среда, 14 октября 2009 г.

Будущее биологии - в руках молодых


Великий физик современности Нильс Бор еще в 50-х годах прошлого века неоднократно заявлял, что в ближайшем будущем наиболее интенсивное проникновение в тайны природы станет прерогативой не физики, а именно биологии. Интерес человека к живой природе никогда не угасал, но в последние десятилетия удалось приблизиться к пониманию удивительных тайн жизнедеятельности и на этой основе сделать решительный шаг в использовании новейших биологических открытий.

А кто те люди, что занимаются познанием природы живого и использованием в практике знаний о процессах и материальных структурах живых организмов? О биологах, организации науки, преемственности поколений и молодежной политике мы беседуем с академиком Андреем Владимировичем АДРИАНОВЫМ директором Института биологии моря ДВО РАН имени А.В. Жирмунского, доктором биологических наук.


– Чем вызван стремительный прогресс в биологии на протяжении последних лет?

XXI век называют веком биологии. Наибольший прогресс ожидается в науках о жизни, медицине. Эти ожидания связаны с успехами новых подходов в постановке исследований и стремительным развитием молекулярной биологии, генетики, генной инженерии, биотехнологии. Прогресс в молекулярной биологии и генетике очень много дал всем биологическим исследованиям. Если мы говорим о систематике и морфологии, то их бурное развитие основывается на возможности использовать молекулярные данные при построении картины органического мира. Развитие методов, молекулярной генетики, создание новых биологических маркеров позволило изучить процессы реализации генетической информации, заложенной в геноме.

Что происходит при развитии организма? Как формируются отдельные органы и системы органов? Как функционирует живой организм? Удается находить ответы на эти и другие вопросы, которые раньше даже не могли быть поставлены. Благодаря оснащению лабораторий новым оборудованием и приборами, применению методов, знакомых ранее только физикам и химикам, исследования в биологии вышли на качественно новый уровень, получены принципиально новые результаты. Широко применяются различные биологические маркеры, развивается иммуноцитохимия. Методы генной инженерии позволили существенно расширить наши возможности в биотехнологии. Примеры можно продолжить.



Андрей Владимирович, как «смотрится» Институт биологии моря в сравнении с другими учреждениями РАН биологического профиля, в каком направлении развивается?

– Институт биологии моря создавался как многоплановый биологический институт, призванный закрыть как можно больше направлений в области морской биологии. Действительно, ознакомившись со структурой института, увидите не только традиционные гидробиологические научные подразделения, изучающие систематику, морфологию морских организмов, продолжающие перепись морской биоты в наших дальневосточных морях и в Тихом океане, исследующие биологию развития морских организмов. Есть и лаборатории физиолого-биохимического направления: биохимии, биофизики, генетики, популяционной биологии. Мы занимаемся токсикологией, развиваем морскую фармакологию – важное направление, в рамках которого, используя знания о биологической активности соединений, выделенных из морских организмов, создаем биологически активные добавки, новые лекарственные препараты.


Альбом: Биологи, биотехнологи

Иными словами, занимаемся решением очень широкого спектра научных проблем. И если говорить о современных и наиболее динамично развивающихся направлениях биологии, таких как генетика, молекулярная биология, биохимия, биотехнология – наш институт смотрится неплохо по сравнению с другими, может быть, более специализированными в этих научных направлениях, институтами. Достаточно сказать, что докторский совет по генетике работает на базе Института биологии моря.


Альбом: Биологи, биотехнологи

Полученные нами результаты отражены в достижениях Дальневосточного отделения и Российской академии наук. Наиболее интересные и значимые из них относятся именно к генетике и биотехнологии. Например, выращиваем культуры клеток морских организмов, развиваем методы криоконсервации, которые позволяют после стадии глубокой заморозки получать жизнеспособные клетки, ткани или эмбрионы морских организмов, формируем базу для биотехнологических исследований. Получаем культуры клеток и тканей, вырабатывающих целый ряд биологически активных веществ, необходимых для создания биологически активных добавок или новых лекарственных препаратов. Создаем базу для развития морской фармакологии и получения новых типов лекарственных препаратов из морских организмов. В этом направлении наш институт работает в тесном взаимодействии с другими институтами Дальневосточного отделения РАН: с Биолого-почвенным институтом, Тихоокеанским институтом биоорганической химии.


Альбом: Биологи, биотехнологи

Ведем учет количества и качества наших публикаций, того, как эти публикации востребованы мировым научным сообществом. Отслеживаем сравнительное положение ИБМ в рейтинге профильных научных организаций в России и в Дальневосточном отделении РАН. Рассматривая такие формальные показатели, как количество публикаций и их цитируемость, видим, что наш институт хорошо выглядит не только на фоне институтов Дальневосточного отделения РАН, но и институтов Российской академии наук.

О деятельности биологических институтов ДВО РАН – Института биологии моря, Биолого-почвенного, Тихоокеанского института биоорганической химии, Института биологических проблем Севера, биологического направления Института водных и экологических проблем и Амурского научного центра в разрезе количества публикаций в высокорейтинговых журналах, уровня цитирования этих работ, могу сказать, что она заслуживает высокой оценки. Практически во всех этих институтах динамично развиваются новые и перспективные направления в биологии.


– Можно ли использовать фундаментальные знания биологии обитателей моря в практической, хозяйственной деятельности?

– Безусловно, вот один из множества возможных примеров. Известно, что чем выше генетическое разнообразие в отдельной популяции, тем она более жизнеустойчива, у нее больше возможностей приспособиться к меняющимся условиям окружающей среды. Меньшее генетическое разнообразие в популяции сокращает ее шансы быть успешной в будущем. Современные методы молекулярной генетики позволили развернуть исследования генетического разнообразия морских организмов, в том числе, очень важных в коммерческом отношении видов – лососевых рыб. Ведется изучение целого ряда промысловых беспозвоночных. В институте начата крупная программа по штрихкодированию морских организмов, на первом этапе – морских рыб. Другими словами, начата перепись разнообразия морских организмов на генетическом уровне. Эта работа позволяет проводить не только инвентаризацию биологического генетического разнообразия морских организмов, но решать конкретные практические задачи. Например, между странами, которые ведут лов лосося в океане, часто возникают конфликты и споры о принадлежности лососевых стад. Все ясно, когда лососи приходят нереститься в свои родные реки в России, Канаде или Соединенных Штатах Америки. Рыборазводные заводы этих стран выпускают мальков в реки. Молодь уходит «нагуливаться» в океан и спустя несколько лет возвращается в ту же реку. Но во время лова в океане, на нейтральных акваториях, именно исследования в области молекулярной генетики и штрихкодирования рыб позволят однозначно определить, чье стадо лососевых вы вылавливаете.


Альбом: Биологи, биотехнологи

Реалии современного мира заключаются, в частности, в том, что страны, в интересах национальной безопасности, закрепляют за собой ресурсы, расположенные не только в пределах государственных границ, но также в пределах экономической зоны, разделяют океанский шельф, даже если он скрыт льдами. Думаю, что придет время, и будет поставлен вопрос о принадлежности океанских стад лососей.



– Андрей Владимирович, о каких ученых, как о научных руководителях, работающих плодотворно помимо науки, еще и в области подготовки научных кадров высшей квалификации, можно сказать особо?

– Хочу отметить плеяду блестящих ученых-академиков, которые, к сожалению, уже ушли, но остаются для нас примерами того, как состоявшийся в науке ученый реализовался и как выдающийся педагог, а так же организатор науки и высшего биологического образования в регионе. Прежде всего, это академики Алексей Викторович Жирмунский, Олег Григорьевич Кусакин, Владимир Леонидович Касьянов, понимавшие важность интеграции науки и образования, участия ученых в подготовке кадров, формировании научной смены, начиная не только с вузовской, но даже со школьной скамьи. Они были блестящими лекторами, преподавали в вузах, прежде всего, в Дальневосточном государственном университете. На них равняются наши научные сотрудники.


Альбом: Директора институтов, ректоры вузов, члены РАН

Алексей Викторович Жирмунский


Альбом: Директора институтов, ректоры вузов, члены РАН

Олег Григорьевич Кусакин


Альбом: Директора институтов, ректоры вузов, члены РАН

Владимир Леонидович Касьянов


В институте вопросам взаимодействия с высшей школой уделяется самое пристальное внимание. Многие научные сотрудники, будучи хорошими исследователями, одновременно работают совместителями или почасовиками в вузах. Например, только в ДВГУ их работает свыше сорока. А если к ним прибавить тех, кто не оформлены в университете как совместители или почасовики, а приглашаются для чтения отдельных лекций или ведения семинарских занятий, разделов большого практикума, для руководства выездными практиками на биостанциях, то их число приблизится к восьмидесяти. С учетом научных сотрудников – руководителей дипломных и курсовых работ студентов, численность в той или иной степени причастных к преподавательской деятельности в разные годы достигала ста человек. Это очень высокий показатель.


– Наверное, такой подход развивают не только в Институте биологии моря?

– Конечно. Недавно Президиум ДВО РАН провел анализ участия и роли институтов Отделения в системе высшего образования в регионе. Должен отметить, что целый ряд учреждений: Институт истории и археологии, Институт автоматики и процессов управления, Институт прикладной математики, Вычислительный центр, Институт химии, Тихоокеанский институт биоорганической химии, Биолого-почвенный институт и, естественно, Институт биологии моря очень активно работают в этом направлении. Сотни научных сотрудников участвуют в учебном процессе в десяти вузах Приморского края, а в целом по Дальневосточному федеральному округу – в 38 вузах. Счет учебных часов, закрываемых научными сотрудниками Дальневосточного отделения, доходит до 170 тысяч в год. Это огромная цифра, если учесть, что семестровый спецкурс занимает 30 – 34 часа. В ведущих дальневосточных вузах на целом ряде факультетов и в учебных институтах сотрудники ДВО РАН обеспечивают 20-30, а иногда – до 40 и более процентов всей учебной нагрузки. На некоторых новых кафедрах в вузах региона весь преподавательский состав представлен совместителями из ДВО РАН, которые обеспечивают 100 процентов всей учебной нагрузки.


– Видимо, в результате этой работы выпускники местных вузов приходят в Институт биологии моря. А появляются ли молодые специалисты из «западных» вузов?

– Многие сотрудники институтов ДВО РАН, будучи совсем молодыми людьми, приехали на Дальний Восток, из Москвы¸ Ленинграда, Горького, Казани и других городов СССР в семидесятых-восьмидесятых годах. В то время это было обычной практикой. Сегодня приезд выпускников вузов «издалека» ограничен экономическими проблемами, среди которых самая главная – отсутствие доступного жилья. Поэтому растим собственные кадры здесь.


– Местная почва для этого выращивания подходящая?

– Стараемся. Чтобы получать качественную научную смену, нужно как можно активнее участвовать в ее подготовке. Поскольку ДВО РАН фактически обеспечивает учебный процесс на десятках базовых кафедр (только в Дальневосточном государственном университете создано 19 таких кафедр), то и отвечает за качество образования на них. Мы уверены в молодых специалистах, которые приходят к нам на работу, поскольку их подготовкой в стенах университета занимались сами.


– Многие говорят, что качество среднего образования оставляет желать лучшего. Кроме того, в стране, особенно на Дальнем Востоке обострилась неблагоприятная демографическая ситуация, вследствие которой резко уменьшилось число выпускников школ. Поэтому вузы принимают всех желающих, в том числе откровенно слабых ребят, которые раньше, при жесткой конкурсной системе никогда бы в студенты не попали. Как удается вырастить из них специалистов?

– Действительно, их мало, нынешних абитуриентов – детей, родившихся в начале лихих девяностых. К тому же, есть мнение, и с ним трудно не согласиться, что для общества лучше, если молодежь будет развивать мозги в аудиториях, а не подвергать искушению неокрепшие умы на улицах. Поэтому отбор абитуриентов в вузы не столь суров, как, например, в годы моего студенчества. К сожалению, конкурс при поступлении на естественнонаучные специальности зачастую очень мал. Вот почему на первых курсах преподаватели, готовые давать знания в соответствии с требованиями классических университетов, вынуждены учить студентов простейшим вещам.


Ситуацию улучшают вчерашние школьники, с которыми мы работали еще в Малой академии, благодаря которым, в группах формируется критическая масса студентов, соответствующих уровню преподавания. Они пришли изучать биологию (а сейчас мы говорим о биологии) по призванию. Им хочется заниматься этой наукой, они с удовольствием впитывают знания. Чтобы таких ребят было достаточно, работу по профессиональной ориентации нужно вести еще со школьной скамьи. Вот тогда в большой аудитории, где контингент подбирается очень разный, вы всегда увидите несколько десятков горящих интересом к предмету глаз. Далее, преподавая на базовых кафедрах, выстраивая систему спецкурсов, можете рассчитывать, что вы получите необходимое количество качественно подготовленных выпускников, которые придут в институт и обеспечат преемственность поколений.


– Расскажите немного о работе со школьниками.

Институтом биологии моря ДВО РАН при Центре детского и юношеского творчества Управления образования администрации города Владивостока, создана и более двух десятков лет успешно работает Малая академия морской биологии (МАМБ).



Альбом: Биологи, биотехнологи

Фактически, процесс подготовки слушателей Малой академии полностью обеспечивается Институтом биологии моря. Что это за организация? Объединение ребят, которые интересуются морской биологией, учеников средних и старших классов общеобразовательных школ не только Владивостока, но и Приморского края. Эффективность ее работы иллюстрируют такие цифры. За годы своего существования МАМБ подготовила 266 слушателей, из которых 243 поступили в Академию экологии и морской биологии ДВГУ. Это одна из начальных ступенек подготовки кадров биологов для ДВО РАН. Слушатели Малой академии создают в общем потоке студентов ту прослойку, из которой вырастают самые хорошие выпускники. Из них 32 стали кандидатами, а 2 – докторами наук.


Для школьников и преподавателей биологии Приморского края в нашем институте разрабатываются специальные программы по экологии и морской биологии. В прошлом году награду за победу в международном конкурсе «Energy Globe Award» получил проект Музея Института биологии моря «Город у моря. Школы-острова будущего». Партнерами проекта выступили Управление охраны окружающей среды администрации Приморского края, Институт защиты моря МГУ им. Г.И. Невельского, Ресурсно-информационный центр экологического образования города Владивостока. Награда «Energy globe award» – одна из самых престижных международных премий в области охраны окружающей среды. Энергоэффективные технологии, борьба с изменением климата и бережное использование природных ресурсов – актуальные темы проектов, поданных на конкурс. Наш проект был одним из 853 претендующих на награду проектов из 109 стран. Церемонию награждения провели в Брюсселе высокопоставленные представители Европейского Парламента.



Эта победа свидетельствует о высоком качестве наших образовательных программ. Мы стараемся заинтересовать молодое поколение, пропагандируем морскую биологию, и рады, что усилия не пропадают даром.

Не один только ИБМ успешно работает в этом направлении. Целый ряд институтов ДВО РАН проводят тематические школы для студентов и старшеклассников, организуют молодежные конференции, олимпиады по своим специальностям.


– Наверное, при такой основательной работе с молодежью удастся готовить достойную молодую смену?

– Мы видим результаты своего труда. Из 189 научных сотрудников ИБМ ДВО РАН ровно треть составляют молодые специалисты до 35 лет. На мой взгляд, это оптимальное соотношение между молодостью и опытом. Не забывайте, что у молодых должны быть достойные руководители. Молодежь должна «вариться» в сложившихся эффективных научных коллективах. Но чтобы далее поддерживать это соотношение, нужны дополнительные лимиты численности для молодых научных сотрудников. А решение этой проблемы уже в компетенции РАН, Правительства России. Если дверь в институт будет закрыта, мы рискуем потерять талантливых выпускников университетов. Они уйдут в другую сферу деятельности или эмигрируют в поисках работы по специальности.

Казалось бы, есть такое простое решение, как поступление в аспирантуру, поскольку из 749 разрешенных вакансий в ДВО РАН пока что заняты не более 440. Казалось бы, вот где резерв. Увы. За время обучения в аспирантуре ДВО РАН, вчерашние талантливые студенты действительно вольются в творческие коллективы институтов и станут своими, но после защиты диссертации с некоторыми придется расстаться из-за отсутствия ставок научных сотрудников. Выбросить на улицу кадры высшей квалификации, вынудить их сменить специальность? Это негуманно по отношению к людям и неэффективно по отношению к расходованию ресурсов, затраченных на воспроизводство научных кадров.


Альбом: Биологи, биотехнологи

– Какие проблемы в науке, жизни считаете наиболее важными для молодого ученого?

– Очень важно дать возможность молодым реализовать свой творческий потенциал. Сейчас, в отличие от прежних лет, мы обладаем отличной материально-технической базой, зачастую лучшей, чем в западных институтах. Благодаря усилиям руководства ДВО РАН, институты получили самые современные приборы, на которых могут работать молодые исследователи. Что касается оплаты труда, то ситуация также значительно улучшилась, хотя зарплаты наших ученых до сих пор значительно ниже, чем у коллег за рубежом, даже в Китае. Очень важно, что сейчас нет ограничений на оплату труда. Помимо бюджетной зарплаты, обеспечивающей сносное существование, активная творческая молодежь вполне может зарабатывать неплохие деньги. Но из-за ценового дисбаланса наш молодой сотрудник не может обеспечить себе такой же уровень жизни, как на западе. Там, в структуре его расходов, жилье, если его снимать, потребует около трети или четверти суммы доходов. Здесь доля расходов на съем жилья зачастую гораздо выше половины всех доходов сотрудника. Молодые сотрудники, особенно с маленькими детьми или с престарелыми родителями, не могут обеспечить себе нормальный уровень жизни даже при сравнительно высоких доходах. Более того, сложившаяся система получит сбой, поскольку у молодежи практически исчезла возможность устроиться в штат института. А это приведет к стремлению молодых и талантливых в сферу бизнеса или в научные центры за границу. Теоретически, по завершению пилотного проекта можно, проводя сокращение, принимать 1-3% молодых сотрудников. На практике – нет правовой базы для увольнения научных сотрудников. За исключением тех случаев, когда они грубо нарушают правила трудового распорядка, например, появляясь на работе исключительно в нетрезвом состоянии.


–Может быть, нужен новый пилотный проект?

– Да не нужны эти пилотные проекты. Что проку в игре в названия? Если не знаете что делать, посмотрите, как поступают наши соседи в похожих ситуациях. Сделать-то нужно не так уж много. Например, решить вопрос о строительстве общежития. ДВО РАН получает достаточно средств на капитальное строительство, но не имеет права затратить их на строительство общежития. Кому выгодны такие правила? Тем, кто заинтересован в оттоке от нас талантливой молодежи.


Альбом: Биологи, биотехнологи

– Действительно так много молодых и талантливых?

– Есть и такие. В ДВО РАН каждый год проводятся конкурсы на соискание премий имени выдающихся ученых. Раз в два года они проводятся для научных сотрудников моложе 35 лет. По каждому лоту, как правило, соревнуются не менее трех участников, зачастую их значительно больше, так что налицо большой резерв талантливой научной молодежи. Об их научном уровне свидетельствует тот факт, что многие молодые ученые получают медали РАН, гранты Президента Российской Федерации, международных научных фондов, активно участвуют в международных конференциях. Некоторые из молодых сотрудников уже являются руководителями научных проектов и, соответственно, менеджерами своих грантовых бюджетов. Кстати, с молодежных грантов наша дирекция удерживает только минимальные средства на накладные расходы, иногда не удерживает их вовсе. Так что молодежный коллектив самостоятельно распределяет средства на заработную плату, оборудование, командировки и прочие статьи. К сожалению, в текущем году, в связи с известными событиями, по грантам ДВО РАН средства были выделены только в размере 70% от ранее запланированного и предназначены исключительно на оплату труда.


– Из чего складывается оплата труда молодого научного сотрудника?

– Базовый оклад, районная и дальневосточная надбавки, надбавки за ученую степень кандидата или доктора наук. Кроме этого, есть стимулирующие выплаты для научных сотрудников, где молодой ученый получает дополнительный повышающий коэффициент.

Институт поддерживает педагогическую деятельность ученых и внебюджетными финансовыми ресурсами. Научный сотрудник, активно участвующий в образовательном процессе, имеет право на дополнительное премирование из фонда стимулирующих выплат. Те научные сотрудники, которые участвуют в образовательном процессе, но не оформлены в вузах как совместители или почасовики, получают вознаграждение и в рамках рейтинговых надбавок, поскольку им начисляются баллы за сотрудничество с вузами.


– Расскажите подробнее о фонде стимулирующих выплат.

– Фонд состоит из двух составляющих: премиального фонда, из которого, по представлению руководителей подразделений, производятся выплаты ИТР и научным сотрудникам, и фонда стимулирующих надбавок, из которого производятся выплаты молодежи и рейтинговые надбавки, отражающие научную активность персонала, которые раньше назывались ПРНД. Сумма выплат зависит от количества баллов, которые набирают научные сотрудники за свою творческую деятельность и активность. Баллы начисляются за научную продукцию, статьи, книги, за активное участие в подготовке научной смены, проведение конференций и так далее. Впоследствии эти баллы трансформируются в рубли. Несколько видоизменяясь в разных институтах, эта система в целом успешно работает в ДВО РАН.


Альбом: Биологи, биотехнологи

– Так сколько же получает молодой специалист?

– От 20 до 30 тысяч рублей. Но некоторые получают гораздо больше. Средняя зарплата научного сотрудника в ИБМ ДВО РАН составляет 37 000 рублей.


– Сейчас гораздо лучше, чем раньше, однако квартиру на эти деньги все равно не купишь.

– Действительно, на зарплату не купишь. Но у сотрудников есть возможность подработать, выполняя работы по крупным грантам и контрактам. Иногда у дирекции есть возможность поддержать сотрудников снимающих жилье через институтские внебюджетные фонды. С начала девяностых годов мы получили возможность отправлять некоторых молодых сотрудников во время их отпусков в выгодные с коммерческой точки зрения рейсы, в рамках договоров с нефтяными компаниями, работающими на Сахалине. 46 научных сотрудников, правда не все из них молодые, участвовали в программах наблюдения за китами и получили неплохие деньги, которые помогли им решить ряд проблем. Отработав несколько своих отпусков в этих экспедициях, 22 человека приобрели жилье или улучшили свои жилищные условия.

Сейчас ДВО РАН выделяет молодым сертификаты на приобретение жилья. К сожалению, они недостаточны для приобретения даже однокомнатной квартиры. Но мы, в институте, обеспечили поездки владельцев этих сертификатов позапрошлого и прошлого годов в экспедиции на Сахалин. Они смогли заработать необходимые суммы и решили жилищные проблемы. Это частное решение, а общее заключается в строительстве общежития.

К сожалению, в этом году Совет молодых ученых ДВО РАН при отборе кандидатов на жилищные сертификаты практически исключил из рассмотрения реальные научные результаты и научные заслуги молодых ученых-соискателей, приняв во внимание другие факторы, может быть, тоже важные, но в результате самые талантливые, кого действительно надо удержать в ДВО РАН и с кем институты связывают свое дальнейшее развитие, остались без сертификатов. На мой взгляд, примененная Советом система отбора не совсем соответствует целям и задачам данной программы.


– При таком объеме административных забот нелегко выделить время для собственно научной работы. Хотелось бы Вам больше заниматься исследовательской деятельностью или полностью отдать свое время занятиям управлением наукой?

– Административная работа отнимает много сил и времени. Упорядоченность нашей жизни, быт, правовое поле, проработанность государственных решений далеки от совершенства. Поэтому любой руководитель зачастую вынужден работать в неустойчивой и дискомфортной среде.


Альбом: Биологи, биотехнологи

Научной деятельностью удается заниматься не так часто, как хотелось бы. Уйти в сферу исследовательской деятельности было бы очень здорово. Конечно, реализовать себя в науке, занимаясь любимым делом – что может быть лучше!? Я завидую своим коллегам, которые занимаются только наукой. Мне приходится тратить много сил и времени на административную работу, но, в конечном итоге, успешное решение организационных проблем положительно влияет на возможность заниматься наукой моим коллегам и, в том числе, мне.



От правильности и своевременности административных решений в научной сфере во многом зависит будущее в академической науки, ее эффективное и динамичное развитие. Нынешняя критика в СМИ Российской академии наук чаще всего вызвана односторонним восприятием сложной ситуации в российской науке. Потому и пути решения зачастую предлагаются не совсем верные. Можно бить скотину палкой, но она не даст больше молока, хотя некоторое время может глубже пахать, а вскоре ненадолго обеспечит владельца парным мясом. А что, если бить меньше, а кормить лучше? И с молоком и с бороздой проблемы будут решены.

К сожалению, чаще всего те, кто предлагают смелые решения, далеки не только от науки, но и от реальной жизни.


– Не жалеете, что уехали из Москвы работать на окраину России?

– Область моих научных интересов в изучении сравнительной морфологии беспозвоночных животных. На берегу моря, в морском институте целесообразнее заниматься морской биологией, чем в столице, даже если она – порт пяти морей. Институты, исследующие моря, океаны, должны стоять на побережье, так как это практикуется во всем мире и у наших соседей в Китае, Корее, Японии, США. Конечно, экологическая безопасность и качество жизни здесь отличаются от западных регионов страны, но если профессиональная сфера деятельность является основной, то выбор становится очевидным. Здесь интересно работать.



За нелегкие постперестроечные годы Институт биологии моря имени А.В. Жирмунского ДВО РАН не только сохранил и развил научные школы, но и добился заметных успехов в организации научной работы, участии в конкурсах, выборе приоритетов и на этом пути получил выдающиеся результаты. Несомненным достижением надо считать укрепление материально-технической базы института, успехи в молодежной политике. Существенные успехи достигнуты в кадровой политике, повышении оплаты труда научных сотрудников.

А впереди еще целая жизнь, полная испытаний. Успехов вам, морские биологи!


Альбом: Биологи, биотехнологи

Фотографии любезно предоставлены А.А. Омельяненко и Л.Л. Макогиным


Комментариев нет:

Отправить комментарий