в своей области. Самые последние факты мы берем из научных статей как российских, так и иностранных. Поэтому у нас идет постоянное общение с различными научными группами, как очное – на конференциях, так и заочное – чтение статей, книг и других материалов.

– Есть ли совместные проекты с другими институтами РАН?

– В лаборатории ведутся работы по различным тематикам совместно с научными группами из дальневосточного, сибирского, уральского и центрального регионов России, а также с научными группами из различных стран мира.

– Существует ли лаборатория, где бы вы хотели поработать?

– Есть ряд научных центров, как в России, так и за границей, в которых я бы хотел поработать или пройти стажировку сроком до полугода, так как при большем времени отсутствия в институте за мной не сохраняется ставка. Кочевой образ жизни – постоянные смены научных центров раз в два года – не для меня…

Константин, Чусовитин Евгений и Галкин Николай Геннадьевич в традиционном японском номере в национальной одежде 

– Константин, как творческий человек, чем увлекаетесь помимо науки?

– Люблю наслаждаться красотой природы, ее изяществом, уникальностью, запечатлевать эту, иногда мимолетную, красоту на фотографиях. Из различных поездок я привожу сотни фотографий.

Мне нравится играть в футбол, люблю плавать, особенно исследовать с маской и трубкой подводный мир. Зимой я с удовольствием катаюсь на горных лыжах и коньках.
Сожалею, но бурное развитие телекоммуникационных технологий оставляет меньше времени на чтение художественных книг, а скорее на просмотр фильмов. Из того, что мне нравится, отмечу жанр научной фантастики и драмы. Изредка, если хочется отвлечься от жизненных проблем или невеселых мыслей, смотрю комедийные фильмы. Иногда пересматриваю хорошее советское кино: фильмы, которые создавались как произведения искусства, а не средство получения прибыли.

Музыку слушаю разную, в зависимости от настроения. Но в основном, это либо классика (Антонио Вивальди, Вольфганг Амадей Моцарт, Фредерик Шопен…), либо классика иностранного и российского рока, иногда – что-нибудь из джаза.

Плохие или хорошие сейчас молодые ребята и девушки? Из газет, телевидения, радио на нас обрушивается мутная волна информации о наркомании, проституции, воровстве, молодых потерянных поколениях. Но в коридорах институтов встречаешься с умными, воспитанными, интеллигентными, милыми девушками и парнями, студентами и аспирантами, увлеченными молодыми учеными, и душа не нарадуется! В последние годы молодые вовсе не стали хуже. Немалое в стране удручает, но молодежь к нам приходит прекрасная. Нравственность в России не утрачена и это вселяет оптимизм. Посмотрите на эти молодые лица!


День Физика (2000 год), посвящение в студенты.

2002 год. 23 февраля. Студенты 125 группы ИФИТ ДВГУ

19.08.02. Встреча одноклассников 

Перед банкетом на международной конференции APCOM-2004, г.

Защита дипломов.

Октябрь 2008. Tsukuba, Japan. К Галкин и Чусовитин Евгений

6 мая 2008. Одна из пещер хребта Лазовый 


Комментариев нет:

Отправить комментарий