суббота, 5 октября 2019 г.

Сергей ТУРАНОВ – победитель конкурса на право получения грантов Президента РФ

«Современный молодой учёный в России – это авантюрист с наклонностями к мазохизму»

Сергей Викторович ТУРАНОВ, старший научный сотрудник лаборатории молекулярной систематики Национального научного центра морской биологии им. А.В. Жирмунского ДВО РАН, кандидат биологических наук. Добросовестный, ответственный сотрудник, говорят о нём коллеги, серьёзно относится к своим обязанностям, имеет свою точку зрения и умеет её отстоять. Занятой и скромный человек, не любит пиара собственной персоны. Пришлось потрудиться, чтобы уговорить его на это интервью: зачем, говорит Сергей, есть другие, более достойные внимания читателей газеты люди… О себе кратко сообщает: «Бывший ихтиолог. Не состоял и почти не привлекался. Рост – 188 см. Только что за 30».


Сергей ТУРАНОВ в лаборатории молекулярной систематики ННЦМБ ДВО РАН

С.В. Туранов осуществляет сбор и обработку материала по программе Президиума РАН штрихкодирования видов на основе ДНК (ДНК-штрихкодирование); освоил многие методы молекулярной генетики, а также анализа массивов данных в области эволюционной биологии и генетики. В 2013 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Штрихкодирование видов и молекулярная филогенетика рыб семейства стихеевые (Perciformes, Stichaeidae) дальневосточных морей России». Им достигнут уровень специалиста высокой квалификации, способного самостоятельно планировать и проводить научные исследования. Подтверждая эти качества, С.В. Туранов осуществляет самостоятельно ряд направлений исследований, участвуя в федеральных программах и грантах научных фондов в качестве исполнителя и руководителя. В 2019-м году он стал победителем конкурса на право получения грантов Президента РФ.

К настоящему времени им опубликовано более двух десятков статей в рецензируемых журналах (реферируемых в базах Web of Science, Scopus). Он участвовал в нескольких экспедициях, собрал и обработал обширный материал, который вошёл в диссертацию и составил базу для последующей научной работы в ННЦМБ ДВО РАН. Можно и дальше продолжать перечислять заслуги Сергея, но лучше побеседуем с ним.

«Родился и жил я, и вырос» в шахтёрском посёлке Углекаменск, в котором на данный момент не осталось ни одной действующей шахты, – рассказывает Сергей. – Моя мама, Наталья Сергеевна, имеет медицинское образование (врач-бактериолог). За плечами большой опыт работы по специальности. Профессиональная судьба занесла её в настоящее время в Центр гигиены и эпидемиологии г. Находка, где она и трудится на благо учреждения. Отец мой, Виктор Николаевич, потомственный работник угледобывающей промышленности. В настоящее время находится на пенсии, и весьма серьёзно связал свою жизнь с пчеловодством.
Из увлечений – физическая культура, периодически переходящая в спорт, а также музицирование на гитаре, хотя музыкального образования у меня нет. Благодаря коллегам из лаборатории с недавних пор ещё и начинающий, прошу меня извинить, укулелист.

– Сергей, понятно, что вы занимаетесь тем, что вас интересует как человека и как учёного, а как случилось, что вас увлекла научная работа – это детская мечта или интерес к ней возник после спецкурсов в университете?

– Вопрос интересный. «На ранних этапах онтогенеза» благодаря матери у меня не было недостатка во всяких детских энциклопедиях. Наивные детские вопросы не оставались без разъяснения, но уклона в ту или иную сторону не было. Когда мне было около пяти лет, я прочитал одну книгу. Назовём её условно «подводные обитатели морей». Название, скорее всего, неточное, но я бы ни за что не хотел найти её снова, дабы не переписать те детские впечатления, которые странным образом и прошествии стольких лет продолжают меня вдохновлять. Меня впечатлили рыбки, а также то, что потом оказалось «морской биологией». Это к тому, почему я в эту область пришёл. А почему остался – другой вопрос, связанный уже с более осознанным периодом жизни.

– Были ли в вашей жизни учителя, благодаря которым вы сделали свой выбор в судьбе – научную деятельность?

– Очень хороший вопрос. Одно дело восхищаться красотой всего этого морского разнообразия во всех её проявлениях, а другое – пытаться «делать» науку, то есть как минимум вынести на обсуждение коллег своё видение, а лучше, разумеется, добыть и донести до людей новые знания. У меня не было какого-либо конкретного учителя, который бы определил мой выбор, но хотелось бы выделить несколько людей, так или иначе повлиявших на то, что впоследствии стало старшим научным сотрудником.

Первое ощущение того, что есть наука, я получил на ежегодной конференции нашего института в 2009 году, когда услышал доклад Владимира Валерьевича Земнухова на тему «Опыт использования биологических данных в исторической реконструкции взятия Олегом Константинополя в 907 году». Несмотря на то, что у нас периодически представляются результаты очень высокого уровня (так сказать, с переднего края науки), до сих пор ничего более оригинального на нашей конференции я не видел.

Сергей Михайлович Никифоров. Ровно 10 лет назад, когда я был студентом, во время прохождения летней практики на МБС «Восток», Сергей Михайлович передавал мне навыки работы с аллозимами, обучал по мере возможности генетикеизоферментов. Важно было не то, что он передавал и чему учил, а как. Руки у него тогда уже практически не работали, но зато он точно и терпеливо объяснял всю последовательность действий, которые нужно было выполнить для получения результата – «полоски на высоконаучном киселе». И если прокрастинация или усталость каким-либо образом заявляют о себе, то я вспоминаю, что в жизни есть гораздо более серьёзные трудности, с которыми мне повезло не встретиться.

Ну и «last but not least» (последний, но не менее важный), Юрий Фёдорович Картавцев. Попробуйте на досуге провести опрос среди руководителей лабораторий наших академических институтов. Возьмут ли они к себе на работу студента или, что ещё хуже, выпускника Дальрыбвтуза? Я рискну прослыть ясновидящим, но ответ в большинстве случаев будет отрицательным. Разумеется, на то есть объективные причины. Но презумпция вины в их отношении существует. Так вот. Юрий Фёдорович – из тех руководителей, кто не обращает внимание на происхождение и не надеется всецело на так называемую базу, предпочитая самостоятельно подготовить специалиста, при этом являясь учителем не только в научной составляющей.


С. ТУРАНОВ на «Международном симпозиуме по генетическим ресурсам рыбного хозяйства Китая, Монголии, России и Беларуси»

– Сергей, расскажите о вашем пути в академическую науку. Вы ведь пришли в Институт биологии моря им. А.В. Жирмунского, теперь ННЦМБ ДВО РАН, ещё студентом Дальрыбвтуза? Расскажите о своих научных интересах, достижениях.

– Путь в академическую науку начался со знакомства с Юрием Фёдоровичем, прохождения преддипломной практики в 2009-м и последующего поступления в 2010 году в аспирантуру при ИБМ ДВО РАН. Вначале мне щедро выделили целый отряд рыб – окунеобразные, который включает всего лишь около 10000 видов, что составляет примерно треть от всего известного разнообразия рыб на Земле. Мне поручили собирать для них библиотеку ДНК-штрихкодов с российской территории – то есть накапливать базу коротких стандартизированных последовательностей ДНК, с помощью которых впоследствии можно идентифицировать вид рыбы независимо от стадии её развития и, до некоторой степени, сохранности экземпляра. Наиболее популярным применением этих библиотек в мировой практике я бы назвал определение возможных подмен рыбы и рыбных продуктов в торговой сети. Нам тоже посчастливилось опубликовать результаты такой локальной экспертизы на примере выборки из двух рыбных магазинов г. Владивосток. С подменами у нас, к счастью, не густо – всё на уровне случайности. Но думаю, что работу в данном направлении нужно продолжать, дабы потребитель был уверен, что он не переплатит, покупая под видом «благородных» продуктов филе тиляпии или минтая.

При подготовке диссертации я разрабатывал вопросы молекулярной систематики рыб семейства стихеевые. Милые морские рыбки с очень непростой таксономией. Нужно отметить, что к тому моменту данную группу рыб очень плотно разрабатывали российские коллеги, в том числе из нашего института. Новшеством с моей стороны можно считать экспресс-оценку видового разнообразия семейства с помощью молекулярно-генетических методов. Это позволило выявить криптическое (скрытое) разнообразие, а также виды, сформировавшиеся недавно. Если учесть, что в морской среде условия, определяющие ограничения потока генов не так очевидны, как, допустим, в реках, то указание на недавнее видообразование без классических изолирующих механизмов в форме физических преград заставляет задуматься о более сложных и интересных механизмах видообразования, что я и пытаюсь развить в настоящее время. Параллельно, на основе тех же методов, я пытался разобраться в видовом разнообразии песчанок – морских рыб, у которых также было найдено криптическое разнообразие и очерчен ареал их видов на российской территории. Это впоследствии стало поводом для моего первого проекта, поддержанного РФФИ. Совсем недавно запустил новое для себя направление – совместно с коллегами собрал несколько митохондриальных геномов стихеевых рыб.

Глобальное распространение методов ДНК-штрихкодирования позволило создать предпосылки для развития неинвазивных методов мониторинга биологического разнообразия. Представьте, что вам необходимо получить информацию о видовом разнообразии на какой-либо территории, но изъятие самих организмов нежелательно. В тоже время вы знаете, что любой живой организм (за редким исключением) в процессе жизнедеятельности сбрасывает уйму отмершей ткани, где одним из компонентов является ДНК. Называется она ДНК из окружающей среды, или средовая ДНК (environmental DNA, eDNA). Оказалось, что если отфильтровать воду, в которой плавали рыбки или другие гидробионты, и потом из этого фильтра выделить ДНК, то с помощью метагеномных подходов и, разумеется, при наличии заблаговременно сформированной библиотеки ДНК-штрихкодов для данных гидробионтов, можно получить представление об их видовом разнообразии. Причём в динамике, так как ДНК в водной среде на свету крайне нестабильна. Вот к этому, собственно, и сводится мой проект по гранту Президента РФ. Буду разрабатывать и применять методы неинвазивной диагностики видового разнообразия наших рыбок. Разумеется, область применения ДНК из окружающей среды водной средой не ограничивается. Метод, мягко говоря, чрезвычайно перспективный.


Доклад на «Международном симпозиуме по генетическим ресурсам рыбного хозяйства Китая, Монголии, России и Беларуси»

– Расскажите об основных направлениях деятельности лаборатории, в которой вы трудитесь, и о ваших коллегах.

– Основные направления деятельности, судя по публикациям, созвучны названию лаборатории. Главное направление – ДНК-штрихкодирование. Благодаря огромной работе, которую выполняют специалисты по зоологии беспозвоночных животных нашей лаборатории – Антон и Ольга Чичвархины, формируются библиотеки штрихкодов соответствующих организмов, однако разрабатываемые ими вопросы намного шире и глубже технических задач видовой идентификации. В «рыбном» направлении лаборатории хотелось бы выделить Анну Золотову, недавно успешно защитившую кандидатскую диссертацию и продолжающую работу по собственному гранту РФФИ, направленному на изучение систематики, генетических и экологических особенностей дальневосточных краснопёрок. Кроме того, в лаборатории ведутся работы в области митохондриальной геномики. При содействии коллеги из Вьетнама культивируется направление, связанное с изучением генетики количественных признаков рыб. Разработана и эксплуатируется установка по подращиванию молоди рыб. Коллектив у нас относительно небольшой (восемь человек), но очень продуктивный, и мне в этой среде работать весьма комфортно.


С.В. ТУРАНОВ с А.Ю. ЧИЧВАРХИНЫМ и Д.М. АТОПКИНЫМ в качестве преподавателей на молодёжной школе по молекулярной систематике MolSy-2015

– Сергей, вы – председатель СМУ института. Чем Совет молодых учёных живёт сегодня?

– Обязанности председателя СМУ я выполняю третий год. Первым делом я озадачился историей нашего СМУ. Теперь на сайте ННЦМБ имеется страничка и краткая история Совета. Кроме того, было оперативно поправлено Положение о СМУ, а также создано Положение о жилищной комиссии при учреждении. Всё это было бы невозможно без помощи секретаря Совета – Василия Маляра и заместителя председателя – Ксении Ефимовой. Основная наша деятельность – выявлять нуждающихся и всячески способствовать участию молодых учёных в ФЦП «Жилище». С 2017 года по настоящее время получено семь сертификатов. Нельзя не отметить, что с формированием «совершенно нового» для нашей страны, Министерства науки и высшего образования РФ, легче нуждающимся не стало, хотя периодически поднимается вопрос о жилищном фонде Есть и другие вопросы, которыми традиционно занимается СМУ: выдвижение кандидатов на получение разных орденов-медалей и премий. Ну и взаимодействие с администрацией, как же без этого?

Современный молодой учёный в РФ – это авантюрист с наклонностями к мазохизму. Более справедлива эта формулировка для аспирантов, но расширить её до начинающих научных работников любого ранга также не составит труда.

– Остроумно и по сути верно. Есть ли в лаборатории молодые специалисты, студенты-дипломники?

– Да, есть такие. Я постоянно стараюсь привлекать к научной деятельности студентов, трачу на это довольно много времени. Совсем недавно окончила обучение в магистратуре ДВФУ наша студентка Диана Дутова, которой было поручено выявить критерии для разграничения видов одного из родов диатомовых водорослей. Готовится в аспирантуру. Ещё есть несколько студентов из направления бакалавриата и магистратуры Дальрыбвтуза. Также есть и аспиранты на разных стадиях подготовки диссертационных работ.

– Вы сотрудничаете с Дальрыбвтузом. Чем это интересно для вас?

– Я выпускник Дальрыбвтуза. Около четырёх лет назад на родной кафедре «Водные биоресурсы и аквакультура» мне предложили создать курс для магистерского направления по молекулярно-генетическим методам в аквакультуре. Я согласился, немного расширив курс до тех направлений, с которыми я связан непосредственно. Плавно прошёл от должности ассистента кафедры до доцента. Нельзя сказать, что я прирожденный преподаватель, но эта деятельность мне нравится. Здесь я могу совершенно бесплатно практиковаться в доведении мыслей до коллег, так как испытываю определённые проблемы с оперативным выражением мыслей вслух. Кроме того, студенты дают неиссякаемый источник вопросов и возможность рассмотрения проблемы с совершенно нового направления. Здесь у меня ведётся и научно-исследовательская работа – решаю небольшую задачу в рамках использования ДНК из окружающей среды для неинвазивных методов обнаружения некоторых гидробионтов. В отличие от работы по гранту Президента упор здесь сделан на обнаружение конкретных видов. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить коллектив кафедры за предоставленную возможность и оказанное доверие.

– Есть ли связи с зарубежными молодыми коллегами? Существует ли лаборатория, где вы хотели бы поработать несколько лет?

– Связи есть. Довольно продолжительное время контактировали с коллегами из Южной Кореи. Им я обязан тем, что практически всю экспериментальную работу к моей диссертации я проделал за их счёт и на их лабораторных площадях.  Свой первый опыт работы в международном коллективе, а также опыт переживания культурной идентичности (русской, разумеется) я получил именно в этой стране. Работать там весьма комфортно, однако сейчас мне необходимы знания и опыт в конкретной области, и в Корее получить их не удастся. В данное время всё, что я могу себе позволить – это краткосрочные, но полезные стажировки.

Однако подкрепиться опытом «мировой науки» в течение более длительного срока тоже весьма надеюсь и считаю, что без данного опыта соорудить свой мини-заводик (то есть коллектив) по производству новых и интересных знаний получится едва ли. При этом необязательно ехать за границу. Есть и на просторах нашей необъятной Родины коллективы мирового уровня.


На международной школе по ДНК метабаркодингу. Тромсё, Норвегия. 2018 год
На «Международном симпозиуме по генетическим ресурсам рыбного хозяйства Китая, Монголии, России и Беларуси»

– Как, на ваш взгляд, «закрепить» молодёжь, в том числе научную, на Дальнем Востоке?

– Что касается закрепления, то здесь самой серьёзной проблемой видится жильё, вернее его отсутствие. Пригласить к себе «на поработать» коллегу из западной части страны, либо принять иностранного специалиста очень сложно ввиду отсутствия жилищного фонда. Как только я увижу в стенах собственного института хоть одного постдока хотя бы российского происхождения, то непременно возрадуюсь и скажу, что система заработала. Как этого достичь я, увы, не знаю. А пока можно насладиться процессом периодически меняющихся названий наших учредителей.

– Какие исследования планируете на ближайшие несколько лет?

– Хороший вопрос. Хотелось бы обобщить (в первую очередь для себя) накопленную к настоящему времени информацию о различных механизмах видообразования и возникновения дискретных, репродуктивно изолированных группировок в морской среде. При этом какой-нибудь грубой нитью необходимо увязать континуум (если таковой имеется) от дивергенции без эволюции (криптическое видовое разнообразие) до эволюции без дивергенции (случаи недавнего видообразования и/или видообразования в условиях симпатрии).

Что касается неинвазивных способов мониторинга видового разнообразия, то рано или поздно придётся параллельно с наработкой базы к работе с ДНК из окружающей среды взяться за алгоритмы машинного обучения – обучения нейросетей идентификации видов по фотографии или автоматического определения видовой принадлежности живности, попавшей, в объективы подводных аппаратов (как вариант).

Кроме того, потихоньку буду подсматривать за организацией и эволюцией митохондриальных геномов у различных морских организмов.

– Сергей, какими видите перспективы науки, образования в стране и на Дальнем Востоке в ближайшее десятилетие?

– Судя по предыдущим событиям, ожидается создание нового или модификация старого учредителя. И если это не сильно помешает учёным и преподавателям, то никаких существенных изменений произойти не должно.

– Вы уже более года и.о. председателя профкома ННЦМБ. В чём причина высокой общественной активности?

– В Профком ППО ИБМ ДВО РАН я пришёл курировать вопросы спортивной жизни института. Эта деятельность, хотя и забирает определённое время у науки, дала опыт работы с людьми, какие-то административно-управленческие навыки, да и просто позволила взглянуть на то, как работает система в критических ситуациях (например, при увольнении сотрудников). Стоит отметить, что впервые в истории института председатель СМУ и Профкома – один и тот же человек. Искренне надеюсь, что такое больше никогда не повторится. Пользуясь случаем, хочу выразить благодарность всем членам Профкома нашей ППО, а также всем рядовым членам профсоюза, без чьей небольшой, но постоянной помощи мы были бы в прямом смысле беспомощны. Особенно радуют коллеги-спортсмены, которые своими достижениями в рамках Спартакиады Профсоюза работников РАН обеспечивают положительные эмоции для своих болельщиков и заряжают на новые свершения.


Февраль 2018 года. На соревнованиях Лиги любителей лукьяновской лыжни (с. Лукьяновка, база С-Нежная)

– В завершение нашей беседы – что бы вы пожелали самому себе?

– Приходит на ум строка «И всё-таки вашей дорогой пойдут семнадцатилетние мальчики…» из стихотворения Леонида Филатова.

Раз уж я выделил воспоминание о книге, которая меня зацепила в далёком детстве, заставила проявиться то, что было заложено в наследственной программе, мне хотелось бы завершить этот цикл и успеть добраться до такого уровня мастерства, который позволит делать добрые научно-популярные книги, в том числе адресованные самым маленьким, но от того не менее настоящим морским биологам. А всё остальное – «суета и терзание духа».

       Фотографии из личного архива Сергея ТУРАНОВА

Комментариев нет:

Отправить комментарий