четверг, 17 февраля 2011 г.

Демографическая пирамида перевернулась?


 
Демографическая ситуация в Приморском крае характеризуется устойчивой тенденцией сокращения численности населения. На 1 января 2010 года численность населения составила 1982 тысячи человек, что на 324,9 тысячи меньше, чем в 1991 году, когда была зафиксирована максимальная численность населения. За последние десять лет Приморский край потерял 155,2 тысяч человек и оказался отброшен в демографическом отношении на 30 лет назад. Эти потери сложились из естественной убыли населения (89,8 тысяч человек) и его миграционного оттока (65,4 тысяч человек).

Естественная убыль населения, невзирая на меры, предпринимаемые Правительством РФ, носит устойчивый и долговременный характер. Предполагается, что с нынешних четырех тысяч она возрастет за двадцать лет до двенадцати тысяч человек ежегодно.
Эта тревожная статистика не может не вызывать беспокойства как у специалистов, так и у населения Приморья. Вот почему мы беседуем сегодня с научным сотрудником лаборатории социальной и медицинской географии Тихоокеанского института географии ДВО РАН Валентиной Леонидовной УШАКОВОЙ.

В.Л. Ушакова 

– Валентина Леонидовна, в последнее время пресса сообщала об улучшении демографических показателей в Приморском крае. Это действительно так?

– Статистика действительно отмечает рост рождаемости с 2000 года. Однако число родившихся в 2009 году составляет всего 70% от уровня 1990 года. Есть основания предполагать, что ситуация с рождаемостью в ближайшие два десятилетия не сможет обеспечить демографический рост и даже простое воспроизводство населения. Демографическое будущее края заложено в современной возрастно-половой структуре населения, а ее динамика сигнализирует о сокращении численности женщин детородного возраста. За последнее десятилетие средний возраст женщины, становящейся матерью, повысился почти на два года и составил 27 лет. Число детей, рожденных одной женщиной за весь репродуктивный возраст практически вдвое ниже, чем нужно для замещения поколений родителей их детьми. 

– А как же меры демографической политики, например, выплата «материнского капитала»? 

– «Материнский капитал», также как и увеличение размера пособий по уходу за ребенком до полутора лет, система «родовых сертификатов» направлен на стимулирование рождения. Эта мера демографической политики больше ориентирована на поддержку рождения вторых детей. В Приморском крае в 2009 году доля повторных рождений (родившихся по порядку вторыми, третьими и более) возросла и составила 35%, 8%, 4% от общего числа родившихся. Но нужны и важны дополнительные меры. Это и улучшение жилищных условий; оказание государственной материальной поддержки семьям, имеющим трех и более детей; обеспечение гарантий занятости семьям с детьми. Следует повысить престиж семейной жизни.

 

– Валентина Леонидовна, с рождаемостью дела обстоят не самым лучшим образом. А какова динамика смертности, что происходит с продолжительностью жизни приморцев?

– Одной из самых острых проблем демографического развития Приморского края остается высокий уровень смертности, в особенности смертности населения трудоспособного возраста. Ежегодно на эти возраста приходится более трети всех смертей, при этом умерших в этом возрасте мужчин в три раза больше, чем женщин.

Продолжает деформироваться соотношение мужчин и женщин: численность мужчин за последние десять лет уменьшилась на 95,5 тысяч человек (9,1%), что превышает аналогичные показатели для женщин примерно вдвое. Это свидетельствует о сверхсмертности мужского населения, особенно трудоспособного возраста.

Усилился процесс демографического старения населения. За десять лет женщины в крае постарели в среднем на 2,3 года, мужчины – на два года. Средний возраст приморцев в 2009 году составил 37,9 лет, что почти на год моложе, чем средний возраст по России. Приморские женщины старше мужчин примерно на пять лет (40,2 и 35,4 года соответственно).

Продолжительность жизни, являющаяся объективным и убедительным индикатором уровня и качества жизни населения в крае, сохраняется на невысоком уровне. Ожидаемая продолжительность жизни в 2009 году составляла 66,7 года, в том числе 61,1 – у мужчин и 72,7 – у женщин; в России – 68,7; 62,8; 74,7 соответственно. Разница в продолжительности жизни городских и сельских жителей Приморского края составляет 3,5 года, мужчин и женщин – 11,9 лет.

– А как изменяется возрастная структура населения?

– В результате естественной убыли населения и миграционного оттока деформируется возрастная структура населения; разрушается сложившийся трудовой потенциал, что ведет к дефициту трудовых ресурсов; увеличению демографической нагрузки на занятое население. При сложившейся демографической ситуации к 2020 году потеря трудоспособного населения в регионе относительно 2000 года может превысить 300 тысяч человек. 

Увеличивается доля лиц старше трудоспособного возраста. К 2020 году она составит четверть общей численности населения, в то время как удельный вес детей и подростков сократится до одной восьмой. То есть, демографическая пирамида как бы «перевернется» с основания на вершину. Процесс старения населения окажет влияние на структуру населения трудоспособного возраста, в составе которого возрастет удельный вес лиц старше 45 лет. При этом повысится коэффициент демографической нагрузки, на который будет влиять снижение рождаемости в 1990-х годах. Уже сейчас на 1000 человек трудоспособного возраста приходится около шестисот детей и престарелых, а к 2020 году этот показатель составит уже 775 человек. 

Миграционный отток населения определяет не только численные потери, но, и это очень важно, оказывает влияние на качественный состав населения. Приморский край теряет, в основном, квалифицированную часть трудового потенциала: каждый второй, покинувший край в 2008 году, имел высшее или среднее специальное образование. В частности, выехало 17 докторов наук.

– Получается, что численность населения Приморского края неуклонно и закономерно сокращается?

– Да. В последние годы негативные тенденции в сфере миграции несколько ослабли: в 2001 году миграционный отток составил 42% общей убыли населения, в 2009 году – 33,9%. Однако, число выбывших из края продолжает превышать число прибывших, хотя поток уезжающих за этот период снизился в 1,4 раза – с 38,5 тысяч человек до 26,9 тысяч человек.
Приморский край по-прежнему отдает население другим регионам, хотя появилась тенденция сокращения межрегионального миграционного оттока. Но это не говорит о начале стабилизации миграционного оттока, так как потенциальные мигранты, желающие уехать из региона, уже реализовали свои возможности, а также сократился поток прибывающих мигрантов, которые формируют возвратную миграцию.

Наиболее притягательны для жителей Приморского края – центральная и юго-западная части России, Сибирский федеральный округ, из регионов Дальневосточного федерального округа – Хабаровский край, Амурская и Сахалинская области. 

Приморский край на протяжении своего хозяйственного освоения и заселения имел тесные миграционные связи с бывшими союзными республиками. В регион прибывали по переселению, на стройки из Украины, Беларуси, республик Закавказья и Средней Азии.

Сегодня страны Содружества в миграционном обмене для Приморского края составляют 8,4% от общего числа прибывших – это единственный поток, который дает незначительный прирост населения (1,7 тысяч человек в 2009 году). Основную долю мигрантов из стран ближнего зарубежья сейчас составляют прибывшие из Узбекистана – 20,1%, Таджикистана – 19,8%, Армении – 19%, Украины – 14,5%. 

В 1990-е годы крупнейшими миграционными донорами края были государства Центральной Азии. Только за период 1992-1999 годов миграционный прирост из этих республик составил 20,5 тысяч человек. В этот период потоки носили, главным образом, вынужденный характер, состояли преимущественно из русскоязычного населения, которое подвергалось дискриминации, выезжало из районов межнациональных конфликтов, возвращалось в российские регионы после многих лет работы в республиках Центральной Азии. 

В 2000-е годы масштабы и характер миграции изменились. Сократился миграционный оборот. Растет доля представителей титульных национальностей стран Центральной Азии, республик Закавказья. В то же время государства, которые для Приморского края на протяжении длительного времени были поставщиками населения и рабочей силы, стали определять их отток. За последние десять лет из края выбыло на Украину 2,7 тысячи человек, в Беларусь – одна тысяча человек. Растет численность иностранной рабочей силы, привлекаемой на строящиеся объекты края.

 

– Как быть, если собственные демографические ресурсы не дают возможности достичь даже простого воспроизводства населения?

Расчеты показывают, что за счет регионального демографического потенциала ситуацию изменить в обозримой перспективе практически невозможно. Приморский край, как и Дальневосточный федеральный округ в целом, в миграционном партнерстве с регионами России не может рассчитывать на прирост населения за счет внутрироссийской миграции до тех пор, пока альтернативные доходы в других регионах остаются более высокими. Вопрос о качестве мигрантов требует особого рассмотрения.

Сегодня наблюдается значительная конкуренция за человеческий капитал между постсоветскими государствами и стареющей Европой. При этом старение европейского населения сопровождается кардинальной перестройкой рынка труда, а это, в свою очередь, увеличивает спрос на труд мигрантов. Не исключено, что ряд европейских стран сможет пойти на упрощение процесса натурализации гастарбайтеров, что усилит привлекательность миграции для рабочих из западных постсоветских республик. Кроме того, в этот поток будут вливаться не только трудовые контингенты из регионов России, Украины, Казахстана, но и квалифицированные рабочие из других республик постсоветского пространства. Отток ресурсов на европейские рынки, вероятнее всего, приведет к повышению в России и Казахстане спроса на иностранную рабочую силу из Азербайджана, Киргизии, Таджикистана и Узбекистана.

Поэтому одной из важных задач в условиях повышения конкуренции между регионами за качественный трудовой потенциал является разработка стратегических направлений формирования потока трудовых мигрантов для решения долгосрочных задач регионального социально-экономического развития. При этом необходим дифференцированный подход к механизмам регулирования трудовых потоков из стран ближнего и дальнего зарубежья, что должно учитываться при разработке федеральной миграционной программы и законодательной базы, опирающихся на реальные процессы.

– Почему наши земляки уезжают из Приморья? 

– Анализируя результаты опросов, публикуемые Росстатом, можно увидеть, что почти на 2/3 миграция обусловлена личными и семейными причинами. Каждый десятый опрошенный указывает на желание возвратиться на прежнее место жительства. Помимо этого, мигрантов привлекает возможность трудоустройства и перспективы получения образования. На такие выталкивающие факторы, как обострение межнациональных отношений и криминогенной обстановки, экологическое неблагополучие, несоответствие природно-климатическим условиям в совокупности приходится менее одного процента выбытий мигрантов из региона. 

Личные и семейные причины миграции в основе своей являются экономическими. Статистические данные о причинах миграции, которые разрабатывает и публикует Росстат, не дают объективную информацию для аналитической работы и, соответственно, их достаточно сложно использовать для мер государственной политики в области управления миграционными потоками.

– Что нужно сделать, чтобы прибывающие к нам мигранты закрепились на нашей территории?

На мой взгляд, вряд ли можно ожидать серьезных успехов в привлечении мигрантов, когда в регионе не создаются высокодоходные рабочие места, недостаточно строится для этих целей жилья. Даже местное население, особенно молодежь, вынуждено уезжать за пределы края, так как сегодня очень остро стоит жилищная проблема. Высокая стоимость жилья при сравнительно низких денежных доходах делает его доступность проблематичной. Нужны стимулирующие меры и поддержка молодежи. Необходимо создавать условия для получения качественного образования в регионе, в том числе, и увеличение средств, выделяемых государственным учебным заведениям из федерального бюджета на бесплатное высшее и среднее профессиональное образование. Нужны гарантии в трудоустройстве и получении достойной зарплаты, обеспечении жильем, предоставлении качественных социально-культурных услуг. Мотивация отъезда, особенно у молодежи и будущих специалистов формируется в понимании лучших условий для ведения бизнеса в западных районах страны. Объясняется это отсутствием благоприятной предпринимательской среды в регионе, чрезмерной коррумпированностью местного бизнеса, высокой криминальностью.

– Как же выбрать приоритеты, правильно определить направления реализации миграционной политики?

– На рубеже XX-XXI веков приоритетом государственной миграционной политики стало регулирование трудовой миграции. Сейчас трудовая миграция стала средством выживания значительной части населения. Низкая мобильность внутри страны трудовых мигрантов вызвана сложностями в трудоустройстве, жилищными проблемами. Крайне неравномерное распределение вакансий на рынке труда в регионах России обуславливает дисбаланс в распределении трудовых ресурсов на территории страны. Трудовая миграция нуждается в государственном регулировании, так как оказывает свое воздействие на самые разные стороны жизни: экономику (количество и качество трудовых ресурсов, налоговая база, уровень безработицы и конкуренция в области занятости); социальную сферу (создает дополнительную нагрузку на систему социальной защиты, здравоохранение, образование, жилищное и транспортное обслуживание, в то же время, заполняя вакантные места); межнациональные отношения, криминогенную обстановку и так далее. Трудовая миграция способна и должна стать для региона одним из ресурсов экономического развития. Для этого нужен взвешенный подход к проблеме и управляемый процесс регулирования потоков трудовых мигрантов.

В этой сфере должен быть обеспечен баланс трудовых ресурсов за счет более широкого привлечения временных трудовых мигрантов для реализации крупных проектов перспективного стратегического развития Приморского края. Приоритетом политики в области регулирования временной трудовой миграции должно быть стимулирование этого потока в регион из стран СНГ на основе реальных потребностей в рабочей силе, при котором сохраняются приоритетные права на трудоустройство местного населения. Одним из перспективных путей формирования дополнительной рабочей силы может быть организованный набор из числа иностранных специалистов нужной специальности и квалификации.

В сложившихся социально-экономических условиях одним из основных демографических ресурсов региона, хотим мы того или нет, становятся непритязательные мигранты из Центральной Азии. Причем отмечается омоложение потоков из республик этого региона, при этом они имеют низкий уровень профессиональной подготовки и заняты на трудоемких производствах с тяжелыми условиями труда. Привлечь же соотечественников по Государственной программе «О мерах по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом» практически не удалось, она оказалась не работоспособной. Более того, переселенцам не предусмотрено предоставление постоянного жилья, существуют трудности с получением гражданства. Причин срыва программы много. Это и слабая координация федеральных и региональных исполнительных структур, навязывание регионам решений «сверху» и недостаточное понимание реалий местных рынков труда, законодательная «невыстроенность» принимаемых документов.

– Валентина Леонидовна, получается, что без иностранных рабочих рук нам в Приморье не обойтись?

– Конечно. Стратегическое развитие Приморского края предусматривает структурные преобразования экономики. Так что без привлечения дополнительной рабочей силы действительно не обойтись. Среди субъектов Дальневосточного федерального округа больше всего иностранных рабочих занято в экономике Приморского края – 43,7 тысячи человек. Преимущественно это китайцы, корейцы, узбеки. Количество иностранцев на рынке труда края увеличилось с 1,4% от общей численности занятых в 1996 году, до 4,7% в 2009 году.

Объем и характер потоков трудовых мигрантов в Приморский край меняется. Налицо устойчивая тенденция к увеличению доли мигрантов, прибывающих из стран Центральной Азии, особенно Узбекистана, Таджикистана, Киргизии. Сейчас их около тринадцати тысяч, примерно вдвое меньше, чем китайцев, но зато темпы роста их численности за последние десять лет выше в восемь раз.

– А можем ли мы влиять на квалификацию, культурный и образовательный уровень мигрантов?

– Можем и должны. В силу территориальной близости и наличия значительных трудовых ресурсов главным поставщиком рабочей силы для нашей экономики в ближайшем будущем будет Китай. Китайская миграция неизбежна, она стала реальностью, и задача в том, чтобы сделать ее фактором экономического подъема региона. Поэтому важно видеть в этом направлении стратегию развития на перспективу и в соответствии с ней строить государственную миграционную политику. При этом особое внимание надо обращать на образовательный уровень, профессиональную подготовку, социальную адаптацию иностранных трудовых мигрантов. Нужна языковая адаптационная программа.

Не секрет, что отношения постоянного населения Приморского края к мигрантам-соотечественникам, а особенно к мигрантам из других стран, заполняющим ниши на региональном рынке труда, далеки от толерантности. Надо организовывать такое сосуществование этнических групп на территории Приморья, чтобы культурный обмен не препятствовал этносоциальному воспроизводству, не порождал болезненных социальных явлений, и при этом регион использовал иностранную рабочую силу для наращивания своего экономического потенциала.

Замедление в последние годы процесса миграционных потерь населения не позволяет оптимистически оценивать перспективы демографического и трудового потенциалов региона, который, как и Дальневосточный федеральный округ, всегда относился к числу трудонедостаточных и удовлетворял свою потребность в рабочей силе за счет миграции.

Демографический потенциал территории явно недостаточен для дальнейшего освоения природных ресурсов, для развития экономической и поселенческой структуры и обеспечения национальной безопасности. Естественно, нельзя не учитывать близость Азиатско-Тихоокеанского региона. Его значение определяется огромным экономическим, демографическим и инвестиционным потенциалом, столь же значительной емкостью рынка труда, опора на которые способна придать импульс позитивной экономической динамике не только Приморского края, но и Дальневосточного федерального округа в целом. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий